«Все национальные республики должны выступить против этого закона, он убивает понятие «родной язык»

773b79c2c39ad5f5Ильшат Аминов об обязательности уроков татарского в школах и своей борьбе за сохранение родного языка

На днях Госдума отложила рассмотрение законопроекта о внесении поправок в закон «Об образовании в РФ», закрепляющий добровольность изучения родных и государственных языков. Против принятия документа выступили представители парламентов национальных республик, направив обращение Вячеславу Володину. В Госсовете Татарстана законопроект вызвал жаркие дискуссии, гендиректор ТНВ Ильшат Аминов выступил с пламенной речью, по его словам обязательное изучение языков республик направлено на укрепление российской государственности. В интервью «Реальному времени» Аминов рассказал о том, что перенос рассмотрения законопроекта — это хороший знак, о дефиците полилингвальных специалистов и своих действиях в деле сохранения татарского языка.

— Ильшат Юнусович, выступая в Госсовете, вы раскритиковали законопроект о добровольном изучении родных языков, назвали его «приговором».

— Да, и могу повторить. Меня переполняет возмущение, ведь предлагаемый к принятию закон противоречит букве и духу Конституции России. Национальная политика у нас всегда была в центре общественного внимания, она всегда требовала внимательного отношения со стороны всех государственных структур. Но какая-то группа депутатов Госдумы втихаря подготовила и без широкого обсуждения внесла законопроект о внесении изменений в федеральный закон «Об образовании», где изучение родного языка фактически становится факультативным. Россия — многонациональная страна, где веками живут коренные народы, со своим языком, культурой — так сложилось исторически. Я лично не сомневаюсь, у русского народа великая миссия — объединение людей разных национальностей и укрепление союза народов во имя процветания нашей великой родины России. Люди должны понимать, что изучая языки народов России, глубже понимая и принимая их самобытную культуру, мы укрепляем Российское государство, делаем его будущее стабильным и привлекательным для наших детей.

— Законопроект о добровольности изучения родных и государственных языков не нашел поддержки в Татарстане, но пока все ограничивается только разговорами о его вредоносности. Какие действия можно предпринять?

— Мое четкое убеждение, что мы должны предпринять каждый на своем месте конкретные шаги. У нас есть депутаты от Татарстана, которые избраны в Государственную Думу, они все должны проголосовать против этого закона.

— Но их не так много…

— Неважно. Пусть каждый на своем месте сделает это. Чтобы было понятно, что это не единодушный закон, что это закон вредный для национальных республик, что он подрывает основы конституционного строя России. Если все депутаты от национальных республик проголосуют против — это уже будет позиция. Я не могу им советовать, я просто считаю, что они должны проголосовать против. Депутаты от Башкортостана, Чувашии, Марий Эл, Якутии, Чечни, Дагестана — все национальные республики должны выступить против этого закона, потому что он убивает понятие «родной язык».

— Почему убивает?

Он снижает статус родных языков. Почему вводится эта поправка? Для того чтобы снизить статус родного языка даже по сравнению с существующим положением.

Я лично не сомневаюсь, у русского народа великая миссия — объединение людей разных национальностей и укрепление союза народов во имя процветания нашей великой родины России

— Законопроект не запрещает изучение родных языков, он закрепляет добровольность…

— Да! И это все! Предмет фактически становится факультативным, я так это понимаю. У нас позиция — мы должны сохранить статус государственного языка, как обязательного для изучения всеми детьми.

— Государственного или родного языка?

— Вот в чем фишка! Должно остаться понятие «государственный язык республики», и он должен изучаться в обязательном порядке. Объем часов давайте обсуждать, мы согласны, но государственный язык должен изучаться обязательно. Мы же не изучаем по желанию иностранный язык, он обязателен. Так и татарский должен изучаться, как обязательный государственный язык, в том числе и как родной для людей, для которых он является таковым.

— У сторонников добровольного изучения другая позиция — да, сегодня ребенок живет в Татарстане изучает обязательно татарский, но завтра он переезжает в Бурятию и должен будет учить бурятский…

— Что в этом плохого? Мы уже устали твердить, что полилингвизм развивает детскую психику и способности. Другое дело, что должна быть вариативность в программах — для начинающих, для продолжающих… Я в этом не вижу никаких проблем — мы в одной школе изучали немецкий, потом переезжали и в другой школе начинали изучать английский. В деревнях вообще раньше только немецкий изучали, приезжали в город, а тут только английский есть.

— Но это не комфортно для ребенка.

— Не комфортно, но можно подтянуться. Мы же говорим о двух часах в неделю хотя бы. Уже об этом количестве часов говорим! Я считаю, что позиция у нас абсолютно конституционная, и мы должны ее максимально защищать, потому что законопроект, который предлагают сейчас, ведет к факультативному изучению языка, вытеснению из образовательных программ национальных языков.

Я даже не понимаю, зачем нужно было еще раз эту тему поднимать? Вроде все привели в соответствие, нашли золотую середину. А сейчас опять вносится этот элемент деконструктивизма в общественное сознание. Зачем нужно принимать этот закон? Законодательной базы сегодня достаточно для того, чтобы языки существовали. Мы вообще не довольны тем, как изменились государственные стандарты в области языка, тем, что был упразднен национально-региональный компонент, — это абсолютно не соответствует той законодательной базе, которая есть. Фактически понятие государственных языков исчезло из образовательных стандартов.

— Какое решение? Закрепить понятие государственный язык в образовательных стандартах?

— Однозначно. В Конституции что написано? Что республики — это государства. Пока Конституция есть, мы должны жить по ней. Я считаю, что раз статус государственного языка утвержден, то и сводить его к факультативному изучению нельзя, пока в составе Российской Федерации существуют республики-государства.

— На днях приняли решение отложить рассмотрение законопроекта на осеннюю сессию — это, по-вашему, хороший знак?

— Это однозначно хороший знак, значит, об этой ситуации задумались. Задумались — нужно ли вносить еще один предмет раздора в наше и так неспокойное общество. Я считаю, что надо очень хорошо подумать, прежде чем рассматривать этот законопроект. Потому что такие искры недопонимания плохо оборачиваются. Общественное мнение очень сильно, и мне, честно говоря, было очень долго не комфортно, после того, как меня встретил представитель нашей интеллигенции и сказал: «Я с тобой больше здороваться не буду никогда».

Должно остаться понятие «государственный язык республики», и он должен изучаться в обязательном порядке. Объем часов давайте обсуждать, мы согласны, но государственный язык должен изучаться обязательно

— Это после того, как депутаты Госсовета промолчали в ответ на решение о добровольности изучения татарского языка?

— Да. Он сказал: «Вы депутаты, и вы ничего не сделали для родного языка!» И я не знал, что ему ответить. И я слышал много таких слов, очень много людей считают, что это явное ущемление одного из распространенных языков России.

— Один из аргументов сторонников добровольного изучения: государственные и родные языки — это дополнительный учебный день и нагрузка для детей. Родители недовольны, они считают, что если не будет государственных и родных языков в программе, то возможно установить пятидневную учебную неделю.

— Родители много чем не довольны. Кому-то не нравится геометрия, кому-то химия. Почему в зарубежных странах дети спокойно знают три языка?

— Почему?

— Потому что у них созданы комфортные условия для изучения языков. И этим надо заниматься.

— Ну и, наверное, сфера применения языка должна быть?

— Почему? Даже мертвые языки изучают! Возьмите Швейцарию — там четыре государственных языка, в том числе редко употребляющийся ретороманский. Ничего, изучают. Для них четыре государственных языка не проблема.

— У меня в школе татарский язык со второго класса был, но я вышла с нулевыми знаниями, я татарский больше выучила, когда на ГТРК «Татарстан» пришла работать.

— Вот и ответ на ваш вопрос! Вопрос языка — это не просто вопрос «нравится-не нравится». Взаимопонимание нужно? Нужно. Взаимопроникновение культур нужно? Нужно. Как еще, если не через язык, понимать другого человека? Создание единой российской общности возможно только через взаимопроникновение культур народов России, носителем которых является язык.

— А почему именно в школе нужно это делать? Ведь, по сути, школа оказалась источником конфликта.

— А больше негде. Школа дает базовые знания человеку. Ориентация в общественном пространстве, коммуникации, отношения с людьми — там все формируется.

— Вы согласны с утверждением, что уровень преподавания татарского языка был низкий, что методики не совершенны?

— 100%. Да, нужно делать татарские школы самыми привлекательными, самыми лучшими, с лучшей базой, с лучшим составом педагогов, с высокооплачиваемыми специалистами, тогда туда будут стремиться все родители. Есть у нас пример еврейской школы, надо такие школы делать.

Вопрос языка — это не просто вопрос «нравится-не нравится». Взаимопонимание нужно? Нужно. Взаимопроникновение культур нужно? Нужно. Как еще, если не через язык, понимать другого человека?

— Туда, кстати, конкурс огромный и не только евреи стремятся, несмотря на то, что там выбора родных языков нет — только еврейский и он обязателен для изучения.

— Да! У нас были и турецкие лицеи, куда был конкурс огромный, и там давали прекрасно и турецкий язык, и татарский, и английский, и русский. Вот это самое главное, но без законодательной базы нам будет тяжело. Да, этим путем надо тоже идти — делать привлекательными эти школы, они должны быть лучшими, выделяться в районе. Туда должно быть трудно поступить.

— Знаю, что в одной из европейских стран, если ты решаешь изучать местное наречие, то английский язык, например, идет бонусом — его бесплатно можно изучать. Может такие меры предпринять для популяризации татарского языка?

— Все варианты надо использовать. Надо доплачивать за знание языка. Если ты знаешь несколько языков, ты должен больше получать. Знаешь английский плюс татарский — должна быть надбавка к заработной плате. Должно быть стимулирование к изучению языков.

— Тогда татары будут в более выигрышном положении?

— Почему татары? Будут находиться в более выигрышном положении полилингвальные специалисты. Вот что сейчас нужно на рынке. Мне нужны полилингвальные специалисты. Не могу найти сотрудников, которые бы одновременно и на татарском, и на русском хорошо говорили.

— Есть дефицит татароязычных журналистов?

— Есть. Вот сегодня закончился конкурс «Айда на ТНВ», трех человек будем обучать за свои деньги. Будем работать шаг за шагом, каждый на своем участке работать. Я пока начну борьбу за сохранение родного языка с того, что буду готовить татароязычных журналистов каждый год.

— С какими знаниями языка они приходят? Владеют на бытовом уровне или литературном?

— С отличными знаниями пришли, очень хорошие девушки, потрясающее знание языка. Все с районов, конечно.

Я пока начну борьбу за сохранение родного языка с того, что буду готовить татароязычных журналистов каждый год

— Возвращаясь к школам — по соседству с ТНВ татарская гимназия №2 имени Марджани, туда со всего города едут. Рядом еще несколько школ, которые тоже считаются татарскими. Почему туда не едут?

— Вопрос. Условия значит не те. Мы должны делать так, чтобы школы были притягательными. Это целый комплекс работы, но начать надо с закона. Пока мы говорим, что закон, внесенный в Госдуму, вредоносен. Его нельзя принимать, он нарушает баланс добрососедских отношений, которые у нас сложились. Этого люди в Москве не понимают.

— Среди авторов законопроекта и представители национальных республик, как они могли свои подписи под этим документом поставить?

— Меня это очень удивляет. Я их не могу понять. Выступать в добром здравии против родного языка, переводить его в вариативную часть, делать его фактически факультативным на усмотрение родителей и так далее — я этого понять не могу. Либо они уже оторвались от родной культуры, либо что-то другое.

— Прошлогодняя ситуация, когда родителям позволили выбирать язык в рамках предмета «родной язык», показала, что татарский нужен многим. Порядка 70% по Татарстану выбрали татарский, и среди них не только татарские семьи.

— У нас очень большое количество разумных людей, они понимают, что для того, чтобы жить в мире и согласии, нужно понимать друг друга. Знание государственных языков позволит лучше коммуницировать с другими людьми, предотвращать конфликты, поможет чувствовать себя комфортно. Люди понимают, что изучение языка прежде всего нужно для согласия. Пока у нас такая сложная страна — федеративная — это нужно. Я еду в Чечню и надо немножко чеченский знать, поздороваться по-чеченски. В Дагестан поеду, там вообще 14 государственных языков. Россия — это сложнейший национальный котел. Как по-другому? В этой стране только так — понемножку изучать, чтобы понимать. Мы прекрасно осознаем — конечно, нелегко учить татарский, башкирский, чеченский, тувинский, но иначе Россию не сделаешь ведущей страной мира.


«Реальное время».

Просмотров: 630

Один комментарий

  1. Значит надо провести съезд всех автономных республик РФ и принять единое решение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>