Миляуша Айтуганова: «Хотим пригласить для съемок зарубежного режиссера»

d9751f6eecfe8637Казанский кинофестиваль меняет локацию, количество заявок на него растет, татарстанские фильмы надо продвигать в федеральные сети, а в перспективе в Казани откроется музей кино. Об этих и не только новостях шла речь на онлайн-конференции директора «Татаркино» Миляуши Айтугановой в редакции «Реального времени».

«Фильм закрытия в «Ривьере»

— Миляуша Лябибовна, ваша команда делает кинофестиваль второй год. Чем будете удивлять?

— В этом году мы меняем площадку. Много лет подряд показы проходили в кинотеатре «Родина», в этом году будем работать в «Ривьере». Мы хотели сконцентрировать все в одном месте, чтобы и участникам, и гостям было удобно. Там удобные залы и площадки, где можно проводить встречи и «круглые столы», пресс-конференции и так далее. Это очень приличный комплекс европейского уровня. Там и отель хороший, и вид открывается на Кремль, рядом аквапарк. Мы уже забронировали сто номеров. Вторая площадка, как всегда, — кинотеатр «Мир».

— Где пройдет открытие фестиваля?

— Традиционно, в КРК «Пирамида». А закрытие мы решили провести в «Ривьере». Потому что закрытие — это уже «раздача слонов», тут не может быть акцента на концертные программы, хотя гости, конечно, будут. Но основной состав актеров, выступающих будет на церемонии открытия. Это публичное мероприятие.

— Кстати, читатели прислали вопрос по поводу прошлогоднего закрытия. Оно шло три с лишним часа без перерыва, все награждаемые говорили длинные спичи. Не повторится такое в этом году?

— В этом году я предложила отборочной комиссии сделать фильм закрытия. Это значит, что саму церемонию награждения мы должны провести очень компактно и предложить публике посмотреть фильм. Это практика всех фестивалей, фестивальные команды не делают акцент на шоу. Акцент больше на просмотры и обсуждения. Конечно, у нашего фестиваля есть некие традиции, и мы не будем от них отходить, но мне хочется, чтобы прижились и новые элементы.

— Будет ли в этом году гость-звезда?

— Мы пригласили много звезд, но если говорить о зарубежных актерах, то согласие приехать дал американский актер Дэнни Гловер. Ждем от него подтверждение. Приглашены турецкие актеры, стараемся, чтобы приехал главный персонаж картины «Великолепный век». Из наших актеров приезд подтвердили Ирина Алферова и Михаил Пореченков. Но пока я не хочу раскрывать все секреты.

— Вопрос нашего читателя: «Сколько пришло заявок в этом году»?

— У нас шесть номинаций по десять участников, то есть на фестивале должно быть представлено шестьдесят фильмов. В этом году пришло 967 заявок, в прошлом году было 782. Интерес к фестивалю, я думаю, связан еще с тем, что мы с прошлого года активно продвигаем идею сотрудничества с разного рода фестивалями, выезжаем и презентуем наш фест на разных международных фестивалях, это привлекает внимание к нему. Еще один фактор — с прошлого года мы активно сотрудничаем с группой стратегического видения «Россия — исламский мир», а это 27 стран, которые сразу включились.

«В национальном конкурсе — три фильма на одно место»

— Уже можно сказать, какие татарстанские фильмы будут показаны на нашем фестивале?

— В этом году в национальный конкурс было подано более тридцати заявок. В номинации будет представлено десять фильмов. То есть конкурс три фильма на одно место. Есть и полный метр, и короткий, и документальное кино.

В этой номинации будет представлено очень разное жанровое кино. Есть копродукция, есть фильмы не наши, но о Татарстане. Например, фильм о Чистополе, который сняли российские режиссеры. Есть полный метр — историческая комедия, время действия — эпоха Ивана Грозного. Режиссер этой ленты Айдар Габдрахманов, выпускник нашего института, он известен в мире кино как хороший клипмейкер. Будет много короткого метра, тем более что на него сейчас выделяются субсидии. Будут представлены и студенческие работы. Есть сильные ребята, которые могут конкурировать, например, в номинации «Россия молодая».

— «В свое время на «Киргиз-фильм» пригласили Андрея Михалкова-Кончаловского, он снял «Первого учителя», и с этого началось киргизское кино. Нет ли в Казани желания пригласить режиссера-звезду?» — вот такой вопрос прислал наш читатель.

— Есть такие планы. Есть даже планы пригласить на нашу картину зарубежного режиссера. У нас есть план снять фильм по «Мухаджирам» Махмуда Галяу. Мы взяли субсидию, Ильдар Матуров подготовил материал, но поскольку эта картина очень сложная исторически, мы обратились в Ассоциацию тюркского кино, переводим заявку на турецкий, хотим сделать копродукцию с Турцией. Возможно, и другие страны присоединятся. Есть шансы, что наша заявка будет одобрена. Мы, кстати, на высоком уровне провели фестиваль тюркского кино в Казани. Члены Ассоциации, которые здесь присутствовали, оценили это. Мы задали такую планку, что пока ни одна страна не берется проводить этот фестиваль.

«В республике 143 точки кинопоказа»

— А где, кроме фестивалей, реально можно увидеть в республике татарстанские картины?

— Мы провели в этом году Дни татарстанского кино, это во-первых. Во-вторых, в кинотеатре «Мир» у нас есть «киносреда», и не только в нем. Это значит, что каждую среду фильмы из архива Татаркино, те, на которые мы имеем права, показываются во всех муниципальных кинотеатрах. Конечно, фильмы, которые у нас на подходе, нужно продвигать на федеральный уровень. Разумеется, есть конкуренция, но если фильмы будут хорошие, включить их в репертуарный план не будет проблемой. В этом году на меня уже вышли несколько крупных российских дистрибьюторских фирм, просят дать «Муллу» и «Байгал». В их планах показать наши фильмы на художественных советах, и если они почувствуют коммерческую выгоду, фильмы возьмут.

— Смотрят ли наше кино в районах Татарстана?

— У нас везде есть присутствие Татаркино. В республике 143 точки показа. Но для показа современного формата — 19 действующих и 4 готовятся, чтобы запуститься, взяли грант. Прокат в республике у нас сейчас идет очень активно. Мы ездим с творческими встречами, и они очень популярны в районах, там собираются полные залы. Мы делаем встречу с создателями фильма, потом идет сам прокат, и он успешен. Например, мы были в челнинской зоне со съемочной группой «Муллы», были в бугульминской зоне, в Тетюшах, в Буинске. В общей сложности мы отработали в 12 районах, понятно, что они сейчас все просят этот фильм.

— Год назад вы заключили соглашение с Асуанским кинофестивалем. Что это дает нашему кино?

— Это дает обмен продукцией. В этом году мы уже показали в республике «Женский день» и «Нашего проповедника». В этом году египтяне приезжают с Днями египетского кино, и это благодаря тому, что у нас есть это соглашение. В этом году на наш фестиваль приезжает египетский продюсер, и мы будем вести разговор о нашей копродукции. Египтяне заинтересованы в татарстанских локациях. Кроме Египта, установили контакт в Шарм-эш-Шейхе на фестивале арабского и европейского кино, пригласили директора на наш фестиваль, и, полагаю, скоро мы появимся на их фестивале.

«Надо брать федеральные гранты»

— Если сравнить бюджеты татарстанских и российских фильмов …

— …плакать хочется.

— Да, плакать. У нас ленты снимают на нереальные деньги. Есть способ увеличить бюджеты?

— В первую очередь, надо пытаться брать федеральные гранты. Они есть. Недавно прошел конкурс в Минкульте РФ, и там выиграл грант Айнур Аскаров, который снял «Из Уфы с любовью». Он получил 40 миллионов. И 10 ему пообещало башкирское правительство. Мы сделали в этом году попытку, но нашу заявку пока не одобрили. Хотя, думаю, если сделать хороший сценарий и убедить на питчинге комиссию, что этот фильм нужен в России, то деньги получить можно.

— А республиканское финансирование?

— Сейчас в подпрограмме мы эту позицию обозначили первым пунктом. Это поддержка кинопроизводителей по экранизации национальной литературы и поддержка молодых кинематографистов. В общей сложности речь идет о 40 миллионах рублей на эти цели. На эти деньги можно сделать один большой фильм-экранизацию и 6—7 «коротких метров». Если мы получим эту сумму в этом году, мы уже будем легче дышать. Можно будет требовать от кинематографистов нормального качества — камеры, звука, цветокоррекции. Интуиция мне почему-то подсказывает, что наша заявка будет одобрена.

— Ну, дай Бог. Есть ли сейчас практика отправлять учиться во ВГИК национальные студии?

— Каждый год ВГИК выделяет места для регионов, в этом году выделено на режиссуру кино одно место, режиссер-аниматор — одно место, художник-аниматор — одно место и одно место график-аниматор. Сейчас ВГИК развивает анимационное направление, и в регионах оно также развивается. О мастерских речи нет. Есть один минус — ребята могут пройти отборочный тур, но они пойдут там на общих основаниях, у них нет привилегий. Они не целевики, как это было раньше. Москва нас не балует.

«Надо брать пример с Голливуда»

— Наши молодые кинематографисты в Москву бегут?

— Бегут. Тот, кто хоть немного вкусил, как работают, как оплачиваются специалисты в Москве и Питере и тем более за рубежом, — они, конечно, на наше очень бедное финансирование не возвращаются. Я все время вспоминаю исторический факт о Голливуде. Почему там появилась мощная голливудская школа? Был огромный грант от американского правительства для молодых кинематографистов. И был конкурс для них. И на этот конкурс пришло много заявок от молодых режиссеров, которые потом стали именитыми. Первый шаг надо сделать нам. Мы не можем требовать от ребят, чтобы они работали без денег, это неправильно, труд должен оплачиваться. Энтузиазм оправдан, когда они делают дипломную работу. Вот сейчас ребята все сняли на свои деньги и показали дипломные работы. Хотя во ВГИКе даже на дипломные работы выделяются деньги.

— Будет ли когда-нибудь в Казани музей кино?

— У нас очень много материалов, история татарстанского кино началась в 1924 году, так что скоро столетие. Понятно, что были разные периоды, больше развивалась кинохроника, с игровым кино не было сильных взлетов. Музей кино мы будем делать, но мне хочется, чтобы это был не стандартный музей, а музей-кафе. Чтобы люди могли не просто ознакомиться с экспонатами, но попасть на какие-то просмотры, фесты, даже квесты. Работа началась, я сейчас набираю команду, чтобы сделать этот музей. Так что музей кино у нас будет. Страница Казанского международного фестиваля мусульманского кино будет в нем яркой.

«Байгал» — достойная картина»

— Одна из последних работ татарстанских кинематографистов — «Байгал» — получилась очень хорошей. Будет ли лента представлена на международных кинофестивалях?

— Обязательно. Сейчас мы с режиссером картины Ильдаром Ягафаровым занимаемся ее продвижением в арабском мире, на европейских кинофестивалях. Думаем, что можно продвинуть фильм в Турцию, в арабские страны, на африканский континент. Мне кажется, что «Байгал» — это достойная картина.

— Вы выступили в ней в качестве актрисы, сыграли одну из главных женских ролей. Кинокарьера будет продолжена?

— Я не отношусь к этому серьезно. Ягафаров неожиданно предложил мне роль. Мне кажется, что в процессе наших обсуждений женского и мужского начала в сценарии я сумела убедить создателей ленты, что существуют две абсолютно разные точки зрения на все. Это женская и мужская точка зрения. В процессе споров режиссер понял, что я вжилась в роль героини и внутренне отстаиваю ее позицию. Нет черного и белого, в жизни много оттенков, и если нам удалось их передать, это здорово. Если кто-то меня в фильме заметил и предложит мне новую роль — почему нет? Я — человек экспериментов.

Справка

Миляуша Айтуганова окончила факультет журналистики КГУ. Защитила диссертацию на тему становления радиовещания в Татарстане. Директор «Татаркино», директор Казанского международного фестиваля мусульманского кино, заведует кафедрой режиссуры кино и телевидения в Казанском государственном институте культуры. Заслуженный деятель искусств РТ.


«Реальное время».

Просмотров: 668

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>