Римзиль Валеев: «Татары – не просто статистическая погрешность. Нам нужна своя партия!»

1Такая организация нужна не только для «качания прав», а главным образом для того, чтобы объяснить соплеменникам важность поднимаемых вопросов

В региональных и федеральных интернет-ресурсах обсуждается идея создания общероссийской татарской партии, поддержанная директором Института истории Академии наук Татарстана Рафаэлем Хакимовым. Журналист и общественный деятель Римзиль Валеев в статье, написанной для «БИЗНЕС Online», поддерживая в целом идею партстроительства, излагает свое особое мнение по существу вопроса.

ПАРТИЙ МНОГО, НО КАКОЙ НАМ ОТ НИХ ТОЛК?

Всем известно, что невозможно организовать партию сугубо национального типа. Законом пресекается даже региональная партия. Но тем не менее тема партстроительства в интересах республики и татарского народа актуальна, потому что существующие партии и их отделения, многочисленные НКО, движения и общественные палаты живут в своем замкнутом мире по своим правилам, выполняя функции заполнения общественного пространства и даже зачастую не думая, что беспокоит нас, «беспартийную св…», пардон, беспартийных сограждан.

Во всяком случае, выслушать татар и татарстанцев, встревоженных судьбой своей республики и важными аспектами преподавания языков в школе, оказалось некому. Невозможно же жить по репликам президентов и министров, а также их пресс-служб, целый месяц ожидая, что скажет царь или его визирь. Кто-то должен укротить развязных тролеров и анонимных блогеров, заполнивших интернет измышлениями и призывами на грани разжигания межнациональной розни, хотя бы объяснить, куда идем и почему так происходит, как объединяться жителям отдельного микрорайона или родителям отдельно взятой школы. Нельзя же ориентироваться лишь на сообщения официальных каналов и весточки о пожарах, авариях и посадках в тюрьму. Есть еще нормальная жизнь и обычные текущие проблемы, которые надо разруливать, выслушивая нас, обычных граждан.          

И главное, есть потребность в отстаивании интересов Татарстана и российских татар в целом. Особенно сейчас. Надо что-то делать, когда второй по численности в России народ оказался в непростом положении. Некоторые партии включают в свою предвыборную программу изменение конституционного строя, мечтают ликвидировать республики, вернуть монархию. Нас это не касается, что ли? Татарский язык выходит из оборота не только под влиянием глобализации, а в результате оттеснения от системы управления и образования, сначала высшего, а потом среднего и начального. Интересы эти касаются не только татар и татарстанцев. Есть смешанные семьи, фирмы и коллективы, регионы-партнеры, города и районы-побратимы.

ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ ДНЯ

Полагаться на систему и вождей — хорошо. Кто против? Но нам самим нужно защитить себя и свою республику. Татарстан — базовый регион культурно-образовательного развития татар всей России — со всех сторон щиплют и «опускают», поливают грязью в маргинальных информресурсах. Затуманивается, исчезает символическая духовная опора, светлая точка, напоминающая о предках и прожитых веках.

Факультатив для местного языка — это хорошо, но без экзаменов и особенно при русскоязычных экзаменах с баллами по поступлению в вуз они школьников не завлекают. Слабое знание языка изолирует молодежь от чтения. Татароязычные СМИ трудно приспосабливаются, так как вообще социально значимая информация доходов не приносит. Благо существующие независимые татарские газеты умудряются содержать себя, а государственные особой прибыли не приносят, информканалы катятся под гору. Под жестким контролем медийного начальства официальная татароязычная пресса теряет аудиторию. Письменность, речевые навыки и идентичность татар сохраняются лишь в кругу старшего поколения.

Увы, носителей языка, читателей, зрителей и слушателей национальной литературы, искусства становится меньше. Валерий Тишков скажет, что люди имеют право менять национальность, забывать язык. Молодец такой! Ольга Артеменко подаст наверх бумаги о том, что изучение национальных языков и этническое самосознание — жуткий сепаратизм, подрыв безопасности и развал страны. Но кто-то же должен возразить, сказать по существу и, по правде, привести аргументы, если существующие партии и прикормленные депутаты молчат.

Тут я с теплом в душе вспоминаю слова президента (теперь главы) Башкортстана Рустэма Хамитова, сказанные в первые годы правления соседним регионом: «Гражданское общество? Создавайте, стройте его сами. Обещаю, ничего вам за это не будет!» То есть не накажут. Золотые слова, Рустэм Закиевич! Если и правда не наказывают, если получилось всем нам склеить хотя бы скелет гражданского общества, что зависит не только главы соседней республики.

Если не повяжут за призыв объединяться общественности в интересах федеративной России и ее регионов, защиты Конституции и законов. Собственно, ради этого я и пишу.

ОБЪЕДИНЯТЬСЯ НУЖНО, ПОКА НЕ ПОЗДНО

Объединяться, высказывать мнение обычным гражданам нужно сейчас, когда еще в силе Конституция РФ и РТ, языки и национальности не отменены указом. Ликвидировать республики мечтают только отдельные кандидаты в президенты со своими партиями. Но уже 2012 году термин «национальное образование» выведен из официального оборота, язык обучения в средних школах в основном русский, за исключением специализированных гимназий и изучения в школах как предмета в объеме двух часов в неделю. Даже в советские годы в сельской местности РСФСР работали национальные школы, а в 90-е они появились в городах.

Миллионы татар (а это весьма неслабая часть россиян: деятели культуры, просвещения, бизнеса, силовых и управленческих структур) с надеждой обращаются к Казани и Татарстану как к духовному центру. А теперь оказалось, что сами татары даже своей столице не спешат изучать родной язык и пользоваться им. Все регламентировано планами и программами их федерального министерства, одноязычной практикой. Урбанизированные и смешанные семьи не пользуются родным языком, не воспроизводят этническую культуру, а молодежь отбивается от традиций, обычаев, что никогда не приводит к добру.

ЗАЩИТИТЬ ЛЮБОВЬ ВЛАДИМИРА ПУТИНА К ТАТАРСТАНУ!

Немудрено, что сегодня настоящие татары переживают, ищут выход, чтобы естественное для них двуязычие и угроза потери идентичности были поняты согражданами, а народу говорят, что нет проблем, преподносят цифры социологов, будто язык по значимости на 8-м месте и он интересует от силы 7% татарского населения.

Любой грамотный или даже малообразованный человек не нуждается в статистических баснях. Он знает тираж газет, журналов, книг, представляет себе количество СМИ, очагов культуры и учебных заведений, читателей, зрителей, слушателей, пользователей духовных ценностей, связанных с родным языком. Это не сотни тысяч, а миллионы живых людей! Самое опасное, что штатные партократы озвучивают подстрекательские идеи, а некие чиновники двигают дезинформацию или некомпетентные материалы на стол высоких лиц, принимающих решение. На недавней пресс-конференции Владимир Путин сказал, что любит Татарстан. И правда, он своих симпатий не скрывает, применяет татарский язык в официальных выступлениях. И у нас в республике уважают президента России, о чем известно не только со слов митрополита Феофана, сказанных недавно в прямом федеральном эфире.

Но кто же будет защищать эту взаимную заинтересованность, если мы будем хлопать ушами, когда наши высокие помыслы оскверняются? В том числе защищать от неправды или ошибочных оценок?

Считается, что у лжи короткие ноги. На самом деле в наш информационный век длина ног зависит от ресурсов, информационных и финансовых. Не верю, что информационный наезд на Татарстан делается произвольно, за так, бесплатно, при том что официальные заявления по Татарстану и татарам вполне лояльные, в рамках текущей работы.  Если бы была партия или другая идейно самостоятельная общественная структура, то она бы в предвыборных дискуссиях официально заявляла свои доводы, доказывала бы, укорачивая ноги ложной информации.

МЫ — НЕ БАРАНЫ, ЖДУЩИЕ КУРБАН-БАЙРАМА!

Иногда мы, татары, похожи на тургеневского Герасима. Так и хочется сказать: мы не глухонемые и не Муму. Мы не овцы и не бараны, ждущие Курбан-байрама. Мы народ, а не статистическая погрешность. 2 миллиона татар живут только в Татарстане, еще миллион — в Башкортостане, еще 2–3 миллиона — в других регионах. В 30–40 областях РФ только компактно, не считая малые общины. И еще в десятках стран. Это немало. Наше число (об истории государства не говорю) равнозначно населению нескольких независимых государств со своими университетами, научными структурами, информационными ресурсами. Значит, и наш язык вполне дееспособен для применения во всех сферах жизни.

Мы, коренные россияне, никуда не отрываемся, свою страну не бросаем, наоборот, укрепляем ее, служим ей. И Татарстан не на плохом счету в РФ, донор все-таки. Живущие в нем 2 млн татар — это больше всего населения Латвии. Там около миллиона русскоязычных довольно твердо защищают преподавание предметов на русском языке при мощной поддержке российского государства. Нам, россиянам-татарам, тоже неплохо бы иметь хотя бы уровень языковых прав и объемов преподавания не меньше, чем статус уроженцев России, поселившихся в странах Балтии. Иногда оказавшихся там бывших советских людей объявляют «негражданами», увеличивают государственный языковой компонент, принуждают учить язык, но мало кто уезжает домой в Россию. С исходом наиболее шустрых балтийцев в Европу они востребованы и неплохо держатся сплоченно, защищая свои права. Вот бы и нам, татарам, сохранить самобытность на родной земле, где наша речь звучит не менее 2 тыс. лет.

Партия или заменяющее ее движение нужно не только для «качания прав», а главным образом для того, чтобы объяснить своим соплеменникам: блюди, туганкай (браток), обычаи, уважай родителей, старших, у нас так принято, трудись, не сачкуй, знай свою историю, культуру, учи язык, говори на нем и дома, и на улице, не создавай проблем государству, не вешай свою языковую проблему на другие народы. Некоторые из них не хотят знать наш язык, потому что мы сами им не пользуемся. А кто еще скажет такие «крамольные» вещи своим татарам и высоким инстанциям, всему мировому сообществу? Намекните, кто? Правильно, разве что семья или отдельный чудак…

В ЧЕМ ОНА, РОМАНТИКА ПАРТСТРОИТЕЛЬСТВА?

Так что мотив Рафаэля Хакимова о создании партии понятен. Давно пора организовать общественно-политическую структуру, бороться за свою нишу и за места в парламенте. Не ради захвата власти больших территорий, богатств, а для того, чтобы защитить свои интересы. Это хорошо знакомое для татар дело. В начале XX века интересы всех мусульман России представляли в основном татары, даже фракцию в Государственной Думе пробили, партию «Иттифак» и общероссийскую национально-культурную автономию создали.

Но! Нужна партия не сугубо татарская, а этнически нейтральная. Если не партия, так другая организация, движение, а? Татарам подошла бы организация любителей национальной борьбы корэш, партия охотников и рыболовов («Аучылар, балыкчылар партиясе»).

Каждый день слышим монологи политизированных шарлатанов, интернет переполнен мракобесием, серьезные люди удивляют тоской по тоталитаризму, сталинскому образцу, Ивану Грозному, повсеместному внедрению религий в современные технологические процессы. Какая из существующих партий защищает федерализм, равноправие народов и сохранение языков? За ней пошли бы и татары, и башкиры, и марийцы с чувашами, и якуты, и все остальные народы. А может, толерантно настроенные русские люди подтянулись бы.

БЕЗ МАСС НЕ ОБОЙТИСЬ….

Без зачатков демократии, гражданского общества и при столь контуженном сознании большинства населения его в народ не превратишь. Нужна массовость, необходимо привлечь всех татар и сочувствующих. Продвинутые татарские парни и девушки сидят на посиделках узкого круга или общаются в интернете. О массовой организации типа комсомола с ячейками в каждом районе, городе, институте, на предприятии можно только мечтать.

Теперь даже демократы — чисто узко сектантское сообщество, а постсоветская молодежь еще не осознала своего положения при растущей безработице, платном образовании, малодоступном и недешевом здравоохранении. В начале прошлого века татары быстро поднялись и вдохновили большевиков, так как они испытывали двойной гнет, классовый и национальный, даже их религиозный статус был неравноправный. Вот и поднялись татары за большевиками! Они пробили свою автономную республику, открыли газеты, школы, театры.

Сегодня же все иначе. Вряд ли стоит надеяться на энергию левого движения, потому что татары не только пролетарии. Их немало в среднем классе, в крупном бизнесе. Наши соплеменники участвуют и в партии власти, и в КПРФ, и в ЛДПР. Заменить классовый, партийный интерес национальным сознанием крайне трудно.

А тут как раз раскололи народ еще по языковому признаку. Одни знают язык, детей учат, а другие не знают и якобы не хотят знать. Возможно, русскоязычные татары придут в партию, если познают свою историю. А богатые к бедным — вряд ли. Будут ли они помогать деньгами? И «служилые», имеющие теплые должности, вряд ли станут рисковать своим положением, если не будет больших масс, сотен тысяч и миллионов сторонников.

КОГДА ПОЛИТИКА ОПАСНА, ПАРТИИ НЕНАДЕЖНЫ

И главный вопрос — кадры, лидеры. Минтимер Шаймиев, Евгений Примаков, Юрий Лужков при активном участии Хакимова взяли и сколотили партию «Отечество — вся Россия». И что из этого вышло? Эту партию отжали и слили в «Единую Россию», нынешнюю партию власти. А Татарстан и татар теперь защищать некому. Зато все громче звучат голоса гладких «бизнесменов», «оппозиционного» монархиста Владимира Жириновского и других псевдолибералов, мечтающих похоронить федерализм и сломать государственное устройство страны. Ау, медведи! Вы где, заступники, соратники? Почему на федеральных площадках больше солирует ЛДПР? Наши депутаты с мандатами правящей партии хоть раз слово сказали за татар и Татарстан в нынешней ситуации? Что-то не слышал.

Поэтому я считаю, что сейчас не катит обычное партстроительство образца 90-х годов. Все равно обманут или отнимут. Сейчас время политтехнологов. Когда политика опасна, партии ненадежны, зависимы от аппарата.

Можно ли татарам полагаться на такие серьезные и популярные структуры, как конгресс татар и федеральная национально-культурная автономия татар? В принципе, они могли бы, не размахивая партийными лозунгами, защищать интересы татар, не запутываясь в сложных сетях межпартийных противоречий, если бы было поменьше административных ограничений и побольше народной инициативы.

Народные фронты, общественные центры и их лидеры разогнаны, дискредитированы. Национально-культурная автономия политикой не занимается, это чисто юридическая этнокультурная структура. Всемирный конгресс татар — фактически международная организация, сильно интегрированная в государственную систему. С ними, как и с местными властям регионов проживания татар, нужно сотрудничать по мере возможности, совместно вырабатывать стратегию. Но втягивать их в неапробированные общественные инициативы — значит подставлять высоких начальников, входящих в вертикаль власти. Они, наверное, обязаны выстроить народ в одну шеренгу. Кто-то полагает, что это возможно…

Татарская партия (общественная организация) должна быть выше региональных, групповых, классовых и даже религиозных пристрастий. И надо найти вариант, позволяющий обойтись без возни с регистрациями, собраниями и съездами. Можно начинать уже сегодня, в сети интернет. Лучше пусть это будет даже не партия, просто демократическое общественное движение федералистов, пусть даже неформальное и виртуальное (типа «федерал-демократы»), но оно должно выражать то, что у татар болит, где нужно помогать, исправлять, объединять своих сторонников на решение проблем, преимущественно используя татарский язык, но добровольно, другие языки не оттесняя.

 

Просмотров: 473

Один комментарий

  1. Например: Татарская Народно Демократическая партия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>