Его называли человеком беспредельной храбрости

Гайнутдинов В.К._3В конце апреля 1980 года первые восемь военнослужащих получили звание Героя Советского Союза в республике Афганистан за действия в составе ограниченного контингента советских войск. Среди них был и командир эскадрильи 181-го отдельного вертолетного полка (овп), майор В.К. Гайнутдинов. А через четыре месяца жизнь этого выпускника Сызранского высшего военного авиационного училища летчиков (СВВАУЛ), ставшего заместителем командира 181-го овп по летной подготовке, там же, в ДРА, оборвется. Шестого ноября 2017 года ему бы исполнилось 70 лет.

Родился будущий Герой в г. Иман (ныне – Дальнереченск), самом северном и старейшем городе Приморского края. Одни источники утверждают, что отец мальчика был рабочим, а другие – офицером-фронтовиком. Скорее, верна вторая версия, потому что Слава учился и окончил 11 классов в средней школе г. Саки Крымской области Украины. А такие дальние переезды по территории большой страны совершали обычно семьи военнослужащих.

Мечтавший с детства об офицерской карьере подросток в 1966 году прибыл в Сызрань и смог поступить в местное авиационное училище, качественно готовившее пилотов военных вертолетов. В конце 60-х его курсанты начали осваивать новинку того времени – Ми-8, который известен ныне всему миру.

Учился курсант Гайнутдинов настойчиво и успешно. Кроме того увлекался боксом и музыкой, мог на память прочитать стихи А.Блока и М.Джалиля. Знавшие его люди считают, что в этом отразился характер парня, в котором было место и смелости, и лиричности. Вячеслав, как и многие его товарищи по учебе, всесторонне готовил себя к профессии воздушного бойца.

Обратите внимание, уважаемый читатель, на одну из фотографий курсантской поры будущего известного вертолетчика. На ней запечатлены шесть старшекурсников СВВАУЛ, готовящиеся к выпуску 1970 года. Итак, состав одной летной группы (слева направо): Гайнутдинов, Грибов, Золотарев, Костин, Голованов, Бигеев. Примечательно то, что первым и пятым на фото стоят будущие Герои Советского Союза, получившие это высокое звание в Афганистане и отдавшие жизнь, выполняя там интернациональный долг. Причем В.К. Гайнутдинов, как отмечалось в преамбуле статьи, был в числе первых Героев Афгана, а А.С. Голованов – одним из последних.

Пройдет месяц, и эта летная группа отправится в лейтенантских погонах к своим первым местам офицерской службы. Вячеслава ждал 688-йотдельныйтранспортный вертолетныйполк (отвп), дислоцировавшийся в польском городе Легница (Северная группа войск). Служил он в 3-й вертолетной эскадрилье и начинал летать на Ми-4, но вскоре полк получил на вооружение вертолеты Ми-8Т. Основательные знания молодого авиатора и влюбленность в летное дело позволили ему вскоре стать командиром экипажа, а затем и командиром звена.

Так как в Легнице располагались командование 4-й воздушной армии и всей Северной группы войск, постоянной задачей полка была перевозка офицеров из штабов 4-й ВА и СГВ. Кроме этого часть занималась интенсивной боевой подготовкой. Вертолеты 688-го отвп несли дежурство в поисково-спасательной службе на аэродромах в Легнице, Жагани и Колобжеге. Участвовал полк и в многочисленных учениях.В 1972 году он был награжден за достижения в боевой и политической подготовке личного состава юбилейным почетным знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС в честь 50-летия образования СССР.

Через три года после этого В.Гайнутдиновбыл направлен в Джамбульский вертолетный полк Краснознаменного Среднеазиатского военного округа. Он был сформирован в первой половине 70-х годов (полное название – 181-й отдельный вертолетный полк) и предназначался для поиска и встречи спускаемых аппаратов космических кораблей, возвращающихся с экипажами. Космонавтов после посадки летчики полка находили и вывозили регулярно. Так, на борту одного из вертолетов Ми-8 было около десятка росписей «возвращенцев» с орбиты.

Кроме этого, экипажи части дежурили в авиаполках во время полетов, что тоже было непростым делом, чреватым сложнейшими ситуациями. Генерал-полковнику авиации П.И. Белоножко, бывшему в то время командующим 73-й воздушной армией округа, вертолетчик Гайнутдинов запомнился. «Этого офицера, – говорил он, – отличали хорошее знание дела, отменные летные качества, высокая деловая активность, умение инициативно решать стоящие задачи. Прекрасный был летчик, человек беспредельной храбрости. А как летал! Исключительно тонко чувствовал вертолет. Обладал поистине виртуозной техникой пилотирования и мог научить этому других…».

Затем полк войдет в состав Краснознаменного Туркестанского военного округа, поскольку практически в полном составе он примкнул в декабре 1979 года к 40-й армии (Ограниченному контингенту советских войск в Афганистане) и с середины января следующего года расположился на авиабазе Кундуз-Файзабад в провинции Кундуз, насеверо-востоке этой страны.По причине своего стратегически важного географического расположения провинция находилась в зоне активных боевых действий в течение всего периода афганской войны.

Служба Гайнутдинова и его однополчан в КТуркВО начиналась так: 11 декабря 1979 года в 3:00 личный состав части был поднят по тревоге и передислоцирован в город Чирчик (Узбекистан), где забрал на борт десантников и отправился на узбекскую авиабазу Кокайты. С этой авиабазы и был сделан первый вылет в Афганистан 23 декабря. А через пару дней начались регулярные полеты на север Афганистана: Талукан, Имам-Сахиб, Кундуз и т.д. Экипажи Ми-8 осуществляли воздушную разведку, докладывали обстановку и передвижение бандформирований. Пользоваться оружием вертолетчикам было категорически запрещено.

30-го декабря, во время одного из таких вылетов, из стрелкового оружия был обстрелян вертолет майора В.Гайнутдинова. В результате попаданий отказала часть приборов, были пробиты гидросистема и лопасть несущего винта. Но экипажу удалось вывести поврежденную машину из опасного района и, перелетев границу, взять курс на базу. Однако через 11 минут полета теряющей управление «вертушке» пришлось совершать вынужденную посадку. Прибывшая на помощь группа специалистов произвела за час временный ремонт (по другим источникам это сделали сами летчики), после чего командир дотянул вертолет до аэродрома базирования. Это был второй боевой вылет Вячеслава Карибуловича.

Но вскоре он станет легендарной личностью среди летчиков-«афганцев», поскольку успешно выполнял самые сложные задания и личным примером показывал, как нужно действовать в критических ситуациях. Экипаж летчика 1-го класса побывал почти на всех «наших» аэродромах в Афганистане, снабжал боеприпасами и продовольствием бойцов на отдаленных блокпостах, неоднократно совершал вылеты на огневую поддержку мотострелковых частей и подразделений, вел разведку маршрутов их движения.

181-й овп предназначался для поддержки боевых действий 201-й мотострелковой дивизии и 860 отдельного мотострелкового полка (омсп), который прибытием в столицу горного Бадахшана – Файзабад завершил в конце января 1980 года поистине суворовский переход по Памиру, преодолев 11 перевалов и пройдя с боями 300 километров. Но важнейшей задачей для вертолетчиков стало снабжение 860-го омсп в Файзабаде и Ишкашиме всем необходимым для жизнедеятельности и ведения боевых действий.

Дело в том, что 860-й омсп практически оказался в ловушке – вокруг только душманы, плановое материально-техническое снабжение отсутствует, а пурга сделала практически невозможными полеты. Что же касается передового отряда этого полка (470 военнослужащих), то он вообще был в полной изоляции, окруженный группировками трех тысяч моджахедов. Но пурга и другие трудности не остановили вертолетчиков. Провинциальный афганский центр Файзабад и вошедший в него передовой отряд 860-го полка, а также три его батальона и тыловые подразделения, отрезанные от мира снежными завалами, экипажи «вертушек» буквально спасли от голода.

Неудивительно, что мотострелки восхищались мастерами винтокрылой техники и, видя в небе вертолеты, с гордостью говорили: «Наши, родные, пошли!». По каким-то неуловимым признакам они отличали экипажи вертолетов двух комэсков – В.Гайнутдинова и В.Щербакова. «Вася полетел…», «Слава пошел…» – это звучало с гордостью за «небесных помощников». Именно эти комэски в апреле 1980 года и станут первыми Героями Советского Союза среди авиаторов-афганцев.

Так было оценено их мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи ДРА. Вот далеко не полная хронология действий Вячеслава Карибуловича до получения высокой награды: 20 января он огнем бортового оружия обеспечил спасение экипажа другого вертолета, совершившего вынужденную посадку у г. Ишкашима и занявшего вместе с десантом круговую оборону. 15 февраля обнаружил штаб мятежников с подвижной радиостанцией на БТР и, вступив в бой, огнем с вертолета уничтожил их. 30 марта вместе с ведомым выхватил из-под огня авиаторов Ми-8Т, выполнивших аварийную посадку в Файзабадском ущелье у Бахарака, в самых что ни на есть душманских местах. Сбитый вертолет загорелся и сразу после оставления его экипажем взорвался. Моджахеды перенесли огонь на машину ведущего, и после нескольких попаданий Гайнутдинову пришлось выходить из зоны обстрела, поскольку пулей, прошедшей между пластин бронежилета, был тяжело ранен борттехник. Забрать сбитый экипаж сумел ведомый – капитан В.Оболонин.

Разгоряченный Гайнутдинов, вернувшись с раненым в часть, сел на место командира в чей-то снаряженный вертолет и снова полетел на Бахарак. Там он сполна рассчитался за своего товарища. В другой весенний день спас зажатую в кишлаке разведгруппу с подбитого вертолета, сумев взлететь и отыскать ее в пыльную бурю. Приземлившись под огнем душманов прямо на их головы, он прикрывал отход группы, отстреливаясь и вертясь на одном колесе, пока разведчики пробивались по узким улочкам к другому вертолету их эскадрильи.

А теперь приведем несколько случаев из летной практики Вячеслава, не привязываясь к датам, поскольку они точно не указаны. Начнем со слов Т.А. Гайдара из его публикации «К портрету героя»: «Однажды, кружа над подбитой машиной своего товарища, он отгонял пулеметным огнем душманов, а затем, когда прилетел еще один вертолёт, ухитрился посадить свой Ми-8 на скалу и забрать попавший в беду экипаж. В сложнейших условиях ветер, пыль, почти никакой видимости он вывез из дальнего кишлака афганского мальчишку, которого ранил ножом один из бандитов…». Доводилось ему и помогать саперам в восстановлении взорванных мостов на горной дороге, и отгонять банды от города, и вывозить из него на посевную местных хлебопашцев.

Однажды у наших мотострелков, находившихся высоко в горах, кончились боеприпасы. Экипаж Гайнутдинова поднялся к ним. Воздух разреженный, площадки для приземления нет, а в режиме висения не очень-то удержишься. Вот когда и пригодилось мастерство командира в технике пилотирования. Рассчитав свои действия, он правым боковым и передними колесами коснулся крохотного пятачка и в таком положении удерживал машину до тех пор, пока ее не разгрузили.

Став Героем и заместителем командира полка по летной подготовке, Вячеслав Карибулович не сбавил обороты боевой службы, продолжая летать на задания на привычном ему Ми-8, который назовут «рабочей лошадкой» афганской эпопеи. 22 мая 1980 года он впервые в истории армейской авиации нанес в ночное время ракетно-бомбовый удар по мятежникам, скопившимся в районе провинции Кундуз. 29 июляспас экипаж капитана В.Оболонина, вертолет которого упал на территории мятежников.

Еще об одном летнем спасательном действии майора пишет афганец А.Рамазанов в своей книге «Трагедия в ущелье Шаеста». Вернее он публикует выдержки из записок В.Кузнецова из 783-го орб, которые названы так: «Военнослужащие 783-го отдельного разведывательного батальона, погибшие в период с февраля по сентябрь 1980 года». Приведем один абзац оттуда: «17.08.80. Вертолетчик, Герой Советского Союза, Гайнутдинов Вячеслав Карибулович, прикомандированный к нашему батальону, обеспечивал нас огневой поддержкой практически на всех операциях. Летали с ним на уничтожение банд, на караваны, привозил воду, продукты и боеприпасы на операциях в горах. Был классным мастером, мог сесть на одно колесо там, где никто другой не мог этого сделать, не раз нас спасал, в том числе 16.08.80 вертолетчики спасли нам, 13 человекам, жизнь. А на следующий день на наших глазах, возле Кундуза, Гайнутдинов В.К. был сбит».

Да, жизнь заместителя командира вертолетного полка, совершившего 398 боевых вылетов за 238 суток афганской войны, оборвалась, и нет единого мнения о том, что же случилось упомянутого 17 августа в районе аэропорта Кундуз.

В то воскресенье, накануне Дня Воздушного Флота СССР, командир эскадрильи майор И.В. Козовой отправился в контрольный облет своего Ми-24Д, прошедшего ремонт, поскольку в начале августа он и ведомый после атаки на караван душманов вернулись на «вертушках», хвосты которых были посечены лопастями. Такая особенность управления «крокодилом» (прозвище Ми-24) имелась: при энергичном выводе из пикирования случались удары лопастей о хвостовую балку. Козовой пригласил в облет Гайнутдинова, своего сокурсника по Сызранскому училищу, намереваясь, видимо, продемонстрировать заместителю командира полка, летавшему на Ми-8, возможности другой винтокрылой машины.

Замполет занял место оператора, после чего экипаж в составе командира вертолета, борттехника старшего лейтенанта К.Г. Краснухина и героя нашей статьи поднялся в небо. В ходе полета вертолет попал под огонь моджахедов, вследствие этого рулевой винт с отстреленной лопастью пошел вразнос, поврежденная хвостовая балка разрушилась, и неуправляемая машина рухнула на землю, похоронив всех трех офицеров.

По неофициальной же версии, Козовой в какой-то момент облета совершил энергичный маневр, в результате которого лопасть ударила по хвостовой балке вертолета и отрубила ее. Не проясняет ситуацию и расшифровка записей «черного ящика»:

- Гайнутдинов: Прыгай!

- Козовой: Я – командир экипажа, не имею права покинуть вертолет…

- Гайнутдинов: Всё, нам конец.

Есть и другие разночтения: контрольный или боевой был этот вылет, в какой его фазе (на взлете или в конце) произошла катастрофа, из какого типа оружия поразили «вертушку», позвали в полет Гайнутдинова или он сам напросился и пр.

Что сказать по этому поводу? Только одно – согласен с точкой зрения одного из интернетовских «форумчан», написавшего своему собеседнику следующие слова: «Леня, мы же были в одно время в Афгане с джамбульским полком. И какая разница, на чем и как погиб Слава. Его нет, и это самое большое горе!!!»

Говорят, что сразу после трагедии пришел приказ о назначении его командиром вертолетного полка на территории Советского Союза. Хотя, по мнению бывшего пропагандиста 860-го омсп Н.Белашова, майор В.Гайнутдинов должен был убывать в Союз по другой причине – он был зачислен в военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина.

Но судьба распорядилась по-своему, отправив кавалера орденов Ленина, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, медали «Золотая Звезда» и других медалей на вечный покой в город его доармейской юности – курортный Саки.Там именем Вячеслава Карибуловича названа улица и установлен бронзовый бюст перед средней школой №1, в которой он учился. Это учебное заведение также носит его имя, как и поезд Горьковско-Замоскворецкой линии Московского метрополитена. А на Аллее Славы г. Дальнереченска имя бесстрашного земляка высечено на мраморной плите.

Помнят его и в армейских рядах. Так, приказом министра обороны СССР от 4 сентября 1980 года майор В.К. Гайнутдинов был навечно зачислен в списки 1-ой эскадрильи вертолетного полка. Но после развала Советского Союза полк вошел в состав ВВС Беларуси и со временем стал там 181-й боевой вертолетной базой (бвб), которую расформировали в ноябре 2015 года. Правда, бывший командный пункт 181-й бвб в деревне Новые Засимовичи Пружанского района Брестской области предполагается превратить в музей авиации.

В Сызранском училище информация о славном выпускнике есть на стенде и сайте, а также в Книге Памяти, написанной и выпущенной сызранцами обо всех погибших в Афганистане военнослужащих армейской авиации и авиации пограничных войск КГБ СССР. Первый том этой Книги увидел свет в 2002 году, и он содержит материалы о 173-х выпускниках Сызранского ВВАУЛ, 79-ти – Саратовского ВВАУЛ и 27-ми – Кировского ВАТУ. Проводят в СВВАУЛ и вечера памяти питомцев училища, погибших при выполнении интернационального долга в ДРА.

А в Саки цветы к бюсту Героя Советского Союза В.Гайнутдинова и памятнику на могиле возлагают в день его рождения и гибели, а также отмечая очередную годовщину вывода советских войск из Афганистана. Так, в августе 2015 года около памятника Герою прошел траурный митинг, после которого «афганцы» прошествовали длинной колонной по улицам города до центральной площади, где мероприятие продолжилось. В завершении его ансамбль «Шурави» дал концерт горожанам, исполнив военные и патриотические песни. Годом ранее, в День России, в Саках состоялся турнир по мини-футболу среди воинов-интернационалистов памяти Вячеслава Карибуловича с участием команд гг. Евпатория, Армянск, Красноперекопск, пгт. Новофедоровка и хозяев.

Постоянно приезжают на могилу героического летчика его жена и дети, живущие в Москве. Людмила Николаевна вместе с супругом была в Легнице и работала там в гарнизонном детском саду. Потом семья Гайнутдиновых улетела в Джамбул, и только в конце 1979 года Вячеслав отправился к новому месту службы без своих близких. Кстати, летом того же года он последний раз видел родителей, поскольку приезжал в Саки пообщаться с ними. Встреченному на улице однокашнику А.Салло авиатор много и увлеченно рассказывал о службе, о мощности, вооруженности и возможностях вертолетов, на которых летает.

Его сын Александр со временем тоже стал вертолетчиком, служил в разных местах, в том числе на армейской авиабазе в г. Вязьме Смоленской области, потом перевелся в столицу. Кроме него у Вячеслава Карибуловича выросла и дочь Наталья. По состоянию на лето 2010 года у героя этой статьи было два внука, окончивших 4-й класс (Слава) и первый (Даниил). Так что стучится во взрослую жизнь еще один Вячеслав Гайнутдинов, который, возможно, продолжит вертолетную династию.

О мастерстве и мужестве его деда, человека беспредельной храбрости, летчики и механики рассказывали корреспондентам наперебой, если только Героя Советского Союза не было рядом. Вячеслав эфенди такие разговоры пресекал. Его тюркская фамилия, скорее всего, изначально имела форму «Гайнан-ад-Дин», что означает «подлинно верящий». Неизвестно, как относился Гайнутдинов к религии, но вся его биография гласит о том, что он твердо верил в свою причастность к фразе «Быть на высоте – это наша работа!». И он всегда был на высоте.

В.Гайнутдинов (слева) с однополчанами, 1980 год.

В.Гайнутдинов (слева) с однополчанами, 1980 год.

В.Гайнутдинов в кабине вертолета

В.Гайнутдинов в кабине вертолета.

Гайнутдинов В.К._1

Гайнутдинов В.К.

Герои Советского Союза В.Гайнутдинов (слева) и В.Щербаков (справа) с сослуживцем после награждения, 1980 год

Герои Советского Союза В.Гайнутдинов (слева) и В.Щербаков (справа) с сослуживцем после награждения, 1980 год.

Гайнутдинов В.К._2

Гайнутдинов В.К.

_3

Гайнутдинов В.К.

За месяц до выпуска из СВВАУЛ. В.Гайнутдинов — крайний слева, 1970 год.

Между полетами, Афганистан, 1980 год

Между полетами, Афганистан, 1980 год.

На смотре художественной самодеятельности, В Гайнутдинов - с саксофоном. Легница, первая половина 70-х годов

На смотре художественной самодеятельности, В Гайнутдинов — с саксофоном. Легница, первая половина 70-х годов.

Памятник героям-вертолетчикам в Кундузе, конец 80-х годов

Памятник героям-вертолетчикам в Кундузе, конец 80-х годов.

Почтовый конверт с портретом В.Гайнутдинова

Почтовый конверт с портретом В.Гайнутдинова.

СВВАУЛ, курсантские будни_1

СВВАУЛ, курсантские будни.

СВВАУЛ, курсантские будни_2

СВВАУЛ, курсантские будни.

СВВАУЛ, курсантские будни_3

СВВАУЛ, курсантские будни.

СВВАУЛ, курсантские будни_4

СВВАУЛ, курсантские будни.

Стенд в лагере Файзабадского МСП, осень 1980 года

Стенд в лагере Файзабадского МСП, осень 1980 года.

Улица В.Гайнутдинова в г. Саки

Улица В.Гайнутдинова в г. Саки.

Учения в 181-й боевой вертолетной базе, 2014 год.

Бюст В.Гайнутдинова у школы, в которой он учился

Бюст В.Гайнутдинова у школы, в которой он учился.

В годовщину гибели В.Гайнутдинова у его бюста в школьном дворе, 2015 год

В годовщину гибели В.Гайнутдинова у его бюста в школьном дворе, 2015 год.

В годовщину гибели В.Гайнутдинова у его могилы, 2015 год

В годовщину гибели В.Гайнутдинова у его могилы, 2015 год.

Жена В.Гайнутдинова, 2010 год

Жена В.Гайнутдинова, 2010 год.

Жена и сын у могилы В.Гайнутдинова, 17 августа 2010 года

Жена и сын у могилы В.Гайнутдинова, 17 августа 2010 года.

Сын и дочь В.Гайнутдинова, 2011 год

Сын и дочь В.Гайнутдинова, 2011 год.

Давно уже «вертушка» Вячеслава Карибуловича не режет краюху неба, неся спасение нуждающимся. Но именно он и ему подобные всплывают в памяти, когда читаешь стихотворение полковника запаса, орденоносеца и лауреата многих литературных премий В.Г. Верстакова, в котором есть такие слова: «Берёшь на себя, всё берёшь на себя,/ За все отвечаешь исходы./ Железная птица, покорно трубя,/ Соскальзывает с небосвода». Значит, помним Героя, помним…

 

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары», № 1 (18), декабрь 2017 г. — февраль 2018 г.

 

Просмотров: 541

Один комментарий

  1. спасибо герою , он уменьшил количество душманов мешающих нам жить , строить счастливое капиталистическое будущее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>