«Мусульмане между собой всегда должны находить общий язык»

кадровый офицер, сейчас подполковник в отставке Салават Шайхразыевич Мингазов.

Уроженец села Старое Ермаково, кадровый офицер, сейчас подполковник в отставке Салават Шайхразыевич Мингазов.

Когда речь заходит об Афганской войне, нельзя судить однозначно. С одной стороны, это можно считать вторжением в чужую страну, но с другой — это стремление государства не допускать агрессоров близко к своим границам.

Афганистан — стратегически важный район в сфере обеспечения военно-политической стабильности во всём Центрально-Азиатском регионе, где на протяжении столетий пересекаются национальные интересы ведущих держав мира.

В 1978 году правительство Афганистана обратилось Советскому государству с просьбой направить в Афганистан своих советников для оказания практической помощи в организации органов безопасности ДРА.

А 12 декабря 1979 года на политбюро ЦК КПСС было принято решение о вводе советских войск в Афганистан.

На протяжении 10 лет продолжалась эта кровопролитная война, в которой участвовали и уроженцы села Старое Ермаково. Один из них — кадровый офицер, сейчас подполковник в отставке Салават Шайхразыевич Мингазов.

ВыпускВ 1975 году он поступает в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное (дважды Краснознамённого ордена Красной Звезды) училище имени В.И.Ленина. В 1979 году, после окончания училища, ему присваивают звание лейтенанта и направляют в Краснознамённый среднеазиатский военный округ, в 143 танковый полк, дислоцированный в Талды Курганской области.

Службу он начинает в должности командира танкового взвода. В 1984 году присваивают звание капитана, а в 1985 году переводят в Краснознамённый туркестанский военный округ для выполнения интернационального долга в составе ограниченного контингента Советских войск.

О своём участии в военных операциях на территории Афганистана он рассказывал следующее:

- Военный человек всегда подчиняется приказу. Сказали поехать в Афганистан – я поехал, хотя особой радости при этом не ощущал. В то время я недавно женился. Моему ребёнку было всего 1,5 года.

Участвуя в военных операциях, я познал многое. Военных обучают науке побеждать. Но одно дело в мирных условиях, в полигоне. А на войне на командира ложится полная ответственность за солдат, сержантов и офицеров, подчинённых ему. Судьбы их зависят от решений, принятых тобой, а так же от своевременного их исполнения.

В Афганистане моя танковая рота в составе двух танковых взводов с прикреплённым инженерно-сапёрным отделением с БМР (Боевая машина разминирования), отделения связи с засекреченным средством связи на базе БМП, с взводом управления и хозвзводом танкового батальона располагались на расстоянии 3 километров от города Талукан.

Один танковый взвод охранял мост на въезде в город. Боевой задачей роты была защита города от нападения душманов и проведение боевых операций по их уничтожению совместно с моторизованной группой Пянджского погранотряда и местных военных формирований на территории провинции Тахар.

Мы обеспечивали безопасность маршрутов передвижения войсковых колонн и участвовали в боевых операциях, проводимых командованием 201 мотострелковой дивизией и командованием 40 армии. Войсковые операции иногда длились до 30-40 суток.

Однажды танковой роте, которой командовал я, была поставлена задача — совершать марш совместно с подразделениями местных войск – царандоя (милиция). На марше к нам на вертолётах перебросили мотострелковую роту с Кундуза, но без боевой техники.

Во время продвижения наши сапёры обнаружили и обезвредили три фугаса на дороге. Навстречу нам попадались афганцы, идущие пешком, через которых узнали, что готовится засада. Мы конечно к этому были готовы всегда.

Тактика душманов была такова: туда они пропускают свободно, а на обратном пути готовятся основательно. Так и случилось. Нас внезапно атаковали с гранатомётов и стрелкового оружия. Засаду организовали в шахматном порядке. Стреляли то спереди, то сзади, то слева, то справа. Воевать против танков им, конечно, было сложновато. Мы пустили в ход весь свой боевой арсенал: танковая пушка 115 мм, пулемёт ДШК 12,7 мм и спаренный пулемёт 7,62 мм.

Вместе с солдатами мотострелковой роты мы крошили всё, что засекали. Но на один наш танк они попали с гранатомёта сзади. При этом был повреждён радиатор и начал греться мотор.

Я дал команду — двигаться вперёд, во что бы то ни стало. В итоге наша танковая рота из боя вышла без потерь, а в мотострелковой роте были ранены два офицера и один солдат. Таким образом, боевая задача была выполнена успешно, без боевых потерь. По приезду в гарнизон, раненых отправили в госпиталь, а танк отремонтировали.

В августе 1985 года я с танковой ротой выехал для прикрытия маршрута войсковой колонны. Маршрут мы проверили, сапёры обезвредили обнаруженные фугасы. Но представители мотоманевренной группы не выступили. В результате маршрут остался без охраны. Когда их обстреляли душманы, продвижение колонны остановилось.

Тогда я принял решение выдвинуться с командиром 1го танкового взвода на место обстрела для отражения нападения. Прибыв двумя танками, мы оценили обстановку и отразили атаку. В течение 5 минут залпами из танковых орудий выпустили 45 снарядов. Душманы отступили. Они спрятались за дувалами (глиняные заборы) домов, но мы их и оттуда достали. Продвижение колонны было восстановлено.

После этого случая, когда я с ротой проезжал по этому маршруту, навстречу всегда выходил местный аксакал. Он давал нам гарантию, что не будет обстрела. А я, в свою очередь, сказал ему, что в случае обстрела сюда прибудут уже не только два танка. После этого, когда мы выезжали на этот маршрут, он приходил к нам и докладывал обстановку.

В провинции Тахар в основном проживали узбеки. Поэтому мне не составляло труда с ними общаться. А когда встречались таджики, то с ними я общался через своего механика-водителя, таджика по национальности.

В процессе службы всегда приходилось поддерживать тесную связь с местным населением. Все кишлаки, которые находились в поблизости нашего гарнизона, охранялись местным населением. Они всегда подходили ко мне и докладывали обстановку. Так что у нас всегда был план отражения возможной атаки и мы всегда знали их места нахождения.

Мне приходилось поддерживать тесную связь с местным руководством и местными вооружёнными формированиями. Они были рады, что я мусульманин. Мы были уверены, что мусульмане между собой всегда должны находить общий язык. До меня здесь командиром роты был тоже мусульманином. Поэтому у нас традиционно сложилась обстановка взаимодоверия с местным населением. Они никогда слова на ветер не бросали и добросовестно выполняли принятые на себя обязательства.

За период моей службы наш гарнизон только дважды обстреливался со стороны душманов. Тогда местное население сразу приходили ко мне и извинялись за то, что так близко допустили нападающих к гарнизону.

Они приглашали меня в гости. Но обижались за то, что я приезжал туда на танках и с серьёзной охраной. При этом я объяснял им свою позицию, и этот вопрос просил больше не обсуждать.

Материальное обеспечение к нам доставляли по воздуху. Грузы возили на вертолётах МИ-6, которых бойцы называли “Коровами”. Однажды ко мне забегает командир танка и говорит: “Товарищ командир, падает “Корова”!” Я сразу не понял. Выбежав увидел, что на территорию, контролируемую душманами, падает вертолёт МИ-6, спускаясь на одном двигателе. Мы об этом сразу передали в ЦБУ, (Центр боевого управления) и наша танковая рота в составе 4 танков и 1 БМР по тревоге выехала на спасение экипажа вертолёта.

После того, как отремонтировали вертолёт, он улетел. Нас поблагодарили за оперативно оказанную помощь и их спасение.

За время пребывания в Афганистане я ни разу не был ранен и контужен. За сохранность бойцов я прилагал все усилия. В боевых условиях, когда каждую минуту грозит смертельная опасность, не допускать боевых потерь — это дорогого стоит.

Вспоминая боевое прошлое, я могу сказать, что несмотря на то, что пролито много крови с обоих сторон, мы там оставили добрую память о себе.

Построено огромное количество школ, больниц, мостов, дорог, предприятий, плотин, жилых домов и много других жизненно важных объектов. При этом американцы там способствуют лишь приумножению наркопроизводства, сеют смерть и разруху.

СоветникиСтар Юб

кадровый офицер, сейчас подполковник в отставке Салават Шайхразыевич Мингазов.

Салават Шайхразыевич Мингазов за время службы награждён орденами «Красная Звезда» за личное мужество и отвагу, отличную организацию и умелое командование подразделением во время проведения боевых операций, «За службу в Вооружённых Силах СССР» — за успехи, достигнутые в боевой и политической подготовке, поддержание высокой боевой готовности подразделения, успешное освоение новой боевой техники и высокие показатели в процессе служебной деятельности.

В Афганистане он прослужил до 1987 года. После переведён в Киевский военный округ, затем в Приволжский военный округ, в Республику Башкортостан, заместителем военного комиссара Татышлинского района. В 1991 году стал военным комиссаром этого же района.

В 1992 году перевёлся в город Набережные Челны начальником 4 отделения Военного комиссариата Восточных префектур. В 1996 году присвоено звание подполковник. В 2003 году уволен в запас.

Материал подготовил уроженец села Старое Ермаково Фарид ШИРИЯЗДАНОВ.

Просмотров: 716

Один комментарий

  1. Здоровья вам, дорогие! Вы выполнили свой долг! Долгих и счастливых лет жизни вам, наши родные!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>