Рустам Батыр: «Нас обвиняют в рационализме и приверженности ценностям гуманизма»

1Что стоит за нашумевшим обращением исламских деятелей России против «коранитов» — богословский спор или конъюнктура?

«Мусульмане против секты «коранитов» — так называется публичное обращение к шейху Равилю Гайнутдину, подписанное несколькими десятками известных исламских деятелей страны с осуждением «сомнительных «теологических» споров», которые ведет в том числе и автор «БИЗНЕС Online» Рустам Батыр. В своем новом материале известный мусульманский и общественный деятель отвечает своим оппонентам, обнажая скрытые пружины их демарша и объясняет, причем здесь борьба за власть в СМР.

«В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ УЧАСТИЛИСЬ СОМНИТЕЛЬНЫЕ «ТЕОЛОГИЧЕСКИЕ» СПОРЫ»

История, одними воспринятая как скандал, другими — как анекдот, взорвала мусульманское сообщество России в самом начале этой недели. В преддверии съезда совета муфтиев России, который грозил стать эпохальным (ибо на нем планировалось провести его кардинальную реорганизацию с выстраиванием жесткой вертикали власти и лишением статуса сопредседателей ее лидеров) сайт Ансар.ру опубликовал коллективное обращение под названием «Мусульмане против секты „коранитов“». В этом обращении прекрасно буквально все: и озвученные тезисы, и список подписантов, и грамматические ошибки.

Авторов письма беспокоит, что «в последнее время участились сомнительные „теологические“ споры, вокруг, казалось бы, незыблемых основ Ислама, с участием отдельных лиц, относящихся к так называемым „коранитам“». Главных возмутителей спокойствия они называют поименно. Их всего трое: Тауфик Ибрагим, ваш покорный слуга и Арслан Садриев. «Других солидаризирующихся с ними деятелей» авторы письма называть не стали, но пригрозили, что их «имена при необходимости также можно озвучить». 

Прежде всего подписантов не устраивает, что упомянутые лица проповедуют «так называемый „рационалистический“ подход в понимании Досточтимого Корана», ведь в таком случае, опасаются они, «Ислам и его религиозные нормы» начнут соответствовать «времени и обстоятельствам, подобно тому, как это случилось в других религиозных доктринах», что, по мнению авторов обращения, «несомненно, приведет к новым смутам и расколу в среде верующих». Коротко говоря, нас обвиняют не только в рационализме, но и приверженности ценностям гуманизма.

Полагая, что подобные суждения объектов их критики «могут служить подрыву устоев традиционного ислама», мусульманские деятели предлагают «принять меры по ограничению деятельности этих групп в рамках программ и инициатив Духовного управления» и считают «необходимым серьезное рассмотрение данного вопроса со стороны Совета улемов ДУМ РФ для экспертной оценки всей деятельности так называемых „коранитов“ в России».

Письмо адресовано председателю ДУМ РФ муфтию Равилю Гайнутдину и председателю совета улемов ДУМ РФ Шамилю Аляутдинову. Первый, судя по всему, должен обеспечить административное давление на упомянутых лиц (перечень предлагаемых мер воздействия в тексте приводится). Второй — дать им отпор с богословских позиций в виде фетвы.

«ДУМАЮ, ИХ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ КАДИМИТЫ В САВАНАХ СВОИХ ПЕРЕВЕРНУЛИСЬ ОТ ТОГО…»

Реакция простых мусульман на опубликованное письмо в интернете была молниеносной. «Это вообще что такое? — негодует Ayshat Opieva в „Фейсбуке“. — Товарищи обращенцы-подписанты, вы в своем уме? Сочиняя такие воззвания, вы расписываетесь в собственной неспособности вести с „коранитами“ богословскую полемику. „Не оказывать какой-либо материальной и моральной поддержки в их вредоносной деятельности“ звучит как „Отсадить еретиков от ящиков с садака“! И это вместо того, чтобы возражать своим идеологическим оппонентам, бить их оружием своих богословских знаний. Еще жандармов призовите на помощь. Постыдились бы!» «Будучи не в состоянии вступить в интеллектуальную дискуссию с представителями „секты“», —  отмечает Shamil Shaikhutdinov также в „Фейсбуке“. Имамы вспомнили брежневские времена, достали пыльные партбилеты и решили ударить административным ресурсом, пока — коллективным письмом. В стиле «Мы Т. Ибрагима не читали, но осуждаем».

Как ни странно, в схожем ключе рассуждают и сами авторы письма. Так, Муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов уже признавался, причем публично, что лагерь, который он представляет, на серьезную богословскую полемику не способен в принципе. Еще 2 апреля он говорил своим сторонникам: «Идет дискуссия вокруг тех материалов, которые публикует первый заместитель муфтия Республики Татарстан Рустам Батров. Мы только и делаем, что осуждаем его. Но есть и другая сторона проблемы. Мы столкнулись с тем, что у нас нет реального потенциала и интеллектуальной базы ответить тому же Рустаму Батрову, который, с моей точки зрения, — а я ее обсуждал с серьезными учеными — не обладает нужными знаниями для поднятия тех вопросов, которые он поднимает. И самое интересное, казалось бы, в России, особенно в Дагестане, есть люди, которые учились долгие годы в различных учебных заведениях, но у нас нет тех, кто бы смог все это аргументированно разложить и показать, потому что самородки на пустом месте не зарождаются». 

С тех пор прошло больше полугода. Все это время, полагаю, Мукаддас хазрат не сидел сложа руки. Он собирал вокруг себя ту самую «интеллектуальную базу» и тех самых «серьезных ученых», с которыми, как он сам признается, обсуждал некомпетентность Батрова. И собралось, надо признать, немало — 74 человека (именно столько подписей стоит под обращением). Среди них — региональные муфтии, имам-мухтасибы, имам-хатыбы, политологи, публицисты, а также член совета старейшин, теолог, исламский проповедник, правозащитник, канонический редактор газеты и даже видеоблогер. Собрав в единый кулак всю эту мощь, противники модернизации религии совершили, казалось бы, невозможное: они написали аж две страницы текста, в которых — и это действительно невероятно мощно! — призвали на помощь Аляутдинова в деле опровержения своих оппонентов. Вот он, истинный масштаб мысли и действий! Титаны!

Я пишу это, конечно, с иронией, но и с грустью. Обратившись за фетвой к уважаемому имаму Аляутдинову, автору множества популярных книг на тему ислама, муфтии, поставившие подпись под обращением, тем самым как бы признали, что далеко не каждый муфтий (букв. «дающий фетву») сам способен на вынесение фетв. Наверное, они к тому же забыли, что Шамиля хазрата недоброжелатели частенько самого обвиняют в неомутазилизме, то есть рациональных подходах к исламу. Не случайно он известен тем, что проводит современные мотивационные тренинги и выступает на театральных подмостках в постановках, посвященных мавлиду. Тем самым наши оппоненты-консерваторы наглядно показали, что дела у них идут не так уж и радужно, как того хотелось бы. Думаю, их предшественники кадимиты, также любившие писать кляузы и доносы на джадидов, но все же по канонам кадимитской веры, в частности, проклинавшие театр как греховодное занятие, наверное, в саванах своих перевернулись от того, что продолжатели их дела призвали в заступники человека, против которого, по сути, обращены многие тезисы письма. Не те нынче кадимиты пошли, что были прежде. Мельчают. Хватаются за любую соломинку.

Возможно, Шамиль хазрат откликнется на просьбу подписантов. Это было бы шикарным подарком с его стороны нашим биографиям. Только хотелось бы напомнить противникам модернизации религии и всяческих изменений, что ваши идейные предшественники, чье дело вы продолжаете, считали Россию дар аль-харб («территорией войны») и запрещали не только говорить на русском языке, но даже изучать его. И потому эту антикоранитскую фетву, в отличие от вашего обращения, логичнее было бы увидеть на кораническом, то есть арабском или (да простит меня доктор Тауфик) татарском (читай: мусульманском) языках. Если уж не удалось соблюсти языковые нормы, принятые у мусульман прошлого, то пусть хотя бы это будет сделано в фетве.

74 ПРОТИВ ТРЕХ

Не сумев родить ответную мысль, авторы письма решили задавить своих оппонентов числом: 74 против трех. Несомненно, для схватки это сильный ход, я бы сказал, мужской. Впрочем, число здесь в действительности явно завышено. Я имею в виду три. Одного Тауфика Ибрагима было бы предостаточно. Перечислять меня и Арслана хазрата через запятую вместе с ним — это не только лишне, но и несправедливо по отношению к профессору. Это как поставить рядом скалу и два маленьких камушка. Подобный подход подписантов напоминает ситуацию, когда малыши из яслей не видят гигантской дистанции между простым студентом и академиком, ибо для них все большие дяди суть одно. Отчасти это объясняется тем, что никто из авторов письма толком не знаком с трудами Ибрагима. Стоило бы им прочитать его «Жизнеописание Пророка Мухаммада», хотя бы просто на предмет оценки объема привлеченных источников, они бы поняли, что имеют дело с ученым мирового уровня. Ну а читать его «Коранический гуманизм» борцам с «коранизмом» сам Бог велел. Однако абсолютное большинство подписантов (я специально наводил справки) этого не сделало. И в самом деле получилось: не читали, но осуждаем.

Цифра 74 внушительная, но все же лукавая. Поначалу, пролистывая список подписантов, возникает спонтанное ощущение, что чуть ли не вся страна поднялась против страшного дракона «коранизма». Но это далеко не так. Стоит только структурировать список имен, бессистемно растасованных под видом соблюдения алфавитного порядка, вырисовывается более ясная картина. В действительности письмо поддержали муфтияты только семи регионов, что тоже немало. И вот здесь начинается самое интересное. Каждый муфтий, за исключением Нафигуллы Аширова, для подписания обращения привлек какое-то число своих подчиненных: заместителей и имамов, работающих в его структуре. Гацалов Хаджимурад — 5, Нигматуллин Нурмухаммад — 15, Исхаков Илдуз хазрат — 2, Дашкин Ислям и Юнкин Адельша — на двоих 10, Байбиков Мухаммад — 8, Бибарсов — 11. Помимо этих религиозных деятелей есть один имам из Махачкалы и один из Тульской области, а также дружественные (в том числе находящиеся в прямом подчинении — ?) общественники из нескольких регионов (всего 13). 

Теперь зададимся вопросом: кто обычно подписывает коллективные письма? Ответ очевиден: тот, кто обладает некой самостоятельностью, субъектностью. Здесь есть два варианта. Если это делают, скажем, ученые или деятели культуры, они подписывают вне зависимости от места своей работы, ибо каждый из них — фигура сама по себе. Поэтому несколько ученых из одного института или несколько актеров из одного театра могут выступить подписантами одного обращения. И это будет вполне оправданно. Второй вариант — представительский, в котором подписи ставят те, кто представляет определенную организацию. При таком подходе, если руководитель организации уже подписал документ, делать то же самое его заместителям и сотрудникам становится абсурдом, ибо они субъектностью в данном случае не обладают.

По какому сценарию из этих двух ставили подписи наши герои? Они делали это точно не в качестве экспертов и ученых богословов, ибо суть письма состоит ровно в обратном — признаться в собственной некомпетентности, призвав на помощь для «экспертной оценки» того, кто в этом разбирается. Стало быть, речь идет о представительском варианте. Тогда возникает следующий логичный вопрос: зачем было привлекать для подписания обращения своих собственных сотрудников, если вся полнота полномочий представлять муфтияты есть у их руководителей? Ответ очевиден: для массовости. А вот теперь самый интересный, нокаутирующий поворот. Взглянем на вышеприведенные цифры еще раз и оценим их теперь с точки зрения того, скольких своих подчиненных смогли организовать наши муфтии — 2, 5, 8, 10/2, 11, 15. Другим словами, инициаторы обращения не только признались в своей интеллектуальной беспомощности, но и расписались в своей крайне низкой эффективности в качестве организаторов. Если, даже «осознавая свой долг перед будущими поколениями мусульман в нашей стране», муфтий может в своей собственной организации собрать всего лишь несколько человек, максимум 15, то, извините, грош цена такому муфтию как руководителю.

«ВОТ ОНА, ВЕЛИКАЯ СИЛА КОРАНА! ОН ПРИМИРЯЕТ ВРАГОВ И ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ ЛУЧШЕ!»

Как уже было сказано, свое обращение муфтии написали накануне съезда СМР, который обещал стать для них роковым. Все дело в том, что СМР — весьма демократическая организация, объединяющая разные региональные муфтияты, без жесткой вертикали управления. Председатель СМР, хоть и поставлен главным над остальными, все же не является для них начальником в прямом смысле этого слова, который может, например, увольнять своих подчиненных. Всем подобный союз был выгоден. Гайнутдин получал за счет региональных муфтиев дополнительный политический вес, а региональные муфтии взамен — статус сопредседателей СМР, то есть они поднимались на ступеньку, почти равную Равилю хазрату, а это дорогого стоит.

О том, что подобный формат отношений надо рассматривать лишь в качестве переходного этапа от, так сказать, «конфедерации» к «федерации», говорили давно. Звучали предложения превратить СМР в обычный ДУМ или «загнать» всех его участников под крышу ДУМ РФ. Естественно, сопредседателей СМР такой расклад не устраивал. Стал назревать внутренний конфликт, первый гром которого грянул 9 октября. Тогда запланированный съезд СМР был неожиданно перенесен на декабрь по не озвученным для широкой общественности причинам. Незадолго до проведения отложенного съезда, как отмечают источники, Бибарсов положил на стол Гайнутдину заявление о сложении с себя полномочий сопредседателя СМР. Судя по всему, это было начало бунта, переросшего позднее в открытую фазу коллективного письма.

Но съезд бесконечно переносить невозможно — в конце концов, он должен проходить с нужной периодичностью по требованию устава. И вот в преддверии прошедшего съезда на интернет-ресурсах, подконтрольных одному из авторов письма Бибарсову, начинается активная публикация материалов против движения «коранитов». За короткий срок, начиная с конца ноября, было опубликовано аж шесть соответствующих материалов, венцом которых и стало нашумевшее открытое письмо. Эксперты, знакомые с ситуацией, в один голос твердили, что региональные муфтии предъявили Гайнутдину ультиматум: или он сохраняет статус-кво, или они выйдут из состава СМР под благородным предлогом борьбы с сектантством.

Похоже, подобная тактика дала свои результаты. Региональные муфтии не стали «загоняться» под жесткую вертикаль. Однако все же они лишились престижного статуса сопредседателей, войдя на общих основания в расширенный состав президиума СМР. От муфтиятов тех 7 регионов, которые инициировали письмо против «коранитов», в президиум вошли 5 муфтиев (всего в президиуме 10 человек). Таким образом, противостояние пока завершилась вничью, со счетом 1:1. Наверное, на внутренних переговорах помимо переименования должностей и расширения численного состава президиума СМР обсуждались и финансовые вопросы. Но об этом мы можем только догадываться. Таким образом, видимо, не случайно Бибарсов, пребывая явно в хорошем расположении духа, отметил, что «прошедший курултай стал одним из самых интересных и продуктивных собраний за последние 10 лет», хотя он кроме разжалования сопредседателей в члены президиума иными значимыми решениями в своей надводной части не запомнился.

Часто идеологом кардинальной реорганизации СМР считают Дамира Мухетдинова, хотя он формально к руководству СМР прежде не имел никакого отношения (он является первым заместителем Равиля хазрата по ДУМ РФ). Ему же ставят в вину, что он также является негласным покровителем просвещенно-прогрессистского крыла мусульман, в то числе «коранитов». Поэтому не случайно, как уже писали СМИ, в первоначальном варианте «антикоранитского» обращения Мухетдинов упоминался по имени наряду с остальными участниками «могучей тройки». Но потом авторы письма передумали и оставили лишь намек на него через вышепроцитированные формулировки. Остались и призывы не пущать «коранитов» на мероприятия ДУМ РФ, что тоже, несомненно, есть камень в огород Мухетдинова.

Судя по фотографиям из соцсетей, в день проведения съезда СМР Мухетдинов успел побывать и на съезде, и на встрече с министром образования и науки РФ Ольгой Васильевой в рамках итогового совещания рабочей группы по вопросам исламского образования. И вот что интересно. Как отмечают источники, во время голосования на съезде Мухетдинов в зале не присутствовал (в этот момент он уже был на встрече с министром). И в его отсутствие яростные борцы с «коранитами», написавшие против них грозное письмо, проголосовали на съезде, при чем единогласно (!), за расширение полномочий Мухетдинова и включение его в состав президиума СМР. Видимо, кулуарные переговоры до съезда завершились удовлетворительно и надобность в дальнейшей эскалации скандала отпала. Дамир хазрат, вернувшись от министра в муфтият, узнает, что теперь он (в том числе благодаря авторам письма) — одна из ключевых фигур не только в ДУМ РФ, но и в рамках СМР. Более того, согласно принятым документам, делегаты повысили своим решением статус его духовного сана с имам-мухтасиба до муфтия — так сказать, короновали «коранита». Уже вечером на торжественном ужине по случаю прошедшего съезда Бибарсов, судя по всему, главный зачинщик эпопеи по выявлению в рядах ДУМ РФ затесавшихся «коранитов», как ни в чем не бывало, мило улыбаясь, фотографировался под ручку с Дамиром хазратом. Как говорится, ничего личного, Дамир, это только бизнес.

Авторы письма указали, что «кораниты» привносят раскол в ряды мусульман. Но факты говорят об обратном. Именно они позволили части региональных муфтиев сплотиться и выступить единым фронтом. Даже оба муфтия Пензенской области, которые самим фактом своего сосуществования в рамках одного региона являются постыдным символом клерикального раскола российского ислама, в едином порыве поставили подпись под общим документом. Вот она, великая сила Корана! Он примиряет врагов и делает людей лучше.

«ГДЕ В ИСЛАМСКОМ МИРЕ, КОГДА БЫ ТО НИ БЫЛО В ИСТОРИИ, ВЫ ВИДЕЛИ КОНСЕНСУС ПО БОГОСЛОВСКИМ ВОПРОСАМ?»

Теперь обратимся к разбору собственно содержательной составляющей письма, хоть она и невелика по своему удельному весу.

Первая ошибка, которую допускают авторы обращения, — они не дают определения понятию «коранизма», против которого выступают. Что это такое? Кто такие «кораниты»? Без этого все дальнейшие разговоры просто бессмысленны.

Далее. На каком основании вы, авторы письма, причисляете к «коранитам» упомянутых вами лиц? Они где-то так называли себя сами? Отнюдь. Что за мания вешать ярлыки на конкретных людей? Слышали выражение «Без меня меня женили»? Это тот самый случай. По этому поводу — по крайней мере, в части вашего покорного слуги — авторам письма ответил известный в стране специалист по исламским «сектам», проректор Болгарской исламской академии Саид хазрат Шагавиев. Информационное агентство «Татар-информ» попросило его прокомментировать обсуждаемое обращение. «Кораниты известны тем, что отрицают довод сунны в шариате, – отметил он и добавил. — С настоящими коранитами в РТ я не сталкивался». Поверьте, Саид хазрат лучше вас знает о моих взглядах и о том, кто такие кораниты на самом деле. При этом в самом слове «кораниты» как таковом нет ничего плохого, но сначала надо договориться, какое содержание вкладывают в него участники дискуссии.

Хорошо, согласимся на минутку, что, допустим, Тауфик Ибрагим является «коранитом» (хотя повторюсь: он, равно как и остальные, никогда себя так не называл и не позиционировал). Коли вы сами книг оппонентов не читаете, то я вам скажу, о чем пишет профессор в своем «Кораническом гуманизме». Его труд представляет собой научную попытку реконструировать аутентичное учение Священного Корана, в том числе сквозь призму высказываний и реальной практики нашего Пророка, то есть через Сунну. Каким же ислам увидел при таком подходе исследователь? Это религия, которая не приемлет насилия, ведение межрелигиозных войн, нетерпимость, обскурантизм. Это религия милосердия, которая рассматривает человечество как о единую семью, провозглашает национально-этническое многообразие и религиозно-конфессиональный плюрализм предначертанием Бога, заповедует свободу совести и вероисповедания. Вы это называете с негативной коннотацией «коранизмом», который вам так претит? Подобные выводы ученого вы считаете «деструктивной деятельностью»? Данные тезисы, по-вашему, «сеют смуту в умах малообразованной части мусульман»?

Вы считаете, что мы выступаем против Сунны? Вы в корне не правы! Речь идет (да простят меня коллеги, что я за них формулирую их позицию) лишь об отказе от ложно приписанных Пророку хадисов, выдаваемых за Сунну, особенно если они противоречат Корану и тем более если приносят вред нашей умме. Любой здравомыслящий мусульманин, как мне представляется, разделяет такой подход. Или вы считаете как-то иначе? Скажу больше. Пока некоторые из подписантов обращения ходили по беляшам с маджлиса на маджлис (а это, кстати, соответствует Сунне Пророка?), Арслан хазрат Садриев не вылезал из архивов, работая над своей диссертацией по теме «Влияние Сунны Пророка на культуру и быт мусульман Поволжья по письменным источникам XIX - XX веков». Другими словами, он потратил лучшие годы своей жизни, чтобы аргументированно показать, что Сунна является неотъемлемой частью культуры нашего народа.

По вашим словам, «так называемые „реформаторы“ пытаются доказывать, что достоверные хадисы Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, не могут восприниматься всерьез и считаться аутентичными». В действительности, это делаем не мы, а, извините, сама ханафитская традиция, которую, как явствует из вашего обращения, вы защищаете. Напомню вам, что ханафитские ученые, говоря вашей лексикой, никогда не воспринимали всерьез так называемые единичные (ахад) хадисы, ибо их, по мнению ханафитов, решительно нельзя рассматривать в качестве аргумента. А вы знаете, сколько существует единичных хадисов? Боюсь вас разочаровать, но они такие все без исключения. И это снова говорим не мы, а авторитетный суннитский хадисовед древности Ибн-Хиббан. Вот что он писал: «Что касается преданий (аль-ахбар), то все предания — единичные (ахад), ибо нет предания, которое было бы передано от Пророка, да пребудет с ним мир и благословение Аллаха, со слов двух праведных мужей (адль), каждый из которых в свою очередь передал бы его также со слов двух праведных мужей, и так до самого посланника Аллаха».

А как же хадисы-мутаватир, то есть хадисы, широко распространенные по многим надежным цепочкам, спросите вы. Целый ряд исламских ученых обращал наше внимание на то (указывает по этому поводу Махмуд Шалтут) что в существующих сборниках хадисов нет ни одного хадиса-мутаватира. Шалтут, конечно, не Аляутдинов, но тоже не последний человек в исламском мире — как-никак при жизни был ректором аль-Азхара.  

Вы отмечаете, что к сборникам хадисов аль-Бухари и Муслима не применим такой критерий, как то, что они непременно должны «быть поняты человеческим разумом». Хорошо, допустим. Вы, наверное, знаете, что в знаменитом хадисе Джибриля у аль-Бухари (его-то, я надеюсь, вы читали) среди столпов веры не упоминается предопределение. Оно упоминается только у Муслима, да и то лишь в одной из двух версий данного хадиса, приводимых им. Это значит, что либо аль-Бухари забыл включить важнейший пункт исламской догматики в свой сахих, либо Муслим его туда добавил во второй версии хадиса. Даже если мы решили отказаться от понимания хадисов разумом, то какому из этих двух вариантов одного и того же предания мы должны с вами верить? Кстати, согласно классическому хадисоведению, какая версия хадиса считается более сильной: та, в которой есть консенсус между аль-Бухари и Муслимом, или та, в которой они расходятся между собой?

Может быть, спросить об этом у человека, который живет уже больше 1400 лет? Откуда я о нем узнал? Из хадиса-сахих, где сказано о мальчике, который не успеет состариться, как уже начнется Судный день. Поскольку День суда еще не наступил, значит, этот мальчик все еще жив и молод. Как вы думаете, за это время сколько черных собак он убил, согласно предписанию одного из достоверных, по вашей квалификации, хадисов? А сколько мух он искупал в своем супе, как велит другой хадис-сахих? Интересно, нашел ли он тот остров, где, согласно еще одному хадису-сахих, в оковах пребывает Даджжал, которого заметили очевидцы и который должен был вырваться на свободу вскоре после прихода Пророка? И если Даджжал до сих пор так и не вышел, значит, он, скованный цепями по рукам и ногам, все еще на этом острове, что в месяце пути от Сирии. И может быть, вооружившись навигатором и Google Map, отправиться туда и там принять еще одно коллективное обращение, на этот раз не только против «коранитов», но и против астрономов, несущих чушь про вращение земли вокруг своей оси. Ведь на самом деле, согласно хадису-сахих, солнце, сокрывшись за линией горизонта, прячется под Трон Аллаха в «земном» поклоне (саджидатан), а стоит ему оторваться от него, как наступает утро. Или, может, в принципе неважно где, просто проведем научно-богословскую конференцию, чтобы для начала хотя бы понять, что от проблемы приписанных Пророку хадисов одними лозунгами не отмахнешься?

В обращении вы часто оперируете общими декларациями, а суть любого вопроса всегда кроется в конкретике. Например, Тауфик Ибрагим в своем исследовании подробно рассматривает вопрос об убийстве вероотступника в исламе. Опираясь на все сборники хадисов, сиры и другие мало-мальски значимые источники, которые затрагивают данную тему, он рассматривает абсолютно все известные случаи ухода из ислама, которые случались при жизни Пророка. И что же выясняется? Если не было уголовного преступления, то сам отход от веры Пророком  никогда (!) не карался. Это и есть его Сунна! Отпускать с миром всякого, кто решил пойти своим путем, ибо ислам не нуждается в том, чтобы держаться на страхе и насилии. А те «труды и изыскания», которые вы защищаете, предписывают убивать человека, если он вдруг решил перейти в другую веру. И в связи я этим возникает вопрос: кто из нас на самом деле отвергает Сунну Пророка?

Вас, дорогие подписанты, не устраивает «рационалистический» подход в понимании Досточтимого Корана». Хочу вам напомнить, что великий имам Абу-Ханифа относился к асхаб ар-рай, то есть школе рационалистов, за что его яростно критиковали приверженцы хадисов (асхаб аль-хадис), называя «сиротою хадиса», «нововведенцем» и даже безбожником. Обращаясь к татаро-башкирской части подписантов, хотелось бы спросить: вы в споре имама с его оппонентами на чьей стороне? Хотелось бы спросить и своих кавказских братьев, поставивших также подпись под письмом: помните ли вы, что имам аль-Ашари воспитывался в доме Абу-Али аль-Джуббаи, главы басрийских мутазилитов, то есть «секты» теологов-рационалистов? Именно благодаря воспринятым от этого человека, заменившего ему отца, рациональным методам он и смог блестяще систематизировать суннитское богословие, в защиту которого вы якобы выступаете.

Осуждая «коранитов», вы апеллируете к «общепринятым мусульманским миром нормам исламской теологии». Где в исламском мире, когда бы то ни было в истории, вы видели консенсус по богословским вопросам? Сила нашей религии в многообразии подходов и плюрализме мнений. Напомню вам в связи с этим, уважаемые Мукаддас хазрат, Нафигулла хазрат и другие подписанты, что именно вы чуть более года назад решительно выступили против принятия «грозненской фетвы», которая пыталась ответить, как многим тогда казалось, на элементарный вопрос «Кто такие сунниты?». Но даже в определении сути и границ исламской «ортодоксии», то есть самых базовых понятий, улемы и муфтии не смогли прийти к согласию. Вы все прекрасно помните эту историю.

К ВОПРОСУ О ТРАДИЦИОННОМ ИСЛАМЕ

Ну и напоследок — самое вкусное. В своем письме вы выступаете против «подрыва устоев традиционного ислама». Так и сказали — «традиционного ислама». Мне как человеку, который, опираясь на средневековые источники, написал книгу, посвященную жизнедеятельности имама Абу-Ханифы и перевел с арабского все его богословские труды (кстати, искренне  рекомендую подписантам почитать работы великого имама, а то, как выяснилось, не все из них даже в руках их держали); как человеку, который написал, кажется, единственный в России труд, посвященный понятию традиционного ислама; как человеку, который расшифровал в символике предания о трех сподвижниках Пророка указание на три главные науки традиционного ислама, что легло в основу эмблемы  Болгарской исламской академии, крайне приятно, что в нашем полку прибыло. И прибыли не абы кто, а уважаемые люди: Нафигулла Аширов, Мукаддас Бибарсов, Ислям Дашкин, Орхан Джемаль и еще многие другие, чьи имена как защитников «традиционного ислама» можно смаковать и смаковать до бесконечности. Не буду давать оценку их мировоззрению, пусть этим займутся другие. Но тех, кто не в теме, хочу заверить: мы с вами переживаем исторический день! Ибо еще совсем недавно Аширов, например, говорил: «Так называемый традиционный ислам у татар — это фактически неисполнение многими предписаний Аллаха, таких как намаз, закят, хадж и прочего». И многие другие подписанты, если не все, были с ним в этом солидарны.

Кстати, уважаемые муфтии, а почему вы своему прямому руководителю пишите открытые письма? Ведь даже для решения своих политических задач, не говоря уже об обращении внимания на проблему «коранизма», можно было бы ограничиться и внутренней перепиской. Неужели вы надеялись, что о вас как о защитниках «традиционного ислама» и неуклюже инкриминируемых нам «радикализации и создания благоприятной почвы для возникновения экстремистских идей и настроений» узнают представители государственной власти? Не напрасно, надо полагать, вы занимаете свои посты. Браво!

Уважаемые авторы обращения всего лишь двумя страницами текста в деле разоблачения идеологии исламского консерватизма сделали многократно больше, чем все статьи вашего покорного слуги на «БИЗНЕС Online» вместе взятые. Поэтому я искренне благодарен им и прошу у читателей прощения за то, что сам старался выводить на чистую воду своих друзей-оппонентов, хотя давно можно было поступить намного проще: дать высказаться им самим.

Рустам БАТЫР.
«БИЗНЕС Online».

 

Просмотров: 497

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>