«Нет худа без добра»: каким проблемам дала решение ситуация с татарским языком?

0219[1]Как будут преподавать татарский язык в школах? Несколько месяцев этот вопрос оставался одним из самых актуальных для родителей Татарстана. На прошлой неделе ответ был озвучен на сессии Госсовета РТ.

По словам прокурора РТ, Министерство образования и науки РФ разработало план преподавания родных языков по всей территории России. В нем изучение государственных языков республик приведено в соответствие с законом. «Добровольно, по письменному согласию родителей – в объеме 2 часов в неделю», – сказал прокурор.

Конечно, татарская общественность хотела, чтобы татарский язык в школах был обязательным, и ожидала соответствующего решения. Но не случилось. «Принятие в республике такого решения – это ориентир для дальнейшей нашей работы. Нравится или нет – решение есть. Сегодня нам надо вести работу на его основе», – заметил заместитель премьер-министра Татарстана Василь Шайхразиев.

В то же время дискуссии вокруг вопроса преподавания татарского языка в школах пробудила общественность, и сейчас в татарском мире наблюдается невиданная до этого оживленность. «Интертат» предлагает в этой ситуации вспомнить не о потерях, а о том, что выиграли татары в этой ситуации.

Решению каких проблем может способствовать борьба за татарский язык, развернувшаяся в обществе?

1.    Подъем самосознания татарского народа – такого не наблюдалось с 1990-х годов.

2.    Более глубокое внедрение в школах новых современных методик преподавания татарского языка – о необходимости использования этих методик говорилось десятилетиями, но работа не была сделана на должном уровне.

3.    Признание руководством республики необходимости открыть высшее учебное заведение для подготовки татароязычных учителей.

4.    Появление мотивации к изучению татарского языка у школьников, родителей, преподавателей. Даже те, кто ранее не считал нужным изучение татарского, высказались о важности освоения этого языка.

5.    После появления возможности выбрать татарский в качестве родного языка татары, проживающие в национальных республиках вне Татарстана, получили возможность изучать свой родной язык. Такое явление наблюдается, например, в Башкортостане.

6.    Мусульманские религиозные деятели активно взялись за работу по пропаганде и практическому применению татарского языка. Духовное управление мусульман РТ объявило татарский язык языком общения. И даже ДУМ РФ, ранее выступавшее против обязательного ведения пятничных намазов на татарском, заявило, что «религиозные деятели должны вести свои дела на татарском, проповеди в мечетях в большинстве случаев должны читаться на татарском».

7.    В социальных сетях, мессенджерах WhatsApp, Telegram появились группы пользователей, пропагандирующих татарский язык, желающих бороться за будущее языка.

8.    Артисты эстрады присоединились к акциям в защиту татарского языка: до этого представители шоу-бизнеса практически не участвовали в социальных акциях национальной направленности.

9.    Все больше пользователей пишут в социальных сетях на родном языке. Даже русскоязычные сайты начали публиковать посты на татарском.

К каким результатам привела ситуация с татарским языком – на этот вопрос ответили представители татарской общественности.

Мнения

Ильдар Гильмутдинов, депутат Государственной думы РФ:

– Хоть это негативное явление, но наблюдаются и положительные стороны. Сейчас мы придерживаемся мнения, что вопрос внимания к родным языкам должен быть поставлен не только в самих национальных республиках, но представлен к комплексному решению на федеральном уровне. Я считаю неправильным возлагать работу по сохранению родных языков только на сами регионы.

Считаю, что это общая задача, которая должна рассматриваться на государственном уровне. Федеральный центр в этой работе в том числе должен помогать с подготовкой учебников, регистрацией, проведением экспертиз. В вопросе сохранения языков некоторых малых народов помощь нужна особо, там ведь проблем еще больше. Этим вопросом центр должен заниматься совместно с регионами, комплексно и последовательно, на основе программ. Если мы этого добьемся, ситуация с языком пойдет в пользу. Нет же таких законов, что запрещают изучать родные языки. Наоборот, государство старается сохранить языки, однако если этот язык не является родным для кого-то, то для этих детей, конечно же, изучение данного языка не должно быть обязательным. У нас есть разные учебные программы для школ, в которых предусмотрено от 2 до 6 уроков татарского. У регионов уже есть по крайней мере по два урока в качестве родного языка.

Остальное зависит от того, какую учебную программу они возьмут дополнительно. Надо открывать гимназии, никто не мешает. Смотрите, во 2-й гимназии очередь из желающих поступить и очередь в детский сад. Большую часть сил надо перевести в детские сады, ребенка языку надо обучать с самых малых лет. Нужны новые методики. Рабочий фронт очень большой.

Есть административное наказание за неисполнение закона о двуязычии. Я бы усилил свою позицию в этом вопросе и провел бы аудит. Ведь туристы к нам приезжают, чтобы увидеть какие-то национальные элементы, наши национальные особенности.

Ильшат Саетов, кандидат политических наук:

– Конечно, сокращение объемов преподавания татарского не в пользу. Но есть и вторая сторона медали. Во-первых, эта ситуация призвала татар бороться за татарский язык, дала им стимул, потому что большинство татар об этом вообще не задумывалось. Люди в первую очередь заботились о том, как прокормиться, обучить детей, строить карьеру и так далее. Когда поняли, что татарский может стать добровольным, часы в школе сокращаются, что может привести к исчезновению языка, – стали думать, у многих проснулось самосознание «Я – татарин/татарка».

Во-вторых, это привело к возникновению протеста в обществе. Власти Татарстана тоже призадумались. Я верю, что в будущем и руководство республики будет больше внимания обращать на этот вопрос. Возможно, хоть и с меньшим количеством уроков, качество преподавания удастся улучшить за счет введения новых методик. Всего три дня назад я задавал вопрос Рустаму Нургалиевичу о татарском университете. Возможно, будут изменения и в эту сторону.

Кажется, эта ситуация привела также и к повышению ценности татарского языка. Я тоже вот сейчас, когда осенью приехал в Казань, понял, что люди стали больше общаться на татарском. Это задело людей в самое сердце. Звучат мнения, что, несмотря на сокращение часов в школах, можно начать общаться между собой на татарском, делать проекты. Я смотрю в социальных сетях – люди стали больше общаться на татарском. Открылись новые каналы, паблики. Такое ощущение, что притеснение с одной стороны привело к появлению новых возможностей с другой.

Айрат Файзрахманов, заместитель председателя Всемирного форума татарской молодежи:

– По-моему, если взять в целом, здесь можно видеть только негативные стороны. Нельзя сказать, что татары смогли объединиться и высказать свое мнение. Возможно, немного больше стало внимания к татарскому языку, но какой-то организованности, гражданской позиции – такого почти нет. Сейчас надо ставить задачу развивать татароязычные школы, вернуть преподавание на татарском в татарские гимназии, создать татарский университет – перед нами стоят такие цели. Мы давно говорим о развитии татарских гимназий, у нас была даже собственная концепция. Надеюсь, на эти концепции обратят внимание. Эти предложения исходят не только от Всемирного форума татарской молодежи, а являются позицией широкой общественности.

Рафик Мухаметшин, ректор Болгарской исламской академии:

– Сокращение количества часов преподавания национальных языков – это действительно большая проблема. В обществе и так много проблем – как и со стороны экономики, еще выборы… Ведь в Татарстане нет проблем со знанием русского языка, здесь и результаты ЕГЭ одни из лучших в России. То, что было высказано о необходимости усиления изучения русского языка именно в Татарстане, это прозвучало немного странно. Здесь, наоборот, надо было бы говорить об улучшении изучения национальных языков, поиске новых путей для повышения качества изучения татарского языка.

Положительная сторона в том, что в обществе стали серьезнее относиться к этой проблеме. Наконец-то снова заговорили о методике преподавания татарского языка. Действительно, негативное отношение к татарскому языку происходит даже не от нелюбви к Татарстану, а из-за неумения преподавать татарский язык на должном уровне. Изучать чужой для тебя язык достаточно сложно. Детям дают домашнее задание, трудно осваивать грамматику. В наше советское время тоже обучали иностранным языкам. Это тоже сводилось больше к изучению грамматики. Я даже думаю, что здесь была своя хитрость – в советское время, видимо, не хотели, чтобы дети знали иностранные языки. Не было разговорного языка, все грамматику давали. В итоге ты даже не знаешь язык.

Татарский язык тоже преподавали по этой устаревшей советской методике. Вот теперь стали говорить об этом. Видимо, это и есть своеобразная положительная сторона ситуации. В интернете ведется довольно большая работа в целях подъема национального самосознания татар, сохранения языка. И кажется, что глубокое понимание этих проблем стало появляться также и у молодежи.

Рафаэль Хакимов, директор Института истории им. Ш. Марджани АН РТ:

– Плюсов нет, одни минусы. Как говорят русские: жирный минус. Когда возникла эта ситуация вокруг татарского языка, татары стали клевать друг друга. Говорят, что ты татарин, а говоришь по-русски, ты даешь интервью не только по-татарски, а еще и по-русски, или пишешь статьи на русском… Если врага искать среди татар, на этом все и закончится. Еще во времена Средневековья Рашид ад-Дин говорил – если бы татары были едины, их никто не смог бы победить. Вот это осталось.

Наши депутаты тоже все единогласны. Совет тем, кто переживает: пусть обучают детей дома, в школе, будут активными, идут к директору, потому что по закону язык должен преподаваться. Если русские не хотят, это не мое дело. Было бы хорошо, если бы русские тоже немного прислушались. Противники – это ведь всего пять человек, они натравливают народ против татарского языка. Их защищают из Москвы. И это все. Противостоять этому – ничего сложного. Разве не было противников в 90-е годы – они же и остались. А у нас их нет: раньше был Татарский общественный центр – их закрыли, Всемирного конгресса татар тоже нет. Съезд прошел – о татарском языке ничего не было сказано. Раз так, татарам так и надо. Может быть, хоть немного протрезвеют. Вот это и есть положительная сторона.

Залия Ахунова, заместитель председателя Татарской общественной культурно-просветительской организации «Берлек»:

– Из-за отмены обязательного изучения башкирского в Башкортостане татары стали выбирать для своих детей татарский в качестве родного языка.

Нам дали возможность выбирать родной язык. Без всяких колебаний в заявлении указали «татарский».
Я 20 лет работаю в общественной организации. Были очень сложные времена. Были моменты, когда даже произнести название своей нации нам было трудно. Закрытие школ проходило на моих глазах. За 20 лет изменилась вся история. Вопрос языка – настолько глобальная проблема. Ее никто не видит. Немощность перед угрозой исчезновения языка, наша неспособность помочь родному языку — это уже так впиталось в нашу кровь, мы даже не в силах сопротивляться этому чувству. По этой причине я не могу оценивать, положительное это явление или нет.

Мой сын в этом году пошел в первый класс, и он будет изучать родной язык! Я рада. Мой ребенок ходит на урок родного языка. Говорят, нельзя сильно радоваться или горевать. Я сдерживаю эмоции, ожидаю, что будет дальше. Но в душе потеплело, появилась надежда. Вот видите, я ведь даже в интервью не использую «татарский язык», заменяю на «язык матери», «наш язык» – это мы годами так приучены. Я же работала в самые сложные времена. Все эти годы изучение татарского в обычной школе оставалось заоблачной мечтой. Помню, мы ездили в другой конец города, часами просиживали в пробках ради того, чтобы у ребенка был татарский. А теперь мой сын будет изучать родной язык в школе! Чувствуется, что есть некоторый духовный подъем среди родителей.

sntat.ru

Просмотров: 443

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>