«Готов дискутировать с госпожой Артеменко на любой площадке, включая суд»

bd4b4a080c657ea3Кто-то решил, что с татарским народом и другими национальными меньшинствами уже можно не считаться, — полагает экс-ректор ветеринарной академии Рифат Курбанов

Бывший руководитель Казанской ветеринарной академии (КГАВМ) Рифат Курбанов не планировал развивать тему, поднятую в предыдущих его колонках (здесь и здесь). Однако закрыть этот вопрос, по его словам, «никак не дают те, кто делает все, чтобы у России не осталось ее последних союзников».

«Не раз говорил, что все, что связано с национальной идентичностью, с традициями, — сфера тонкая и очень чувствительная, действовать здесь следует крайне деликатно и мудро». В.В. Путин.

Как из интернационалиста сделать националиста

Я не собирался дальше продолжать эту тему. Во-первых, приедается — читатель уже знает примерно, о чем пишет этот автор. Во-вторых, есть ли отдача от того, что ты пишешь. Вроде уже все точки над «i» расставлены. Два часа факультатива. О чем писать-то?

Однако прочитав, а затем и специально прослушав выступления в СМИ Ольги Артеменко, возглавляющей центр этнокультурной стратегии образования Федерального института развития образования, я еще раз убедился в том, о чем писал в предыдущих статьях: разговоры вокруг языка — это лукавство, а речь идет о межнациональных отношениях в Российской Федерации. Артеменко открытым текстом говорит: «В России нет и быть не может национального образования, как и не может быть этнокультурного, поликультурного образования. У нас по закону должно быть единое общероссийское образование, учитывающее и интегрирующее этнокультурную составляющую». Очень четко. Нет места для сомнений. Осталось только вместо слова «интегрирующее» поставить слово «ассимилирующее». Скажете, нет. Цитирую Артеменко: «Всегда шел разговор не об ассимиляции, а об интеграции». Это уже по Фрейду. Если бы я был человеком, подверженным различным влияниям, эти слова из меня — интернационалиста — могли бы сделать ярого татарского националиста. Да, я — интернационалист. Но я — сын татарского народа, мною горячо любимого. Кроме того, я татарский поэт. Хороший ли, плохой — не мне судить. И у меня меркантильные интересы. Я хочу, чтобы меня дольше читали. Я скептически отношусь к переводам поэзии. Можно передать мысль, но красоту слога, которая бывает только в хорошей поэзии любого языка, передать невозможно. Да, перевод может быть лучше оригинала, но это уже другая поэзия. Наслушавшись Артеменко, я, возможно, захотел бы даже (за желания, насколько мне известно, не судят), чтобы у татар было свое государство. Ведь тогда татарам не пришлось бы клянчить два часа на государственный язык. И не пришлось бы выслушивать замечания, что татарский язык не востребован, не применяется. В своем государстве он бы применялся везде. Но, как написал один комментатор: «Мечты, мечты…». Мечтать иногда бывает вредно. Душу выматывает. Но я не мечтатель, я реалист.

Кстати, опережая ухмылку некоторых, должен заметить, что я прекрасно понимаю — мне в этом государстве места не было бы. Это было бы тоталитарное государство, близкое к ханству. Если бы не Верховный суд РФ и пригляд Москвы, я бы уже сгнил в тюрьме. «Главный визирь» очень старался этого добиться. Но режимы меняются, а народ остается.

Второй мой меркантильный интерес в том, что муж моей старшей дочери — русский. И мой старший внук лет в пять-шесть часто у меня спрашивал: «Бабай, а я какой национальности?». Я ему говорил: «По отцу ты — русский, а по маме — татарин. Ты у нас самый умный, самый красивый, потому что ты — сын двух народов». И он рано усвоил:

«Урысча да яхшы бел,
Татарча да яхшы бел,
Икесе дә безнең өчен
Иң кирәкле газиз тел.» (Переводить не буду. Всем, наверное, понятно, почему).

Мы с ним татарский изучаем на моих стихах.

Младший несколько лет назад как-то приходит из садика. Набычился. Шмыгает и говорит:

— Бабай, я — русский? — Чувствую, кто-то из детей настропалил в садике. Но тот-то наслушался у родителей.

— Хорошо. А что, татары плохие? — Шмыгает.

— А я разве плохой, я же татарин.

— Нет, бабай, ты хороший.

— Ә әби?

— Я әби люблю.

— А мама, наша дочка? Она же — тоже татарка. — Улыбнулся, обнял. Больше на эту тему у нас разговора не было.

У свахи пять сестер и один брат (уроженцы села Русский Кирмень Мамадышского района). Половина их родственников — татары. Когда собираемся, не только русские и татарские песни поем, но и спокойно разговариваем и по-татарски. Привыкли. Большинство понимают, кто не понимает, тоже претензий не имеет. Это же его проблемы. И о проблемах, разгоревшихся в последнее время, даже не задумывались. И я очень не хочу, чтобы мои внуки оказались в эпицентре этих передряг. И я за это буду бороться всеми законными способами.

Ястребы опередили голубей

Я готов дискутировать с госпожой Артеменко на любой площадке, включая суд. Да, я помню комментарий: «Странно почему ветеринар смеет рассуждать о том в чем не разбирается?». (У грамотного человека запятые ставятся автоматически — это в подкорке.) Можно было не останавливаться — комментарий элементарно написан, чтобы оскорбить, но слов из песни не выкинешь. Да, смею, все же педагог, имеющий звание профессора. Вроде был не самым плохим — можно поинтересоваться в Ветакадемии. И Артеменко — больше физиолог, чем педагог. Окончила биологический факультет Московского областного педагогического института, МГУ им. Ломоносова по специальности «Физиология высшей нервной деятельности человека и животных», защитила кандидатскую диссертацию «Системная организация биоэлектрической активности мозга у детей с различным объемом кратковременной памяти». Возможно, профессор. По моим наблюдениям, московские чиновники со степенью кандидата наук обычно «становятся» профессорами. Так что мы с ней можем сыграть на одном поле.

Примерно год назад президент РФ Владимир Путин на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека заявил в отношении судебной системы: «А то, что несуразицы, мягко говоря, там в целом достаточно — это точно. Не знаю, кто мне это передал?» И в вопросе изучения национальных языков многие гадали — кто же ему это подсунул. Президент России, да и Татарстана тоже, настолько занятые люди, что они физически не в состоянии вникнуть во все проблемы. На то и есть аппарат президента. Но у Кремля много башен. Там есть, как и в Вашингтоне, и ястребы, и голуби. И нередко вопрос решается на том основании — кто раньше успел. Кто успел передать.

В этом случае верх взяли те силы, которые считают: нет национальностей — нет проблемы. Пытались придумать национальность «россиянин», ссылаясь на опыт Советского Союза. Но в Советском Союзе говорилось о «многонациональном советском народе». Это совершенно разные вещи. Да, я — россиянин, но по национальности я — татарин. На иное не соглашусь. И таких, видимо, было много. Вопрос заглох. Но вылезло с другого бока. И, как видно из интервью Артеменко, она сыграла в этом не последнюю роль. Мужчины амбициозны, но не так, как женщины. В своих интервью Артеменко неоднократно подчеркивает свою роль в этом вопросе. В частности, «в свое время меня просили», «Мы работали» и т. д. Я не собираюсь демонизировать Артеменко, Естественно, за ней стоят большие силы. Но и она не последняя скрипка в оркестре. Главное, желая того или нет, она раскрыла суть явления.

Я далек от того, чтобы обвинять в создавшейся ситуации русский народ. Никак нельзя отождествлять народ и чиновников. В истории Татарстана был и первый секретарь обкома КПСС русский Семен Игнатьев, который запомнился своим огромным вкладом в восстановление статуса татарского языка. Он охотно принимал писателей, композиторов, ученых. «Активно поддержал предложение видных деятелей культуры об учреждении премии имени Габдуллы Тукая за произведения литературы и искусства и научные исследования в этой области. Премия была учреждена в 1958 году совместным решением бюро обкома и совета министров ТАССР. В том же году в центре Казани был открыт первый монументальный памятник поэту» (М. Бирин). Но был и бывший первый секретарь Зиннат Муратов, обвинивший Игнатьева в национализме. Был и знаменитый Фикрят Табеев, якобы заявивший в начале 60-х, что татарский язык — это язык доярок и трактористов, которого не будет лет через 20. При нем лет пять даже Тукаевскую премию не присуждали. Нет уже и Фикрята Ахмеджановича Табеева, а татарский язык еще жив.

Говорят, что история двигается по спирали, но она еще и качается, как качели. И чем больше их раскачиваешь, тем больше амплитуда. И не надо забывать, что в обе стороны.

В СССР было разумно

Сегодня кто-то решил, что с татарским народом уже можно не считаться. И не только с татарами, но и с другими меньшинствами. Притом перед выборами. Я никак не могу понять — кому это выгодно. Но при любых раскладах те, кто пошел на обострение межнациональных отношений, — недалекие люди (а может, наоборот). Я лично себя очень спокойно чувствовал в СССР. Во-первых, сама страна была мощнейшая (только население под 300 миллионов), Во-вторых, в союзниках были не только государства Варшавского договора, но и многие страны мира в Африке, Азии, в Южной Америке. Я не представлял, кто бы мог напасть на блок Варшавского договора. Это было бы самоубийство.

В Великой Отечественной войне, без всякого преувеличения, победил многонациональный советский народ. Характерным показателем является количество Героев Советского Союза по национальностям. Как видно из этого показателя, огромную роль в этой победе сыграли украинцы (более двух тысяч Героев). И где сегодня Украина?! Да и где остальные республики? Кто сегодня поддержит Россию в случае чего? Если в противостоявшем странам Варшавского договора НАТО было 15—16 членов, то сегодня в этом военно-политическом блоке состоят 29 государств, в том числе бывшие союзники СССР — Албания, Болгария, Хорватия, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия, Венгрия, Черногория; бывшие союзные республики — Эстония, Литва, Латвия. Туда же стремятся Грузия и Украина. В Киргизии — американская база. И когда я об этом думаю, мне становится очень дискомфортно. Нас давно бы уже смяли, если бы не ядерное оружие.

Я даже сомневаюсь в отношении Белоруссии. Основной вопрос последнего времени — Крым. Признала ли Белоруссия его российским? Нет, и этим все сказано. Может, признал Казахстан — член ЕврАзЭС? В таких случаях говорят, не смешите, мои тапочки. И в этом нет ничего удивительного. СССР Горбачева и Россия Ельцина предали всех своих союзников и друзей за понюшку табака. У Чингиза Абдуллаева, знающего ГРУ изнутри, есть роман «Мрак под солнцем», где описывается то, как спецслужбы России и США готовили совместную операцию по устранению Фиделя Кастро. Очень смахивает на правду. И об этом знают все, кому положено.

Те, кто пытается ущемлять татар в этническом отношении, видимо забыли, что мои соплеменники занимают четвертое место по количеству Героев Советского Союза в Великой Отечественной войне после русских, украинцев и белорусов. Героизм и храбрость воинов-татар отмечается в мемуарах всех ведущих маршалов. Притом во время войны издавались фронтовые, армейские, дивизионные газеты на татарском языке, и никто не говорил, что они «формируют этническое самосознание».

Видимо, эти люди забывают, что одним из ведущих факторов, определившим победу большевиков в гражданской войне, было объявление права наций на самоопределение, тогда как монархисты твердили о «единой и неделимой». Кто-то хочет наступить на старые грабли.

Для женщины не грех — не знать историю. Но тем, кто стоит за ней, негоже. В той же гражданской войне национальные части сыграли большую роль. В частности, на Восточном фронте переход башкирских полков на сторону «красных» привел к значительному изменению соотношения сил. Почему же они перешли? Потому что советское правительство признало самообъявленную Башкирскую республику. А Колчак — нет. Если бы им тогда говорили: «Вы нарушаете ФГОС, вам не положено изучать свой язык», — я не знаю, как бы они поступили.

Я понимаю рвение госпожи Артеменко — ей надо показать свою лояльность. И в этом ее вины нет. Она тоже жертва. Она же, поехав когда-то учиться в Москву, не знала не гадала, что окажется в другой стране. Но тем, кто за ней стоит, я хочу напомнить, что последние союзники, соотечественники русских — это татары, башкиры, чуваши, мордва, удмурты, марийцы, якуты, коми и другие «нацмены». Нравится это кому-то или нет, но других нет. Хоть лопни — нет! И я не знаю, как поведут себя в случае чего 2 миллиона украинцев, живущих в России. И не надо давать повод, чтобы кто-то мог думать, что если Россия проиграет, то Татарстан станет самостоятельным. Потому что я — дед внуков, которые являются сыновьями двух народов. И я не хочу, чтобы водораздел прошел через них. Таких, как они, уйма.

Когда мы стали пасынками?

Почему же создалась ситуация, когда татары и другие граждане Российской Федерации начали себя чувствовать пасынками?

Сталин, выступая на Всероссийском съезде Советов в 1936 году, сказал: «Пятая поправка касается 33-й статьи. Считают нецелесообразным создание двух палат и предлагают уничтожить Совет Национальностей. Я думаю, что эта поправка также неправильна. Однопалатная система была бы лучше двухпалатной, если бы СССР представлял единое национальное государство. Но СССР не есть единое национальное государство. СССР есть, как известно, многонациональное государство. У нас имеется верховный орган, где представлены общие интересы всех трудящихся СССР, независимо от их национальности. Это — Совет Союза. Но у национальностей СССР, кроме общих интересов, имеются еще свои особые, специфические интересы, связанные с их национальными особенностями. Можно ли пренебрегать этими специфическими интересами? Нет, нельзя. Нужен ли специальный верховный орган, который отражал бы эти именно специфические интересы? Безусловно нужен. Не может быть сомнения, что без такого органа невозможно было бы управлять таким многонациональным государством, как СССР. Таким органом является вторая палата — Совет Национальностей СССР». К Сталину можно относиться по-разному, но в этом вопросе все «нацмены» с ним согласятся. И, естественно, в СССР, несмотря на то, что было стремление создать «единый советский народ», такого ущемления языков не могло быть.

К сожалению, сегодня в нашем парламенте нет палаты национальностей. Мне скажут, есть Совет Федерации. Но у Совета Федерации другие задачи (см. Конституцию РФ), он не принимает законы. Госдума же фактически является парламентом унитарного государства. Те же депутаты, избранные на территории Татарстана, там, с юридической точки зрения, Татарстан не представляют. Каждый представляет только свой избирательный участок, как по всей России. Если бы в Госдуме была палата национальностей, в которой национальные образования были бы представлены по норме 1990 года, тогда там не прошли бы 309-й закон и ЕГЭ только на русском. И сегодня не пришлось бы слезно умолять о двух часах государственного языка. Все взаимосвязано.

Рифат КУРБАНОВ.
«Реальное время».


КОНТЕКСТ:

Просмотров: 608

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>