Руслан Айсин: «Внутринациональная проблематика – главный мобилизационный ресурс Кремля?»

1512800837_9a4b8_0Зачем России новый Победоносцев, почему Путин объявил об участии в выборах в родном городе Кириенко и что ждет Татарстан в 2020-м?

На прошлой неделе Владимир Путин разрешил секрет Полишинеля, объявив о своем вхождении в президентскую гонку – 2018. Политолог Руслан Айсин рисует контуры России четвертого путинского срока. Будут ли реализованы командой Сергея Кириенко планы по переформатированию государственного устройства страны, справится ли с будущими стрессами и напряжениями татарский мир и можно ли вернуть обратно в бутылку «языкового джина»? Об этом — в материале автора «БИЗНЕС Online».

«НА ШИПКЕ ВСЕ СПОКОЙНО»

«На Шипке все спокойно» — так можно охарактеризовать новость о выдвижении Владимира Путина в четвертый раз на пост президента страны. Как бы ни старались чиновники администрации президента затянуть это заявление главного кандидата, тем самым возгоняя вверх по эмоциональной шкале интригу, все было понятно. Интереса к выборам у населения нет. Все, что не имеет тайны, к тому пропадает человеческий интерес. Специально распространяемые слухи о том, что выдвиженцами могут быть губернатор Тульской области Алексей Дюмин или действующий премьер-министр Дмитрий Медведев, уже бывавший в роли и кандидата в президента, и победителя избирательной гонки, не убеждали в том, что существует альтернативный сценарий, в котором нет места «нашему все». И даже складывается впечатление, что без другого «нашего все» Александра Пушкина страна спокойно проживет, а вот без Путина не сможет. Крепка, как клинок из дамасской стали, тяга наших людей к патернализму, к тому, чтобы переложить ответственность за судьбу страны на плечи «венценосной особы». Дескать, он там наверху, ему все полномочия даем, безграничность власти разрешаем, так пусть он там за нас все и решает.

Но принцип «усталости металла» работает и на человеческом уровне. Путин на вершине властного олимпа больше, чем «дорогой наш Леонид Ильич». Социологи фиксируют, что 25% жителей страны готовы проголосовать за любого альтернативного кандидата. Речь идет о гипотетическом политике. Это четверть населения. Колоссальная цифра. При этом стоит учесть, что российское общество архаично по своей внутренней природе. И часто при социологических опросах люди говорят не о своих политических предпочтениях, а о том, чего от них хотят услышать власти, они следуют «генеральной линии партии», потому что боятся даже моральной обструкции, осуждения за то, что они не с большинством.

Перед прошлыми выборами, если мне не изменяет память, около 17% взрослого населения страны готовы были проголосовать за нового политика, не примелькавшегося, не связанного никакими узами с существующим политическим классом, куда входят как государственные функционеры, так и системные оппозиционеры. Общество жаждало обновления, изменений, был колоссальный запрос, вылившийся в протестный эффект Болотной. Тогда кураторы внутренней политики этот общественный запрос умело купировали выдвижением кандидата в президенты миллиардера Михаила Прохорова. Он-то и собрал голоса либерально настроенного среднего класса крупных городов. Протест был успешно слит.

Спустя пять лет, конечно, ситуация другая. Внешнеполитическая и внутриполитическая диспозиции не сродни 2012 году. Крымская эпопея стоила стране практически полного разрыва отношений с миром — как следствие, переход на ультраконсервативные рельсы во внутренней жизни. Любой намек на изменение статус-кво, реформы, обсуждение проблем (кроме бесконечных двухминуток ненависти на внешнеполитическую тему) воспринимается как крамола, посягательство на устои. Но вот что это за устои, по большому счету понять трудно. Алхимическая смесь из визиона депутата Натальи Поклонской, изоляционизма, «особого пути», веры в сакральность аппарата, как это было при Иосифе Сталине, где партийный аппарат выполнял роль коллегии жрецов. Все-таки при Иосифе Виссарионовиче было цельное мировоззрение с важнейшими реперными точками эпохи модерна. Сейчас же это странная конструкция а-ля «Сахарный Кремль» Владимира Сорокина эпохи постмодерна.

«НАЛИЦО ПОЗДНЕБРЕЖНЕВСКАЯ СИТУАЦИЯ, КОГДА СТАГНИРУЮЩИЕ ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО ЖИЛИ В РАЗНЫХ ПЛОСКОСТЯХ»

Такое ощущение, что вот-вот и в стране будет введена должность, схожая по значению с той, что соответствовала статусу Константина Победоносцева во времена правления императоров Александра III и Николая II, — главный цензор и охранитель. В 1903 году известный писатель Мережковский встречается с уже пожилым Победоносцевым, который ему поясняет необходимость глубокой общественной стагнации следующими словами, вошедшими в мировой цитатник: «Вы не представляете себе, что такое Россия. Это ледяная пустыня, по которой ходит мужик с топором». На это писатель парирует главному государственному идеологу: «А не вы ли превратили ее в эту ледяную пустыню?»

На роль Мережковского-Прохорова была выдвинута теледива, друг семьи Путина Ксения Собчак. В недрах администрации президента возник план: интерес к выборам должны пробудить в числе прочих скандальная Собчак и… конфликт с национальными республиками, прежде всего Татарстаном. Но об этом ниже. Стремительно ворвавшись в унылое политическое поле, Ксения Анатольевна начала, как говорят в молодежной среде, хайпить. Консервативная часть общества вовсю бранила ее на чем свет стоял, пролиберальная публика приветствовала «смелую Ксюшу за правду». Так или иначе, но ей удалось главное — пробудить интерес к предстоящим выборам.

Естественно, ни у кого нет сомнений, что Путин победит и на четвертых своих президентских выборах. Но для «отца нации» неприемлемо, когда высокий процент проголосовавших за него не обеспечен высокой явкой. Легитимность в этом случае оказывается шаткой. Существует версия, что перед Сергеем Кириенко была поставлена задача обеспечить на выборах так называемый план 70/70: то есть явка и процент отданных за главу государства голосов должны равняться этому показателю. Проблема не из легких, как кажется на первый взгляд. Апатия в стране растет. Налицо позднебрежневская ситуация, когда стагнирующие власть и общество жили в разных плоскостях и старались друг друга сильно не беспокоить, не тормошить почем зря.

Попутно Кириенко решает ряд других задач. Сегодня вовсю идет процесс экспертного обсуждения проекта по переустройству национально-территориального принципа деления страны. Возможно, обсуждение завершится решением о конституционной реформе, которая к тому же изменит систему властного формирования, где должность президента будет понижена в статусе, ее лишат сверхполномочий, как сейчас, институт премьер-министра будет упразднен. А главным органом в стране станет Государственный Совет во главе с председателем этого нового Политбюро. Думаю, пояснять, кто будет во главе стола, смысла нет.

ТРУДНЫЙ ДЛЯ ТАТАРСТАНА 2020-Й

Приход Кириенко в Кремль ознаменовал новые подходы во внутренней политике. Но что важно: Сергей Владиленович стал ломать привычный ход политических вещей, принципиально дистанцируясь от методов своих предшественников. Известно, что он последователь школы методологии Георгия Щедровицкого и руководствуется четко продуманным планом действий. Методологи считают, что не бывает нерешаемой проблемы, надо лишь найти к ней ключ. Реализацию плана по переформатированию государственного устройства Кириенко начал с близкого ему Приволжского федерального округа, где он был долгое время полпредом президента. Во-первых, он первым делом приступил к смене губернаторского корпуса в ПФО для того, чтобы начать административно-территориальное переустройство страны с близкого и знакомого ему региона. Татарстан здесь главная помеха. Остальные региональные элиты не имеют желания бодаться с Кремлем. Казань застроптивила. И тут так совпало, что начались проблемы: банковский коллапс, неподписание федеративного договора, языковой кризис.

И это далеко не конец. К 2020 году, моменту реализации кремлевского стратегического плана, не должен ли Татарстан, по замыслу кураторов, представлять собой политические руины? Напомню, что именно тогда истекает срок полномочий Рустама Минниханова и ожидается очередная всероссийская перепись населения, а она сильнейший стресс и перенапряжение всех сил для татарского мира и местной элиты. Всякий раз по поводу очередного дробления татарского этноса на десятки субгрупп Казань вступает в вязкий конфликт с Москвой. Так было во время переписи 2002-го и 2010 годов. Это сильный фактор давления на татарстанский правящий класс. Символический удар по республике, бесспорно, будет нанесен тем фактом, что в том же году наименование «президент Татарстана» официально заменится на «глава Татарстана». А спина Боливара двоих может не выдержать: слишком серьезные вызовы для измотанной республики.

«МЕТОДОЛОГАМ НЕ ЧУЖДЫ ЗАИГРЫВАНИЯ С СИМВОЛИЗМАМИ»

Старт политическому сезону был дан выступлением Путина 20 июля в Йошкар-Оле, где он раскритиковал обязательность преподавания национальных языков для русскоязычных детей. Тема моментально стала главным политическим событием, как считают многие эксперты. Ничто так не зажигает и не возбуждает чувств, как ущемление национальных прав. «Языковая проблема» была одной из определяющих в противостоянии России и Украины, и она заставила политически отмобилизоваться русских и украинцев. Но антиукраинская риторика уже не работает как сильный фактор призыва, эффект усталости от более чем трехлетнего нагнетания ощущается. Так сошли с политической повестки проекты «Русского мира» и Новороссии, готовится выход России из сирийской войны. Москва будет замыкать мобилизационную повестку внутри себя, что подтверждает отказ от конфронтационной модели поведения с международным олимпийским комитетом, который принял решение о недопуске России как страны участницы до зимних Олимпийских игр 2018 года. Спортсмены могут выступать как частные лица под белым флагом. Все ждали, что на это ответит Путин, президент же сказал, что Россия не будет бойкотировать игры. Спортсмены пусть выступают.

Вот в этой связи внутринациональная проблематика, похоже, становится главным (или одним из главных) мобилизационным ресурсом политтехнологов Кремля. Она в момент подняла политический градус, что вроде как выгодно центральной власти накануне выборов. Люди пойдут выражать свое согласие/несогласие на избирательные участки, иных механизмов проявления своей позиции у них уже нет: другие формы политической активности — митинги, пикеты, шествия, формирование партий — затруднены. Ведь политтехнологи Кремля думают, что выпущенного из бутылки джинна после выборов можно будет благополучно вернуть. Но этого еще никому не удавалось, даже методологам.

К слову сказать, Путин заявил о своем выдвижении на встрече с рабочим коллективом завода «ГАЗ» в Нижнем Новгороде, родном городе Кириенко, в день, когда ровно столетие назад, 6 декабря 1917 года, парламент Финляндии принял решение об отделении из состава России и получении статуса независимого государства. Методологам не чужды заигрывания с символизмами. Только вот история не ценит такого рода легкомысленного отношения к сложным вещам.

Просмотров: 499

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>