«Где, как не в Татарстане, должны заниматься обучением татарскому языку?»

1518178355_pic111Языковой конфликт не утихает: отец третьеклассника из Набережных Челнов через суд требует вернуть родному языку «равный объем» преподавания

Беспрецедентный иск подал в суд преподаватель шахмат из Набережных Челнов Рамиль Хуснуллин. Ссылаясь на республиканский закон «О языках», он обвиняет школу, где учится его сын, в том, что учреждение ущемляет права ребенка на обучение татарскому языку в равном объеме с русским. Школа же менять ничего не намерена и считает, что привела обучение в соответствие федеральному закону. В коллизии разбирался «БИЗНЕС Online».

«Я ДОЛЖЕН ОБРАТИТЬСЯ К ПРАВИТЕЛЬСТВАМ ДРУГИХ СТРАН, ЧТОБЫ ОНИ ОБУЧАЛИ МОЕГО РЕБЕНКА ТАТАРСКОМУ?»

О болезненный языковой вопрос в Татарстане продолжают ломать копья. Беспрецедентный иск о нарушении прав при изучении татарского языка на днях подал в челнинский горсуд челнинец Рамиль Хуснуллин. Его сын учится в 3-м классе школы №32 с углубленным изучением предметов, которая в иске фигурирует теперь в качестве ответчика. Согласно учебному плану, утвержденному на текущий учебный год, в 3-м классе все ученики, включая и сына истца, изучали татарский язык и татарскую литературу 6 часов в неделю. Такое же количество было отведено и на русский язык с литературой. Однако после известных всем событий пропорции поменялись не в пользу родного для семейства Хуснуллиных языка.

«В ноябре 2017 года по неизвестной причине, без согласия родителей, школа сократила преподавание татарского языка на три часа в неделю и прибавила их для изучения русского языка. В настоящее время мой сын изучает свой родной язык всего три часа в неделю и 9 часов изучает русский язык. Кроме того, все остальные предметы преподаются также на русском языке», — написано в заявлении. Уточним, что под 9 часами русского языка подразумевается язык вкупе с русской литературой. 

«Когда я обратился с просьбой о восстановлении количества часов для преподавания родного языка, мне отказали. При этом отказались выдать документ, обосновывающий сокращение преподавания татарского языка». Во всей этой ситуации Хуснуллин видит нарушение прав и свобод своего ребенка и серьезные препятствия к их дальнейшему осуществлению. «Странным выглядит позиция ответчика и вышестоящих государственных чиновников от образования. Где, как не в Татарстане, должны заниматься обучением наших детей родному татарскому языку? — вопрошает истец. — Или я должен обратиться к правительствам других стран, чтобы они обучали моего ребенка татарскому? Абсурдность позиции ответчика становится очевидной».

В разговоре с «БИЗНЕС Online» Рамиль Тагирзянович пояснил, что перипетии с языковым вопросом, длившиеся почти полгода, отслеживал и, безусловно, переживал. В конце октября в школе прошло собрание, на котором он присутствовал вместе со всем родительским сообществом школы. Однако, как утверждает Хуснуллин, руководство учреждения родителей дезинформировало. «Там сказали, что язык будет преподаваться в равных объемах. И нам дали заявления — против изучения мы или нет. Все были согласны его изучать. Родителям сказали, что будет все в соответствии с учебным планом. С каким планом? Непонятно. Нам его никто не показывал», — подчеркивает наш собеседник.

Возможности перевода сына в татарскую гимназию для более углубленного изучения татарского языка Рамиль Тагирзянович не рассматривает: «Я считаю, если я у себя дома живу, почему я должен искать в городе другую школу, я же не диаспора! Если бы приехал откуда-то, тогда бы, наверное, я искал школу. Я же в Татарстане живу!»

Помимо эмоций в иске четко обозначены пункты законов, которые, по мнению Хуснуллина, нарушила школа. В частности, это три статьи Конституции — 2-я, 26-я и 68-я. Напомним, во 2-й статье говорится о том, что каждый имеет свободный выбор языка обучения и воспитания, 26-я статья гласит о том, что республика вправе устанавливать свои государственные языки, которые употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации. 68-я статья устанавливает права и свободы в качестве высшей ценности, а соблюдение этих прав и свобод считается обязанностью государства. Далее Хуснуллин апеллирует к закону «Об образовании», где отмечается, что граждане России имеют право на получение дошкольного, начального общего и основного общего образования на родном языке из числа языков народов РФ, а также к закону РТ «Об образовании», где говорится, что татарский и русский языки как государственные изучаются в равных объемах. Кроме этого, упоминается закон «О языках народов РФ», где обозначено, что государство признает равные права всех языков народов РФ на их сохранение и развитие, а все ветви власти, включая и судебную, гарантируют и обеспечивают социальную, экономическую и юридическую защиту всех языков народов РФ. В конце упоминается и пресловутое постановление Конституционного суда РФ от 16.11.2004 года, которое признает, что норма об изучении двух государственных языков Татарстана в равных объемах не противоречит Конституции РФ.

Отметим, что движение иска, поданного 29 января, пока приостановили по формальным причинам. В частности, судья потребовала от Хуснуллина письменно подкрепить отказ директора школы предоставить документы, на основании которых был изменен учебный план. Кроме того, истец пока не определился, хочет ли он компенсировать моральный вред, причиненный ограничением прав и свобод его сына.

«Мне кажется, закон должен быть на моей стороне, потому что менять учебный план посреди учебного года — это противозаконно, это нарушает права моего ребенка. Я пытался урегулировать вопрос со школой до суда. Но мне сказали, что это бесполезно», — подытожил Рамиль Тагирзянович.

Уточним, что инициатор иска является тренером-преподавателем по шахматам ДЮСШ «Этюд» и ведущим тренером-преподавателем по работе со школами города. Кроме того, языковую практику кандидат в мастера по шахматам активно внедряет и в свой вид спорта — Хуснуллин является автором методики обучения начинающих шахматистов на турецком языке и в числе его воспитанников ряд участников первенства Турции среди юношей и девушек.

«МЫ НИЧЕГО МЕНЯТЬ НЕ БУДЕМ»

До того как дело об «исчезнувших» часах татарского дошло до суда, руководство 32-й школы неоднократно беседовало с Хуснуллиным. Родитель сидел в кабинете директора школы Виолетты Рагузиной даже во время телефонного звонка корреспондента «БИЗНЕС Online». Руководитель школы рассказала, что Хуснуллин просто отказывается смириться с нормами федерального закона. Запрошенный у школы документ, обосновывающий изменение учебного плана, директор обещает предоставить в течение 30 дней, как и положено по закону.

«В республике Татарстан было нарушено право на изучение русского языка, и наши учебные планы не соответствовали федеральным стандартам — они были приняты без учета примерных образовательных программ, — сказала Рагузина. — 9 октября школа получила представление прокуратуры об устранении нарушений законодательства об образовании, где было требование — привести образовательные программы в соответствие с требованием федеральных стандартов, что и было сделано. Если ранее изучение татарского языка велось за счет часов русского языка, то теперь мы привели это в соответствие закону. Согласно третьему варианту примерного учебного плана РФ, мы оставили изучение родного языка в объеме 2 часов и литературное чтение на родном языке в объеме 1 часа. Мы привели наши учебные планы в соответствии государственным образовательным стандартам. Здесь мы права учащихся как раз не нарушаем».

Рагузина отметила, что Хуснуллин допустил ошибку в своем исковом заявлении: на данный момент его сыну преподается 5 часов русского языка и 3 часа литературного чтения — всего 8, а не 9 часов. Сам Хуснуллин по образованию учитель татарского языка, и директор школы намекает, что он вполне мог бы «давать сыну те объемы изучения, которые ему нужны».

Рагузина ссылается на ст. 28 «Закона об образовании», где говорится, что образовательная организация обладает автономией, под которой понимается самостоятельность в осуществлении образовательной, финансово-экономической деятельности и т. д. Проще говоря, школа сама может разрабатывать и принимать локальные нормативные акты, в том числе и учебные программы. А уже согласно ст. 44, родители имеют право выбирать для завершения получения ребенком основного общего образования (с учетом мнения ребенка) формы получения образования, организацию, язык образования и многое другое из перечня предлагаемого в той или иной школе.

«То есть родитель имеет право выбрать любую школу, ознакомиться с учебными планами и отдать своего ребенка в подходящую для него образовательную организацию, — объяснила Рагузина. — Я неоднократно объясняла этому родителю, что мы, наоборот, привели все в соответствие законодательству, — менять мы не имеем права. Прокуратура выходила с проверкой 8 ноября. Есть акт контрольной проверки, где рассматриваются наши учебные планы и локальные акты — в том числе локальный акт о языках в РТ. В акте написано, что замечаний не обнаружено».

Директор добавила, что не раз предлагала Хуснуллиным перевестись в татарскую гимназию, например в 29-ю, которая находится в шаговой доступности от дома, где они живут. Эта школа реализует программу изучения татарского языка как раз в том объеме, в котором им нужно, — 6 часов в неделю. Однако родитель этого не хочет — он хочет судиться.

«В рамках 32-й школы мы ничего менять не будем, — резюмировала директор. — У нас школа с углубленным изучением отдельных предметов: с 5-го по 9-й класс — математика и английский язык, с 10-го по 11-й класс — математика, физика, химия, обществознание. Углубленное изучение татарского здесь не предусмотрено, так как наша аккредитация предполагает образовательную деятельность по другим программам».

ПРОСИЛА 2,75 МЛН РУБЛЕЙ, ПРИСУДИЛИ… 5 ТЫСЯЧ

Напомним, что это очередной случай, когда татарстанскому суду приходится вникать в языковую тематику. Так, осенью в Вахитовском районном суде Казани проходил громкий процесс, касающийся преподавания русского и татарского: Ольга Зиятдинова, мама 15-летнего подростка, который ранее учился в кадетской школе-интернате им. Кузнецова, хотела возместить моральный вред за преподавание татарского языка и ущерб за «недоданный» русский, который женщина оценивала в 500 рублей за час. Общая сумма ее исковых требований составила 2,75 млн рублей. «Нарушены права ребенка. Русский язык в России должен даваться 1200 часов, а сыну каждый год недодавали по 500 часов, — объясняла она. — Кроме русского языка еще и недодали 60 часов общих предметов — математики, истории, ОБЖ, физкультуры». Эти цифры истица подсчитала самостоятельно за 7 лет школьной учебы. Кроме того, Зиятдинова считает, что изучение татарского языка в школах должно быть добровольным. Отсюда и «моральный вред за его моральное преподавание». К слову, женщина предъявила претензии и к качеству питания в школе.

Однако суд удовлетворил требования истицы лишь частично. Недостаточное качество питания было доказанным, так как и Роспотребнадзор неоднократно предъявлял к школе-интернату схожие претензии и накладывал взыскания. Но размер компенсации судья Евгения Зыбунова определила лишь в 5 тыс. рублей. Плюс еще 2,5 тыс. учебное заведение должно заплатить в качестве штрафа. А вот недодача домашнего обучения, моральный вред от обучения татарского языка и недостаточное преподавание русского — все эти факты суд посчитал недоказанными. Соответственно, в этой части иска Зиятдиновой было отказано. Но она не сдается — подала апелляцию в Верховный суд РТ. Первое судебное заседание назначено на 19 февраля.

В тот же Вахитовский суд в начале ноября обращался и директор школы «СолНЦе» Павел Шмаков — с административным иском к прокуратуре района. Он получил от надзорного органа представление, в котором сказано, что татарский язык и татарская литература не предусмотрены в федеральном базисном учебном плане. Все бы ничего, но, по словам директора, прокурорская проверка даже не проводилась. Поэтому директор посчитал выдвинутые в представлении требования нарушением прав, свобод и законных интересов школы. Впрочем, там процесс так и не начался — заявление возвращено Шмакову для устранения недостатков. После этого он сможет заново подать иск. Если, конечно, захочет.

Были и еще факты обращений в суды по языковой теме — точнее, попытки обращений. В частности, по словам адвоката Руслана Нагиева, и в Казани, и в Набережных Челнах директора школ готовили коллективные иски к министерству образования РФ, но в последний момент сами же и отказались от этой затеи. «Все было подготовлено, на меня и моих помощников уже были доверенности, — прокомментировал он. — Больше того, даже госпошлина уже была оплачена. Но в последний момент они остановились. Директор школы в Набережных Челнах, который был инициатором иска, сослался на то, что от вышестоящего руководства пришло предписание — не судиться (это с его слов). Он побоялся за свою карьеру и не стал обращаться в суд. А до этого мы плотно контактировали, материалами обменялись, я и мои помощники составили грамотное и обоснованное исковое заявление. Закон полностью на стороне обязательного преподавания государственных языков республик. И Конституция России, и федеральный закон „Об образовании“, не говоря уже о Конституции и других законах Республики Татарстан». Здесь Нагиев перечислил те же самые статьи, что фигурируют с иске Хуснуллина к школе.

«Кроме того, в 2004 году Конституционный суд РФ постановил, что законы Татарстана об обязательном изучении татарского государственного языка наравне с русским языком не противоречат Конституции России, — продолжает адвокат. — Казанские директора школ тоже к нам обращались с такой же просьбой. А затем сами же отказались. По их словам, с ними тоже руководство поговорило и настоятельно рекомендовало не обращаться в суд во избежание проблем. То есть мы все сделали, все подготовили. Но иск должны были подать они. Но они этого не сделали, остановились в самый последний момент».

m.business-gazeta.ru

 

Просмотров: 1015

Один комментарий

  1. Что же. Финал был ясен давно. К судьям обращаться? То есть жаловаться самому обидчику? Кто рьяно давал 95 -105% процентов ПЖИВ на выборах? Татарстан! Где из окон выбрасывали наблюдателя? Там же! Распишитесь в получении, пжалсста!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>