Мулланур Вахитов: состоятельная семья, увлечение социализмом и юношеский максимализм

2bd2195f9d747584Главный татарский большевик: создание национальной республики и агитация среди пролетариата. Часть 1

В Казани знаменитый памятник Муллануру Вахитову у «Кольца» на время может переехать в другое место. Историк Айдар Хабутдинов в авторской колонке, написанной для «Реального времени», рассказывает о становлении политических взглядов выдающегося татарского деятеля.

На развалинах Болгара

В топографии Казани имя Мулланура Вахитова является вероятно самым упоминаемым из имен известных татар. Это существующий уже 45 лет Вахитовский район (единственный из семи районов Казани, чье название имеет отношение к татарам); площадь Вахитова; железнодорожная станция «Вахитово», улица Мулланура Вахитова; «Нэфис, Казанский химкомбинат имени М. Вахитова»; памятник Муллануру Вахитову (который пока еще смотрит с холма на ул. Бутлерова). Улица Вахитова есть во многих населенных пунктах Татарстана и его именем названы как минимум четыре деревни в Татарстане. Однако получить современное и (или) целостное представление о его трудах и днях почти невозможно: единственное крайне краткое издание работ М. Вахитова появилось только к 50-й годовщине революции в 1967 году, а единственная монография ныне покойного Р.И. Нафигова — в 1975 году. В 2002 году именно мне пришлось писать статью о Вахитове для «Татарской энциклопедии», так как ранее я создал о нем биографический очерк (см. книгу «Лидеры нации») и анализировал его политическую деятельность в своей докторской диссертации, защищенной в 2002 году. Однако с этих времен прошло многое. И мне хотелось бы увязать его активную политическую деятельность, занявшую всего полтора года (март 1917 — август 1918 годов) с событиями революции 1917 года, юбилей которой прошел недавно.

Конец XIX — начало XX веков стало временем расширения колониальных владений европейских держав. Если раньше речь шла о народах, которые не создали сильных государств, то теперь отступать приходилось и государствам, которые ранее достаточно успешно конкурировали с европейскими державами: Китаю, Японии, Ирану, Османской империи. В начале прошлого века на глазах российских мусульман потеряло независимость Марокко (Фес), итальянские войска вошли в Ливию, Балканы полностью перешли под контроль европейских государств. Старые мусульманские режимы доказали свою несостоятельность. Теперь защиту интересов Иль-Ислама (страны Ислама) должны были взять на себя трудящиеся массы народов. Эти идеи получили название «колониальной революции». Идеологом их в татарском мире стал Мулланур Вахитов.

Мулланур Вахитов родился в буржуазной семье, по матери он происходил из купеческого рода миллионеров и общественных деятелей Казаковых. Его духовным наставником в вопросах социализма был дядя — социал-демократ Исхак Казаков. Вахитов не получил никакого национального образования и владел русским литературным языком лучше, чем татарским. Однако как и многие татарские интеллигенты, выросшие в среде русской культуры, он обостренно ощущал долг перед своим народом, потребность в восстановлении его былого величия.

В воспоминаниях Исхака Казакова рассказывается, что они с Муллануром и его братом Набиуллой Вахитовым посетили в 1907 году развалины Булгара. Молодой Вахитов так оценил увиденное: «Какие варвары разломали эти исторические памятники, чтобы построить из надгробных камней, обломков ханских дворцов «эту провинциальную, в казенном стиле церковь». «Нас, «некрещеных», вдобавок не пустили на территорию монастыря». Рисующему Набиулле Мулланур сказал: «Нарисуй, что ты видишь, этот позор великодержавного шовинизма». Мулланур всегда любил некоторое преувеличение. В истории мусульманских государств эпохи расцвета Вахитов видел пример для подражания, а окружающая его российская действительность виделась ему примером угнетения и бескультурья. Но не случайно, что уже столетие не прекращается паломничество в Булгар. А на наших глазах в Булгаре появились здания Белой мечети и Болгарской исламской академии, и над упомянутой Муллануром церковью (бывшей долгие годы музеем) вновь воздвигнут крест.

Студенчество и формирование взглядов

М. Вахитова описывают как участника революции 1905—1907 годов. Но в реальности можно говорить об участии в кружке «Шимбачеляр», то есть собиравшихся по субботам (отсюда название) представителей учащейся молодежи русских учебных заведений. Они интересовались скорее вопросами просвещения и развития национальной культуры, включая театр. Имени М. Вахитова нет ни в отчетах татарской прессы, описывающей общественное движение и его участников, ни в жандармских отчетах.

После окончания Казанского реального училища в 1907 году Мулланур в 1907—1910 годы — студент экономического отделения Петербургского политехнического института. Идеологические взгляды Вахитова окончательно сформировались под влиянием европейской позитивистской доктрины, утверждавшей постоянный прогресс человечества, в период обучения в одном из центров позитивизма — Петроградском психоневрологическом институте в 1912—1916 годы. Одной из ключевых идей классика позитивизма Герберта Спенсера (1820—1903) является противопоставление военного и промышленного индустриального обществ. Военный тип общества основан на военных конфликтах и истреблении или порабощении побежденного победителем; централизованном контроле. Здесь государство вмешивается в промышленность, торговлю и духовную жизнь, насаждает однообразие, пассивное повиновение, безынициативность, мешает естественному приспособлению к требованиям окружающей среды. Промышленный тип основан на промышленной конкуренции, где побеждает самый сильный в области интеллектуальных и моральных качеств. Борьба в таком обществе — благо для всего общества, так как в результате растет интеллектуальный и моральный уровень общества в целом и политическая свобода. М. Вахитов не признает социальный дарвинизм Спенсера, но хорошо понимает, что прежде, чем поделить, нужно что-то создать.

Именно в Санкт-Петербурге М. Вахитов проявил себя как публицист, защищавший идеи научного прогресса и возрождения ислама на страницах «Мусульманской газеты» (1912—1914). Статьи Вахитова отличаются высокой патетикой и юношеским идеализмом. Основным противником называется банда, «профанирующая святые суры Корана». Цель прогресса мусульманских народов Вахитов видел в достижении общества, «где среди вечной весны огнями ликования сияет святая Кааба тихого мира и неиссякаемой любви». Вахитов надеялся, что «на благословенных, вспоенных ароматами нежнейших движений миллионов сердец полях родятся новые Харун-аль-Рашиды, аль-Батани, Аверроэсы». Юноша бредил возрождением «золотого века» ислама, который уже тогда был воспет европейскими исламоведами. Значительное влияние на Вахитова оказал один из лидеров бюро при мусульманской фракции Государственной думы осетин Ахмед Цаликов, сторонник социал-демократической группы «Вперед». Впрочем, в петербургских архивах также не сохранилось сведений о подпольной революционной деятельности Мулланура. Вахитов не закончил образования и в 1916 году возвращается в Казань.

После революции. «Школа национализма»

Сразу после Февральской революции 1917 года в Казани создается Временный мусульманский комитет. Мулланур Вахитов отказался войти в комитет, т. к. с самого начала занял крайне левую позицию в вопросе передачи земли крестьянам и переходе власти в руки Советов. Все возрастающие тяготы войны, особенно для простого народа, подталкивают М. Вахитова к той партии, которая выступает за выход из войны, то есть к большевикам.

Радикализм Мулланура оказался привлекательным для двух групп населения Казани. Во-первых, татар — рабочих казанских русских заводов, которые, находясь на низшей ступени квалификации и оплаты труда, выступали за радикальное переустройство общества. Второй группой были представители низших слоев интеллигенции. Среди последних можно выделить три основные составляющие. Во-первых, группу, объединенную протурецкими симпатиями, ее членов привлекала идея быстрейшего прекращения войны, в которой Османская империя терпела поражение, а также идея единства мусульманского мира. Во-вторых, МСК (Мусульманский социалистический комитет), в который вошли бывшие сторонники шакирдского движения «ислахистов», как наиболее радикальная группа сторонников перманентной революции. В-третьих, МСК объединил представителей новой светской интеллигенции, как правило, учительства русскоязычных школ, недовольных преобладанием среди интеллигенции Казани сторонников традиционных лидеров мусульманской общины. В воспоминаниях Вали Шафигуллина прямо указывается, что бывший «азатчы» (социал-демократ) драматург Галиаскар Камал участвовал в сборниках МСК, а членами комитета были Карим Тинчурин и артист Габдулла Кариев. Уникальный характер соединения этих групп в татарском обществе в условиях Казани и привел к созданию такой организации, как Мусульманский социалистический комитет.

Французский политолог Александр Беннигсен оценивал идеологическое направление МСК как «крайний панисламизм» и считал, что комитет преследовал три основные цели:

  1. Борьба против татарского «феодализма» и мусульманского традиционализма.
  2. Национальное освобождение мусульман России из-под русского владычества.
  3. Распространение социализма по всему мира ислама.

А. Беннигсен называет МСК не партией, которая руководила своими членами, а «школой национализма». При этом социализм рассматривался как механизм для развития ислама и «освобождения от империализма и европейской буржуазии».

15 июня 1917 года издается орган МСК — газета «Кызыл Байрак» («Красное знамя»). Газета призывала: «Сплотимся под знамя социализма и устремимся на борьбу против врагов народа». Под врагами народа подразумевались сторонники продолжения войны и захвата турецких проливов. МСК ясно понимал, что среди татар таких людей практически нет.

Продолжение следует

Айдар ХАБУТДИНОВ.

«Реальное время».

Просмотров: 525

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>