Ренат Беккин: «Кафедра исламоведения не приносит много денег и грантов, как ожидал ректор»

ab0e9b35f1ffe4daПервый руководитель переживающей ныне «оптимизацию» кафедры исламоведения КФУ Ренат Беккин поделился с «Реальным временем» своим мнением о проходящих реформах в Институте международных отношений, истории и востоковедения. Он считает, что за переименованием кафедры исламоведения в кафедру востоковедения и африканистики стоят более далекие замыслы, чем просто игры в слова.

«У нас есть реальные люди, которым кафедра дала путевку в жизнь»

— Как вы считаете, имеет значение то, что непосредственно в названии кафедры исламоведения больше не будет? На ваш взгляд, действительно ли изменения могут свестись к формальной «смене вывески»?

— На мой взгляд, название имеет значение. Это касается, кстати, не только кафедры, но и факультета, то бишь института. За 2013 год название бывшего Института востоковедения и международных отношений КФУ менялось три раза. Тогда главной проблемой для нового руководства университета и факультета было: куда засунуть букву «в», означавшую востоковедение. Сначала вообще хотели убрать это слово из названия института, но потом благодаря активной позиции сотрудников нашей кафедры, привлекших к дискуссии о ликвидации востоковедения в Казани ведущих востоковедов Москвы и Петербурга, слово «востоковедение» осталось в названии института и в названии подразделения этого факультета. Хотя руководство института пыталось объяснить нам тогда, со ссылкой на зарубежный опыт, что «такого направления, как востоковедение, не существует». Тогда споры шли тоже не из-за буквы «в» названии института, а из-за самого наполнения. Конечно, слово «международные отношения» звучит солиднее, чем востоковедение или исламоведение. Но ведь должно быть и соответствие названию. К слову, единственным международником по образованию в институте международных отношений, истории и востоковедения КФУ был выпускник МГИМО Беккин.

Сейчас, в случае с кафедрой исламоведения, также речь ведь не только о названии, а о наполнении. В России нет такого направления подготовки специалистов, как исламоведение (я имею в виду светское академическое исламоведение). В 2010 году я выступил с инициативой создания кафедры исламоведения. Сотрудники кафедры подготовили в 2011 году учебный план, в который были включены все необходимые дисциплины, которые необходимо знать человеку, претендующему на то, чтобы считаться специалистом по исламу. Наша кафедра и учебный план получили высокую оценку со стороны сотрудников Института восточных рукописей РАН, прежде всего, Станислава Михайловича Прозорова – патриарха российского исламоведения. Но поскольку такого направления подготовки не было, мы осуществляли подготовку в рамках такой специальности, как «зарубежное регионоведение». Это направление гибкое и позволило нам включить туда полный набор исламоведческих дисциплин. На кафедре стали работать ведущие специалисты по исламу в Казани. Каждый отвечал за определенные дисциплины. Словом, было чем гордиться. Однако в 2014 году мы были лишены возможности набирать новых исламоведов в рамках направления «зарубежное регионоведение». У нас осталось три группы, которые мы успели набрать до этого. Есть еще группа педагогов, которые специализируются на изучении исламской культуры. Востоковеды, которые появились у нас после расформирования кафедры истории и культуры Востока, учатся уже по иному плану.

В прошлом году был первый выпуск исламоведов (то бишь зарубежных регионоведов, обучавшихся как исламоведы). Из 10 выпускников кафедры в прошлом году четверо продолжили свою учебную и научную деятельность как исламоведы. Это Никита Анер, поступивший в магистратуру Тартуского университета, и занимающийся проблемами традиционного ислама в России. Это Мансур Газимзянов, который занимается татарским рукописным наследием в Европейском университете. Это Айсылу Муртазина, поступившая в Свободный университет в Берлине и в Университет Гумбольдта. Она занимается арабо-мусульманской политической мыслью начала XX века. Алина Асхадуллина продолжает подготовку в магистратуре при кафедре религиоведения в КФУ. Поэтому речь идет не только о названии, но и о наполнении. У нас есть реальные люди, которым кафедра дала путевку в жизнь и помогла сделать первые шаги на пути исламоведения.

«Центр не подменяет, а дополняет кафедру»

— Может ли спасти ситуацию то, что название «исламоведение» останется в названиях ресурсных центров?

— У ресурсного центра по развитию исламского и исламоведческого образования и у кафедры востоковедения и исламоведения совершенно разные задачи. Центр занят в первую очередь организацией курсов повышения квалификации для исламских религиозных деятелей, а также представителей государственной власти, имеющих дело с исламом и мусульманами. Кафедра же занимается подготовкой бакалавров, специализирующихся на изучении различных аспектов истории и культуры мусульманского мира. То есть на кафедре осуществляется подготовка светских специалистов по исламоведению академического уровня. Иными словами, центр не подменяет, а дополняет кафедру. Центр и вырос на плечах кафедры.

Вместе с тем мне понятны мотивы руководства университета, пытающегося ликвидировать исламоведение. Причины следующие. Во-первых, кафедра не приносит много денег и грантов, как, видимо, ожидал ректор. При этом, кстати, кафедра — один из лидеров по доходам в институте. Была, по крайней мере, до недавнего времени. Во-вторых, к кафедре накопилось много вопросов от экспертов в штатском. Зачем сохранять кафедру, являющуюся рассадником вольнодумия, где преподаватели могут обсуждать со студентами любые актуальные политические вопросы, не обязательно опираясь на линию партии и правительства? Еще когда я работал заведующим, мне неоднократно делали замечания, что сотрудники кафедры выступили не в том СМИ с «неправильным» комментарием. И, наконец, в-третьих, эти реорганизации позволяют директору института избавиться от неугодных ему (по разным причинам) людей. Поэтому неудивительно, что для руководства университета и института лучше заменить создающую много проблем кафедру, которая пытается учить студентов, а не выдавать дипломы в обмен на денежные знаки, на управляемый и контролируемый центр, где работают проверенные люди. Но это одна сторона медали.
На проблему кафедры можно посмотреть и глазами настоящего, а не мнимого государственника и патриота республики. Сейчас создана академия в Болгаре. На разных уровнях, включая уровень руководства республики, говорится о нехватке профессиональных кадров для академии. И уничтожать в таких условиях единственную в России кафедру, занимающуюся подготовкой исламоведов, — как-то недальновидно. К слову, руководство Казанской православной духовной семинарии неоднократно заявляло о том, что хочет начать подготовку исламоведов. То есть возрождать знаменитую миссионерскую школу. Хочется надеяться, что и руководству республики, и руководству университета ближе академическое исламоведение мирового уровня, а не миссионерская школа.

Справка

Ренат Ирикович Беккин (род. 21 июля 1979, Ленинград) — российский ученый-исламовед, писатель и общественный деятель. Главный редактор литературно-философского журнала «Четки». Преподаватель МГИМО (У) МИД РФ.

  • Ренат Беккин родился 21 июля 1979 в Ленинграде.
  • В 1985—1995 годах учился в школе-интернате № 5 с углубленным изучением китайского языка (с 1992 г. — Восточная гимназия).
  • В 1989—1995 годах занимался в литературном клубе «Дерзание» при Ленинградском дворце пионеров и школьников.
  • В 1995 году, участвуя в телевизионной олимпиаде «Умницы и умники», поступил без экзаменов в МГИМО (У) МИД РФ.
  • В 1998 году основал в МГИМО Исламский клуб — организацию студенческой молодежи по изучению ислама. В 2000 году клуб прекратил свое существование.
  • Окончил МГИМО (У) МИД РФ в 2000 году по специальности юрист-международник со знанием иностранных языков.
  • В 2003 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук на тему «Страхование в мусульманском праве: теория и практика» на основе изданной двумя годами ранее монографии.
  • В 2003—2004 годах выступал в качестве представителя истца в деле Vatan vs Russia в Страсбургском суде по правам человека.
  • С 2003 года преподает в МГИМО (У) МИД РФ.
  • В 2005 году вместе с Асламбеком Эжаевым создал литературную премию «Исламский прорыв».
  • С 2007 года является главным редактором литературно-философского журнала «Четки».
  • В 2009 году защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук на тему «Исламские финансовые институты и инструменты в мусульманских и немусульманских странах: особенности и перспективы развития».
  • С 2010 года — заведующий кафедрой регионоведения и исламоведения Казанского федерального университета.
  • Ушел с поста завкафедры в декабре 2015 года.

realnoevremya.ru

Просмотров: 978

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>