Что сближало чувашей и евреев в 1917 году? И мог ли Ульяновск стать столицей Большой Чувашии?

E76B2EBD-2A1B-4B39-80D3-0D2BD7C0E48C_w650_r0_sЧебоксарский историк Сергей Щербаков утверждает, что сто лет назад между Чувашским национальным обществом и еврейским Бундом имелось много общего в борьбе за культурную автономизацию народов России.

Презентация первой части монографии «Чувашское национальное движение в 1917-1921 годах: взлеты и падения», подготовленной кандидатом исторических наук Сергеем Щербаковым при поддержке Российского гуманитарного научного фонда и опубликованной в виде электронного издания, состоялась на днях в Национальной библиотеке Чувашской Республики. В обсуждении приняли участие профессиональные историки, политологи и активисты современного чувашского национального движения.

Чувашские деятели были ближе к социалистам, чем к либералам

Становление автономии чувашей автор изучил в контексте общественно-политических событий 1917-1921 годов в Среднем Поволжье и России и провел историко-сравнительный анализ чувашского, русского, татарского, марийского, башкирского национальных движений. Лейтмотивом исследования стала идея борьбы чувашей за сохранение многонациональной российской государственности при отстаивании своих культурных интересов.

Накануне Х съезда Чувашского национального конгресса, который пройдет 28 октября в Чебоксарах, корреспондент «Idel.Реалии» побеседовал с Сергеем Щербаковым о его новой книге и попросил рассказать, чем отличается современное чувашское национальное движение от деятельности своего предшественника — Чувашского национального общества.

«НЕ ЗА ТЕРРИТОРИЮ НУЖНО БОРОТЬСЯ, А ЗА УМЫ»

— Сергей Владимирович, не только вы, все пишут, что революционные 1917-1918 годы были уникальными для Поволжья и истории чувашского народа. Вы раскрываете эту уникальность на основе новых документов?

— Российские революции 1917 года были уникальными и важными, потому что они потрясли и изменили весь мир. Именно под их влиянием сложилась тенденция к созданию государств социального и всеобщего благосостояния, а не только для класса имущих.

Что касается Чувашии, то многолетняя работа в архивах позволила мне изучить те документы, которые не были известны научной общественности. А они, между прочим, дают возможность сделать новые выводы об истории чувашей того времени, отличные от тех, в которых историческая правда была почти начисто подтерта и перекрашена в классовые цвета советской пропаганды, а также дать новую оценку известным событиям.

— В чем суть вашей новой оценки?

Чуваши повлияли на форму и содержание национальной политики Советского государства в целом

— В советское время считалось, что преобразования среди чувашского народа проводили политические партии, в основном эсеры и большевики. В перестроечное время роль большевиков уменьшили, но добавили тезис о том, что чувашское движение стимулировалось движением мусульман Поволжья, которых считали лидерами среди народов региона в области общественно-политических преобразований.

Так вот, документы говорят о том, что чувашские деятели в своей основной массе не были просто ведомыми другими силами, а имели свою оригинальную и стройную программу действий, отличную от всех. Причем в дальнейшем они не только реализовали большинство её пунктов, но и повлияли на форму и содержание национальной политики Советского государства в целом.

Эти слова некоторым покажутся фантастическими, но факты — упрямая вещь, и многие из них, применительно к 1917 и к началу 1918 года, изложены в моей монографии.

— Чувашские националисты имели программу, отличную от всех? Неужели?

— Если проводить историко-сравнительный анализ, то можно заметить, что только один народ в бывшей Российской империи в общенациональном масштабе имел наиболее схожую программу в национальном вопросе — это еврейский. Частично она была выражена в 1917 году в программах мусульман Поволжья, но уже летом 1917 года под влиянием её противников была снята с повестки.

С эсеровской, а уж тем более с большевистской программой чувашская имела принципиальные разногласия, а вот с кадетской до декабря 1917 года была очень схожа. Но надо сказать, что чувашские деятели с ними не сотрудничали, так как не признавали главенствующий принцип частной собственности и были ближе к социалистам, чем к либералам.

— Вы сказали, что чувашская программа была схожа с еврейской. Интересно, что требовали от властей российские евреи и чуваши?

— Народы бывшей Российской империи после Февральской революции выставили национально-территориальные требования, правда, в разной степени. Финны и поляки, к примеру, сразу нацелились на отделение и создание собственного государства. Другие народы настаивали на территориальной автономии, т.е. федерализации. А вот в Поволжье, где народы и культуры тесно переплетены и всё срослось с русским миром, можно ли было разделиться без крови? Да и нужно ли, если в 1917 году российские власти сами сказали, что Бастилия и «тюрьма народов» рухнула, и нужно строить справедливые правила для всех.

Среди мусульман Поволжья был раскол на пантюркистов и панисламистов, наблюдалось выделение в национальные корпорации, такие как татары и башкиры. Башкиры были более активными сторонниками собственной территориальной автономии. Территориальные требования выдвигали, кстати, удмурты, и это тоже вполне логично. Марийские лидеры колебались, но тоже сразу смотрели в сторону отделения. Чуваши стояли за культурную автономизацию.

— И это сближает Чувашское национальное общество с еврейским Бундом?

— Да, они с самого начала выступали и впоследствии принципиально настаивали на том, что автономизацию нужно делать не по территориальному принципу, а культурному. То есть не за земли нужно бороться, а за мозги своих соплеменников. Поэтому все силы чуваши и евреи бросали на национализацию всех областей культурной жизни — школы, литературы, искусства, научных и технических знаний. И всё это на государственные средства по национально-пропорциональному принципу, с возможностью самоналогообложения.

Суть их национальной программы — это культурная автономия в унитарной России

Тогда полагалось, что в условиях демократии разные национальности за счет своих знаний сами добьются всего необходимого. Из всего этого вытекало и отношение к общегосударственному устройству. Федеративность в России, по мысли чувашских и еврейских лидеров того времени, нежелательна, и необходимо было оставить единую демократическую форму устройства.

Если коротко сформулировать суть их национальной программы — это культурная автономия в унитарной России. Тот же лозунг был у партии кадетов, а большевики и эсеры в 1917 году стояли на принципах областной автономии — что-то типа наших современных федеральных округов. Причина приверженности чувашских деятелей к экстерриториальной автономии не только в разбросанности своего населения по территории страны, как это наблюдалось у евреев, но в первую очередь из-за малоземелья чувашских крестьян западной части Казанской губернии. Культурный принцип позволял переезжать на более обширные территории (например, в Туркестан) и на ней осуществлять свою национальную автономию со своими школами и местной властью. А вот территориальный принцип это ограничивал.

— Культурные автономии — то же самое, что современные национально-культурные автономии? Например, Чувашские национально-культурные автономии в настоящее время действуют в Татарстане, Башкортостане, Красноярске, Крыму и т.д.

— Нельзя путать культурную автономию с широкими полномочиями и возможностями в политической сфере начала ХХ века с национально-культурными автономиями ХХI века. В последних автономного практически ничего нет, и они более похожи на клубы по интересам для пенсионеров. Здесь произошла подмена понятий, так что невозможно их сравнивать.

Меня часто спрашивают о другом — была ли жизнеспособна такая культурная программа, которую предлагали чуваши и евреи сто лет назад? Думаю, что если бы не было кровавой Гражданской войны, то да, более чем. Но диктатура пролетарской революции навязала иные правила.

«ЗАБУЛАЧНАЯ РЕСПУБЛИКА» И ЧУВАШИ

— Вы выделяете 3 вектора и 9 видов национального движения, при этом чувашское национальное движение характеризуете как автономистское. Почему не национально-освободительное?

— Освободительное от чего? Под этим словом можно понимать совершенно разные процессы. Тут и освобождение от власти одного народа, то есть равноправие. Может иметься в виду отделение и создание собственного государства. В советской традиции подразумевалось совсем иное — освобождение от класса эксплуататоров, царского, буржуазного и феодального угнетения.

В итоге разные люди, используя фразу «национально-освободительное движение», могут иметь совсем разное толкование. Нет четкого терминологического определения. Думаю, что слово «освободительное» больше запутывает, а «автономистское», применительно к борьбе за национальное равноправие без выделения в собственное государство, более точное.

— Можно ли сказать, что в начале ХХ века в Урало-Поволжье чувашские лидеры оказались передовыми в плане национального движения? Известно, что башкирские и татарские руководители различных шуро и меджлисов дружно советовались по многим политическим коллизиям с нашими активистами. Чем это объясняется?

— Чтобы определить лидера среди спортсменов-бегунов, надо их поставить на одну беговую дорожку и дать старт. А как можно сравнить чувашских, татарских, башкирских или марийских деятелей того времени? Мы многого о них достоверно не знаем, они работали над различными задачами, у них были отличные стартовые условия, помощь со стороны и препятствия. В чем-то одни были сильны, в чем-то другие. Одно можно сказать, что в 1917 и 1918 годах чувашские национальные организации были очень значимой общественно-политической силой в Поволжье и Приуралье.

Чувашских лидеров старались не замечать, так как они уж очень не вписывались в пролетарскую парадигму

Да, действительно, в то время чувашские, татарские и башкирские лидеры устраивали общие встречи. Это объяснялось общими задачами — принудить региональную и общегосударственную власть считаться с «инородцами», и это им во многом удалось. То, что татары и башкиры весной 1918 года вырвались вперед, было связано с поддержкой их Лениным и Сталиным, которым была нужна пролетарская революция на мусульманском Востоке от Турции до Индии. Им был выдан своего рода карт-бланш агитационного характера, а чувашских лидеров старались не замечать, так как они уж очень не вписывались в пролетарскую парадигму.

Однако с чувашами тоже приходилось считаться. Сумели же они навязать Наркомнацу РСФСР создание при нем Чувашского отдела в апреле 1918 года, что тогда фактически означало признание за чувашами права национального самоопределения. А это, напомню, вовсе не входило в планы большевистских идеологов, считавших народы Поволжья и Северного Кавказа не нациями, а «национальными меньшинствами и этнографическими группами».

— Чувашские лидеры ратовали за Волго-Уральский штат или республику, но отказались войти в штат Идель-Урал. Какая разница между этими проектами?

— Традиция называть форму региональной автономизации народов Поволжья ноября 1917 – февраля 1918-го как «штат Идель-Урал» появилась позднее благодаря книге Гаяза Исхаки «Идель-Урал», написанной в 1933 году. Раньше я тоже упоминал это название в своих публикациях, но в последние годы, окончательно разобравшись с этим вопросом, считаю необходимым говорить, что это название не отвечает историческим реалиям.

Говорить, что чуваши отказались войти в союз с татарами, не совсем верно

Во-первых, в учредительных документах Волго-Уральский штат (образца ноября-декабря 1917 года) был, а вот «штата Идель-Урал» не было. В феврале 1918 года была провозглашена Идель-Уральская республика, в советской традиции зафиксированная как «Забулачная республика».

Говорить, что чуваши отказались войти в союз с татарами, не совсем верно. В январе 1918 года они на своем общенациональном съезде приняли практически единогласно решение о вхождении в штат в прежнем, интернациональном формате Волго-Уральской автономизации образца ноября-декабря 1917 года. А вот Идель-Уральская республика стала результатом одностороннего действия татарских лидеров того времени. Думаю, что она «погорела», как впоследствии и проект Татаро-Башкирской республики, во многом из-за недоговоренности с чувашами. Мы очень тесно связаны.

Во-вторых, подмена терминов очень запутывает читателей и искажает произошедшие события. Поскольку это долго объяснять, тех, кому интересно, отсылаю к моей статье «Чувашская позиция на проект Волжско-Уральского штата в ноябре-декабре 1917 года: историографический обзор и перспективы изучения» (она имеется в Интернете).

— После Октября часть сплоченной чувашской интеллигенции пошла против Советов (например, учредиловцы Гавриил Алюнов, Семен Николаев, Гермоген Титов), другая часть (Александр Краснов, Дмитрий Юман, Илья Ефимов-Тхти) хоть с трудом, но приняла идеи и методы советской власти. Чувашский же народ без колебаний стал советским. В чем здесь загвоздка и где истина?

— Логически красивая цепочка о том, что одни не приняли, другие с трудом, а народ без колебаний — это советские шаблоны и пропаганда. Если ознакомиться с архивным материалом, то видно, что все три пункта не соответствуют произошедшим реалиям. Чувашским крестьянам Советы насаждались через насилие с помощью вооруженных продовольственных отрядов, нередко доходивших до вооруженных конфликтов. В советское время такие факты просто замалчивали, а документы старались уничтожать.

Чувашским крестьянам Советы насаждались через насилие с помощью вооруженных продовольственных отрядов, нередко доходивших до вооруженных конфликтов

Но чего только стоят массовые кровавые события в Курмышском уезде в начале 1918 года, когда чувашские волости запрашивали из Казани 1000 винтовок и 5 пулеметов с запчастями для защиты от русских Советов! Или стойкое противостояние чувашских волостей Чебоксарского уезда с Чебоксарским городским советом рабочих и солдат, когда крестьяне отказывались создавать крестьянский совет, настаивая, что будут сотрудничать с властью через земские учреждения. Этот конфликт разрешался специальным чувашским вооруженным отрядом из Казани в январе 1918 года, а после его провала Казанский губсовдеп в марте в качестве третьей силы направил многочисленный отряд с угрозой применения артиллерии как в отношении чебоксарских большевиков, так и в отношении крестьян уезда.

Публичные убийства сторонников Советов и агитаторов в чувашских селах происходили вплоть до лета 1918 года. Где здесь без колебаний? Тут еще надо внимательно разбираться.

— А что с чувашской интеллигенцией?

— Что касается названных вами чувашских деятелей, то тут тоже не всё так гладко. К примеру, Алюнов еще летом 1917 года был членом исполкома Ярославского губсовдепа, Титов и Юман — членами Симбирского губсовдепа, а Краснов — Казанского. В принципе, они изначально были сторонниками Советской власти, но смотря на каких условиях. Интересы своей нации для них были превыше.

Все они были против большевизации Советов, но разделялись только в том вопросе, с кем надо союзничать. Одни вступали в контакт с так называемыми правыми эсерами, которые говорили, что большевиков надо отстранить от власти насильственным путем, другие — с левыми эсерами, надеявшимися, что с большевиками можно договориться и разделить сферы влияния. Вот и вся разница. Но те и другие в итоге проиграли.

СИМБИРСК, КАЗАНЬ? НЕТ, ЧЕБОКСАРЫ!

— Расскажите об отношении Наркомнаца (Ленина, Сталина) к предложениям чувашских коммунистов. На презентации книги прозвучали упреки некоторых слушателей в адрес Даниила Эльменя, который не принял предложение Ленина образовать Чувашскую Республику со столицей в Симбирске.

— Вы затрагиваете очень сложную и противоречивую проблему. С детства мы привыкли к ласковой аксиоме, что добрый Ленин не забыл родных земляков и подарил им Чувашию. Ни один известный нам архивный документ это не подтверждает. Напротив, документы говорят о том, что Чувашская автономная область стала результатом компромисса между локомотивом всего чувашского движения начала ХХ века (а это не только Эльмень) и ленинской партийной линии по национальному вопросу, которые шли совершенно разными путями.

В 1918 году Сталин дважды предлагал чувашам создать свою отдельную республику, но тех не устроили размеры

Ленин сразу после прихода к власти демонстрировал поддержку мусульманам России и Востока, в январе 1918 встречался с татарскими и башкирскими лидерами, где обещал им всемерную поддержку, лично выходил с инициативой создания Башкирской республики в 1919 году, а потом Татарской в 1920 году. Такой же документально зафиксированной «благотворительности» Ленина мы не видим в отношении чувашей. Он тогда мыслил глобальными масштабами, и чувашский вопрос ему казался, по-видимому, незначительным. А Сталин напротив — практик. В 1918 году при создании Татаро-Башкирской республики в апреле (Эльменю) и мае (Краснову) он дважды предлагал чувашам создать свою отдельную республику, но тех не устроили размеры.

Когда Эльмень и Краснов отговаривались, что у нас нет подготовленных кадров, то подразумевалось, что нам нужны национальные школы, которые вырастят национально ориентированных и высокообразованных чувашей, которые потом смогут создать Чувашию размером с территорию бывшего Болгарского царства. Не первый раз меня в этом вопросе называют фантастом, но при этом игнорируют многочисленные архивные документы, факты и свидетельства участников того времени.

— Чувашия размером с Болгарское царство — много, а Чувашская трудовая коммуна, предложенная Эльменем, не мало?

— Обсуждение Лениным чувашского вопроса впервые зафиксировано документально только в июне 1920 года, когда на заседаниях Совнаркома РСФСР решалась судьба чувашских уездов Казанской губернии после образования в мае Татарской АССР. Тогда предполагалось, что эти уезды войдут в состав Нижегородской губернии, но тут поперек встал Эльмень. Он на основании решения Всероссийского съезда чувашских коммунистов настаивал на создании Чувашской трудовой коммуны, в которой под пролетарской риторикой маскировались традиционные чувашские требования культурной автономии в унитарной России, о чем я уже говорил. Предполагалось, что будет создана экстерриториальная сеть таких чувашских трудовых коммун по всей России, и представлять её будет из Казани Комиссариат по чувашским делам.

Ленин же навязал маленькую территориальную Чувашскую автономную область со столицей в Чебоксарах, где невозможно предъявлять амбиции на что-то большее. Однако это не смутило наших политиков того времени. В течение 1920-1921 годов Эльмень и его команда успешно продолжали находить лазейки и уверенно заставлять высшую российскую власть считаться и соглашаться с их линией. Но многие их достижения были свернуты после Чапанного крестьянского восстания в начале 1921 года и голода летом того же года.

— Что насчет Симбирска?

— То, что Ленин в июне 1920 года или даже в начале 1920 года Эльменю трижды предлагал столицу в этом городе — думаю, что это искусственно созданный миф. Наши ученые-историки, несмотря на востребованность обществом этой темы, так и не смогли найти что-либо убедительное в пользу этой версии. Вся «задокументированная» история насчет ленинского предложения Симбирска в 1920-м крутится вокруг только одного места в опубликованной в конце 1924 года брошюре с обоснованием о необходимости расширения границ Чувашской АО. Остальное—– парафраз этого.

В самом начале брошюры, в предисловии от лица Президиума Чувашской АО, есть такая фраза: «Вопрос об образовании Чувашской АССР с центром в г. Симбирске впервые был поднят В.И. Лениным на заседании СНК, когда обсуждался вопрос об организации Чувашской области. Своим гениальным оком еще в 1920 году тов. Ленин предвидел, что молодая Область в проектируемых границах представляет слишком маломощную в экономическом отношении административную единицу, не достигнет цели, ради чего она организуется». Далее идут рассуждения уже о проекте 1924 года.

— Значит, ленинское предложение всё-таки было?

— Не знаю, но есть сомнения в достоверности этого сообщения. Оно не выдерживает элементарного исторического внутреннего и внешнего анализа источника, что принято в науке. Поясню — эти слова писали в декабре 1924 года чувашские политики, кровно заинтересованные в реализации проекта Большой Чувашии со столицей в Симбирске. У них была конъектура и мотив, Ленин уже умер, конкретики («кому предлагал?») в сообщении нет.

Почему в брошюре со многими протоколами и резолюциями предшествующих лет нет протокола той встречи в СНК? Почему не известен автор тех строк? Ведь в то время было популярно говорить «я видел и слышал» Ленина. Что ему или им скрывать? Скажу больше — эта фраза противоречит протоколу заседания, логике и реалиям происходящих событий и воспоминаниям самого Эльменя, где идет речь о Чебоксарах.

Пока не появятся новые убедительные доказательства, эти слова можно считать только неподкрепленным другими независимыми источниками допущением, требующим научного подтверждения. Как патриоту Чувашии, мне, конечно, симпатична идея о её столице в Симбирске, но истина дороже.

— У вас есть своя версия этой истины?

— Не сомневаюсь, что Ленин действительно не протокольно говорил на эту тему с чувашскими лидерами того времени. Но с кем и когда? У меня есть версия, что с другим чувашским симбирским коммунистом Георгием Савандеевым, вечным оппонентом Эльменя, который ездил на встречи с Лениным в 1920 году и продвигал свою идею создания в Симбирске всероссийского центра чувашского народа. Тут Ленин мог сказать свою классическую фразу: мол, иду навстречу всем пожеланиям трудящихся, но будет так, как на это скажет местный Совет, построенный по пролетарскому большевистскому принципу.

С чувашским центром у Савандеева, как известно, не получилось и в 1924 году, когда Симбирский губернский Совет сказал твердое «нет». Думаю, ответ на эту историю нужно искать где-то в этой стороне, и ульяновские архивы могут помочь в этом вопросе.

У меня есть еще более обоснованная гипотеза о том, что человеком, кому Ленин предлагал город Симбирск, был Сергей Коричев, тогда еще заместитель Эльменя в Наркомнаце, впоследствии «подсидевший» своего начальника. Значительное количество документов и анализ ситуации в Чувашии в 1920-1921 годах наталкивает на такой вывод.

— Можете вкратце осветить эту гипотезу?

— Гипотеза имеет следующий вид. Ленин мог предложить Коричеву столицу в Симбирске в ходе их официальной встречи в апреле 1921 года, когда обсуждался вопрос об экономической помощи Чувашии. Тогда, после введения НЭПа молодая автономия стояла на пороге экономического краха и голода. О чем они там говорили, доподлинно неизвестно, но вот здесь они могли договориться об увеличении территории Чувашии за счет Симбирской губернии, что решало бы экономическую проблему.

Конечно, не бесплатно, а, образно говоря, за «голову» Эльменя, который сильно и успешно своими экстерриториальными проектами путал планы советского руководства РСФСР. Эльменя после этого на уровне области сами же чуваши во главе с Савандеевым и Коричевым сместили со всех руководящих должностей и летом 1921 года отправили в партийную «командировку» в Сибирь, в Барнаул. Тогда же Савандеев возглавляет партийную организацию в Чувашии, а Коричев стал председателем Облисполкома ЧАО, что сопоставимо с современной должностью главы республики. То есть они разделили между собой прежние должности Эльменя, который до этого он совмещал.

Народ по-прежнему беден, не ценит свое культурное наследие

Уже осенью того же года, в разгар ужасного голода в Чувашии, «симбирской командой» был выставлен на общее обсуждение проект Большой Чувашии со столицей в Симбирске. Так что у Коричева и его «симбирской команды» антиэльменевский мотив искажать реальность в 1924 году был большой и «некрасивый». Поэтому, думаю, и неизвестен автор знаменитых слов, упомянутых в брошюре, о расширении границ Чувашии. Вообще, эта тема интересна, но пока имеет больше вопросов, чем ответов.

Выскажу мнение, что Эльмень, несмотря на все исторические заслуги перед чувашским народом, впоследствии также стал жертвой и своего рода «козлом отпущения» политического дискурса в перестроечное время, когда современные чувашские деятели пытались оживить этот проект 1924 года — Большую Чувашию со столицей в Ульяновске.

— Будет ли об этом сказано во второй части вашей книги?

— Планирую это сделать в третьей части, посвященной событиям октября 1918 – мая 1921 годов. Когда она выйдет? Над этим еще надо много работать, распутывая поистине детективные сюжеты чувашского национального движения того времени.

ЧУВАШСКИЙ КОНГРЕСС БЕЗ НИГИЛИЗМА И С КИНО

— Можно ли считать, что современный Чувашский конгресс — это возрожденное Чувашское национальное общество 1917-1918 годов? Удалось ли нынешним национальным активистам решить те основные проблемы, о которых заявляло ЧНО сто лет назад?

— Нашим нынешним чувашским активистам досталось богатое наследие. В области культурной сферы — да, есть достойное продолжение прежнего тренда. В области политической тоже есть успехи, так как воспиталось большое количество образованных патриотов своего народа. В социальной и экономической сфере имеются большие упущения. Народ по-прежнему беден, не ценит свое культурное наследие.

В чувашской исторической науке, главной в чувашеведении, вообще заправляют нигилистически настроенные к чувашам люди

Культура и искусство развиваются кусками, фрагментарно, и не чувствуется общей перспективной концепции. Больше причитаний по утраченному. А наука вообще запущена, всё отдано на откуп общероссийским тенденциям, где мы стремительно теряем прежние позиции, завоеванные Спиридоном Михайловым, Василием Магницким, Николаем Ашмариным, Николаем Никольским, Дмитрием Юманом, Даниилом Эльменем, Василием Каховским, Петром Денисовым, Василием Димитриевым, Василием Егоровым и другими.

В чувашской исторической науке, главной в чувашеведении, вообще заправляют нигилистически настроенные к чувашам люди.

— Какой видите структуру будущего ЧНК, его миссию и программу? Что ожидаете услышать на предстоящем 28 октября Х съезде ЧНК?

— Основной вопрос — как работать с чувашским населением Чувашской Республики и с чувашской диаспорой за её пределами. И тут, и там имеются сложности.

В самой республике власть опутана территориальным принципом, когда она должна учитывать интересы представителей всех народов Чувашии, а их более ста. Причем есть такой парадокс демократии, когда вроде бы должны придерживаться мнения большинства, но есть и принцип защиты интересов меньшинства, которое в современных реалиях может диктовать бескомпромиссные условия большинству.

Этот парадокс я называю «активная бабка с телефоном», которая может сломать всех. Конгресс должен стать авторитетным помощником современной политической власти, инициатором и лоббистом чувашских интересов, формулируя её тренды, а республиканская власть — своего рода арбитром в диалоге с народами Чувашии и общероссийской властью. И всё это в рамках правового государства.

— А что с диаспорой?

Конгресс должен стать авторитетным помощником современной политической власти, инициатором и лоббистом чувашских интересов

— Что касается диаспоры, то тут сложнее. Чувашская политическая власть не имеет права вмешиваться, защищая интересы чувашей, в правовое пространство других республик и областей. Вот здесь конгрессу нужна смелая инициатива на принципах гражданского общества. Старый способ концертов и вялого распространения литературы на чувашском языке сейчас работает неэффективно. Ну, не будет иркутская, московская или калининградская молодая чувашка или парень читать чувашеязычные газеты, если не замотивировать их на это! В итоге, они будут воспроизводить кого угодно, но не чувашей. А нынешние зрелые чувашские патриоты просто вымрут со временем.

— Как же выправить ситуацию?

— Только грамотной и отвечающей восприятию стимулирующей информацией. В условиях голливудского мышления молодежи самым эффективным способом мне видится современный и качественный кинематограф. Японское или, к примеру, шотландское чудо национального возрождения основано именно на этом.

Чувашскому национальному конгрессу, думаю, нужно преодолеть местечковое мышление и ориентироваться на мировые тренды. Тогда казахские и парижские чуваши вспомнят о своей истории и традициях, будут хранить «чăвашлăх» (чувашскость), развивать еёв своей душе и в своих детях. А потенциал для этого у нас большой.

idelreal.org

Просмотров: 408

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>