Об улетевшем в вечный дозор Герое границы

Шагалеев Ф.С._Генерал_2

В 1973 году Шагалеев Ф.С. экстерном окончил Сызранское высшее военное училище летчиков.

Легендарным небесным пограничником называли Ф.С. Шагалеева многие сотрудники Пограничной службы ФСБ России, с которыми он пересекался в разных «крайних» точках страны и «за речкой», то есть в Афганистане. А своим наставником Фарита Султановича считает такое количество летчиков, что иному авиатору за всю свою жизнь не удалось совершить столько полетов. Не раз и не два экипаж Шагалеева демонстрировал чудеса мужества и героизма, спасая мирных соотечественников и советских военнослужащих от неминуемой гибели. У Фарита эфенди бывали такие дни, когда он находился в воздухе по 12-14 часов в сутки и совершал до 20 посадок на афганской территории, привозя по нескольку боевых пробоин и повреждений, но при этом не потеряв ни одного вертолета. Не зря этого Героя Советского Союза летчики прозвали «нашим талисманом».

В отличие от тех знаменитых вертолетчиков, о которых опубликовал материалы журнал «Самарские татары», герой настоящей статьи впервые поднялся в небо не под Сызранью, хотя стены Сызранского высшего военного авиационного училища летчиков (СВВАУЛ) для него также родные. До появления в Куйбышевской области уроженец Барнаула успел немало поездить по стране.

Так, среднюю школу он окончил в Ташкенте в 1964 году. В столице Узбекской ССР Фарит получил и первую летную подготовку – в местном аэроклубе ДОСААФ. Аэродром Аранчи этого клуба называли полем дружбы, поскольку здесь тренировались не только парашютисты всехсоюзных республик СССР, но и представители многих стран мира – Болгарии и Венгрии, Вьетнама и Ирака, КНДР и Польши, Румынии и Турции, Чехословакии и Югославии. Увлечение парашютным спортом, зародившееся в Аранчи, Фарит пронесет через всю жизнь и совершит более 400 прыжков. Но любовь у парня была другая – авиация. В аэроклубе он впервые поднимет машину в воздух, учась летать на самолете Як-18 и вертолете Ми-1.

Чтобы по-настоящему приобщиться к небу, Фарит переезжает в Уральск, где трудится заправщиком самолетов в Уральском объединенном авиационном отряде. Работы здесь было немало, не случайно уральцы в 1966 году заняли первое место в Казахской ССР по перевозке пассажиров.

Затем юноша направляется в Аткарск Саратовской области и учится в местном учебно-авиационном центре (УАЦ) ДОСААФ. Тогда в стране было 35 таких центров, в том числе 12 – вертолетных. К последним относился и Аткарский УАЦ, парк которого состоял из 60 вертолетов Ми-1, Ми-2, Ми-4, самолетов Як-11, Як-12 и Ан-2. Такая материальная база и большой штат сотрудников позволяли круглогодично обучать более полутысячи курсантов со всех концов Союза. По словам старожилов, небо в Аткарске в те годы буквально гудело, так как в воздухе одновременно могли находиться до двух десятков «вертушек». В 1967 году двадцатилетний Фарит окончил УАЦ и получил звание «младший лейтенант запаса». На «гражданке» он еще успел поработать помощником комбайнера, водителем автокара и автомехаником клуба ДОСААФ.

А в сентябре 1970 года парня призвали в Вооруженные Силы СССР и направили в пограничные войска на остров Сахалин. Так началась его 27-летняя армейская служба. Сначала много летал на вертолете Ми-4, был штурманом, правым летчиком. Через год Шагалеев становится командиром вертолета 14-й отдельной авиационной эскадрильи Тихоокеанского пограничного округа.

В 1973 году он экстерном окончил Сызранское высшее военное училище летчиков. Возможно, Фарит хотел поступить в него сразу после Аткарска, но полученное в УАЦ офицерское звание этого сделать не позволяло: не положено офицеру проходить обучение совместно с рядовыми курсантами. Поэтому и было выбрано им получение образования в форме экстерната. Так что в Сызрани Шагалеев бывал на индивидуальных консультациях и аттестациях, но будни четырех курсантских лет не познал, завершив обучение, скорее всего, за год.

После окончания СВВАУЛ его переводят в 15-й авиационный полк Тихоокеанского пограничного округа, где Фарит служит вначале командиром звена, а с 1978 года – заместителем командира эскадрильи по летной подготовке. На всех занимаемых должностях он проявлял качества профессионала и знатока летного мастерства при охране границы Советского Союза на Дальнем Востоке.

Наряду с основной работой приходилось заниматься и обслуживанием гражданского населения. За восемь лет службы на Сахалине Шагалеев не раз транспортировал больных из отдаленных селений, куда гражданская авиация не могла добраться, доставлял грузы не только на пограничные заставы, но и геологам, лесорубам, охотникам, спасал терпящих бедствие рыбаков. Так, 3 марта 1975 года отколовшаяся у мыса Свободный льдина унесла в открытое море полторы тысячи любителей подледного лова. Несколько часов экипажи майора Куденина, капитана Шагалеева, майора Краснова и капитана Факулеева спасали людей. Всех летчиков наградили медалями «За спасение утопающих». Это, видимо, первая государственная награда Фарита.

В начале 1979 года он переезжает в Среднюю Азию, где становится командиром вертолетного звена — заместителем командира по летной подготовке 4-й Марыйской отдельной авиаэскадрильи Среднеазиатского пограничного округа в г. Небит-Даг (Туркменская ССР). Здесь Фарит столкнулся с другой спецификой каждодневных действий, связанной с ситуацией в Афганистане. Уже в октябреегозвено совершало первые разведывательные полеты вдоль границы с этой страной.

После апрельской революции 1979 года оперативная обстановка в приграничных районах ДРА обострилась, поскольку в афганском Бадахшане, граничившем с Советским Союзом, развернули активную деятельность бандгруппы. Поэтому в декабре было принято решение о введении на территорию Афганистана внештатных подразделений пограничных войск КГБ СССР – сначала Среднеазиатского пограничного округа (САПО), а затем и Восточного. Перед этими подразделениями, названными сводными боевыми отрядами (СБО) и состоявшими из 70-100 человек, была поставлена задача: защитить местное население от бесчинств бандитов и обеспечить безопасность границы СССР.

Первое пограничное десантное подразделение по просьбе местной власти было высажено в провинции Кундуз 7 января 1980 года, а уже 31 января четыре вертолета Ми-8 под командованием майора Ф.Шагалеева совершили групповой вылет на территорию Афганистана по маршруту Пяндж – Нанабад – Янгикала – Московский с подвешенными блоками неуправляемых ракет. Сей день и считается официальным началом участия авиации погранвойск в афганских событиях.

Сначала это были преимущественно мирные полеты по доставке оперативных групп и безвозмездной гуманитарной помощи народу северного Афганистана. Но уже в феврале пограничники открыли счет потерям в своих рядах. Так, в ходе высокогорной операции «Горы-80» на участке САПО в феврале 1980 года произошел бой, в котором отличились, в основном, летчики Марыйской отдельной авиаэскадрильи и ее комэск майор Б.Захаров, который четыре раза зависал над расположением групп и постов советского пограничного подразделения в Джавайском ущелье, приняв на борт 13 тяжелораненых и погибших бойцов.

Но 23 февраляв ходе другого боя его вертолет был поврежден из стрелкового оружия душманов и произвел вынужденную посадку в глубоком ущелье Дарай-Сабз. При этом погиб радиотелеграфист из десанта. Выручать командира отправился Шагалеев. Под огнем против­ника он совершил сложную посадку к сбитому вертолету и в режиме висения своей «вертушки» поднял раненых десантников и эвакуировал экипаж. Этот случай много раз подробно описан в пограничной печати, поэто­му он широко известен в авиации пограничных войск.

Отличился Фарит эфенди и в ходе масштабной пограничной операции «Осень-80». Вот что вспоминал об этом впоследствии полковник запаса, уже упоминавшийся Б.И. Захаров: «…группа майора Сушкова попала в сложную ситуацию. Есть убитые и раненые, душманы ведут огонь со всех укрепрайонов. Место, где мог бы сесть вертолет, наверняка пристреляно, поэтому, чтобы принять разумное решение, надо ситуацию доразведать.

Я пригласил майора Ф.С. Шагалеева, довел до него обстановку, поставил задачу на доразведку, дал указания связаться с майором Сушковым, уточнить все детали на месте, найти вариант и решение для нанесения ударов по укрепрайону душманов, чтобы они замолчали, и по возможности снять десантную группу, попавшую в засаду.

После выполнения доразведки Фарит Султанович доложил, что в данный момент снимать подразделение Сушкова рискованно, но есть предложение нестандартное и нетрадиционное. При доразведке района, откуда ведут огонь душманы, установлено, что они засели в скалах, это своеобразный пещерный и сильно укрепленный район. Но по дыму из труб летчики обнаружили дымоходы их укрытий. Если на эти дымоходы аккуратно сбросить бочки с бензином и керосином, а потом их поджечь НУРСами (неуправляемымиреактивнымиснарядами – Р.Ш.), горящее топливо через дымоходы прольется в укрытия бандитов, и тогда можно спокойно снимать подразделение Сушкова.

Это предложение руководитель операции утвердил. Заправили шесть бочек керосином и бензином, загрузили их в вертолеты Ф.Шагалеева и В.Мусаева. Они взлетели, вышли на укрепрайон душманов и аккуратно сделали то, что и предложили: сбросили на пещеры бочки и, развернувшись на горке, подожгли их НУРСами. Связавшись с командиром десантной группы майором Сушковым, Ф.Шагалеев выяснил, что стрелять душманы прекратили, бегают и выносят имущество из пещер, и надо срочно пользоваться этим моментом. Поочередно Ф.Шагалеев и В.Мусаев сели прямо в боевые порядки десантной группы Сушкова, забрали раненых и убитых пограничников. Затем это подразделение было усилено высаженным дополнительным десантом и свою задачу выполнило».

А вот рассказ самого Шагалеева о другом боевом вылете: «В конце 1980-го на перевале Гумбак заканчивалась операция, надо снимать оттуда десантно-штурмовую группу подполковника Файзиева. Отработали несколько бортов, я крайним пошел, в ночь. Высота перевала – 3600 м. Сели около полуночи, выяснилось: бойцов там 38 человек, это намного больше, чем может принять «Ми-8Т». А до утра их оставлять нельзя – придется за трупами возвращаться… Я дистанцию взлетную промерил шагами, прикинул, в какой точке можно оторваться. С экипажем все обговорил, предупредил, на что идем. Забрали всех – перегруз килограммов 700. Вырулил, дал максимальную мощность, поднял вертолет на несколько сантиметров – висит. Для разбега не больше 35 метров. Взлетели на переднем колесе… Когда вывалились из ущелья, на прямую связь вышел начальник авиации Среднеазиатского погранокруга Колокольников: «Султаныч, сколько везешь?» Всех, говорю, забрал. Кажется, не поверил. Прилетели – Колокольников встретил, всех лично пересчитал».

Участник другого боя на этом перевале, снимавший ход событий на пленку, потом напишет такие слова: «Трансфокатором приблизил задний план съемки и увидел серьезное лицо майора Шагалеева. Он снова прибыл в самое пекло, чтобы помочь нам».

Может сложиться впечатление, что отважный майор занимался только высадкой и спасением пограничных подразделений. Но это не так. Например, вмарте 1981 года Фарит обнаружил в горах экипаж сбитого советского самолета и эвакуировал его. Кроме того, как и все пограничные авиаторы, он обеспечивал СБО боеприпасами, продовольствием и материально-техническими средствами, прикрывал с воздуха колонны мотоманевренных групп на маршруте, осуществлял воздушную разведку и нанесение ракетно-бомбовых ударов по моджахедам, доставлял десантно-штурмовые группы к месту проведения операций и прикрывал их огнем при ведении боевых действий, перехватывал по данным разведки караваны с оружием и вел свободную охоту на них, а также выполнял задания с использованием специальных радиотехнических средств.

С увеличением масштабов участия пограничников в войне потребность в авиатехнике стала возрастать, и уже в середине 1980 года Марыйскую авиаэскадрилью сначала усилили двумя звеньями вертолетов Ми-8, а вскоре вообще развернули в 17-й отдельный авиаполк в составе двух эскадрилий с 36 вертолетами Ми-8 и Ми-24. Кроме того, для усиления охраны высокогорного участка государственной границы САПО в апреле 1981 года была сформирована 23-я отдельная авиаэскадрилья погранвойск в Душанбе, первым командиром которой стал Фарит Султанович.

Вместе со своими заместителями он заложил фундамент становления авиационной части, начав строительство в районе аэродрома Душанбе с «чистого листа». Наряду с выполнением боевых вылетов приходилось каждый день строить штаб и казармы, стоянки и рулежные дорожки вертолетов, ангары и лаборатории, столовые, склады и другие объекты части.

Коллеги по службе в Средней Азии отмечали, что Шагалеев безотказно летал по нескольку десятков боевых вылетов практически с каждым экипажем марыйской, а затем и душанбинской авиачастей, почти со всеми прибывающими в командировку экипажами из других пограничных округов, а затем и со всеми вновь прибывающими молодыми летчиками для замещения вакантных должностей. Он обучал их особенностям полетов в горно-пустынной местности, применению вооружения вертолета, тактическим приемам использования винтокрылой техники в бою и операциях. Не удивительно, что Фарит эфенди имел личное представление о дело­вых и моральных качествах каждого своего летчика.

А при выполнении боевых вылетов комэск по-прежнему проявил исключительную храбрость, летное мастерство и высочайший профессионализм. В октябре 1981 года он вывез окруженную душманами маневренную группу пограничных войск в составе 80 человек. Первым в погранвойсках стал высаживать десанты на высоте свыше 3500 метров над уровнем моря, а затем стал выполнять это не только днем, но и в ночное время.

В том же октябре экипажи Ф.Шагалеева и В.Мусаева переломили ход ночного боя с душманами при очистке Куфабского ущелья. Бандиты преодолели наши минные поля с помощью пущенного по ним стада ослов и все ближе подходили к опорному пункту гарнизона, намереваясь сломить сопротивление высаженного недавно пограничного подразделения. Но вертолетчики, выйдя ночью от контрольного ориентира по времени на безопасной высоте и уточнив свое место по знакомым вершинам гор, сбросили светящиеся авиабомбы. Возникшая локальная видимость на несколько минут вкупе с наводкой командира СБО позволили авиаторам снизиться и огнем бортового оружия помочь пограничникам в подавлении противника. Само появление вертолетов ночью шокировало душманов и воодуше­вило наших бойцов. Совместными усилиями нападение было отражено, а с рассветом «духи» были разгромлены высаженным им в тыл десантом, в доставке которого тоже участвовали оба названных офицера.

Двумя месяцами позже Шагалеев с ведомым снова использовали светящиеся авиационные бомбы при оказании помощи колонне БТР и БМП, попавшей в засаду в районе Дашти-Кала.Пока бомбы опускались на парашютах, позиции душманов попали под огонь из всех видов бортового оружия ведущего. На земле подхватили поддержку с воздуха, и моджахедов быстро подавили.

В 1982 году обстановка в Афганистане заметно осложнилась. Около 40% уездов и волостей северных провинций ДРА оказались под контролем оппозиции. В связи с этим Среднеазиатский пограничный округ получил несколько вновь сформированных мотоманевренных групп. В ходе серии операций «Долина-82» их ввели в страну и разместили в шести провинциальных центрах. В мае в районе Куфабского ущелья была проведена спецоперация, которой руководил начальник Пограничных войск КГБ СССР генерал армии В.А. Матросов. Она длилась 17 дней с участием 15 вертолетов «Ми-8» и «Ми-24», в том числе и экипажа Шагалеева, который в один из дней продемонстрировал мастерское владение ПТУРом (противотанковой управляемой ракетой, применяемой для уничтожения танков и иных целей). Пограничные Ми-8ТВ время от времени применяли ПТУРы, но пользоваться управляемым комплексом «Фаланга-М» для их пуска было непросто. Даже в полигонных условиях и у хорошо подготовленных летчиков вероятность попадания в макет танка составляла менее 50%.

А теперь частично воспроизведем воспоминания замначальника погранвойск генерал-лейтенанта И.П. Вертелко, находившегося в тот день на борту вертолета Фарита эфенди: «Душманы постоянно обстреливали участок дороги вдоль Пянджа с одной из господствующих высот. Огневая точка противника находилась в глубокой пещере, практически неуязвимой для наших пуль и снарядов. Добраться туда с нашей территории невозможно – сплошные скалы. Искать тропу с афганской стороны – дело сложное и рискованное. Вот и возникла идея накрыть их ПТУРом, выпущенным с вертолета. Сделать это вызвался Шагалеев. В назначенный час мы поднялись в воздух. Зеленой гусеницей к опасному месту подползала колонна. Вот-вот «осиное гнездо» заговорит. Точно! На сером фоне скалы обозначились мигающие вспышки выстрелов…Но спустя несколько секунд в горах прогремел мощный взрыв. Цель была уничтожена с первого пуска».

В листовке, выпущенной в честь героя нашей статьи в начале 80-х годов, говорилось, что он готов к самопожертвованию ради выполнения задачи. И это не красивые слова военного журналиста, а констатация факта, о котором знали многие. И словесную оболочку данному факту нашли такую: если на помощь летит экипаж Шагалеева – все будет хорошо.

Отвечавший за доставку грузов в СБО офицер Г.Я. Дьяченко отмечал в своей статье от 2007 года следующее: «Некоторые летчики не допускали ни малейшей перегрузки машины, ибо вертолет снижал маневренность и боевую способность… Но…отдельные летчики, идя на выполнения боевой задачи, … сами проявляли инициативу по загрузке вертолета материальными средствами. Так летчик, тогда еще капитан Фарид Шагалеев показывая мастерское владение вертолетом и недюжинную смелость, творил в воздухе чудеса. Мне лично приходилось неоднократно летать в его машине и быть свидетелем его бесстрашных полетов. Фарид загружал свою машину до тех пор, пока винты могли оторвать вертолет от земли. Посадить перегруженный вертолет в горах, не имея надлежащей посадочной площадки, на небольшом выступе горы мог выполнить не каждый летчик, а Фарид делал это. Я еще в 1980 году поверил в то, что этот трудолюбивый и мужественный летчик обязательно будет героем».

Два года спустя так и произошло – подполковнику Шагалееву присвоили звание Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина. Он стал первым летчиком-пограничником из «афганцев», удостоенным этой награды. Напомним еще, что в 1980 году за оказание интернациональной помощи афганскому народу и проявленное при этом мужество и отвагу майору Ф.Шагалееву вручили орден Октябрьской Революции. Других кавалеров такого ордена среди авиаторов-пограничников нет.

Получение высоких наград не отразилось на привычном ритме жизни Фарита эфенди. Не было месяца, чтобы Шагалеев не оказывался на той стороне Пянджа, т.е. «за речкой». Летал он в Афган, как и все пилоты его эскадрильи, из Душанбе. Боевые командировки занимали 45-50 дней, и из них экипажи возвращались в советский город, где был мир и покой. Эти глотки нормальной жизни, без боев и крови, позволяли дать передышку нервной системе и осуществлять «перезагрузку» организма. А затем снова полеты на войну, и так из года в год.

В подобном режиме действовала вся авиация погранвойск, не входившая в состав ВВС 40-й армии, которая располагалась в ДРА. А вот экипажи армейской, фронтовой и транспортной авиации, принадлежавшие ВВС, таких передышек не имели и поэтому посылались в Афганистан, как правило, сроком на год, после чего возвращались домой.

Поэтому налет у небесных пограничников был значительно выше, чем в авиации 40-й армии. Свыше пятидесяти из них имели по тысяче и более боевых вылетов, а у Героя Советского Союза В.Попкова их количество перевалило за число 2500. Что касается Шагалеева, то в представлении на звание Героя,составленном в самом начале 1982 года (а, возможно, и в конце 1981-го) указано наличие у него на тот момент 1200 боевых вылетов и 1600 часов боевого налета на вертолетах Ми-8 и Ми-24. Несомненно, он внес солидную лепту в то, что душманы стали называть Ми-24 не вертолетом, а «шайтан-арбой».

В апреле 1983 года легендарного пограничного авиатора забрали в Москву, где он стал старшим инспектором-летчиком Главного управлении пограничных войск КГБ СССР. Впрочем, в столице Фарит Султанович не засиживался. Он занимался контролем уровня летной подготовки в авиационных частях, проверял технику пилотирования, делился профессиональным и боевым опытом. Да и Афган для Шагалеева, как выяснилось, не закончился, поскольку он постоянно летал «за речку». Пришло время и собственной учебы в Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина, которую Фарит эфенди окончил заочником в 1987 году.

После этого он назначается начальником службы безопасности полетов авиационного отдела в Главном управлении пограничных войск КГБ СССР. Но командировки в Афганистан прекратятся только после вывода советских войск из ДРА в конце 80-х годов. Полковник Шагалеев был среди тех, кто обеспечивал воздушное прикрытие этого вывода. К упомянутым выше 1600 часам боевого налета в грозном небе Афгана он прибавил до конца войны еще 400 часов. На его афганском счету 247 вылетов по санитарному заданию, спасение жизни более трехсот раненых пограничников и членов экипажей вертолетов, воспитание целой плеяды молодых командиров винтокрылой техники, ставших впоследствии командирами авиачастей погранвойск.

Летом 1989 года Фарита Султановича переводят в г. Петропавловск-Камчатский командовать авиацией Камчатского пограничного округа, который в декабре следующего года сменит название на Северо-Восточный. А в 1993 году заместитель начальника войск по авиации Северо-Восточного пограничного округа становится генерал-майором. Шесть лет прослужил здесь Шагалеев и оставил о себе добрую память, наравне с другими летая на санзадания, доставляя грузы на отдаленные заставы и «вывозя» молодых летчиков. Один из них потом вспоминал на Форумавиа (forumavia.ru): «Помню, как он прилетал и лично контрольные полеты принимал у молодых командиров вертолетов (то ли на класс, то ли на допуски, не помню). Рассказывали, гонял их над водой чукотских бухт на высоте 2-3 метра, да еще требовал, чтобы брызги до переднего колеса долетали».

Летом 1994 года экипажи одной из частей завершали ночные полеты, и тут поступил сигнал о катастрофе армейского МиГ-31. Поскольку экипажи пограничников были еще на летном поле, они тут же подключились к поискам. В считанные часы катапультировавшиеся истребители были обнаружены и живыми-здоровыми доставлены в часть. За эту операцию, проведенную под руководством заместителя начальника войск по авиации Северо-Восточного погранокруга, несколько пограничных авиаторов получили государственные награды, в том числе и Шагалеев – орден «За личное мужество».

То есть по-прежнему Фарит эфенди профессионален, доступен и готов к неожиданностям. В одну из командировок он оказался на пограничной заставе «Жупаново». Подошло обеденное время, и летчиков пригласили к столу. Любитель горбушек Шагалеев, просунув голову в раздаточное окошко, попросил повара дать ему их. Одет он был в летную куртку без знаков различия, и солдат, не ведая, кто перед ним, ответил: «Горбушки только дембелям…». «А дембеля – это святое», – продолжил известный афоризм генерал и спокойно сел обедать. Ставший свидетелем этого диалога начальник заставы потерял дар речи – он-то знал, кто такой Шагалеев. А тот, садясь после обеда в кабину вертолета, подозвал к себе начальника погранзаставы и попросил: «Пацана, пожалуйста, не наказывай».

Последним местом службы генерал-майора стал Таджикистан, разоренный гражданской войной. В течение трех лет Фарит эфенди командовал авиацией Группы погранвойск РФ в этой республике, возглавляя боевые действия вертолетчиков, защищавших таджикско-афганскую границу от проникновения моджахедов. Среди частей этой Группы значился и 23-й отдельный пограничный авиаполк, который в свое время Шагалеев создавал в виде 23-й отдельной пограничной авиаэскадрильи и, по мнению сменившего его на эскадрильи командира, вложил в нее душу.

Уволившись в запас, Фарит Султанович переехал в Москву, но с авиацией не расстался. Он работал помощником одного из руководителей ОАО «Камов» по курированию вопросов строительства летно-испытательного комплекса имени Чкалова.

Втянулся Шагалеев и в активную общественную деятельность. Его фамилия значилась среди участников Фонда «Правопорядок – Щит», создателей межрегиональной организации «Объединенный союз Героев Советского Союза, Социалистического Труда и Российской Федерации», а также членов Клуба офицеров Полномочного представительства РТ в РФ. Был он и среди участников ежегодных встреч ветеранов авиации органов госбезопасности, посвященных годовщинам вывода советских войск из Афганистана. Причем эти встречи проходили не только в столице, но и в других городах, например, в Йошкар-Оле в 2011 году.

Выезжал Фарит Султанович и в Новосибирск, где местные пограничники проводили в преддверии своего профессионального праздника так называемый «боевой расчет». Интерес генерала к этому городу объяснялся тем, что именно сюда был выведен из Таджикистана и здесь расформирован упоминавшийся 23-й отдельный пограничный авиаполк. Кстати, когда эту часть в ноябре 2005 года провожали из Душанбе в Россию, на торжественных мероприятиях, прошедших в местном аэропорту, присутствовала группа ветеранов пограничной авиации во главе с первым командиром авиачасти Ф. Шагалеевым.

Летал он также в Южно-Сахалинск на 65-летие Шестого авиаотряда ФСБ России, ставшего преемником сахалинских пограничных летчиков. А в самой Москве встречался с молодежью на разных мероприятиях, был в преддверии 65-летия Победы на уроке мужества в школе №2010, которая носит имя Героя Советского Союза М.Джалиля, получал в Представительстве Татарстана в РФ Благодарственное письмо Председателя Государственного Совета этой республики.

Уже при жизни генерала можно было увидеть информацию о нем на стенде в Центральном пограничном музее ФСБ России, а в Петропавловске – памятный знак ему. В ноябре 2012 года в этом городе открыли «Аллею Героев», на которой всем 73Героям Советского Союза, Героям России и Героям Социалистического Труда, служившим (работавшим) на Камчатке, посвящены знаки из камня.

Но больше всего Фарит эфенди был доволен тем, что его мальчишки пошли по пограничным стопам отца. Сын Ринат учился в Сызранском высшем военном авиационном училище летчиков, потом служил в разных частях. Известно, что в 2006 году подполковник Р.Шагалеев был начальником штаба авиационной части ФСБ России на Камчатке. Затем он стал командиром части, а его младший брат в звании капитана служил начальником смены погранслужбы на контрольно-пропускном пункте аэропорта Внуково.

Глядя на фотографии Героя последних лет можно предположить, что у него возникли какие-то проблемы со здоровьем. И 10 июня 2014 года появились сообщения, что после тяжелой и продолжительной болезни в 6 утра он скончался на 68-ом году жизни. Упокоился военный летчик-снайпер, летчик 1-го класса, налетавший на всех видах авиатехники 9200 часов, на Федеральном военном мемориальном кладбище – первом в России (близ г. Мытищи). Оно приобрело статус главного общегосударственного пантеона.

Шагалеев Ф.С. Подполковник

Шагалеев Ф.С. Подполковник

Шагалеев Ф.С._Полковник

Шагалеев Ф.С. Полковник.

На нем он летал

На нем он летал.

В Центральном музее Великой Отечественной войны, 2010 год

В Центральном музее Великой Отечественной войны, 2010 год.

Встреча ветеранов авиации ФСБ в Йошкар-Оле, 2011 год

Встреча ветеранов авиации ФСБ в Йошкар-Оле, 2011 год.

Выступление на встрече ветеранов авиации ФСБ, 2010 год

Выступление на встрече ветеранов авиации ФСБ, 2010 год.

Выступление на митинге

Выступление на митинге.

Губернатор Алтайского края Карлин А.Б. возлагает цветы на могилу уроженца региона, 2014 год

Губернатор Алтайского края Карлин А.Б. возлагает цветы на могилу уроженца региона, 2014 год.

Листовка

Листовка.

Могила в день похорон на Федеральном военном мемориальном кладбище, 2014 год

Могила в день похорон на Федеральном военном мемориальном кладбище, 2014 год.

На «Боевом расчете» ветеранов-пограничников. Новосибирск, 2013 год

На «Боевом расчете» ветеранов-пограничников. Новосибирск, 2013 год.

На встрече ветеранов 23-го авиаполка КСАПО, 2008 год

На встрече ветеранов 23-го авиаполка КСАПО, 2008 год.

На встрече ветеранов авиации ФСБ, посвященной 21-летию выхода из Афганистана

На встрече ветеранов авиации ФСБ, посвященной 21-летию выхода из Афганистана.

На 30-летии 3-го отдельного авиационного отряда ФСБ РФ (бывший 23-й полк), Новосибирск, 2011 год

На 30-летии 3-го отдельного авиационного отряда ФСБ РФ (бывший 23-й полк), Новосибирск, 2011 год.

На торжествах по случаю 65-летия Шестого авиаотряда ФСБ России, Южно-Сахалинск, 2012 год

На торжествах по случаю 65-летия Шестого авиаотряда ФСБ России, Южно-Сахалинск, 2012 год.

Плакат

Плакат.

С бортмехаником Моисеевым, 2011 год

С бортмехаником Моисеевым, 2011 год.

Шагалеев Ф.С._В костюме_1

SONY DSC Шагалеев Ф.С._В костюме_2 Шагалеев Ф.С._Генерал_1 Шагалеев Ф.С._Генерал_2Вот некоторые отклики на эту печальную новость, хранящиеся в Интернете: «Вечная память Герою, был знаком по ДВ, когда летал он еще на МИ-4, капитаном погранвойск», «Замечательный Летчик и Человек. Вечная Память!», «Искренние соболезнования родным и близким отважного генерала.Служил под его командованием на Камчатке»,«Светлая Память настоящему Человеку и Офицеру!Столько жизней солдатских спас… И оставался доступным, обычным мужиком, несмотря на звания и награды», «Вся моя служба в Азии была пронизана рассказами и воспоминаниями старших товарищей об этом уникальном человеке, профессионале в полном смысле этого слова, благодаря мужеству и профессиональному летному мастерству которого многие матери дождались своих детей с афганской войны», «Земля Вам пухом, Фарит Султанович…. ВЫ ГОРДОСТЬ ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК СОВЕТСКОГО СОЮЗА!», «имел честь неоднократно общаться и взаимодействовать с ним… вечного Неба и Дозора, Фарит Султанович…Спасибо Вам».

Пожалуй, этим сгустком добрых, искренних, пронзительных отзывов и завершим статью. Генерал-майор Шагалеев улетел в вечный дозор. Светлая память Герою-пограничнику!

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары», № 1 (18), декабрь 2017 г. — февраль 2018 г.

Просмотров: 723

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>