«Деревня» Рафаэля Хакимова: колыбель татарской промышленности и аулы-государства

9341a1f06f61f73d«Реальное время» публикует новый отрывок из книги директора Института истории им.Марджани

Директор Института истории им. Ш. Марджани Рафаэль Хакимов предоставил «Реальному времени» новый отрывок из своей готовящейся мемуарно-аналитической книги «Шепот бытия». Сегодня колумнист интернет-газеты представляет на суд читателя еще одну главу, названную «Эх, «деревня»!».

Мы все родом из деревни

Из русской деревни выдающими людьми становились, как правило, помещики, вроде Бутлерова. Основная масса русской интеллигенции появилась в городах. В татарской деревне помещиков не было, поскольку не было крепостничества. Известные политики, реформаторы ислама, писатели, деятели культуры вышли из простой татарской деревни. Город их собирал, но не порождал. Впрочем, татарские слободы в Казани и других городах империи представляли собой аналог деревни. Даже индустриализация и урбанизация у татар началась в деревнях Заказанья. С позиции европоцентризма понятие «индустриальное село» звучит как алогизм, но у татар происходило именно так. Промышленность рождалась из деревенского ремесла при полном отсутствии татарских университетов, затем производство нехотя переезжало в города.

Почему заурядная татарская деревня рождала гигантов? Юсуф Акчура и Садри Максуди были идеологами турецкой революции и стали советниками Ататюрка в самое трудное для республики время. Акчура — из татарской деревни Ульяновской области, Максуди — из Заказанья. Знаменитый татарско-турецкий историк Нигмат Курат — из Нурлатского района.

Заказанье породило целое созвездие известнейших личностей: реформатор турецкого языка Рашит Арат, татарские классики Габдулла Тукай, Салих Сайдашев, Галиаскар Камал, Курсави, Марджани и длинный список имен, о которых можно прочесть в школьной хрестоматии. Это все соседи деревни Кулле-Киме — родины моего отца.

Муса Джалиль происходит из ничем, казалось бы, не примечательной деревни Мустафино Оренбургской области. Он стал символом крепости духа в борьбе с фашизмом.

Мирсаид Султан-Галиев родился в селе Кармаскалы Уфимской губернии. В революционные годы он выдвинул идею «исламского социализма». Его называют идеологом «третьего мира». Если бы исламские страны сегодня продолжали придерживаться его доктрины, никаких кровопролитных войн между мусульманами не было бы. Он стал первой жертвой Сталина. В советское время гулял термин «султангалиевщина». Я никак не мог понять суть обвинений в их адрес и спросил у отца:

— Почему его расстреляли?

Он ответил просто:

— Султан-Галиев был умнее Сталина.

Прошло время, открылись многие документы из архивов НКВД, и я в этом убедился. Он предсказал развал СССР. По его мнению, «матрешечная» федерация была нежизнеспособна. Он предлагал создать федерацию равноправных, причем укрупненных субъектов. Но Сталин верил в диктатуру и слияние наций. Жизнь показала пагубность такой политики. СССР, к великому сожалению, распался. А Россия так и не стала настоящей федерацией. Все увлеклись вертикалью власти, развесили портреты Сталина и погрязли в коррупции. Уроки истории ничему не учат.

Аулы-государства

Плодовитость татарской деревни просто потрясает. Конечно, «автономная» жизнь накладывает некую ограниченность. Например, очень трудно, живя в деревне, понять архитектурные стили, оценить старину, антиквариат, который чаще всего на селе воспринимается просто как рухлядь. Впрочем, даже родившись в Казани или Москве, невозможно приобрести тот уровень представлений об архитектуре, которого требует современная жизнь. Нужно поездить по миру. Тем не менее, если у русских выражение «деревенщина» или у узбеков — «кишлачник» звучит унизительно, то у татар совершенно наоборот — надо похвалиться своей деревней, своими корнями.

Татарская деревня во многом самодостаточна. Исмаил Гаспринский писал, что сельская община «представляет собой миниатюрное государство с прочной связью частей с целым и имеет свои законы, обычаи, общественные порядки, учреждения и традиции, поддерживаемые в постоянной силе и свежести духом исламизма. Община эта имеет свою власть в лице старшин и всего прихода, нуждающуюся в высшем признании, ибо авторитет этой власти — авторитет религиозно-нравственный, ее источник — Коран. Община эта имеет совершенно независимое духовенство, не нуждающееся ни в каких санкциях и посвящениях. Всякий мусульманин может быть ходжой (учитель), муэдзином, имамом, ахуном и пр. при согласии общины. Мусульманство, не имея и не признавая сословий, не имеет кастового духовенства».

Общинная автономия содействовала свободному развитию ислама, независимо от государственных претензий или касты священнослужителей. Общины были своеобразными polis’ами и общались друг с другом во время праздника джиен или через торговлю. Общие представления в татарском мире формировались благодаря книгам, газетам, журналам, издававшимся в большом количестве, особенно после революции 1905 года.

Многие функции, присущие государству, деревня выполняла самостоятельно. Мне отец рассказывал, что в Кулле-Кими предпочитали ходить не в суд, а к моей бабушке, ее даже прозвали «справедливая Газза». Деревня была микрокосмом, отражавшим многие характерные черты макрокосма. Усвоил суть бытия в микрокосме — и можешь смело идти в большой мир. Главное — усвоить основной принцип общественного бытия: быть конкурентоспособным в рамках правил игры. Любая карьера вне правил игры чревата последующим фиаско. Можно идти по головам или стать богатым, нарушая общественные нормы, но такой человек никогда не станет выдающимся. Таким памятники не поставят.

Деревенский мир, по крайней мере в прошлом, содействовал развитию творческих начал, трудовых навыков и стремления к лидерству. Известный поэт Хасан Туфан, вспоминая свое детство, пишет о занятной игре — кто больше назовет пословиц и поговорок. Каждый вспоминал и углем на заборе ставил метку. Подросток Хасан мог вспомнить до 700 пословиц. Сегодня маститый филолог не сможет повторить эти детские игры.

Микрокосм — поле для приложения энергии, проявления способностей, развития навыков. Каждый индивид — центр своей собственной вселенной и в этом смысле свободен. Став центром своего микрокосма, можно повторить это и на другом уровне, ибо микрокосм моделирует многие процессы большого мира, по крайней мере, дает возможность отработать некоторые навыки, позволяющие их использовать впоследствии, перенеся на более широкий класс отношений. Про наиболее удачливых выходцев из деревни говорят, что они «самородки», но объяснение кроется как раз в возможностях микрокосма моделировать макрокосм, предоставлять свободу для самовыражения и выявления талантов.

Рационализм не избавляет общество от предрассудков

Сегодня мы гордимся достижениями науки и техники и смотрим свысока на деревенскую наивность. Научно-технический прогресс превратил нас в специалистов. Мы перестали понимать друг друга, поскольку говорим не просто письменным, а профессиональным языком. Даже в гуманитарных дисциплинах вводят модные термины, чьи аналоги уже существуют в русском языке. Язык насыщается избыточными понятиями. Это считается круто.

Нам кажется, что с демонами, чертями, водяными, шурале и кикиморами покончено, они согнаны со своих прежних мест. Мы ratio, рационалисты до мозга костей. Обвешаны техническими новинками. Молодежь, да и взрослые, скептически смотрит на мечети и церкви, куда ходят малограмотные или зашуганные граждане. Язычников многие воспринимают как дикарей, невесть каким образом сохранившихся среди леса минаретов и колоколен.

Не спешите с пустой гордыней. Мы недалеко ушли от наших предков, у которых не было iPhone’ов. Согнанные из леса, воды, земли, демоны поселились в экономике и политике, их теперь называют политическими, экономическими, природными и другими факторами, экономическими кризисами или экологическими катаклизмами. Владельцу малого предприятия финансовый кризис столь же непонятен, как дикарю сметающий его хижину ураган — взбесившееся существо, неподконтрольное его молитвам. Технические и коммуникационные системы рационально организовали наше общество, но для отдельного человека оно выглядит иррациональным. Человек подчиняется четкому управлению, стремящемуся к достижению все новых и новых целей бесконечно далеких от его интересов. Человек становится средством для достижения чуждых для него целей.

Все теперь рационально устроено, но рационализм не избавляет общество от предрассудков, напротив, усиливает стремление к мистике, повышает интерес к астрологии, магии, предсказаниям, паранормальным явлениям, экстрасенсам, инопланетянам.

Мировые религии, казалось бы, торжествуют, а предрассудков меньше не становится, с каждым годом расползается по всему миру религиозный фундаментализм и фанатизм, национализм и расизм. Более того, растет жестокость, садизм, наркомания, алкоголизм, число самоубийств, немотивированных преступлений, маньяков. Политики, не зная как остановить волну агрессии, стимулируют спортивные соревнования, бои без правил, но в ответ получают толпы спортивных фанатов, готовых разнести вокруг все, что попадется под руку.

Доминирование рыночных отношений, нормативность религий, всеобщая стандартизация лишили человека образов, которые придавали осмысленность его существованию. Ушли из жизни сакральные таинства, которые были нужны человеку. Психология толп возрождает иррациональность, этот рудимент примитивного общества, полного отсталости и культа богов. Разум каждого отступает перед страстями всех. Человек, не потерявший свою индивидуальность, ищет сообщество, в котором можно было бы вновь обрести смысл жизни, будь то монастырь, резервация или же этническая организация.


«Реальное время».

Просмотров: 401

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>