Татьяна Ларионова: «В ЮНЕСКО давали отрицательное заключение и на Болгар, и на Свияжск»

2Исполнительный директор фонда «Возрождение» о том, что нашли под Казанским собором и зачем защищать наследие «от самих себя»

«Наши объекты будут защищены, независимо от того, кто будет возглавлять министерство культуры, Российскую Федерацию, Республику Татарстан», — говорит исполнительный директор фонда «Возрождение», объясняя, зачем нужны были «титанические усилия» по включению Болгара и сооружений Свияжска в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» она рассказала, когда достроят собор Казанской иконы Божией Матери и как создала в Казани первое управление соцзащиты.

  «НИ К КОМУ НЕТ НИКАКИХ ПРЕТЕНЗИЙ, ЕСЛИ ВСЕ СДЕЛАНО ПО ЗАКОНУ»

— В 2016 году Рустам Минниханов дал поручение фонду «Возрождение» разработать программу по привлечению предпринимателей в Свияжск и Болгар. Что запланировано, что сделано? (Д. Нуруллин)


А что, разве, кроме фонда «Возрождение», больше некому решать этот вопрос?

— Вы абсолютно правильно ставите вопрос! Дело в том, что многие понимают так, как хотят… В поручении президента РТ говорится: «Министерству земельных и имущественных отношений РТ совместно с фондом „Возрождение“, госкомитетом РТ по туризму, секретарем совета по предпринимательству при президенте РТ разработать мастер-план развития Болгарского городища, в том числе механизмы предоставления прав на размещение объектов нестационарной торговли и прав аренды на нежилые помещения на льготных основаниях сроком на 5–10 лет». Как видите, Свияжск здесь не фигурирует, а фонд «Возрождение» не главное действующее лицо…

Первое, почему предпринимателями был поставлен вопрос по Болгарам, — он далеко от Казани находится, а если нет никаких льгот, то вести там бизнес невыгодно. Второе — не всегда министерство культуры позволяет торговать там, где хотели бы предприниматели, потому что Болгар, как объект всемирного культурного наследия, имеет особый статус и условия развития. А поскольку фонд «Возрождение» координирует работу с ЮНЕСКО, без фонда это поручение рассматриваться не могло.

Более того, в Болгаре некоторые построенные объекты и созданные для питания туристов условия не использовались именно потому, что не было льгот по аренде. Например, в здании музея болгарской цивилизации пустовал целый зал для обедов, не работало кафе-блинная на берегу. В рамках выполнения поручения президента РТ в мае 2017 года было принято постановление кабинета министров РТ об установлении льгот по арендной плате, благодаря чему торговля на этих двух объектах заработала. К сожалению, до сих пор не востребованы условия, которые мы создали для питания туристов на Колодце святого Габдрахмана. Работа, конечно, будет продолжена.

— До 2016 года я и не пытался инвестировать в остров Свияжск, прекрасно понимая все сложности. Но вот на одном из выступлений президент РТ лично дал разрешение на установку ларьков без каких-либо разрешений. Четверкин, правда, мне сказал, что я его не так понял, а на комиссии вообще посмеялись и сказали, что я бы еще послушал, что Папа Римский говорит. Абдуллину визу ставил Шаймиев, и это никого не останавливает. Отсюда вопрос: не кажется ли вам, что налицо полное игнорирование указаний первых лиц республики, и не пора ли проводить ротацию кадров, пока они всех под монастырь не подвели? (Залялетдинов Булат Усманович)

— Предприниматели, которые ставят проблемные вопросы по Свияжску, порой по-своему понимают документы и поручения. И Минниханов, и Шаймиев, и любой руководитель дает поручение в соответствии с действующим законодательством. В своем материале газета «БИЗНЕС Online» опубликовала служебную записку, но обратила внимание только на резолюцию, а текст забыла прочитать. Я процитирую текст: «Уважаемый Минтимер Шарипович, во исполнении Вашего поручения по обращению главы Зеленодольского муниципального района РТ сообщаю: считаю возможным передачу в аренду испрашиваемого земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, предпринимателю Абдуллину для строительства кафе на острове-граде Свияжске при условии согласования эскизного проекта объекта с министерством культуры РТ». И конечно, Минтимер Шарипович пишет: «Не возражаю». Потому что строительство кафе — дело благое, но после согласования проекта фасада и в рамках отведенного участка, как того требует закон и нормы. Но дом был построен с нарушением границ отведенного участка! Нормы нарушены! Это разве правильно? Мы рады всем предпринимателям, которые приходят с благими целями, но только если ими выполняются нормативные требования, поскольку Свияжск — это достопримечательное историческое место. Причем это касается не только объектов торговли, но и жилья. Что будет, если там настроят 3–4–5-этажных домов в стекле и бетоне?! Поэтому разработано несколько типовых проектов домов, уже некоторые по ним построены. Ни к кому нет никаких претензий, если все сделано по закону и нормам.

 Несмотря на то что на острове Свияжске навели лоск, с инфраструктурой и логистикой остаются проблемы: маленькая парковка, нет автобуса до Казани хотя бы по выходным в летнее время, мало туалетов, плохое и дорогое питание в кафе. Наверное, это уже забота не фонда «Возрождение», но ведь обидно, что из-за этих недоделок остается неудовлетворение от посещения. Фонд может как-то влиять на ситуацию? (Алия)

— Конечно, это вопрос не фонда «Возрождение», а органов местного самоуправления, администрации Зеленодольского района и министерства культуры РТ. Фонд не вмешивается в эту деятельность, потому что это не наши полномочия. Но у каждого человека есть возможность обратиться и к главе Зеленодольского района, и в кабинет министров РТ по системе «Народный контроль». Полагаю, что и фонд на очередном заседании попечительского совета в марте этот вопрос обозначит и перед главами Зеленодольского и Спасского районов, и перед соответствующими министерствами и ведомствами.

КАКОВО ЭТО — ПОПАСТЬ В СПИСОК ЮНЕСКО?

— В список ЮНЕСКО внесли весь Болгарский историко-архитектурный комплекс, а почему не удалось это сделать с островом-градом Свияжском? Почему внесли Успенский собор и монастырь, а не более древнюю Троицкую церковь? (Анастасия Никишина)

— Давайте вспомним историю. Прежде всего нам хотелось оба объекта — Болгар и Свияжск — внести на одну сессию ЮНЕСКО. Мы напрягли все силы и подготовили одновременно два досье. Но по требованию ЮНЕСКО страна может внести на сессию только по одному досье в номинацию: если один объект — культурного наследия, то другой должен быть природный или смешанный. Болгар — это археологический комплекс, то есть другой темы, кроме как культурного наследия, быть просто не могло. Поэтому Болгар мы внесли как историко-археологический комплекс, а Свияжск номинировали как культурно-ландшафтный объект, как остров-град.

Всего в список наследия уже внесено 1073 объекта, поэтому ЮНЕСКО сегодня к новым объектам подходит очень требовательно. Они не заинтересованы расширять этот круг до бесконечности. Когда мы направили досье по двум объектам, нам дали предварительно отрицательное заключение на оба. Да, было признано, что есть много положительных моментов, но при этом нам высказали определенное количество претензий по обоим объектам.

— И что вы сделали?

— Мы договорились о том, что нас примут в центре всемирного культурного наследия, чтобы обсудить наши разногласия. По каждому замечанию ИКОМОС мы подготовили аргументацию своей позиции, подкрепив ее дополнительными документами. Полдня нас слушали по Болгару, полдня — по Свияжску… И представители ЮНЕСКО признали, что им требуется время для более глубокого изучения наших досье. В работе ЮНЕСКО есть один принципиальный момент: если объект получил отрицательное заключение, то ему навсегда закрыта дорога в список всемирного наследия. Исходя из этого, мы понимали, что нам надо сосредоточиться только на одном объекте, а более подготовленное досье было на Болгар, потому что он всегда являлся объектом изучения для ученых. Приведу только один пример: в первый год Великой Отечественной войны археологов из Болгара тоже призвали в действующую армию, но уже в начале 1943 года их вернули на раскопки. Настолько эта работа была важной даже в то тяжелое для страны время! Мы попросили ЮНЕСКО, чтобы их специалисты приехали в Болгар и на месте рассмотрели свои замечания. И к нам прибыла консультативная миссия.

— Какие разногласия удалось снять во время этой миссии?

— Абсолютно все. Чтобы сохранить Ханский дворец, мы построили над ним защитное сооружение, а специалисты ЮНЕСКО посчитали его новым строительством, что по их правилам не допускается. Только приехав на наш памятник поздней осенью, когда шел дождь со снегом, Бритта Рудольф (специалист всемирно известный, эксперт по мусульманскому наследию) признала, что без защитного сооружения в наших погодных условиях сохранить памятник невозможно. Еще одно замечание — строительство Белой мечети. Но где же молиться верующим, которые приезжают на место принятия ислама? К тому же Белую мечеть мы построили за пределами городища, сделали ее невысокой, чтобы она ни с одной точки не нарушала ландшафт Болгарского городища. И когда Бритта побывала в этой мечети, согласилась с тем, что мечеть здесь необходима, тем более что она подчеркивает духовные истоки древнего Болгара.

Речной вокзал при обсуждении в Париже тоже вызывал замечания. Приехав в Болгар, Рудольф увидела, что это строение выполняет сразу три функции: защищает берег от разрушения, принимает туристов с воды, а главное — здесь создан музей болгарской цивилизации, где представлены все артефакты, найденные на этой земле. Согласилась и с этим объектом. Более того, обойдя все городище, Бритта подсказала нам, что досье можно значительно усилить. Речь шла о сохранившемся рве вокруг городища. Рудольф сказала: «Я официально вам говорю, что в такой сохранности рва больше нет ни на одном археологическом объекте, где сохранились городища».

В итоге трудной кропотливой работы Болгар был принят в список всемирного наследия. Эта работа нас очень многому научила. И мы принялись за досье Свияжска. Помню, сказала Минтимеру Шариповичу: «Свияжск мы должны вносить с идеальным досье, чтобы ни один эксперт не смог сделать нам ни одного замечания». Это очень сложно, но задача была поставлена именно такая, чтобы решение не зависело от политической ситуации. Замечу, решение принимают представители 21 страны, все по-разному относятся к России.

— С чего началась работа по Свияжску?

— К нам приехали международные эксперты, а это всемирно известные специалисты по православному наследию, — Алкивиадис Препис и Сьюзен Деньер. Они обошли Свияжск не один раз, посмотрели все, что уже сделано, изучили наши планы, буквально на ощупь потрогали каждый объект. Первое, почему Свияжск вошел в список ЮНЕСКО не как остров, — дело в том, что островом он стал только в XX веке, когда построили гидроэлектростанцию, поэтому уникальным объектом со всемирной универсальной ценностью остров быть не может. Мы стали рассматривать каждый объект отдельно, хотели представить Свияжск и как православный объект, и как объект Гражданской войны и ГУЛАГа. Вариантов много предлагалось… Но эксперты из ИКОМОС рекомендовали самый выигрышный вариант — это Успенский собор. Он ведь тоже изучался многие годы. В архивах сохранились и зарисовки, и фотографии, и планы, и характеристика живописи — много материалов было опубликовано.

— А Троицкая церковь чем не подошла?

— К сожалению, по Троицкой церкви доказательных материалов значительно меньше. Более того, когда ученые стали изучать состояние древесины церкви, то обнаружилось, что церковь за свою историю много раз перестраивалась. И процент той древесины, которую сплавляли сюда из Углича, не самый высокий. Доказать всемирную историческую ценность стен Троицкой церкви сложно, а в Успенском соборе ценность представляет еще и живопись. Аналогов такой живописи просто нет!

Работая над досье, мы провели четыре международные научно-практические конференции, на которых предлагали специалистам рассмотреть остров с точки зрения их научной деятельности. В итоге мы получили колоссальный разносторонний материал! Кроме того, мы заказали международный аудит — радиоуглеродный и дендрохронологический анализ Успенского собора, который провели специалисты Германии и США. Когда на остров приехала очередная комиссия центра всемирного культурного наследия, именно специалисты ИКОМОС сказали, что Успенский собор поддержан всей архитектурой Успенского монастыря, что здесь соблюдены все требования ЮНЕСКО, и предложили внести не только Успенский собор, но и весь монастырь.

Хочу успокоить ваших неравнодушных читателей: да, только Успенский собор и монастырь внесены в список всемирного наследия, но весь Свияжск и даже противоположный берег Введенской слободы находятся под охраной ЮНЕСКО как буферная зона. Кстати, именно поэтому и не разрешается строить здесь абы как…

— Как представители 21 страны приняли досье из России? Политическая ситуация не помешала?

— Сессия проходила в Польше. Конечно, в связи с этим определенные сомнения были. ИКОМОС дал рекомендацию включить наш объект в список наследия, но каждая голосующая страна изучает досье и высказывает свое мнение, независимо от этой рекомендации. Есть разные степени оценки: «включить», «не включить, но дать стране-заявителю год на доработку»; «не включить и отложить рассмотрение на длительное время, как правило, три-четыре года». По нашему досье было однозначное предложение: включить. А дальше 21 страна имеет право высказаться. И если хотя бы одна страна выскажет какие-то вопросы, недопонимание, то обсуждение может начаться с самого начала. Болгар обсуждали три часа, Свияжск — только час. Из 21 страны выступили 17, и все дали положительную оценку, что бывает крайне редко.

— А представитель Польши выступил?

— Мы уже праздновали победу, и вдруг поднимается карточка «Польша». Это была 17-я страна. Сказать, что сердце в пятки ушло, — это ничего не сказать о моем состоянии. (Смеется.) Цитирую представителя Польши: «Успенский собор и монастырь — это впечатляющий образец исторических геополитических явлений в Евразии, и я хотел бы особо отметить прекраснейшие фрески в соборе, полностью поддержать включение этого объекта и, конечно, поздравить страну с очень, очень хорошо подготовленной номинацией, а также заранее поздравить с включением. Спасибо». Вы представить себе не можете, с каким настроением мы выходили из зала! Это надо хоть один раз в жизни испытать, чтобы понять, каково вообще быть в списке ЮНЕСКО…

НАШИ ОБЪЕКТЫ БУДУТ ЗАЩИЩЕНЫ ОТ… САМИХ СЕБЯ

— В списке ЮНЕСКО много объектов из России?

— Из России только 29 объектов. В 2014 году мы включили Болгар, а до этого Россия 7 лет не представляла ни одного объекта. И после Болгара опять два года был перерыв — до 2017 года, когда мы номинировали Успенский собор и монастырь. Своими заявками Татарстан подтолкнул российское научное сообщество, желание у всех проснулось. Но одного желания мало — нужна титаническая работа. Мы ее провели.

— Татарстан может еще какой-нибудь объект номинировать?

— Минкультуры России просит нас пока воздержаться от этого, поскольку в год только один объект может быть представлен от страны. А мы-то можем… (Смеется.) Ближайший, кто будет номинироваться, видимо, это Псков, но в 2018 год они уже не попадают. Работа над досье очень непростая. 

Что нам дает включение в список ЮНЕСКО? Денег ведь за это не платят…

— Это нам дает защиту наших объектов, причем долговременную.

— Защиту от самих себя…

— Да, и от самих себя — от чиновничьего произвола, от недобросовестных предпринимателей, да и мало ли от чего. И пусть никто не обижается — наши желания иногда расходятся с требованиями, которые нужно выполнять. Наши объекты будут защищены, независимо от того, кто будет возглавлять министерство культуры, Российскую Федерацию, Республику Татарстан. Есть конвенция ЮНЕСКО, и мы обязаны выполнять все ее требования. Кроме всего, включение в список дает нам возможность работать с центром всемирного культурного наследия, с международным сообществом экспертов, учиться у них, получать необходимые консультации. А это, поверьте, немало.

Насколько влияет внесение в список ЮНЕСКО на повышение турпотока к нашим объектам? (Мустафин)

— В 2010 году, в первый год работы фонда «Возрождение», в Болгаре было 50 тысяч туристов, в 2013 году эта цифра выросла до 192 тысяч, в 2015-м — более 350 тысяч, а в 2017-м было уже 540,9 тысячи туристов. Если брать итоги последнего года, то Болгар посетили люди примерно из 100 городов России. Их количество возрастает, но все-таки это была основная часть приезжающих туристов. Но самое интересное, что у нас в Болгаре появился международный турист: в 2016 году были туристы из 21 страны мира, в 2017-м — уже из 30 стран.

Свияжск в 2010 году посетили 7 тысяч туристов, а в 2017-м — 491 тысяча. Туристы были из 62 городов России и 46 зарубежных стран. По сути, это результат той работы, которую провел фонд вместе со всеми заинтересованными сторонами, нашими союзниками, помощниками, друзьями и коллегами. Это результат в том числе и включения в список ЮНЕСКО. Туристы из зарубежных стран, как правило, преимущественно едут только на объекты всемирного культурного наследия. Причем если наши туристы чаще едут в составе групп, то международные туристы приезжают, как правило, самостоятельно.

— Болгар и Свияжск готовы к приему иностранных туристов?

— Да, сегодня в музеях-заповедниках предоставляются услуги экскурсоводов на английском, французском, китайском языках. Есть аудиогиды с переводом на французский, английский, китайский, а в Болгаре — еще и на татарский и арабский языки.

— Число иностранных туристов пока подсчитать невозможно?

— Число туристов — нет, только количество стран. Но не так давно на каждом из объектов установили турникеты — с задачей главным образом объективно вести учет туристов.

«САМ ХРАМ БУДЕТ СВЕТЛЫХ ТОНОВ, КУПОЛА — ГОЛУБЫЕ»

— Как собор Казанской иконы Божией Матери и Болгарская исламская академия стали объектами внимания фонда «Возрождения»?

— Президентом РТ Рустамом Миннихановым фонду было поручено организовать работу по строительству Болгарской исламской академии и воссозданию собора Казанской иконы Божией Матери. После принятия указа на эти два объекта в фонд начали поступать целевые благотворительные средства, откликнулись и граждане, и трудовые коллективы. Низкий поклон и огромное спасибо всем и каждому.

— Как удалось так быстро построить Болгарскую академию и на какие средства она была возведена?

— Действительно, Болгарская исламская академия строилась очень высокими темпами, буквально в течение одного года была возведена. Заказчиком строительства этого объекта выступило ГИСУ РТ (директор — Марат Айзатуллин). Нам повезло со строителями. В Болгаре на многих наших объектах работает строительная компания «Грань» (генеральный директор — Леонид Анисимов). Она же блестяще выполнила работы по строительству и оснащению исламской академии. Все строительные работы на объекте выполнены на средства инвесторов (основатель благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт» Алишер Усманов, генеральный директор ПАО «Татнефть» Наиль Маганов, генеральный директор ОАО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов) и на благотворительные пожертвования от физических и юридических лиц.

— Митрополит Феофан в интервью «БИЗНЕС Online» сказал, что иконостас собора Казанской иконы Божией Матери создается на деньги епархии. А сам собор на чьи деньги строится? Какая смета? Кто выполняет работы по проектированию и строительству? В какие сроки планируется завершение? (Михаил)

— Инвесторы этого объекта — «Татнефть», ТАИФ и малые нефтяные компании, а также есть пожертвования от населения. Мне очень приятно, что среди людей, которые перечисляют деньги, не только жители республики, но и Самары, Москвы, Санкт-Петербурга, других городов. У нас есть интересный благотворитель — руководитель компании «Пакер» из Уфы, который уже на все наши объекты пожертвовал свои деньги, причем неоднократно. И на собор — тоже, хотя он мусульманин. Вообще, надо отметить, что нет такого, чтобы на православные объекты жертвовали только русские, а на мусульманские — татары. Фамилии абсолютно разные!  

Что касается собора Казанской иконы Божией Матери, то мы должны восстановить историческую справедливость в отношении почитаемой во всем мире иконы и по отношению к собору. Как известно, собор был взорван, а на его месте долгое время была табачная фабрика. Начали мы работу с археологического исследования, как и на всех других объектах. Кстати, все археологические работы финансируются тоже фондом «Возрождение». По Болгарам и Свияжску — это средства комплексной программы, а по собору — деньги инвесторов и благотворителей. 

До нас дошли остатки пещерного храма, а это достаточно редкий объект. Нам важно было не только сохранить то, что осталось от пещерного храма, но и построить над ним сам собор — огромный, 45 метров высотой. Спасибо нашим архитекторам из «Татинвестгражданпроекта», который возглавляет Адель Хуснутдинов. Специалисты провели титаническую работу! В пещерном храме сохранилось даже несколько фресок, и нам удалось все законсервировать. Работу с фресками мы доверили специалистам из Москвы — АО «Межобластное научно-реставрационное художественное управление», которое работало на наших объектах и ранее.

Мы проводим воссоздание собора, прежде всего его архитектурного облика. Собор входит в буферную зону объекта ЮНЕСКО — Казанского кремля, поэтому должен максимально соответствовать своей исторической эпохе и одновременно поддерживать историческую значимость Казанского кремля. Это непростая задача. Наши ученые изучили все возможности и параметры, мы отправили все материалы в ЮНЕСКО и только после их одобрения приступили к строительным работам. Более того, мы попросили ЮНЕСКО патронировать работу по воссозданию собора, чтобы нам потом не пришлось ничего переделывать.

Благо в архивах сохранились фотографии и чертежи проекта собора архитектора Ивана Старова, все работы сегодня идут в соответствии с этими параметрами. На воссоздании собора работает строительная компания «Евростройхолдинг +» (генеральный директор — Владимир Казилов), которая занимается реставрацией многих памятников, в том числе Казанского кремля.

На сегодняшний день над пещерным храмом уже воздвигнута основная конструкция собора, завершена установка большого и малых куполов. Сегодня высота храма составляет 38 метров, а с главкой и крестом общая высота будет 45 метров. Строительство конструкции храма в ближайшее время завершится. Вес монолитного каркаса и кирпичной кладки собора превышает 124 тысячи тонн. У нас есть огромное желание завершить все работы по внешнему фасаду к 4 ноября 2018 года — к дате подписания президентом РТ указа о воссоздании собора и строительстве Болгарской исламской академии.

— Фасад будет покрашен или облицован чем-то?

— Не буду раскрывать всех секретов, скажу только, что собор будет с подсветкой. Мы уже заказали иконы из смальты, которые должны быть на фасаде, и надеемся, что к 4 ноября они будут уже на стенах. Сам храм будет светлых тонов, купола — голубые.

— Когда начнутся внутренние работы?

— После завершения фасадных работ, обеспечивающих теплый контур верхнего храма, начнутся внутренние работы по инженерному обеспечению: теплоснабжение, водоснабжение, отопление, система видеонаблюдения. При этом ведется мониторинг проектной усадки всех конструкций верхнего собора, находящегося над пещерным храмом.

Что касается иконостаса, то изначально Минтимер Шарипович предложил епархии данную работу взять на себя. Безусловно, это недешевое удовольствие, тем более что митрополит Феофан хочет, чтобы иконостас был сделан из мрамора. Владыка сам изыскивает средства и исполнителей на эту работу. Работы по монолитной части иконостаса начнутся в феврале – марте.  

— Доступ в пещерный храм будет открыт?

— Не только доступ, но и служба там будет проходить. В пещерном храме предусмотрены ниши в полах, где можно будет увидеть исторические элементы. А сегодня туда уже подключено отопление.

Такая тонкая сфера, как строительство храма, все время ставит новые вопросы и задачи. Приведу один пример. В пещерном храме были своды, которые мы сегодня должны воссоздать. Были предложения сделать монолитные своды, даже образец был изготовлен. Но мы посчитали, что это все-таки далеко от истории нашего храма. Тогда был предложен специалист по кирпичным сводам, который работал на многих храмах, но он не имеет соответствующей лицензии, это не юридическое лицо. А поскольку ответственность за работу несут генподрядчик и заказчик, это предложение принять мы не смогли. Наши специалисты посетили выставку строительных технологий в Москве и все-таки нашли в Костроме лицензированную организацию, которая уже выполнила в нашем храме образец кирпичного свода, соответствующий всем заданным параметрам.   

— Будет ли восстанавливаться колокольня собора Казанской иконы Божией Матери, разрушенная варварами вместе с собором? Колокольня играла важную роль в ансамбле монастыря, многие считают, что очень важно ее воссоздать. (Александр)

— По поручению президента РТ фонд «Возрождение» воссоздает только сам собор. Да, у нашего владыки есть желание отреставрировать и другие здания комплекса Богородицкого монастыря, в том числе воссоздать колокольню, но это вопрос не сегодняшнего дня. Если на то будет воля патриарха, нашего владыки, президента РТ, чтобы как-то помогать епархии, то фонд, безусловно, поможет, особенно и прежде всего с точки зрения согласования этого вопроса с ЮНЕСКО, так как колокольня будет выше собора, поэтому она может быть и не поддержана ЮНЕСКО.

— Нас, жильцов трех пятиэтажек-хрущевок, расположенных в непосредственной близости от воссоздаваемого собора Казанской иконы Божией Матери, волнует вопрос нашего расселения, который может стать актуальным в ближайшей перспективе. Что думает руководство относительно этих трех домов? (Равиль)

— Эти дома не препятствуют воссозданию собора, поэтому никто сегодня не ставит вопрос их расселения. Были вопросы по поводу переноса части забора и мусорных баков, но все это решается исполкомом Казани в рабочем порядке. Пока пусть живут спокойно. Но это не вопрос фонда, это не в нашей компетенции. Кстати, мэрия Казани активно участвует в воссоздании собора, решает все необходимые вопросы, является полноправным участником всех достигнутых результатов, которые не могут сегодня не радовать.

«КОНКРЕТНАЯ РАБОТА И ПОМОЩЬ ЛЮДЯМ СТАЛИ ДЛЯ МЕНЯ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ»

— У вас довольно правильная по советским временам биография — вы и старшая пионервожатая, были вторым секретарем райкома КПСС. В момент распада Союза вы на чьей стороне были? Демократам симпатизировали? (Антихайп)

— В этот момент я больше думала о людях, а не о каких-то политических амбициях. Я 11 лет проработала в школе, потом 7 лет — в райкоме партии, всегда занималась вопросами социальной политики. Когда партия «приказала долго жить», а я была в то время вторым секретарем райкома, встал вопрос, чем заниматься. Поскольку ко мне в райком очень часто обращались за помощью люди обездоленные — пожилые, инвалиды, родители детей-инвалидов, семьи погибших в Афганистане — и они в перестроечное время оказались никому не нужными, я предложила Камилю Исхакову (глава администрации Казани с 1989 по 2004 год прим. ред.) создать в Казани управление социальной защиты населения. Это было первое управление социальной защиты в Татарстане. Мы ставили перед собой сложные задачи по поддержке малоимущих слоев населения и успешно решали их, реализовали много проектов, аналогов которым не было в России. Именно в Казани были созданы центры реабилитации, учреждения для пожилых, построен дом для инвалидов-колясочников. Это был большой этап работы — 15 лет, он был очень трудным, но очень важным для меня. Конкретная работа и помощь людям стали для меня смыслом жизни, а политические вопросы точно были не на первом месте и даже не на втором.

 О вашей трудоспособности в Казани ходят легенды. Что является для вас мотиватором в работе? (Фарида)

— Мотиваторов несколько. Во-первых, мои родители. Я выросла в простой рабочей семье: у мамы было два класса образования, у папы — семь. Мама была старшей в многодетной семье, и в годы войны забота о младших легла на нее. Мама — инвалид II группы, папа — инвалид III группы. Я знала с малых лет, что чего-то в жизни можно достигнуть только упорным трудом, и всегда рассчитывала только на собственные силы. И еще мне очень повезло с учителями! Я всегда говорю, что училась, а потом 11 лет работала в лучшей школе Советского Союза — казанской школе номер 82. Учителя были уникальными, интересными, творческими. И, конечно, директор школы — Роза Гарифовна Хасанова. Она служила для меня примером стремления к знаниям, отношения к работе, умения добиваться реальных результатов, никогда не останавливаться на достигнутом.

Был у меня опыт и партийной работы. Секретарь по идеологии Диана Ахметовна Пирожкова и первый секретарь Приволжского райкома Ольга Михайловна Ермакова — это мои учителя, наставники. Работа в администрации Казани тоже дала колоссальный опыт. И жизнь меня вознаградила годами совместной работы с Минтимером Шариповичем Шаймиевым. Он гениальный политик, уникальный человек, личность, перед которой не преклоняться просто невозможно. Вот, наверное, всё вместе взятое и ставит передо мной задачи, учит, как достигать того, что вчера еще не получалось. Дорогу осилит идущий…

— Татьяна Петровна, спасибо за увлекательный разговор. Успехов вам во всех начинаниях!


Ларионова Татьяна Петровна родилась 2 июля 1955 года в Казани. Окончила Казанский государственный университет по специальности «русский язык и литература», Казанский государственный медицинский институт по специальности «социальный работник». Кандидат социологических наук.

1972–1983 — старшая пионервожатая казанской средней школы №82, организатор внеклассной и внешкольной работы. 
1983–1991 — инструктор, заместитель заведующего, заведующая отделом пропаганды и агитации, второй секретарь Приволжского райкома партии Казани. 
1991–2001 — заведующая отделом изучения и реализации проблем молодежи и социальной защиты, начальник отдела социальной защиты малоимущих слоев населения, начальник управления социальной защиты населения в администрации Казани.
2001–2006 — начальник управления социальной защиты министерства социальной защиты РТ в Казани.
2006–2010 — государственный советник при президенте РТ по социальным вопросам.
2010–2014 — помощник президента РТ по социальным вопросам.
С марта 2010 — исполнительный директор некоммерческой организации «Республиканский фонд возрождения памятников истории и культуры РТ». 
С октября 2014 — депутат Государственного Совета РТ пятого созыва, заместитель председателя Госсовета РТ, руководитель объединения женщин-депутатов «Мәрхәмәт Милосердие».

 «БИЗНЕС Online».


КОНТЕКСТ:

Татьяна Ларионова: «Обсуждается реализация абсолютно нового проекта»

Просмотров: 1021

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>