Не знавший страха на ринге жизни

Алимов Н.Н.

Алимов Н.Н.

Увлечение боксом наложило отпечаток на всю его биографию. Успешного бойца «стеночных» баталий на Москве-реке Н.Н. Алимова вскоре стали называть в числе самых известных дореволюционных мастеров ринга России, а его псевдоним «Кара малай» («Черный парень») был у многих на устах. И хотя окопы Первой мировой войны, а затем и сражения войны Гражданской оборвали карьеру Нурмагомета Нивмановича (Невмановича), как действующего спортсмена, он достойно выглядел во всех раундах, которые предложила ему впоследствии жизнь. И оправдывая оказанное ему доверие на самых разных хозяйственных, советских и общественных должностях, Нур эфенди бесстрашно колесил по стране, не забывая про спорт и свою первую любовь – бокс.

Родился он в бедной татарской семье, приехавшей в Москву на заработки из села Петряксы («Батырша авылы») Курмышского уезда Симбирской губернии (ныне Пильнинского района Нижегородской области). Устроились переселенцы на фабрике «Трехгорная мануфактура»: Нивман абый – грузчиком и ломовым извозчиком, а Тайба апа – ткачихой. Но со скудной жизнью распрощаться Амировым не удалось, они и в Москве с трудом сводили концы с концами.

Здесь у них появились на свет три сына: Нурмагомет (в 1892 году), Саубан (в 1901-ом) и Нуриман (в 1906-ом). Первенца Нура уже в десятилетнем возрасте отдали «в люди», и он начал сам зарабатывать на хлеб у купца-меховщика в качестве подсобника. Родители надеялись, что сын станет умельцем мехового дела, но купец загружал мальчика, в основном, работой по дому. Однако проворность и сообразительность смуглого паренька с черными волосами (отсюда и его прозвище – Кара малай) работали на него, и хозяин стал привлекать его к своим делам.

Когда купец выезжал на знаменитую Нижегородскую ярмарку, у Нура появлялась специфическая обязанность. Шесть раз в день он оббегал местные гостиницы и собирал сведения о прибытии оптовых покупателей у портье, которые составляли такие списки за небольшую плату. Эта информация позволяла купцу опережать конкурентов в торговых делах, поэтому Нур целыми днями носился по городу, непроизвольно тренируя дыхание и ноги. Для сна у него оставалось не более трех-четырех часов.

Паренек рос крепким и физически сильным, знающим приемы татарской борьбы, которым его научил отец-силач, побеждавший на многих сабантуях. В Москве Нура заинтересовали кулачные бои, бывшие с давних-предавних времен популярными на Руси. Горожане могли наблюдать эту русскую забаву на Воробьевых горах, Кузнецком мосту, Трубной площади, у Новодевичьевого монастыря, на льду Москвы-реки и Неглинки. Поединки «стенка на стенку» устраивались и в одном из беднейших районов Москвы – Дорогомилове, где тогда жили Алимовы.

Обычно кулачные сражения проходили в три очереди. Сначала в бой шли «стенки» мальчишек, их сменяли безусые юнцы, после которых в схватку вступали мужики. При этом дерущиеся не кипели от злобы друг к другу, а ощущали спортивный азарт в рамках бойцовских правил, за соблюдением которых строго следили обе стороны. Поединок считался законченным, когда одна из «стенок», не выдержав натиска противника, обращалась в бегство.

Однажды Нур, когда «городская» сторона начала теснить его – «заречную», выскочил на «поле брани» с целью поддержать своих. Несколько бойцов упали под его ударами, но потом и самого Нура сбили на заснеженный лед. Первое поражение подростка не испугало, и к 15 годам он сделался завзятым кулачным бойцом, не пропускавшим ни одной «стенки». Вскоре его, как одного из сильнейших бойцов «заречной» стороны, стали называть «забойщиком» или «ведуном». Придумали Нуру и уже упомянутое прозвище, с которым он позже шагнет в мир бокса. Была у «ведуна» не только большая сила, но еще быстрота и сметливость, позволявшая вовремя принимать тактические решения на льду.

После одной из побед над городской «стенкой» к Нуру подошел рослый, хорошо одетый мужчина и предложил ему тренироваться в спортивном кружке вместе с настоящими атлетами. Это был В.М. Жуков – секретарь Коммерческого суда и репортер нескольких периодических изданий, занимавшийся многими спортивными дисциплинами. Еще в 1910 году он овладел «искусством самозащиты» благодаря жившему в Москве американскому инженеру Вильямсу, а когда тот уехал, начал сам обучать горожан боксу.

Так в конце первого десятилетия XX века Алимов начал посещать здание на Мещанской улице, где размещалась атлетическая секция известного спортсмена и преподавателя С.И. Димитриева (Морро). Молодые люди, занимавшиеся в кружке «Арена физического развития», встретили новичка столь доброжелательно, что даже взяли на себя расходы по оплате его занятий, которые были Нуру не по карману. В этом интеллигентном обществе формировалась и личность «Кара малая».

Уже с 1912 года его имя появляется в спортивных отчетах. Он плавал и выступал на борцовском ковре, ходил на лыжах и поднимал тяжести, играл в футбол и бегал на коньках, ездил на велосипеде и не раз брал призы в разных состязаниях. Но главным его увлечением стал бокс, и поэтому на занятия Нур приходил за час до начала, чтобы помногу раз повторить упражнения. Парень прыгал со скакалкой, подолгу работал на тяжелом мешке, занимался с гантелями, а потом вел тренировочный бой, стараясь подобрать партнера тяжелее себя. И даже назначал шуточную премию за каждый попадавший в него удар.

После трехмесячных занятий в таком режиме «Кара малай» в тренировочном бою дважды отправил в нокдаун своего тренера Жукова, который в то время считался одним из сильнейших боксеров Москвы. Затем Нуру довелось встретиться на ринге с «однокружковцем» Свендсоном, сильным боксером из Дании. В седьмом раунде напряженного боя тот оказался на полу.

Между тем кружок, в котором тренировался Алимов, решил присоединиться к ведущему петербургскому обществу физического развития «Санитас», став его московским отделением. «Санитас» был создан в 1912 году для любителей и имел строгий распорядок дня: ежедневно утренняя зарядка, бег, душ или обтирание одеколоном, теоретические занятия по истории спорта и технике отдельных видов. Во второй половине дня проходили занятия тяжелой атлетикой, боксом и борьбой.

Годом позже в Москве возник еще ряд боксерских групп, в связи с чем здесь вскоре был организован боксерский «интерклуб» (межклубные соревнования). Боксеры «Санитаса» встретились с коллегами из Общества любителей лыжного спорта (ОЛЛС), и «Кара малаю» пришлось состязаться с англичанином Кабриелем. В увлекательном поединке Нур победил его. «Бой этой пары, – писал журнал «Русский спорт», – захватил всю, хотя и немногочисленную публику… Надо при этом заметить, что оба противника выказали много мужества и хладнокровия. У Кара великолепные прямые удары… Одно можно сказать, что из Кара с его великолепной боксерской фигурой в дальнейшем может выработаться первоклассный боксер».

Прогноз издания оправдался. Как пишет автор книги «Батыр уходит в легенду» Р.И. Илялов, упорно бились с Нуром в разное время любители бокса из Германии и Швеции, Голландии и Марокко, а также китаец из Нью-Йорка. Но кончался бой для них одинаково – нокаутом.

В 1914 году Алимов стал абсолютным чемпионом московского общества «Санитас». Вот как об этом написано в выданном ему дипломе: «Выдан сей диплом члену Общества «Санитас» Нуру Алимову Кара-Малай в том, что на состоявшемся состязании по боксу на первенство Общества на 1914 год в полутяжелом весе он выиграл первый приз, после чего победил взявших первые места в других категориях, за что и получает звание «Чемпиона О-ва». Москва. Декабря 21 дня 1914 года. Председатель, Секретарь, Члены Комитета».

На следующий год в Петербурге состоялось Всероссийское первенство по тяжелой атлетике, в программу которого входил и бокс. «Кара малай» оказался сильнее своих соперников в полутяжелой весовой категории. Автор интересной книги о нем Р.Илялов полагает, что его герой выиграл и абсолютное первенство. Но М.Лукашев, познакомившийся с Нурмагометом абый за несколько лет до его кончины, опубликовал в конце прошлого века статью «Тяжелые кулаки Кара-Малая» в журнале «Спортивная жизнь России», в которой он пишет, что Нур получил повреждение и выбыл из соревнования за звание абсолютного чемпиона.

В 1915-ом был проведен и первый чемпионат Москвы, в котором участвовали боксеры трех местных обществ: «Са­нитаса», «Общества любителей лыжного спорта» и «Замоскворецкого клуба спорта». Алимова признали победителем в своей весовой категории, а затем поздравили и с титулом первого абсолютного чемпиона Москвы, поскольку он выиграл бой у тяжеловеса и одноклубника Иванова.

Прогресс Алимова на ринге сопровождался и его продвижением в меховых делах. Из курьера он превратился в упаковщика, потом стал сортировщиком в скорняжной, а позже – заготовителем, который с осени и до рождества перемещался по Сибири, закупая меха. Одевался Нур со вкусом, и сельские купцы звали его барином, не подозревая, что весь гардероб «барина» представлен на нем.

Не раз и не два доводилось ему в поездках демонстрировать стеночно-боксерские навыки. Однажды это помогло получить по сходной цене заячьи шкурки у купцов из села Дунилово Шуйского уезда Владимирской губернии, поскольку в кулачном бою Нур выбил «ведуна» стенки противников из села Горица. На нижегородской ярмарке он заступился за незадачливого драматурга, для чего пришлось опрокинуть известнейшего на все Заказанье конокрада. В другой раз защитил от толпы бедолагу-монаха. Были неожиданные проверки на бесстрашие и в столице. Так, «Кара малай» в одиночку пошел на группу бородачей, которые избивали «за богохульство» двух футуристов, одним из которых оказался поэт В.Маяковский. А как-то в ночном Питере к Алимову подошел громила и предложил отдать ему часть одеяний Нура. Потом, вставая с мостовой, он изумлялся: «Надо же, впервые в жизни отказали».

Востребованными бывали и навыки татарской борьбы, которые Нур с 12-летнего возраста оттачивал на сабантуях. В один из своих приездов в Курган по делам хозяина он вышел на схватку с известным местным борцом Ахметом Жианом и одолел его в борьбе на поясах.

Ныне «Кара малая» некоторые источники называют то первым абсолютным чемпионом страны, то первым чемпионом России по боксу. Но, к сожалению соплеменников, это не так. Все значимые победы Нурмагомета эфенди на ринге перечислены выше. К этому можно добавить лишь то, что он входит в группу пионеров отечественного бокса вместе с такими выдающимися мастерами, как Э.И. Лусталло, В.М. Жуков, И.Б. Граве, А.Г. Харлампиев, П.В. Никифоров и В.В. Самойлов, а также отметить успешные выступления «Кара малая» в международных встречах, счет победам в которых он открыл в 1911 году.

А по поводу первого чемпионата и чемпиона России в нашей литературе существует разнобой мнений. Многие источники называют первым чемпионом страны петербургского конторского служащего И.Граве, который, пройдя курс бокса в Лондоне, предложил через газету всем боксерам России сразиться с ним за звание первой перчатки страны 1913 года. Этот вызов приняли три петербуржца, которых Граве победил. Пишут, что соперники превосходили его по многим параметрам. Если среди этих параметров был и вес, то Граве можно считать и первым абсолютным чемпионом.

Но в том же году петербургское общество «Санитас» организовало свое первенство, назвав его чемпионатом страны. А поскольку не было организации, объединяющей боксеров разных городов, то «первенства России» тогда же провели москвичи и эстонское общество «Калев» – в Петербурге. То есть претендентов на самую первую перчатку России набирается много, но она не похожа на общероссийскую.

Видимо, поэтому историки этого вида спорта считают началом летоисчисления отечественного бокса первенство России 1914 года, в котором участвовали москвичи, петербуржцы и киевляне. Кстати, среди лучших боксеров этого турнира был назван средневес И.Граве.

Наиболее значительным из дореволюционных соревнований по боксу было первенство России, прошедшее в декабре 1916 года в столице. В соревнованиях участвовало 23 боксера, продолжительность боя составляла четыре раунда по три минуты. Газеты того времени отмечали хорошую подготовку московских боксеров. Но «Кара малая» среди них не было, так как годом ранее его призвали в армию, и поначалу он попал в 145-й запасной полк, находившийся в г. Петровске Саратовской губернии.

Этот город сыграл заметную роль в судьбе рядового Алимова. Во-первых, здесь он успел продемонстрировать силу своего удара фельдфебелю, любившему «прочищать морды» нерадивым солдатам. И не сносить бы Нуру головы, если бы приехавший с инспекцией генерал не опознал в нем известного боксера. «Кара малая» сделали инструктором рукопашного боя и поручили подготовку групп разведчиков. За десять месяцев Нур обучил приемам бокса и борьбы четыре разведгруппы по 20 военнослужащих.

Алимову было разрешено квартировать вне воинской части, и он снял комнату у мануфактурщика П.Смирнова, которого называли среди лучших купцов Петровска. Так город подарил Нуру жену, которой со временем стала одна из дочерей купца Лидия.

Крещенские морозы 1917 года Алимов встретил в фронтовых окопах 10-й армии. Довелось ему ходить в разведку и брать «языков», участвовать в боях, брататься с немцами после отречения царя, стать членом солдатского полкового комитета, присутствовать на съезде мусульман 10-й армии и быть избранным на нем на II Всероссийский съезд воинов-мусульман. Делегатов этого форума собрали под новый, 1918-й год, в Казани.

Съезд, проходивший в январе-феврале, принял резолюцию о создании в составе РСФСР штата Идель-Урал (вся Уфимская губерния, часть Казанской, Симбирской, Самарской, Оренбургской, Пермской, Вятской губерний) и формировании его законодательных и исполнительных органов. Вследствие раскола по отношению к Учредительному Собранию и Советам сторонники левой фракции, в том числе и Н.Алимов, покинули съезд.

Дабы предотвратить провозглашение этого штата Казанский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов ввел военное положение в городе и арестовал руководство 2-го Всероссийского мусульманского военного съезда, а также Военного Совета (Харби Шуро).Но уже к вечеру того же дня арестованные были освобождены, и военный съезд, перенеся свои заседания в татарскую часть Казани, за реку Булак, провозгласил республику в составе Советской России – автономный штат Идель-Урал (более известен как «Забулачная республика»).

Горсовет и большевики развернули агитационную работу среди военнослужащих, ставших на сторону этой республики, которая просуществовала почти весь март. Был задействован в этой деятельности и Нур, вступивший в РКП/б и назначенный командиром мусульманской социалистической дружины, которая несла комендантскую службу. К маю в дружине состояло свыше 900 чел.

Затем она была развернута в 1-й мусульманский социалистический полк, и в мае 1918 года Нур эфенди стал комполка. По мнению упомянутого Илялова, «Неутомимый и толковый трудяга «Кара малай», смелый весельчак и любимец публики, органически сочетавший в себе решительную непримиримость к подлости с умением нисходить к людским слабостям, оказался в сложной, взрывоопасной обстановке наиболее уместен во главе Мусульманского социалистического полка».

Как известно, 25 мая 1918 года части 40-тысячного чехословацкого корпуса, продвигавшиеся в эшелонах к Владивостоку по железной дороге из района Пензы, подняли вооруженный мятеж против советской власти. В течение двух летних месяцев в их руках оказались Сызрань, Самара, Симбирск, Уфа, Челябинск, Екатеринбург, Омск и другие города. Здесь были созданы правительства, которые начали создавать вооруженные силы для установления власти Учредительного собрания на всей территории России.

Вскоре объединенные силы чехов и народной армии Комуча (Самарский Комитет членов Учредительного собрания) захватили и Казань. Один из организаторов штурма города подполковник В.О. Каппель телеграфировал в Самару: «После двухдневного боя, 7-го августа частями Самарского отряда Народной армии и чехословаками совместно с нашей боевой флотилией Казань взята. Трофеи не поддаются подсчёту, захвачен золотой запас России 650 миллионов. Потери моего отряда – 25 человек, войска вели себя прекрасно».

Да, красные не устояли, и в том числе 1-й мусульманский социалистический полк, преграждавший путь противнику восточнее татарского кладбища. После взятия города в нем начался террор по отношению к сторонникам советской власти. По приговору военно-полевого суда казнили многих большевиков и работников советских органов. При попытке выйти за городскую черту конный патруль задержал и после опознания доставил в контрразведку Алимова. Судьба явно готовила ему нокаут.

Изложивший эту ситуацию в своем рассказе «На волоске от смерти» А.Светов пишет, что отмолчавшегося комполка два солдата повели на расстрел в так называемую «Черную балку». Но ни конвоиры, ни отдавший им команду контрразведчик не подозревали о боксерском прошлом Нура. А он на мосту через глубокий овражек расправился с солдатами и, пользуясь сумерками, сумел уйти от преследования. Утром «Кара малай» встретил красноармейский разъезд, а через несколько дней собрал из добровольцев небольшой отряд и присоединился с ним к регулярным частям формировавшейся Красной Армии.

После освобождения Казани 10 сентября Алимов по заданию власти вновь формирует 1-й мусульманский социалистический полк, который в дальнейшем, по замыслу командующего Восточным фронтом И.И. Вацетиса, должен был вырасти в мусульманскую бригаду. Но стать комбригом Нурмухамет не успел – на 27-ом году жизни у него отнялись ноги.

Оправился он от этого удара довольно быстро. Через месяц благодаря врачам встал на костыли, а в конце следующего обходился одной палочкой. Но гарнизонные медики списали комполка с военной службы, и он в конце 1918 года вернулся в Москву. Здесь помнили о его коммерческих навыках, вследствие чего с мандатом уполномоченного по налаживанию обществ потребительской кооперации Алимов в начале следующего года прибыл в Симбирск.

В губернии он оживлял встречную торговлю товарами первой необходимости в обмен на хлеб. Процесс этот был непростой, поскольку продолжалась Гражданская война и в марте на Среднюю Волгу вступили колчаковцы. Тем не менее, с поручением уполномоченный справился. Позже официально отмечалось, что благодаря кооперативным объединениям типа товарообменных лавок, которые помогали в продразверстке, не обостряя отношений между городом и селом, в 1919  году хлеба в губернии заготовили вдвое больше, чем годом ранее.

Занялся Нур эфенди в Симбирске и общественно-спортивной работой: организовал совет физкультуры, преподавал бокс курсантам пехотных курсов по подготовке командиров взводов и устроил для них несколько турниров, выступая при этом в качестве главного судьи.

В 1920 году его направляют в Баку для руководства нефтеуправлением. Коммуникабельность и деловитость Алимова позволили наладить отношения с трудовым коллективом и отрегулировать рабочий процесс. Поселился он с женой в городе Нуха (ныне – Шеки), где у них спустя два года родилась дочь Заира. И в этом азербайджанском городе Нур Нивманович помнил о спорте, организовав гимнастические курсы и не забыв популяризовать бокс.

Следующим местом приложения сил и умений нашего героя стал Симферополь, а конкретно – виноградарство и виноделие, которые в Крыму «захромали». Через работавших здесь товарищей по бывшей левой фракции 2-го Всероссийского мусульманского военного съезда Нур вышел на мастеров виноградного дела и воспринял их советы. Кроме того, ввел прогрессивную систему оплаты за своевременную и высокосортную сдачу и закладку фруктов в винные погреба, создал партийные ячейки на винзаводах и пр. Одним словом, сделал все, чтобы вернуть былую славу массандровским погребам.

А с весны 1924 года начался период работы Алимова в органах власти на территории ТАССР. Сначала он возглавлял исполком в Елабуге, затем был членом коллегии республиканского наркомата торговли, директором треста совхозов. Довелось поработать и в торгово-промышленном представительстве Татарской АССР в Москве, положение о котором утвердили в феврале 1927 года.

Следующее десятилетие было наполнено у Нурмагомета Нивмановича хозяйственной и профсоюзной работой. В Средней Азии он в качестве уполномоченного наркомата торговли СССР обеспечивал кооперирование сельских потребителей и налаживал торговлю. Затем занимался меховыми делами в Ленинграде, а профсоюзными – в Узбекистане и в стольном граде страны. В разных источниках упоминается еще ряд городов, где пришлось потрудиться герою этой статьи в том или ином качестве.

Он продолжал уделять внимание общественной деятельности. Так, в 1935 году в Москве создается Всесоюзное добровольное спортивное общество работников торговли и промкооперации «Спартак», и Алимов был одним из его организаторов. Спустя четверть века он получил поздравительный адрес с такими словами: «Дорогой Нур Нивманович! Президиум московского городского совета добровольно-спортивного ордена Ленина общества промкооперации «Спартак» и бюро секции бокса приветствуют и поздравляют Вас в день двадцатипятилетия общества, как одного из зачинателей отечественного бокса, организатора и энтузиаста бокса в «Спартаке»».

В том же году появилась Всесоюзная секция бокса (с 1959 года – Федерация бокса СССР), и Нур эфенди долгое время был ее членом. К тому же он возглавлял ряд спортивных организаций, среди которых отметим Федерацию бокса РСФСР. А в качестве главного судьи проводил крупные боксерские соревнования.

Вовлекли Алимова и в деятельность Особой сводной агитационной эскадрильи имени Максима Горького, созданной в 1933 году. Дружный газетно-журнальный коллектив на самолетах «Правда», «Комсомольская правда», «Красная звезда», «Рабочая Москва», «Пионерская правда», «Крестьянская газета», «Огонек», «Крокодил», «Правда Востока» и многих других, которые построили на средства названных СМИ, совершал перелеты по стране. Есть данные о работе эскадрильи за пять лет: выполненонесколькосотен агитрейсов с общим налетом 55 млн. км,проведено3200митингов,прочитано5тыс.докладовилекций, охваченоразличнымимероприятиямиболее10млн.человек.

Войдя в физкультурное звено этой эскадрильи, Н.Алимов совершил агитационный перелет через шестнадцать областей и республик с целью сбора средств на строительство советского аэрофлота.

На 64-ом году жизни он стал пенсионером и начал работать детским тренером по боксу. Говорят, что «Кара малай» был замечательным наставником. Он любил своих питомцев и вкладывал в них все свои знания и опыт. На тренировках всегда царили дисциплина и порядок. Мальчишки боготворили Алимова, недаром многие из них поступили в спортивный ВУЗ, чтобы тоже стать тренерами.

А выходы на ринг в качестве спортсмена Нур эфенди прекратил в дореволюционный период. Конечно, две войны 10-20-х годов и спровоцированная ими болезнь ног не позволили ему добрать множества призов. И хотя в Елабуге он защищал спортивную честь города на футболь­ном поле, «порхать как бабочка» в боксерской схватке уже было проблематично.

Но и при здоровых ногах Алимов мог в советское время остаться без значимых спортивных наград. Дело в том, что как вид спорта бокс в двадцатые годы у нас в стране не был узаконен, поскольку значительная часть спортивного руководства считала его атрибутом буржуазного спорта. Действовал запрет на проведение официальных соревнований по боксу почти во всех регионах, где он набирал силу. Его сторонникам удалось настоять на проведении в 1925 году Всесоюзной дискуссии по вопросу: быть или не быть боксу в системе общефизического воспитания трудящихся.

Дискуссия длилась до января 1926 года. Для подведения ее итогов создали комиссию из представителей спортивного, профсоюзного руководства и специальную медицинскую комиссию. Перед обеими комиссиями были проведены 4 боксерских матча с участием более 20 боксеров. Благодаря усилиям этих людей бокс в СССР вошел в систему физкультурно-спортивного движения.

Сразу после окончания дискуссии были разработаны новые Правила соревнований и проведен чемпионат Москвы, а в апреле 1926-го – 1-й чемпионат СССР. «Кара малаю» тогда шел 34-й год, но среди участников он почему-то не значился. Может быть, потому, что специалисты называют это первенство случайно проведенным, так как во многих городах России, в т.ч. и в Ленинграде, а также в городах Украины, Белоруссии и других регионах бокс продолжал оставаться под запретом.

2-й чемпионат страны удалось провести лишь в 1933 году, когда Нур эфенди разменял пятый десяток лет. То есть время для надевания им боксерских перчаток перед выходом на бой окончательно ушло. А жаль – ведь с тех пор чемпионат СССР проводился ежегодно, за исключением первых трех лет Великой Отечественной войны.

В1948годуВсесоюзнаясекциябоксаутвердиласписок18выдающихсябоксеровстраны.Вопределенииговорилось: «ВыдающимсябоксеромсчитаетсянеоднократныйчемпионСССР,несколькоразуспешно выступавшийнамеждународнойаренеиобладающийотличнойтехникойбокса». Так как чемпион России 1915 года и первый абсолютный чемпион Москвы Нур Алимов, имевший отменную технику дистанционного боя и завидный список побед в международных встречах, не получал медали чемпиона Советского Союза, то звание «Выдающийсябоксер» ему присвоено не было.

Наверное, «Кара малай» не воспринял это как удар судьбы, поскольку не был озабочен сбором знаков внимания в виде почетных званий, отдельной квартиры, повышенной пенсии и других бытовых удобств. Гораздо чувствительнее «ударил» его 1937 год, когда по пресловутой статье 58 Уголовного кодекса РСФСР (контрреволюционная деятельность) арестовали и приговорили к пяти годам исправительно-трудовых лагерей его братьев Саубана и Нуримана. Имевший уже опыт педагогической, советской и партийной работы Саубан в то время учился на судебно-прокурорском факультете Всесоюзной правовой академии, а Нуриман был учителем неполной средней школы в с. Петряксы.

C будущим «королем ринга» Н.Королевым

C будущим «королем ринга» Н.Королевым.

Алимов Н.Н._1

Алимов Н.Н.

Бой «Кара малая» (справа) с А.Харлампиевым, 1914 год

Бой «Кара малая» (справа) с А.Харлампиевым, 1914 год.

Брат Саубан

Брат Саубан.

В.Жуков - первый тренер Н.Алимова, 1911 год

В.Жуков — первый тренер Н.Алимова, 1911 год.

Картина «Кулачный бой»

Картина «Кулачный бой».

Книга о Н.Н. Алимове

Книга о Н.Н. Алимове.

Командир 1-го мусульманского социалистического полка, Казань, 1918 год_1

Командир 1-го мусульманского социалистического полка, Казань, 1918 год.

Лучшие боксеры дореволюционной России

Лучшие боксеры дореволюционной России.

Н.Алимов (крайний слева) с футболистами московского «Спартака», 1935 год

Н.Алимов (крайний слева) с футболистами московского «Спартака», 1935 год.

Н.Алимов (справа) и В.Коновалов перед выходом на ринг, август 1915 года

Н.Алимов (справа) и В.Коновалов перед выходом на ринг, август 1915 года.

Надгробная плита на могиле Алимовых

Надгробная плита на могиле Алимовых.

Общественный совет при главе Елабужского муниципального района обсуждает вопрос увековечения памяти Н.Алимова, 2017 год

Общественный совет при главе Елабужского муниципального района обсуждает вопрос увековечения памяти Н.Алимова, 2017 год.

Перед началом боя «Кара малая» (справа) с П.Никифоровым, 1914 год

Перед началом боя «Кара малая» (справа) с П.Никифоровым, 1914 год.

Постаревшие «звезды» отечественного бокса. Крайний справа - Н.Алимов

Постаревшие «звезды» отечественного бокса. Крайний справа — Н.Алимов.

С мальчишками в секции

С мальчишками в секции.

С.Димитриев (Морро) на обложке журнала «Геркулес»

С.Димитриев (Морро) на обложке журнала «Геркулес».

Стела села Петряксы

Стела села Петряксы.

Тренер Н.Алимов шнурует перчатку мальчику

Тренер Н.Алимов шнурует перчатку мальчику.

Усадьба Сабитовых в Казани. На втором этаже в 1918 году располагался штаб 1-го мусульманского социалистического полка

Усадьба Сабитовых в Казани. На втором этаже в 1918 году располагался штаб 1-го мусульманского социалистического полка.

Младший брат Нура эфенди умер в заключении в марте 1943 года, а среднего в том же году освободили по инвалидности. После этого он был преподавателем истории и конституции в средней школе в с. Петряксы. Но в 1950-ом – второй арест по той же статье и 10 лет исправительно-трудовых лагерей в Сибири. Через шесть лет Саубана реабилитировали, и он, заочно окончив учебу в Московском пединституте, начатую в 1947 году, работал преподавателем истории в одной из школ Бауманского района Москвы. Кроме того вел большую общественную деятельность по делам репрессированных. То есть по жизни он держал удар не хуже старшего брата. Скончался и похоронен С.Алимов в Москве.

В столице упокоился и «Кара малай», и произошло это в 1964 году. Правда многие источники дают другую дату – 1968 год или сразу обе. Полагаю, что следует доверять информации, выбитой на плите, которая стоит над могилой Алимовых на Донском кладбище. Там значится первая дата.

Более полувека нет на этом свете Нурмагомета Нивмановича, а подробная картина жизни этого могучего человека пока не составлена. Отсутствуют сведения о его работе в годы Великой Отечественной войны, о конкретных профсоюзных делах и должностях, тренерских достижениях, о деятельности в 50-60-е годы. Неясно, какую именно часть заслуг Алимова отметили орденом Красного Знамени. Почему-то затихает ручеек сведений о нем по ходу советского периода. От этого, видимо, и началось забвение.

Хотя есть и чему порадоваться. Так, в ноябре 2017 года на заседании Общественного совета при главе Елабужского муниципального района обсуждался вопрос увековечения памяти легендарного Нура Алимова. Наличием информации о нем в интерактивном киоске музея города члены совета не намерены ограничиваться. Решено оборудовать стенд о боксере в одной из спортивных школ города и обратиться в Федерацию бокса с просьбой о помощи в установке мемориальной доски в Елабуге. Добавить бы к этому соревнования юных боксеров памяти Н.Н. Алимова и сделать их традиционными. Причем не обязательно в Елабуге…

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары», № 1 (18), декабрь 2017 г. — февраль 2018 г.

Просмотров: 560

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>