«Ложь» Рафаэля Хакимова: Курбан-байрам для клерикалов и нужда в самообмане

8053d50b90f29c5c«Реальное время» публикует очередной отрывок из мемуаров директора Института истории им. Ш. Марджани

Директор Института истории им. Ш. Марджани Рафаэль Хакимов подготовил для «Реального времени» новый отрывок из своей мемуарно-аналитической книги «Шепот бытия», которую он продолжает писать. Сегодня колумнист интернет-газеты представляет на суд читателя главы «Божественная ложь» и «Земная ложь».

Божественная ложь

Ложь окружает нас как часть Бытия. Мы не терпим обмана, ненавидим лжецов, огорчаемся, когда дети начинают хитрить, возмущаемся неприкрытой ложью СМИ и политиков. Но сами без лжи не можем прожить ни дня, оправдываясь, мол, сделали это из благих намерений.

Обман начался с сотворения мира. Господь разрешил Адаму и Еве есть любые плоды в саду, кроме плодов от дерева познания добра и зла. За ослушание он предрек смерть. Но сатана в облике змея соблазнил Еву словами: «Нет, не умрете. Когда вы вкусите плоды, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло». Ева и Адам отведали яблоко, но не умерли. Всевышний их обманул, а змей вскрыл обман. Так кто же здесь злодей? Господь не может быть злодеем, значит, обман узаконен свыше. Но и сатану в данном случае обвинить трудно, он ведь открыл глаза на различение добра и зла.

Смысл одного из самых значимых мусульманских праздников Курбан-байрама связан с жертвоприношением. Согласно преданию, ангел Джабраил явился к Ибрагиму во сне и передал ему повеление от Аллаха принести в жертву любимого сына Исмаила. В Библии фигурирует сын Авраама Исхак (Исаак).

Ибрагим отправился в долину Мина к тому месту, где ныне стоит Мекка, и начал приготовления. Его сын, узнавший об этом, не сопротивлялся, так как был послушен отцу и Аллаху, но плакал и молился. Когда жертва была почти принесена, по воле Аллах нож не смог его зарезать. Сын был заменен бараном.

Смысл праздника не столь очевиден, как может показаться на первый взгляд. Во-первых, Господь выдвигает не очень-то моральное требование — стать Ибрагиму убийцей своего сына, а потому божественное приходит в резкое противоречие с этическим; во-вторых, Аллах требует от Ибрагима тупой веры, которая превыше родственных и просто человеческих отношений; в-третьих, Господь конкретно обманул Ибрагима, требуя принести в жертву сына, а затем подложил барана.

Возникает вопрос: чему мы, собственно, радуемся в такой двусмысленный праздник? У Ибрагима, кроме веры, есть отцовский долг. Вера должна возвышать человека, делать его более порядочным, а не подталкивать на убийство. Отец забыл долг свой по отношению к сыну, услышав повеление во сне. Мало ли чего может прийти во сне. Почему этому надо верить? Допустим, для отца это было испытание его веры, но для сына, скорее, утрата всякой веры — и в отца, и в Господа. Может быть, в такой абсурдной ситуации Ибрагиму правильнее было самому себе вонзить нож в грудь?

Ибрагима (Авраама) прославляют за готовность ради Бога пожертвовать любимым сыном. А если кто-то сегодня попробует последовать его примеру? Его посчитают убийцей и посадят в тюрьму или сумасшедший дом. «Этическим выражением действия Авраама было стремление убить своего сына, религиозным же — стремление принести его в жертву; однако в этом противоречии заложен тот самый страх, который вполне способен лишить человека сна; и все же Авраам не был бы тем, кто он есть, без такого страха. А может быть, Авраам вообще не сделал того, что здесь рассказывают, может быть, сообразно основаниям прежних временных отношений это было чем-то совершенно иным, ну что ж, тогда давайте забудем его; ибо не стоит и труда вспоминать о том прошлом, которое не способно стать настоящим» (С. Кьеркегор). Во имя веры разрешено убийство? Так можно и терроризм оправдать.

По религиозным канонам этическое относится ко всем без исключения, оно обязательно для всех и каждого, включая пророков. Никто не может стоять над обществом, будучи его членом. Ибрагим своим деянием перешагнул через границы этики, он поставил себя вне и над обществом, пренебрег долгом отца перед сыном. И сделал он это не ради спасения народа своего. О гражданском долге тут не могло быть и речи. Его поступок был частным, личным делом самого Ибрагима во имя слепой веры.

Существует ли абсолютный долг перед Богом? «Этическое — это всеобщее и, в качестве такового, опять-таки, божественное. Потому правильно будет сказать, что всякий долг в основе своей есть долг перед Богом; однако, если человеку нечего больше сказать, он сразу же говорит: «У меня, собственно, нет никакого долга перед Богом». Долг становится долгом, когда человек отсылает его к Богу, однако в долге, как таковом, я еще не вступаю в отношение с Богом. Скажем, есть долг любить ближнего. Он является долгом, поскольку его отсылают к Богу, однако в этом долге я вступаю в отношение не с Богом, но с ближним, которого я люблю. Если я скажу в связи с этим, что мой долг — любить Бога, я, по существу, произнесу лишь некую тавтологию, поскольку «Бог» берется здесь в совершенно абстрактном смысле — как божественное, то есть всеобщее, то есть долг» (С. Кьеркегор). С этической точки зрения отношение отца к сыну исчерпывается отцовской любовью. Поэтому на вопрос «Почему он решил зарезать сына?» у Ибрагима один ответ — испытание, искушение, выдержанное им ради Бога и ради себя самого.

Искушение оказывается аморальным в силу намерения убить отцом своего любимого сына и в силу лжи, заложенной в требовании Аллаха к Ибрагиму. Реальный же или практический смысл его поступка определяется его принадлежностью к обществу, в котором отношения определяются этическими нормами. В этом смысле Ибрагим был и есть убийца, пусть в намерении, но убийца, и нет ничего божественного в его поступке. Утешение можно найти лишь в том, что Пророк Мухаммед так не поступил бы.

Кому же нужен этот праздник? Конечно, клерикалам. Могут сказать, ложь Аллаха нужна была для испытания силы веры Ибрагима. Но кому нужна вера, противоречащая морали, которую исповедует сама же религия? Религия призвана укреплять устои общества, не подвергая их ненужному испытанию.

Каков же смысл праздника? Видимо, людей устраивает сама концовка события, когда вместо своего сына Ибрагим обнаруживает барана. Аллах его просто обманул. Ложь заложена в искушениях Господа.

Человек, обращаясь к вере, ищет смысл жизни — вот в чем правда, он должен выйти за пределы обыденного приобретения и потребления. Если он теряет смысл жизни, то тотчас же делается жалким и потерянным. Если бы Мухаммед не поверил в свое пророческое предназначение, он так бы и водил караваны по пустыням Аравии. Он стал божиим посланником, потому что поверил в свое великое предназначение.

Земная ложь

Ложь тотальна. Марк Твен заметил: «Лгут все. Каждый день, каждый час, во сне и наяву, в своих мечтах, в момент радости и даже в момент скорби». Ложь — крайне скользкая вещь.

Существует бесчисленное множество способов обмануть человека. Мы можем чуть-чуть приврать, чтобы немного упростить историю, или выкрутиться из неприятной жизненной ситуации.

Более серьезная ложь скрывает проступки или нацелена на корыстные цели — ложь о нарушениях или интригах вокруг карьеры. Мы используем абсолютную ложь или же неполную, с недомолвками, полуправду, очень похожую на правду. Есть ложь ради красного словца, беззлобная похвальба (рыбаки любят приврать о размерах улова), и ложь, оберегающая кого-то от вреда.

Детская ложь появляется не из намерения обмануть, навредить, а вместе с осознанием, что люди по-разному воспринимают мир, что мы не одинаковы, а уникальны. Этим можно воспользоваться для своих целей, что-то скрыть или свалить шалости на других. Детская ложь — признак становления личности. Только повзрослев, человек осознает, что правда связана с репутацией, выгоднее лжи. Святая, «белая» ложь имеет чистые намерения, хотя Иммануил Кант не видел для нее оправдания.

Ложь органически присуща человеку. «Я предполагал, что потребность в отклонении от истины — это признак психического расстройства, но обнаружил, что некоторые люди, умеющие хорошо врать, гораздо более уравновешены, чем многие из нас. Я искренне верил в то, что всегда был предельно честен с самим собой, но понял, что это никому не по силам. Я усвоил, что самообман иногда необходим даже более, чем мы привыкли думать, и что он ведет к успеху на работе, хорошему самочувствию и прекрасным отношениям с окружающими. Я понял, что без наших уловок, а то и прямого обмана мы становимся больными, впадаем в депрессию и даже можем сойти с ума» (И. Лесли). Однако ложь во спасение, или же зловредный обман — это разные вещи.

Рыночная экономика превратила ложь в бизнес. В политике, СМИ, интернете фальсификация, симуляция стали привычными инструментами. Все по факту без философских рассуждений оказались по ту сторону добра и зла. Если можно обмануть читателя, ввести в заблуждение избирателя, устроить пиар-компанию VIP-персонам, и это приносит доход, тогда ложь считается оправданной. Какие еще этические нормы? Мораль для сумасшедших. Таковы российские нравы.

Появились целые телеканалы, подсовывающие под видом документального кино наглую ложь. Такие же ролики крутят в интернете. Псевдодокументалистика, использующая научную мистификацию с постановочными сценами, превратилась в особый жанр. Самыми популярными темами стали рассказы об НЛО с инопланетянами, а также исторические сюжеты. К официальной лжи по российской истории добавились «сенсационные» ролики и статьи, так что даже профессионалу становится трудно отделить зерна от плевел.

Коммерциализация информационного поля ведет к увеличению заказной дезинформации. Ложь стала частью информационных войн. В отсутствии реальной оппозиции особенно трудно ориентироваться в информации, балансирующей между правдой и обманом. В своей эволюции ложь достигла патологических форм. Она стала ложью ради самой лжи. Трудно верить рейтингам, статистике. Жизнь с каждым днем ухудшается, а в официальных сообщениях мы слышим о росте экономики. Троллинг стал обязательным элементом любых сообщений. Тупые комментаторы заполнили медиа-пространство России. Они востребованы. Одновременно идет массовая лесть по отношению к федеральной власти. Лесть стала инструментом карьерного роста.

Нередко явную ложь воспринимают с восторгом. Публике нужен самообман как способ выживать в отупляющем мире. Человек увлекается постановочными имитациями политических дискуссий или каких-то, якобы жизненных, ситуаций. Самообман, как наркотик, требует постоянной подпитки, и СМИ предоставляют нужную дозу. Мы вынуждены тешить себя иллюзиями и придумывать себе прекрасный мир грез — это придает смысл жизни. Как говорил М.Е. Салтыков-Щедрин, «российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».

В этом же ряду, одновременно во весь рост показала себя клевета как часть российского образа жизни. Кого-то опорочить, на кого-то накатать стало не просто нормой, а доблестью. Причем любой прокурор будет проверять клевету, при этом за ложную информацию автор не несет никакого наказания. В России наступило время торжества анонимщиков и троллей. Их не только поощряют так сказать «морально», но и материально.

Манипуляция людьми, формирование нужных установок на восприятие тех или иных событий, изображение лжи в виде искреннего намерения приобрели изощренный характер. То, что было характерно для шулеров, мошенников, теперь стало присуще политикам, клерикалам, журналистам. Политтехнологи подскажут, как это надо делать.

«Оправданный» обман на уровне руководства страны похож на мираж: когда вам кажется, что до него уже рукой подать, факты разрушают иллюзию. «Мир всего один, — говорил Ницше, — и мир этот полон фальши, жестокости, противоречий, лжи и бесчувственности. Обман нужен людям для покорения этой реальности, а потому правда в том, что ложь необходима для выживания». Когда в обществе царит ложь, то стирается различие между добром и злом. Теперь люди обходятся без поиска истины. «Мы коренным образом издревле привыкли ко лжи» (Ф. Ницше).

Рафаэль ХАКИМОВ.

 

Просмотров: 502

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>