Депутаты от Чувашии и Крыма проголосовали против добровольного изучения национальных языков / «Этот закон забивает последний гвоздь»: языковая реформа утверждена со счетом 388:2

Депутаты Валентин Шурчанов и Ризван Курбанов.

Депутаты Валентин Шурчанов и Ризван Курбанов.

От Татарстана законопроект поддержали 15 депутатов. Альфия Когогина не приняла участие в голосовании.

Напомним, Госдума в третьем приняла законопроект об изучении родных языков в третьем, окончательном чтении. Против проголосовали два депутата. Воздержавшихся не было. «За» проголосовали 388 человек.

Среди тех, кто голосовал против проекта — два представителя национальных республик, оба члены фракции КПРФ — Валентин Шурчанов и Ризван Курбанов. Информация об этом появилась в базе Государственной Думы.

Шурчанов избирался в Госдуму от Чувашии, Марий Эл и Мордовии. В первом чтении он также голосовал против законопроекта. Ранее он заявлял «Idel.Реалии», что законопроект «составлен в грубой форме, без учета исторических традиций, народных устоев и всей истории развития культур и национальных языков РФ и СССР».

— В этом новом законе, подчеркиваю еще раз, грубо прописано, что изучение, преподавание языков национальных республик осуществляется на добровольной основе и не может, самое главное, преподаваться в ущерб изучению русского языка. Вы только вдумайтесь в эту формулировку! Я представляю интересы Чувашии, где никто в ущерб русскому языку чувашский язык не учит, если говорить, как есть, — указывал Шурчанов.

Ризван Курбанов избирался в Госдуму по списку от Калининградской области, Республики Крым и Севастополя. На сайте Госдумы также указано, что он представляет в парламенте Дагестан, откуда депутат родом. Курбанов также в первом чтении был против этого законопроекта.

Тогда он спросил одного из его инициаторов Алёну Аршинову: «А изучение иностранных языков не может причинить ущерб русскому языку?»

Из депутатов от Татарстана никто против законопроекта не голосовал. Кнопки «за» нажали 15 парламентариев. Это Ирек Богуславский, Мурад Гадыльшин, Ильдар Гильмутдинов, Фатих Сибагатуллин, Александр Сидякин, Айрат Фаррахов, Ринат Хайров, Айрат Хайруллин, Равиль Хуснулин, Валентин Чайка, которые и в первом чтении голосовали «за». Кроме того, законопроект поддержали Марат Бариев, Ирек Зиннуров, Ольга Павлова, Юрий Синельщиков (во время первого чтения не участвовали в голосовании), а также Иршат Минкин (в первом чтении воздержался).

При этом единственный из депутатов от республики, кто формально не поддержал закон — Альфия Когогина. Она в этот раз не стала участвовать в голосовании. Однако по каким причинам она приняла такое решение, не указывается. В первом чтении он нажала кнопку «за». Отметим, что все депутаты от Татарстана представляют «Единую Россию», кроме Синельщикова, члена фракции КПРФ.

Те, кто не стал участвовать в голосовании, есть и среди представителей других республик. Например, среди депутатов Башкортостана таких двое. В их числе Рифат Шайхутдинов (не входит ни в одну из фракций), который в первом чтении голосовал против законопроекта. Также в голосовании не участвовал представитель КПРФ Александр Ющенко. 12 представителей «Единой России» от Башкортостана нажали кнопку «за».

Напомним, новый законопроект предполагает изучение русского языка как родного. Кроме того, отдельным пунктом написано о «свободном выборе языка образования, изучаемых родного языка из числа языков народов Российской Федерации, в том числе русского языка как родного языка, государственных языков республик Российской Федерации». Для изучения этих языков необходимо будет писать заявления при приеме или переводе на обучение «по образовательным программам дошкольного образования, имеющим государственную аккредитацию образовательным программам начального общего и основного общего образования».

idelreal.org

* * *

Эксперты «БИЗНЕС Online» о том, почему документ, принятый Госдумой в окончательном виде, не устраивает ни одну из сторон конфликта

Все фракции Госдумы РФ поддержали закон о добровольном изучении национальных языков: 388 депутатов — за, двое — против. Выступающие настаивали, что с учетом поправок законопроект «устраивает всех» и устраняет перекосы «в отдельных регионах». «БИЗНЕС Online» выслушал мнения разных сторон общественности: недовольны почти все. Противники закона убеждены, что исчезновение национальных языков из школ — вопрос времени, так как большинство родителей будут выбирать в качестве родного русский.

«ТЕКСТ, КАК Я СЧИТАЮ, УСТРАИВАЕТ ВСЕХ»

Вчера депутаты Госдумы РФ в третьем, заключительном чтении приняли поправки в закон «Об образовании», которые вводят принцип не «добровольности», как это было в первоначальной редакции документа, но «свободы выбора» при изучении в школах национальных языков. Накануне в ходе второго чтения глава комитета по образованию Вячеслав Никонов заявил, что рабочая группа провела очень серьезную работу, в течение месяца прорабатывались различные предложения и поправки.

«Текст, как я считаю, устраивает всех участников процесса, — сказал Никонов. — И республики, и в то же время позволяет выполнить поручение президента РФ».

Глава комитета ответственно заявил, что никакой факультативности в отношении языков не вводится — их изучение предусматривается федеральным государственным образовательным стандартом (ФГОС). Законом устанавливается лишь то, что школьники в рамках этого обязательного предмета могут выбрать из «меню» учебного заведения тот язык, который они сами пожелают, в том числе русский язык как родной. Выбор, судя по тексту законопроекта, родители будут делать трижды — при приеме в детсад, в 1-й и 5-й классы.

«Дети не обязаны будут изучать в качестве родного тот язык, который для них не является родным», — сказал Никонов уже в ходе третьего чтения, практически слово в слово процитировав знаменитое «йошкар-олинское заявление» Путина.

Заметим, что, вопреки постановлению Госдумы, принятому в ходе первого чтения, депутатам не представили ни новой версии ФГОС, ни концепции преподавания родных языков. Процесс затормозило разделение минобразования на минпросвещения и миннауки (реорганизация может продлиться аж до декабря). Глава комитета изящно сгладил данный момент, пригласив к разработке концепции самих народных избранников. Для этого уже создана рабочая группа в правительстве.

«Это начало большого пути, которое может привести к усилению внимания государства к проблеме родных языков. Мы должны сделать еще много, чтобы были федеральные образовательные программы по максимальному количеству родных языков, чтобы было максимальное количество профессионально написанных учебников по родным языкам», — сказал Никонов, подчеркнув, что все это требует серьезного бюджетного финансирования — не только регионального, но и федерального.

«В чем еще предстоит убедить министерство финансов», — заметил глава комитета, дав понять, что обещания, данные в ходе первого чтения, далеко не железобетонные. Профильный комитет уже провел переговоры о создании фонда поддержки родных языков. Депутаты предлагают организовать фонд указом президента, сделать его президентским с «соответствующим федеральным финансированием». Напомним, депутат Госдумы от Татарстана вслед за «БИЗНЕС Online» предложил создать аналогичный региональный фонд в Татарстане, однако пока отношение властей республики к этой идее неизвестно.

Сам Никонов расценил законопроект как важный шаг для дальнейшего развития родных языков, чтобы «преподавание было поставлено на серьезную основу и мы могли бы укрепить многонациональное единство нашего народа». Вчера во втором чтении проект поддержал 371 депутат, двое воздержались.

«САМОЕ ГЛАВНОЕ В ЭТОМ ЗАКОНЕ — ОН НЕ НОСИТ ЗАПРЕТИТЕЛЬНОГО ХАРАКТЕРА»

В третьем чтении по мотивам законопроекта намеревался выступить Ильдар Гильмутдинов, его имя значилось среди записавшихся, но в итоге к трибуне вышел не он, а другой представитель «Единой России» — Гаджимет Сафаралиев (председатель комитета по делам национальностей прежнего созыва, избирался по федеральному списку).

«Почему возник этот вопрос добровольности и недобровольности? — задал вопрос Сафаралиев. — Это связано с тем, что русского языка не было в образовательной сфере в виде родного. Зачастую происходили перекосы, на которые обратил внимание президент. В том плане, что заставляли изучать не родной для человека язык и в целом получалось так, что национальные языки изучались больше, чем государственный русский язык. Это приводило к недовольству определенной части граждан. Самое главное в этом законе — он не носит запретительного характера, это закон, разрешающий свободно выбирать язык обучения!»

Законопроект поддержала и фракция ЛДПР — ее представитель Борис Чернышев также увидел в закононе не запрет, а дополнительные возможности.

«Хотелось бы отметить работу министерства просвещения, которое ко второму чтению хоть и обещало представить определенные нормативные акты, свои предложения, однако этого не было сделано, — сказал Чернышев. — Мы надеемся, что министерство просвещения, после того как оно окончательно будет установлено и полностью сформировано функционально, примет активное участие в решении данной проблемы. Долгое время в отдельных регионах Российской Федерации были определенные перекосы, уменьшались возможности для изучения русского языка. Но сегодня в той редакции, в которой присутствует законопроект в третьем чтении, я считаю, необходимо поддержать всем фракциям».

Депутат от КПРФ Лев Смолин также предложил поддержать поправки по причине того, что уже несколько лет получал обращения из некоторых республик РФ «по поводу принуждения русских и других народов, не являющихся титульными, к изучению государственных языков республик». По словам Смолина, стоит задача расширить изучение родных языков на основе добровольности. То, что русский ранее нельзя было изучать в качестве родного, он назвал парадоксом.

«Коллеги предлагали нам сделать обязательным изучение языков для титульного этноса, но рабочая группа не нашла юридически чистого варианта для этой позиции, поскольку этническая позиция у нас — это акт самоопределения. Никто не может сказать человеку, что ты именно такой национальности!» — заявил Смолин.

В третьем чтении законопроект поддержали 388 депутатов. Двое были против, кто они — неизвестно (в Госдуме на запрос «БИЗНЕС Online» пока не ответили). Принятый депутатами законопроект вступит в силу, как только будет одобрен Советом Федерации, подписан президентом и опубликован.

Напомним, законодательная инициатива была внесена в апреле этого года шестью депутатами Госдумы — Аленой Аршиновой, Олегом Николаевым, Шамсаилом Саралиевым, Олегом Смолиным, Еленой Строковой и Борисом Чернышевым.

Вначале казанский Кремль был в «недоумении» и счел законопроект «недопустимым», а Госсовет РТ затем «со слезами на глазах» практически единогласно сказал нет первоначальной версии документа. После прокатившейся по стране волны протестов в администрации президента РФ под кураторством заместителя ее руководителя Сергея Кириенко состоялись переговоры, в ходе которых компромиссные предложения переговорщиков от Татарстана были приняты. После этого Гильмутдинов не только не возражал, но даже призывал голосовать за законопроект, который, по его словам, «не вызывает восторга».

Тем не менее языковая реформа пока не завершена, не на все вопросы даны ответы. Во-первых, не зафиксировано, в какой форме будет изучаться русский язык как родной. Если с орфографией, грамматикой и синтаксисом, то возникнет дискриминация — выбравшие нерусский язык будут хуже сдавать обязательный ЕГЭ. А предмет про «пословицы и поговорки» не очень устраивает русскоязычных родителей. Во-вторых, непонятно, откажется ли Татарстан от требования внести в обязательную часть программы предмет «Государственные языки республик». Пока что его преподавание возможно только в вариативной части.

«В НОВОМ ЗАКОНЕ ОСТАЕТСЯ ПОНЯТИЕ ВТОРОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА РФ ДЛЯ РЕСПУБЛИК»

Эксперты «БИЗНЕС Online» также оценили окончательный вариант закона.

Леокадия Дробижева — директор Института социологии РАН, руководитель центра этнической социологии:

— Любой законопроект в период его рассмотрения непрерывно меняется, иногда в самые последние часы перед его принятием. Поэтому сказать, как именно он выглядит сейчас, не могу, я его просто не видела. Но я знаю, что «озабоченности», о которых Вячеслав Никонов говорил, что они сняты, все равно будут. Совершенно очевидно, что прежде всего эти озабоченности будут связаны со статусом государственных языков республик РФ, потому что теперь изучение этих языков добровольное, по заявлению родителей. Но ясно, что это не всех удовлетворит в Татарстане. Ясно, что на местах будут озабочены тем, как сохранить свой язык. Но есть и другая позиция, которая выражена в пунктах о родном языке: здесь предлагается выбрать в качестве родного языка любой из предложенных в школьной программе языков РФ. Скажем, татарин или башкир может выбрать русский язык как родной — исходя из того, что ему легче будет потом сдавать экзамены в вузах. Разумеется, это будет вызывать озабоченность у тех, кто считает родной язык обязательным для всех представителей своего народа.

Поэтому проблемы после принятия закона все равно будут возникать. Должно пройти время, чтобы люди поняли, что в их же интересах все сделано правильно. В связи с этим вопрос времени имеет большое значение, так же как и вопрос привыкания к новой законодательной реальности. Важно, что в новом законе остается понятие второго государственного языка РФ для республик. Названия улиц в городах или содержание каких-то важных документов по-прежнему может быть на двух языках. Таким образом, язык сохраняется и поддерживается на государственном уровне. Это именно то, чего добивались, когда принимали закон о татарском языке («О государственных языках РТ»прим. ред.).

Ольга Артеменко — руководитель центра этнокультурной стратегии образования, член комиссии по вопросам образования и исторического просвещения совета при президенте РФ по межнациональным отношениям:

— Накануне Вячеслав Никонов в Совете Федерации заверил нас, что все противоречия в законе о родных языках сняты и найден компромисс, все согласны с новым содержанием проекта закона. Я этой уверенности не разделяю, мое восприятие закона неоднозначно, потому что я вижу там определенные ловушки, которые могут ухудшить ситуацию как раз для родных языков. Но это мое видение, и не факт, что так оно и будет на самом деле. Практика покажет. Как я понимаю, сейчас готовится постановление Вячеслава Володина для министерства образования и науки, в котором будут рекомендованы определенные действия. Нужно подождать этого документа и посмотреть внимательно, что им предусмотрено. Тогда уже можно будет понять, какие механизмы будут разработаны для реализации данного закона.

Вообще, я считаю, что изначальная редакция законопроекта, которую готовили Алена Аршинова, Олег Смолин и другие депутаты, была намного лучше сегодняшней по своему содержанию и тоже можно было продумать механизмы реализации этого закона. Тот вариант закона, я считаю, был более адекватен.

«ВСЯ СИСТЕМА СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НАСТРОЕНА НА ВЫТЕСНЕНИЕ НЕРУССКИХ ЯЗЫКОВ»

Айрат Файзрахманов — член инициативной группы «Нет закону против родных языков», историк:

— Мы недовольны, во-первых, тем, что образование на татарском языке и изучение татарского ограничены общим образованием, во-вторых, тем, что государственный язык окажется в вариативной части учебных планов, которые регулируются ФГОС, а там государственного языка пока еще вообще нет, в-третьих, тем, что в качестве родного языка можно будет выбрать родной язык, который уже и так изучается в большом объеме.

В данном случае я согласен с прогнозом комитета русскоязычных родителей: в условиях сложного ЕГЭ по русскому языку, того, что дети боятся вылететь из школы и не попасть в 10-й класс, с 5-го класса родители в качестве родного языка будут выбирать русский, чтобы хорошо сдать экзамен. Данный закон приведет к этому. Это стопроцентно, поскольку родители очень прагматичны, они будут выбирать для своего ребенка русский язык как родной. В начальной школе еще останется, но тоже не факт. Так будут делать люди из смешанных семей, а также просто родители, которые боятся за будущее своего ребенка — сможет ли он перейти в 10-й класс.

Но еще не все закончено. Во-первых, еще многое можно решать на уровне ФГОС. Здесь республики должны работать с министерством образования, чтобы государственный язык вошел в обязательную часть примерных учебных планов. В случае татар и Татарстана нужно сделать так, чтобы в местах компактного проживания татар в школах принимались такие учебные планы, где бы содержался родной язык… Чтобы татары Самары, Саратова, Пензы, Ульяновска, Уфы и так далее собирались в отдельные классы, в отдельные школы и там уже принимались учебные планы, где есть родной язык. Нужно требовать принятия учебных планов, где есть родной язык.

Еще будет голосование в Совете Федерации. В данном случае представители Татарстана в Совфеде должны проголосовать против данного законопроекта, поскольку Госсовет РТ принял отрицательное заключение по этому законопроекту.

В любом случае сейчас тот межнациональный баланс, который существовал 20–25 лет, нарушен. Татары, башкиры, якуты и другие народы обеспокоены этим законопроектом. Даже если он как-то был усовершенствован, окончательно он не вернет того положения, которое было ранее. Соответственно, народам нужна компенсация. Нужно компенсировать выпадение языка — снижение количества часов, снижение возможности изучать свой родной язык. Какая может быть компенсация? Только национальная школа. Только национальная или билингвальная школа, которая ведет обучение на родных языках. В Якутии, в Северной Осетии есть такие школы, Татарстан, к сожалению, очень плохо реализует эту модель, хотя раньше у нас такие школы были. Татарстану нужно развивать школы на своих родных языках.

Чулпан Хамидова — представитель сообщества татарских родителей РТ, филолог:

— Мы сильно разочарованы итогами работы над этим законопроектом. Почему? Очень хорошо объясняют те, кто весь прошлый учебный год осыпал прокуратуру и прочие инстанции письмами с жалобами на учителей и директоров. Приведу цитату: «ОГЭ по русскому, ЕГЭ только на русском, обязательные экзамены по русскому языку, начиная с 4-го класса, желание остаться в 10-м классе перевесят ту чашу весов, на которой лежит изучение родного языка, и дети, для которых родным языком является татарский, добровольно пойдут учить в часы родного языка русский»; «Через 5–6 лет возникнет ситуация, когда все дети будут записываться на родной русский язык, а на родной татарский будут ходить единицы… Причем переходить будут поэтапно: дети из смешанных семей — сразу, при поступлении в первый класс, дети из татарских семей — с 5-го класса»; «Когда все дети уйдут на родной русский, потребность в учебном предмете „Родной язык“ отпадет сама по себе». Судя по посту в их сообществе, они планируют терроризировать работу учителей и в новом учебном году: «Каждое занятие будет записано на диктофон, каждая тетрадка — отсканирована, а жалоба — написана и отправлена».

Так и будет. Вся система среднего образования настроена на вытеснение нерусских языков, а этот закон забивает последние гвозди в гроб системы татарского национального образования. Теоретическая возможность учить родной язык стала еще более зыбкой, а «помощники» в виде членов всяких комитетов будут сводить эту возможность на нет — не всякий учитель, директор, школа выдержит второй круг того осеннего ада прокурорских проверок и психологического давления, они тоже люди, их нервы не железные, не говоря уже о том, что не было ни слова сказано о государственных языках республик. То есть теперь нет разницы, государственный это язык или какой-нибудь язык индейцев Южной Америки: набрали 8 человек желающих, нашли учителя, учебники, время в расписании — учите, пожалуйста. Единственное место, где татарский язык мог бы активно развиваться как государственный, перестало быть таковым.

«ТАМ ОЧЕНЬ НЕКОНКРЕТНЫЕ ФОРМУЛИРОВКИ. КАК ИХ ИСПОЛНЯТЬ? ОПЯТЬ В РЕСПУБЛИКЕ БУДУТ ПЕРЕТРАКТОВКИ, ОПЯТЬ БУДУТ ЖАЛОБЫ»

Михаил Щеглов — председатель общества русской культуры Татарстана, общественный деятель:

— Татарстанское лобби пытается навязать обязательность татарского языка, но это противоречит поручению Путина. Почитайте внимательно, что сказал президент РФ, и исполняйте это. И точка. Ведь что пока получается на деле? Эта порочная практика сложилась в РТ за минувший учебный год. Родители писали в адрес школ заявления о том, какой именно язык они считают родным для своего ребенка. Те, кто выбрал русский в качестве родного, не получили желаемого. Им преподавали что угодно — риторику, пословицы и поговорки, краеведение… но только не русский язык. Не исключено, что ближе к будущей осени из этого будут сделаны выводы.

У нас в РТ 1,5 миллиона русских и почти 2 миллиона русскоязычных. Региональная власть руками регионального министерства образования сделала все, чтобы для них предмет «Татарский язык» стал ненавистным. Довели ситуацию до того, когда об этом уже был вынужден сказать президент РФ.

Новый закон, который родился из поручения Путина, меня все равно не удовлетворяет. Что значит обязательный выбор родного языка? Как выбирать? Там очень неконкретные формулировки. Как их исполнять? Опять в республике будут перетрактовки, опять будут жалобы родителей, потому что эту родительскую махину, которая действует в интересах своих детей, уже не остановить. Здесь всему виной даже не моя деятельность, я сейчас активно данным вопросом уже не занимаюсь, но знаю, что письма от родителей продолжают идти потоком. А депутаты ГД от Татарстана — буквально все до одного — выразили недовольство этим законом. Получается, что абсолютно все депутаты от республики в Госдуме, включая носителей русских фамилий, представляют интересы только одной части населения Татарстана, а точнее, регионального руководства РТ, и совершенно никто в Госдуме не представляет интересы 2 миллионов русскоязычных граждан республики. Но это же ненормально. Неудивительно, что депутатский корпус от РТ продавил дополнения к новому закону.

«БЬЕТ ПО ФЕДЕРАТИВНОЙ СТРУКТУРЕ, СООТВЕТСТВЕННО, ПО УСТОЯМ ГОСУДАРСТВА»

Руслан Айсин — политолог, общественный деятель:

— Вариант закона в этом виде не устраивает национальную общественность, потому что нарушает конституционные нормы на получение образования на родном языке в полной мере. Здесь этот пункт никак не нашел место. Более того, даже тот предмет «Родной язык», который есть в этом законопроекте на выбор, всего лишь приписан до 9-го класса, то есть в 10–11-м классах, когда школьник получает наиболее обширное мировоззренческое понимание, начинает изучать серьезные предметы, серьезную литературу, национальный компонент полностью отрезан, как ненужный ломоть. Более того, в новом законопроекте нет предмета «Государственный язык», что тоже идет вразрез и с Конституцией РФ, и с Конституцией республик в составе Российской Федерации. Я так понимаю, что авторы законопроекта решили все это дело якобы запихнуть во ФГОС. Но ФГОС — это подведомственный акт, он не имеет законодательной силы, он в любой момент может быть изменен, переписан, пересмотрен. Фактически такая основная главная конституционная норма, как государственные языки, убирается куда-то под скатерть и там может спокойненько затеряться. Я думаю, что они рассчитывают на то, что сейчас страсти поутихнут, пока они будут возиться с этим ФГОС, и там потихоньку предмет «Государственные языки» затеряется. Более того, там создается неравная ситуация, при которой человек, выбирающий в качестве родного языка русский, изучает русский язык на два часа в неделю больше и, соответственно, имеет преимущество на дистанции в изучении русского языка, который является обязательным при сдаче ЕГЭ.

То есть тут изначально закладывается еще один несправедливый неравноправный аспект. Это говорит о том, что происходит деление народов: тех людей, которые выбирают в качестве родного нерусский, просто делят и заведомо выносят в ситуацию аутсайда. Национальная система образования в том виде, в каком была до этого законопроекта, практически прекращает свое существование, в таком виде не может найти свое продолжение национальное образование в высшей его части в виде университетов и институтов. Я считаю, что это целенаправленная политика ассимиляции и уничтожения национальной системы образования, национальной интеллигенции и, как следствие, просто идей сохранения национальных культур, национальных традиций, потому что без полноценной системы образования невозможно поддерживать, а тем более развивать национальную культуру, национальную идентичность.

Как говорил Лев Гумилев, мы перейдем в стадию гомеостаза — отмирания, медленного затухания в истории. Я думаю, что идеологи в первую очередь преследуют именно эту цель и она фактически лишает народы на полноценное существование в данной образовательной системе. Более того, никаких компенсационных мер, компенсационных механизмов федеральный центр не дает. Есть какая-то попытка компенсации через какой-то фонд развития национальных языков, но это все вилами на воде писано. Более того, нам говорят: открывайте свои школы и гимназии, никто вам не мешает. Но это опять-таки лукавство на лукавстве, потому что даже такой регион, как Татарстан с его лоббистскими возможностями, с интеллектуальным и финансовым потенциалом, не может взять на себя это бремя, потому что, помимо материальных средств, нужны еще политические и юридические полномочия, а их нет, так как сфера образования отдана на откуп федеральному центру. Мы помним, что национально-региональный компонент был изгнан из системы образования достаточно давно, поэтому нет никакой возможности даже силами национальных республик развивать свои национальные школы, я уже не говорю о том, чтобы развивать свое высшее образование.

Шамиль Идиатуллин — писатель:

— Мне кажется, что это, скажем так, большая ошибка, потому что такое решение ставит под удар, во-первых, равенство и равноправие народов, во-вторых, федеральную структуру страны.

Все это подгоняется не под принципы, по которым создавалась как Россия вообще, так и Российская Федерация, это «подгонка» под конкретную фразу конкретного человека о том, что никто не может заставить человека изучать неродной язык. Во-первых, «подгонка» под определенную фразу не очень правильная. Во-вторых, в самой фразе есть страшное противоречие, потому что следующая фраза — «Русский язык учить обязательно». Получается, что, по классической формулировке Оруэлла, все животные равны, но некоторые животные равнее. То есть все языки равны, но есть самый равный.

Это с одной стороны. С другой стороны, получается, что нельзя заставлять учить английский язык, немецкий, французский и так далее. Поскольку этого не происходит, выходит, что можно заставлять учить все что угодно, кроме государственного языка республик Российской Федерации. Это один момент.

Второй момент: Россия является не унитарным государством, а федерацией, созданной на добровольной основе субъектами, которые исходят из того, что их права будут защищены и интересы их народов как единственных носителей политической воли, создавших эту страну, тоже будут обеспечены. Получается, что теперь от этого отказались.

То, что в Конституции по-прежнему содержится положение, что республикам (государствам), составляющим Российскую Федерацию, обеспечивается государственный статус, права народов, которые являются государствообразующими, защищены, их языки, их культура, их социальный статус не ущемлены, этой вещью, связанной с добровольностью, отменяется. Понятно, что добровольность введена для того, чтобы не углублять федерализм, не расширять и укреплять счастливое равноправие народов, а затачивать ситуацию под то, чтобы оставался один народ и один язык — русский, а все разговоры о том, что можно будет учиться на родном языке (нерусским народам), можно будет сдавать экзамены, можно будет поступать, можно будет работать с использованием своего родного языка, просто отправляются на свалку.


Это бьет и по, естественно, коренным народам страны, которые таким образом получаются носителями языка второго сорта, это бьет и по русскому народу, потому что он оказывается в несвойственной ему роли определителя чужих судеб. То есть из-за этого начинаются некоторые эксцессы. Очень многие мои знакомые вполне русской национальности, которым было интересно понимать, что они живут не в какой-то там маленькой мононациональной ячейке, а в большой интересной стране с разнообразием языков, культур и всего остального, получается, лишаются возможности получить преимущество от этого разнообразия и сами страдают.

Но это, самое главное, бьет по федеративной структуре, соответственно, по устоям государства, в котором мы живем. Мне кажется, что это хуже, чем преступление, это ошибка. Она вызвана, во-первых, какими-то эмоциональными решениями, во-вторых, заскорузлым, шовинистическим наследием 50–80-х годов, когда тенденция только начала обозначаться. В-третьих, это плод или итог деятельности сравнительно небольшой, но очень громкой группы активистов, которые предпочитают жить своими маленькими интересами.

Условно говоря, диванный обыватель, которому не нужны никакие горизонты, а нужен только телевизор и чувство собственного превосходства, к сожалению, победил весь мир вокруг. В этой связи решение про так называемое добровольное изучение языков, которое на самом деле является просто убийством всех языков, кроме русского, мне представляется ошибочным.

business-gazeta.ru

Просмотров: 664

Один комментарий

  1. Госдума опубликовала подробные данные о вчерашней сессии. Из них становится ясно, что против закона о нацязыках проголосовали Ризван Курбанов (Дагестан) и Валентин Шурчанов (Чувашия), представляющие КПРФ.
    При этом основатель партии «Гражданская платформа» Рифат Шайхутдинов (Башкирия) не принимал участия в этом голосовании. Во время первого чтения он присоединился к своим коллегам, выступившим против законопроекта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>