На войне как на войне: как Уфа чуть не стала столицей Татарстана

69c3bfb5e8df15dcТатары и гражданская война. Часть 3: федерализм 100 лет назад и проекты национальных территориальных образований (Татария, Идел-Урал, Татарско-Башкирская республика, КУВШ )

100 лет назад в России происходили бурные события Гражданской войны. Одним из центров столкновений красных и белых стали Казанская и Уфимская губернии. Историк и колумнист «Реального времени» Айдар Хабутдинов продолжает цикл публикаций о том, что происходило на территории современных Татарстана и Башкортостана в 1918—1919 годах. Исследователь рассказывает о проектах национально-территориальных образований татар и башкир.

Программы тюркистов и татаристов

На протяжении столетия Россия существует в форме федеративной республики. В годы революции 1905—1907 годов лозунг территориальной автономии был преимущественно связан с польским национальным движением и не был поддержан элитами мусульманских народов империи. Программа мусульманской либеральной партии «Иттифак аль-муслимин», принятая на III Всероссийском мусульманском съезде в августе 1906 года в Нижнем Новгороде, была близка к программе конституционно-демократической партии. Она предусматривала создание правового конституционного государства при равноправии всех религий и наций.

В разделе о махалли мухтарият (местной автономии, самоуправлении) вся территория государства делилась на вилаяты (области), а также территориальные единицы более низкого уровня. Меджлисы (представительные органы вилаятов) имели право законодательства в пределах своих полномочий. Местные чиновники избирались бы населением. Контроль над исполнением общегосударственных законов поручался назначенным из центра чиновникам. Язык большинства населения области признавался ее официальным языком, однако все другие народы могли свободно вести образовательную и печатную деятельность на своих языках. Таким образом, вводилась национально-культурная автономия и даже признание нерусского языка официальным на территории, где данный народ составлял большинство, то есть вопрос об официальном статусе языка рассматривался как важнейший с самого начала.

К осени 1917 года после свержения самодержавия и нарастающего вакуума власти татары поддержали лозунг федеративной Российской республики. Решение о территориальной автономии в Волго-Уральском регионе приняло Миллет Меджлисе — национальный парламент мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири, чьи заседания проходили в Уфе 22 ноября 1917 — 11 января 1918 годов. В нем о создании партии заявляли две группировки: тюркисты и татаристы. Основным лозунгом тюркистов было: «В национально-культурной жизни тюрки Внутренней России и Сибири, не разделяясь на племена, должны идти естественным путем под знаменем тюркизма и объединять вокруг этого знамени культурные дела». В вопросе территориальной автономии они оставляли решение о провозглашении Штата на Волге и Южном Урале, включающего Самарскую и Астраханскую губернии («большого Идель-Урала»), за Всероссийским учредительным собранием. Национально-культурная автономия должна была осуществляться при любом развитии ситуации в России и абсолютно автономно. Слабость тюркистов заключалась в разногласиях по поводу типа автономии. Само решение проблемы территориальной автономии было переложено на членов мусульманской фракции в Учредительном Собрании.

Татаристы (татарчылар), по-другому назвались «туфракчылар» (территориалисты), объединяли левых социалистов, преимущественно аграрно-социалистической (эсеровской) и социал-демократической ориентации (левое крыло, оформившееся в ходе II Всероссийского мусульманского съезда июля 1917 года). Татаристы единодушно придерживались идеи территориальной автономии. Однако фактически с самого начала у них существовал раскол между казанской группой, сконцентрированной вокруг Харби Шуро (И. Алкин), Мусульманского социалистического комитета (М. Вахитов), части Казанского Милли Шуро (Г. Шараф, Н. Хальфин и Г. Губайдуллин) и уфимской группой, связанной с левой фракцией Уфимского Милли Шуро, возглавляемой Г. Ибрагимовым. Каждая из этих группировок боролась за контроль над властью в Штате и за создание столицы Штата соответственно в Казани или в Уфе. «Татарчылар» составили основу Комиссии по территориальной автономии, известной также как коллегия Урало-Волжского Штата (КУВШ).

Штат Идель-Урал

3 января 1918 года татарист Г. Шараф выступил с докладом о планах создания территориальной автономии. Он утверждал: «Как знают большие специалисты по государственному праву: «сколько на земле существует наций, на такое количество государств они должны разделиться». Г. Шараф заявил, что из разрозненных по разным губерниям представителей нации необходимо создать отдельный штат.

Комиссия по территориальной автономии сообщила Миллет Меджлисе о нескольких проектах создания мусульманской автономии в Волго-Уральском регионе. У татар существовали три плана автономии. По одному из них в Штат должны были войти все татары, чуваши и марийцы, при этом мусульмане составили бы 44%. Этот проект получил название первой карты Идель-Урала. По второму проекту (вторая карта Идель-Урала), в Штат должны были войти целиком Казанская и Уфимская губерния и частично Пермская, Оренбургская, Самарская и Симбирская губернии. При этом мусульмане составили бы 51%. По третьему проекту (большой Идель-Урал), в Штат входили бы вся Самарская губерния и Букеевская Орда. Здесь мусульмане составляли бы 29%, а славяне 56%.

В этом же докладе Г. Шараф предложил принять решение из шести пунктов, провозглашающее Штат Идель-Урал. В первом пункте проекта решения Миллет Меджлисе заявляет о провозглашении Штата на территории, где большинство составляют члены его нации, но во имя национальных и экономических интересов всех наций Штата. Во втором пункте обозначается территория Штата, включающая целиком Казанскую и Уфимскую губернии, части Оренбургской, Самарской, Пермской, Симбирской и Вятской губерний, включая чувашские и марийские территории. В третьем пункте верховным органом власти объявляется парламент. В компетенции парламента находятся все вопросы, кроме переданных федеральному парламенту, и он объявляется законодательным органом.

В четвертом пункте оговариваются полномочия федерации, включающие почту, телеграф, железнодорожные и водные пути сообщения, меры весов и длины, основы денежной системы, основы гражданского, уголовного, торгового и вексельного права, общефедеральные налоги, международные займы, внешнюю политику и таможенное дело. Только в этих вопросах законы федерального парламента имеют верховенство над законами местных парламентов. В пятом пункте провозглашается равенство наций, языков и религий народов Штата. В шестом пункте утверждается, что парламент Штата не будет участвовать в составлении федерального законодательства и в работе центральных общегосударственных организаций.

5 января 1918 года Всероссийское учредительное собрание приняло «Постановление о государственном устройстве России», в котором «Государство Российское провозглашается Российской Демократической Федерацией, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеративной конституцией пределах, суверенные». Ранее в этот же день, 5 января 1918 года, А. Цаликов провозгласил «Декларацию мусульманской социалистической фракции». В ней констатировалось, что «Совет Народных Комиссаров оказался бессильным обеспечить народам России свободное развитие и осуществление ими всей полноты национального творчества». В декларации требовалось «действительное признание России федеративной республикой и санкционирование Учредительным собранием… штатов», включая штат «Поволжье» и «Южный Урал» (вероятно, ошибка стенограммы, и нужно читать как «Поволжье и Южный Урал», как в татарских источниках того времени, — прим. авт.). В земельном вопросе предусматривалась социализация земли, однако при существовании фактически особых земельных кодексов частей федерации. Декларация предусматривала национализацию армии.

На следующий день после провозглашения Российской Федеративной Республики, 6 января 1918 года, Миллет Меджлисе заявило о рождении ее субъекта — Штата Идель-Урал — и приняло решение о порядке создания Штата. Комиссия по территориальной автономии, известная также как коллегия Урало-Волжского Штата (КУВШ), должна была обеспечить созыв съезда в Уфе для принятия временной конституции Штата и создания временного правительства. Этот вопрос должен был быть урегулирован с представителями национальных организаций, входящих в Штат народов. КУВШ должна была разработать проект конституции, определить границы Штата и его экономическое положение. КУВШ финансировалась Милли Идарэ и состояла из восьми членов и четверых кандидатов. По соглашению, КУВШ подчинялось Харби Шуро. Она не имела права доизбирать членов-мусульман, но обладала правом избирать новых членов КУВШ, представителей других наций.

8 января 1918 г. в КУВШ вошли Г. Шараф, С. Енгалычев, Ф. Мухамедъяров, Н. Хальфин, С. Атнагулов, Г. Губайдуллин, И. Алкин и Ф. Сайфи. Абсолютное преобладание в КУВШ получили представители Казани. Губернское Милли Шуро представляли Г. Шараф, Н. Хальфин и Г. Губайдуллин, Харби Шуро — И. Алкин, Мусульманский Социалистический Комитет — Ф. Мухамедъяров. Уфимских татарских левых эсеров — группу Г. Ибрагимова представляли только С. Атнагулов и Ф. Сайфи. С. Енгалычев не принял участия в работе комиссии. 21 января остальные члены КУВШ прибыли в Казань.

Миллет Меджлисе приняло проект комиссии по территориальной автономии, за исключением добавления одного пункта. В третьем пункте решения было указано: «Идель-Урал улькясе, являясь по способу своего правления народной республикой, вместе с другими «улькя» (областями) образует Российскую Федеративную Республику». Таким образом, была провозглашена территориальная автономия татарской нации. Основным принципом этой автономии было равноправие всех входящих в Штат народов при соблюдении их национально-культурной автономии.

Штат Идель-Урал рассматривался как один из субъектов федеративного государства. Штат, как и Россия, создавался в форме парламентской республики. В отсутствие федеративного законодательства и конституции, создатели Штата должны были сами определить его основные полномочия и полномочия, оставляемые за центральным правительством. Этот документ носил предварительный характер и должен был претерпеть изменения в ходе переговоров с центральным правительством и на основании решений федерального парламента. Однако реальность заключалась в том, что в этот момент не существовало ни того, ни другого органа, а власть перешла к советским органам. Таким образом, депутаты Миллет Меджлисе создали Штат для сохранения парламентской формы правления в противовес власти Советов.

Уфа или Казань. Доля татар

Следует вновь отметить, что планы национальной территориальной автономии в 1917 — начале 1918 годов были вначале связаны прежде всего с территорией Уфимской губернии, соответственно, Уфа должна была стать ее административным центром. Идея территориальной автономии татар формируется в 1917 году уфимскими эсерами. В вопросе территориального устройства они планировали провозглашение отдельной республики-штата «Татарстан» со столицей в Уфе. Эти же идеи содержались в решении Миллет Меджлисе об Идель-Урал Штате и «Положении о Татаро-Башкирской Советской Республике (ТБСР) РСФСР». Основными центрами Штата должны были стать Уфа (столица), Казань, Оренбург. Тюрко-татары должны были составить 51% граждан этой автономии. Штат охватывал территорию около 300 тысяч квадратных километров с населением около 7 миллионов человек. Вопрос о реализации Штата взял на себя II Всероссийской мусульманский военный съезд, проходивший в Казани в феврале 1918 года, планировавший создать его центр в Казани. Руководство Волго-Уральского съезда Советов и казанских большевиков в феврале 1918 года выступило против создания Идель-Урал Штата, хотя эта идея получила поддержку многих русских в Казанском губернском совете и среди солдат. В ночь на 1 марта 1918 года лидеры II Всероссийского мусульманского военного съезда и коллегии по осуществлению Идель-Урал Штата были арестованы большевиками. В качестве компенсации 23 марта 1918 года было принято Положение о Татаро-Башкирской советской республике в составе РСФСР с той же территорией. Однако в декабре 1919 года была окончательно запрещена даже агитация за нее.

В проекте Центрального бюро коммунистических организаций народов Востока (ЦБ КОНВ) в начале 1920 года также не указывалась будущая столица АТССР, но отмечалось, что в ее состав должны были войти большая часть как Казанской, так и Уфимской губерний. Половину площади и нынешнего Татарстана составляет Казанская губерния, а около четверти его площади составляет бывший Мензелинский уезд Уфимской губернии. К тому же в Декрете (Постановлении) о создании автономной Татарской Социалистической Советской республики от 27 мая 1920 года указывалось, что вопрос о принадлежности Бирского и Белебеевского уездов Уфимской губернии будет решен путем плебисцита «трудящегося населения». Наркоматы финансов, продовольствия, Совета народного хозяйства с отделами труда и путей сообщения, рабоче-крестьянской инспекции, управления почт и телеграфов при НКВД РСФСР остаются в подчинении соответствующих наркоматов РСФСР. АТССР не может вмешиваться в вопросы внешней политики и внешней торговли, военных дел и ВЧК (затем ГПУ). Республика не имела самостоятельной системы налогообложения, так как всеми средствами снабжалась «из общих средств РСФСР». Вопрос о провозглашении Казани столицей Татарстана был окончательно решен В.И. Лениным.

Декрет о создании АТССР явился компромиссом между сторонниками реальной автономии и противниками национальной автономии. Республика получила только пятую часть территории Идель-Урала и треть его населения. В итоге ряда мер, прежде всего центрального правительства, в 1920 году Оренбург стал столицей Казахстана, а Стерлитамак (с 1922 года Уфа) — Башкирии. Причем в данных городах размещались только Татарские слободы. В 1920 году автономная Татария с центром в Казани охватывала пятую часть территории и 40% населения по сравнению с проектами 1918 года. Процент татар сохранялся тот же — 51%. В итоге, если по первоначальным вариантам в республику входило три четверти всех татар, то теперь — только около трети. Эта цифра принципиально не изменилась до сегодняшнего дня.

Все ключевые отрасли жизни Казани остались под управлением властей РСФСР, но в городе стали вводиться элементы национально-культурной автономии. В АТССР сложилось двоевластие, когда Татарский обком партии жестко контролировался Центром и продолжал возглавляться нетатарами, а правительство — Совет народных комиссаров в лице шести автономных наркоматов — имело своими лидерами татар и пользовалось определенной самостоятельностью и независимостью от Москвы. Поэтому АТССР обладала определенными атрибутами государственности, включая равное с союзными республиками представительство в общесоюзном парламенте и право участия и совещательного голоса в решении касающихся ее проблем.

Наиболее четко соотношение контроля над различными сторонами жизни Казани в условиях однопартийной диктатуры видно по разделению постов между татарами и нетатарами. После провозглашения АТССР деление постов по национальному признаку происходит в зависимости от подчиненности наркоматов: татары возглавляют ведомства, подконтрольные съезду Советов АТССР, так называемые автономные наркоматы. Для начала 1920-х годов характерно следующее распределение высших должностей в республике: татарам принадлежат посты председателей Центрального исполнительного комитета (ЦИК) и Совета народных комиссаров (СНК) и шести наркомов (внутренних дел, здравоохранения, социального обеспечения, просвещения, земледелия и юстиции). Нетатары возглавляют наркоматы рабоче-крестьянской инспекции, продовольствия, финансов, труда; они же занимают посты первых заместителей председателей ЦИКа и СНК, председателя Совета народного хозяйства (СНХ) и Казгорсовета, являются начальниками Татотдела ГПУ, ЭКОСО (Экономического совещания) и представителями всех центральных ведомств.

 

Справка

Айдар Юрьевич Хабутдинов — историк; профессор кафедры социально-гуманитарных дисциплин; профессор кафедры теории и истории государства и права Казанского филиала ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия». Доктор исторических наук.


«Реальное время».


КОНТЕКСТ:

Япония 100 лет назад: как татары восхищались азиатским соседом, а правая печать рисовала «бесстыжих гейш»

* * *

На войне как на войне: как татары отказывались убивать и умирать за красных и белых

Просмотров: 619

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>