Башкиры рода Канглы: арийские корни, связи с печенегами и руководители республики

96e173b1e0f82b85Уфимский историк и журналист Салават Хамидуллин начинает в нашей интернет-газете серию колонок о башкирских кланах и племенах. Сегодня колумнист «Реального времени» знакомит читателей с родом Канглы, его богатой историей и выдающимися представителями.

Исторически башкирский народ состоял из более 40 территориально-клановых подразделений (родовых волостей), члены каждого из которых, по легенде, восходили к единому предку. Русский лексикограф Владимир Даль писал: «Народ башкурт разделился с незапамятных времен на племена или, как их называют у нас, на волости; у каждой волости свой уран, отклик, рукоприкладный знак, свое дерево и птица, розданные, как верит народ, самим Чингиз-ханом…». Одним из крупнейших был род Канглы, давший название Канлинской волости. Она целиком охватывала территорию современного Буздякского района, а также отдельные части Белебеевского, Благоварского, Бирского, Дюртюлинского, Кушнаренковского, Мишкинского и Туймазинского районов Республик Башкортостан.

«Пресвятая Кангха»

За названием каждого башкирского родового подразделения стоит своя история, нередко уходящая на много столетий в прошлое. Одним из рекордсменов в этом отношении является род Канглы. Истоки его этнонима прослеживаются в эпических сказаниях древних ариев. В Авесте рассказывается, как пророк Заратуштра возносил богине водной стихии Ардви-Суре Анахите следующую молитву:

Такую дай удачу, благая Ардви-Сура,
Чтоб воинов туранских я поражал бы сотню…
На пятьдесят ударов я в Кангхе пресвятой.

По мнению исследователей, упомянутая Кангха — и есть та местность, от названия которой в конечном итоге происходит название Канглы. К какому времени относится вышеприведенный стих, сказать трудно. Считается, что Авеста была впервые записана легендарным царевичем Виштаспой из рода Ахеменидов, жившим в VI веке до н. э. Однако, время фиксации древнеиранского эпоса не является основанием для датировки Кангхи, поскольку Авеста многие века сохранялась в устной речи. Ее из поколения в поколение пересказывали друг другу жрецы. Поэтому есть основания считать, что «Кангха пресвятая» существовала уже во II тысячелетии до новой эры, то есть до распадения единой арийской общности на иранцев и индийцев, которое произошло в Средней Азии после ухода ариев из Аркаима, Синташты и других селений «страны городов».

Древний Туран

Когда арии переселились на территорию Среднего Востока, то эта страна получила название Ариана, то есть «стран ариев» или Иран. Однако значительная часть их бывших соплеменников осталась на своей родине и продолжала кочевать в степях Евразии. Авеста именовала их туранцами, а их страну — Тураном. Противостояние Ирана и Турана является центральным сюжетом поэмы персидского поэта XI века Абу-ль-Касима Фирдосуи «Шахнаме», в основу которой были положены арабские переводы официального эпоса империи Сасанидов «Хвадай-намаг», который, в свою очередь, является переложением сюжетов Авесты. В одном месте поэмы рассказывается о том, как туранский царь Афрасиаб встречает иранского царевича Сиявуша:

Поднявшись, они продолжали поход,
Не ведая устали, мчались вперед.
И вскоре достигли, веселья полны,
Цветущего Канга — столицы земли.

Согласно поэме, Канг был столицей легендарного Турана. Сама же область Канг или Кангар, по мнению ученых, находилась в районе среднего течения Сырдарьи. Как считает С. Г. Кляшторный, этноним Кангар состоит из корня Канг и тохарского этнонимического суффикса -ар-.

Держава Кангар

Во II веке до н. э. возникает держава Кангар, которая охватывала огромную территорию: от озера Балхаш на востоке до Каспийского моря на западе и от Амударьи на юге до Южного Урала на севере. Образование новой державы не осталось незамеченным для окружающих стран. Китайская хроника «Цянь Хань-шу» сообщает, что ее народонаселение состояло из 120 тысяч семейств, составлявших 600 тысяч душ. Строевого войска было 120 тысяч человек. Кангар (по-китайски Кангюй) находился в союзе с гуннами. По меркам античности это была крупная держава, окружность территории которой составляла около 4 тысяч километров, а численность населения была сопоставима с ведущими государствами того времени.

Империя Хань в период своего наибольшего могущества подчинила своей власти все соседние страны, в том числе державу гуннов. Лишь Кангар отказывался подчиняться. Китайские хроникеры сокрушались: «Кангюй, напротив, горд, дерзок и никак не соглашается делать поклонение пред нашими посланниками. Чиновников, посылаемых к нему от наместника, сажает ниже усуньских послов».

Печенеги

В VI веке в степи Средней Азии хлынули тюркские племена. В результате объединения некоторых из них с кангарами был создан новый племенной союз под названием баджанак, то есть «свояки». В русских источниках они известны как печенеги. Тем не менее орхонские памятники древнетюркской письменности именовали их кенгерес.

Прежде ираноязычные кангары вскоре перешли на тюркский язык. Византийский император Константин VII Багрянородный (905—959 гг.) писал: «Должно знать, что пачинакиты называются также кангар, но не все, а народ трех фем: Иавдиирти, Куарцицур и Хавуксингила, как более мужественные и благородные, чем прочие, ибо это и означает прозвище кангар».

В конце IX века на территории современного Казахстана разразилась широкомасштабная война между двумя коалициями тюркских народов: с одной стороны стояли печенеги и башкиры, а с другой — хазары, огузы, кимаки, карлуки. Первые не устояли против столь мощной группировки и были разбиты. Спасаясь от врагов, они двинулись на запад, сокрушая все на своем пути. Печенеги и башкиры разорили Хазарский каганат, прогнали венгров-мадьяров из Причерноморья в Центральную Европу и обрушились на Русь. На 150 лет печенеги и их союзники стали угрозой для Руси и проклятием для Византийской империи.

Арабский историк X века аль-Мас’уди писал: «И эти племена Баджанак, Яджна, Башкурд и Наукерда раскинули свои шатры, закрыв путь между Константинополем и Римом. И разорили они большую часть тамошних жительств, а их набеги распространялись до самого Константинополя».

Канглы

В западный поход ушли далеко не все печенеги и башкиры. Небольшая их часть осталась в местах прежнего проживания и подчинилась могущественным огузам. Этот сюжет нашел отражение в огузском эпосе «Огуз-наме»: «Что касается страны Курал и Башгурд, то ее жители были непокорным и коварным народом. В силу своей надменности и гордости они ни перед одним правителем не склоняли своей головы. Тогда Огуз взял в плен их падишаха по имени Карашит. После этого Курал и Башгурд стали илем и согласились платить дань».

Под давлением огузов башкиры сдвинулись к северу, а печенеги продолжали обитать по соседству на территории современной Актюбинской области Казахстана. И тех и других описал в своем отчете Ибн Фадлан (X век), проезжавший по их землям.

Интересно, что печенеги вернулись к своему прежнему названию. Арабский географ XII века именовал их хангакиши (канга + киши ‘человек’), т. е. «люди Канга». А со стороны пришедших с востока кыпчаков они получили название кангар-оглы, то есть «сын кангара». Египетский энциклопедист XIV века Шихаб ад-дин ан-Нувайри называл в составе кыпчаков следующие племена: туксаба, ете (ете-оба), бурдж-оглы, албурлы, кангар-оглы, андж-оглы, дурт, кулаба-оглы, джузнан (джуртан), карабурекли («черные клобуки» русских летописей), котан.

Со временем этноним кангар-оглы трансформировался в стяженную форму канглы. Под этим названием они и вошли в родовую структуру многих народов, в первую очередь, башкир, а затем в состав позднейших казахов, узбеков, ногайцев, каракалпаков и других. В Башкирии они образовали Канлинскую волость.

В 2012 году в результате совместной экспедиции Медико-генетического научного центра РАМН и Института гуманитарных исследований было собрано несколько десятков образцов генетического материала башкир-канглинцев. Основную часть исследованных составили выходцы из деревень Буздякского района Республики Башкортостан. Для рода Канглы оказалась характерной гаплогруппа G1-M285, которая имеет свой максимум на территории Ирана. Это может подтверждать предположения историков об древнеиранском происхождении канлинцев.

Башкиры рода Канглы

Башкирский род Канглы дал Башкортостану много выдающихся личностей. Среди них — старшина Канлинской волости и пугачевский полковник Миней Султуков, живший в селе Сабаево нынешнего Буздякского района РБ. Сначала он разорил поместье мурз Тевкелевых, захвативших земли башкир Канлинской волости. Затем он находился в авангарде повстанческого войска под командованием сотника Бурзянской волости и главного полковника Караная Муратова. В декабре 1773 года Миней со своим отрядом башкир-канлинцев занял село Касево (ныне город Нефтекамск) и отправил своих людей в Сарапул для приведения тамошних крестьян к присяге «императору Петру Федоровичу», после чего вместе с Каранаем Муратовым участвовал в осаде Мензелинска. До весны 1774 года Миней Султуков действовал под Сарапулом, где вместе атаманом Петром Вязововым сражался против отрядов сарапульской милиции и полковника Архангелогородского карабинерного полка А. Ф. Обернибесова близ Камбарского завода. Все лето и осень 1774 года он продолжал сопротивление правительственным войскам.

В XIX веке самой известной семьей канлинских башкир был дворянский род Сыртлановых, представители которого занимали различные посты в башкирском войске. Представляя собой элиту башкирского общества, они стояли у истоков башкирского национального движения. Так, Шах-Айдар Сыртланов (1847—1916), который родился в селе Шланлыкулево нынешнего Буздякского района РБ был правнуком башкира-вотчинника Канлинской волости Сыртлана Аиткулова и сыном есаула Шагимардана Сыртланова, начальника 12-го кантона башкирского войска. Являясь активным участником мусульманского движения, Шах-Айдар Сыртланов был одним из организаторов и руководителей «Иттифак аль-муслимин» («Союз мусульман») и его трех съездов (1906), а затем избирался депутатом Государственной Думы Российской империи I и II созывов от Уфимской губернии. Через все его выступления красной нитью проходила тема расхищения башкирских земель.

«Я представитель Уфимской губернии, выбранный тамошними коренными жителями, башкирами. — Говорил депутат на заседании Думы 2 июня 1906 года. — Башкиры приняли подданство 400 с лишком лет тому назад, — это не завоеванный народ. При принятии их в подданство им было обещано, что не тронут ни земли их, ни имущества, ни религии, ни обычаев, ни быта».

Однако, по мнению Ш. Сыртланова, правительство не сдержало своих обещаний.

Его сын Али-Аскар Сыртланов (1875—1912 годы), служил в лейб-гвардейском Литовском полку, а по выходу в отставку стал известным в Петербурге адвокатом. Например, он был защитником по делу адмирала Рождественского и генерала Стесселя, обвиненных за поражение в ходе русско-японской войны. Али-Аскар Сыртланов был одним из первых из числа представителей мусульманской интеллигенции империи, кто еще в ходе первой русской революции 1905—1907 годов выступал за право восточных народов на территориальную автономию. Интересно, что А.-З. Валиди прочил Али-Аскара в лидеры башкирского национального движения, если бы не нелепая смерть последнего в 1912 году.

Другой сын Шах-Айдара Сыртланова — полковник Равиль Сыртланов — геройски погиб в ходе Барановичской операции 20 июня 1916 года, за что был посмертно произведен в генерал-майоры и награжден орденом Св. Георгия. Другой из рода Сыртлановых — старший сержант Муллаяр Сыртланов — был удостоен в 1943 году звания Героя Советского Союза.

Одними из лидеров башкирского национального движения, начавшегося после Февральской революции 1917 года, были представители рода Канглы Шейхзада Бабич (1895—1919) и Муллаян Халиков (1894—1937). Первый происходил из аула Кигазытамак нынешнего Мишкинского района РБ. Он был известным поэтом, «певцом башкирской революции», секретарем Башкирского национального Совета (Шуро), редактором газеты «Башкорт» и руководителем молодежной организации «Тулкын» («Волна»). При переходе башкирских войск на сторону Красной Армии Шейхзада Бабич был зверски убит красноармейцами в селе Зилаир. Под своими ранними стихами он подписывался «Канглы баласы» («Сын канлинца»), в то же время являясь самым ярким выразителем башкирской идентичности:

Беҙ үҙебеҙ – башҡорттар,
Күп ырыуға баш йорттар.
Беҙҙә гәүhәр, беҙҙә йәүәһәр,
Беҙҙә һәр бер ашлыҡтар

***

Мы сами — башкиры. И нам
Завещано «баш» быть родам.
Топазы у нас и алмазы
Под стать и садам, и плодам.

Муллаян Халиков родился в деревне Актау нынешнего Буздякского района РБ. Он являлся членом правительства «автономного Башкурдистана», от имени которого устанавливал контакты с Самарским Комучем, а 20 марта 1919 года он был одним из подписантов «Соглашения» с центральной Советской властью о советской автономии Башкирии. В 1919—1920 годах Муллаян Халиков входил в руководящий состав Башревкома. В 1921—1925 годах он был председателем Совета народных комиссаров БАССР.

Эстафета высших руководителей Башкортостана в 1957 году вновь перешла к представителю рода Канглы в лице Зии Нуриевича Нуриева (1915—2012), уроженца села Верхнелачентау нынешнего Бирского района РБ, который в 1957—1969 годы занимал должность 1-го секретаря Башкирского обкома КПСС. При нем Башкирская АССР достигла огромных успехов в области социально-экономического развития. В 1973—1985 годы Зия Нуриев был заместителем председателя Совета министров СССР.

Из башкир рода Канглы происходят многие яркие представители творческой интеллигенции. Среди них — писатели Али Карнай, который был главным редактором газеты «Кызыл атлылар» («Красные конники») 112-й Башкирской кавалерийской дивизии, а также Хаким Гиляжев, Факиха Тугузбаева и драматург Флорид Буляков. К роду Канглы также относятся народные артисты РБ и РФ Тансулпан Бабичева и Фидан Гафаров.

Салават ХАМИДУЛЛИН.

Справка

Салават Ишмухаметович Хамидуллин — историк, к.и.н., журналист.

  • Родился в городе Стерлитамаке в 1968 году.
  • Образование: Башкирский государственный университет (исторический факультет).
  • 1990—1991 годы — корреспондент газеты «Истоки».
  • 1991—1995 годы — редактор молодежной редакции Республиканского ТВ, руководитель творческого объединения «Молодость».
  • С 1995 года — корреспондент программы «Башкортостан», редактор ТО «Гилем», ТО общественно-политических программ, начальник отдела познавательных и исторических программ, руководитель редакции познавательных программ студии БСТ.
  • Автор и телеведущий телепроектов «Историческая среда» и «Клио».
  • Автор ряда документальных фильмов, книг и научных публикаций об истории Башкортостана и башкирских родов. Колумнист «Реального времени».
  • Лауреат Государственной премии РБ им. С. Юлаева, Республиканской премии в области журналистики имени Ш. Худайбердина. Победитель международных и республиканских телефестивалей.

«Реальное время».

Просмотров: 429

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>