Первым в стране доплыл до олимпийской медали

Юничев после заплыва

Юничев после заплыва

Дебют россиян на олимпийских водных дорожках, состоявшийся в 1912 году на V Играх в Стокгольме, завершился полным провалом. Только через 40 лет на XV Играх в Хельсинки было добыто первое очко для неофициального командного зачета. Это сделала многократная чемпионка и рекордсменка СССР Мария Гавриш, финишировавшая шестой в решающем заплыве на 200 метров брассом. Пройдет еще четыре года, и лишь тогда отечественные пловцы пробьются на олимпийский пьедестал. Первым этого добьется брассист Харис Хафисович Юничев, ставший бронзовым призером XVI Игр в Мельбурне на 200-метровой дистанции.

Уроженец Сочи, он довольно поздно начал серьезно заниматься плаванием, хотя, как и все приморские мальчишки, с малых лет освоился в водной стихии и буквально пропадал на берегу «мира бездонного». Это не наносило урон его успеваемости в школе и не могло поколебать любви к математике и истории. А когда в 1947 году в город вернулась после демобилизации старший лейтенант медицинской службы, мастер спорта Т.П. Рябцева, то она набрала в секцию плавания группу ребят, в том числе и 16-летнего Юничева.

Татьяна Павловна сразу же обратила внимание на очень высокого для своего возраста и весьма широкого в плечах юношу. Проведя небольшое тестирование, она поняла, что Харис обладает данными, которые могут позволить ему стать большим спортсменом.

Через год благодаря энтузиазму известного сочинского пловца-марафонца А.И. Пустынникова, также вернувшегося в родные места и приступившего к тренерской работе, при городском комитете физической культуры и спорта открылась спортивная школа молодежи по плаванию, и Харис продолжил занятия в ней. Летом подростки рассекали водную гладь на Черном море и в открытом бассейне гремевшего на всю страну санатория имени С.Орджоникидзе, а зимой занимались общей физической подготовкой.

Видимо, в бассейне этой престижной всесоюзной здравницы и состоялась первая встреча Хариса с новым наставником. По мнению ныне покойного заслуженного тренера России краснодарца В.Д. Волкова, воспитавшего двукратного призера Олимпиады-1976 в плавании Л.Русанову и взрастившего немало других сильных мастеров водных дорожек, именно фанатично преданный своему делу Пустынников обнаружил талант брассиста у Юничева.

Так брасс стал основным способом плавания для него. Свои природные данные Харис подкрепил упорством и трудолюбием. Родители не ошиблись при выборе имени мальчика в 1931 году, ведь в переводе с арабского Харис – это пахарь. Правда, акцент при этом сделан на хлебопашеский труд, но давно уже слово «пахать» выскользнуло за рамки сельхозработ. Герой нашей статьи был настоящим пахарем на спортивной ниве. Знающие толк в плавании австралийцы шутят: для того, чтобы на один процент поднять силу и выносливость пловца, нужно сбросить ведро пота. И это не столь большое преувеличение. Как и то, что Юничев на тренировках сбрасывал пот ведрами.

Его спортивные результаты быстро пошли в гору. Уже в 1949 году Харис, став чемпионом РСФСР на двухсотметровой дистанции, попал в сборную команду России и в ее составе выезжал на тренировочные сборы в Москву и Львов. Он закрепился в числе самых перспективных пловцов.
Но не только плавание увлекало парня. Харис участвовал в чемпионатах России по прыжкам в воду, причем уверенно чувствовал себя как на вышке, так и на трамплине. И еще была у него одна «водная» любовь – ватерпол. В 1951 году сборная команда Сочи победила в чемпионате РСФСР по водному поло, а капитаном и душой ее был Юничев.

В том же году он завоевал золотую медаль чемпионата СССР в заплыве на 200 м брассом, серебряную – на дистанции вдвое длиннее и бронзовую – на стометровке. После получения полного комплекта союзных медалей и установления рекорда страны на двухсотметровке Хариса включили в сборную Советского Союза.

Кроме того, его приметило армейское начальство, и член сочинского добровольного спортивного общества «Медик» был призван в ряды Вооруженных Сил. Начался новый этап в спортивной жизни Юничева. Проходя службу в Подмосковье, Харис совершенствовал свое мастерство под руководством тренера сборной СССР, заслуженного тренера РСФСР М.С. Фарафонова, который многие годы был и наставником сборной олимпийской команды страны. На ежедневных тренировках парень не только усердно внимал его советам, но и творчески претворял их в жизнь. Тем не менее, на Олимпиаду в Хельсинки брассиста не взяли.

Но олимпийский год запомнился не только этим огорчением, но и радостью от взятия еще одной вершины в водном поло. В составе звездной команды Военно-Воздушных Сил Московского военного округа (ВВС МВО) Харис стал чемпионом Советского Союза. Звездность коллективам «летчиков», состязавшихся в различных видах спорта, обеспечивал командующий авиацией МВО В.Сталин, приглашая в них многих ведущих игроков из других клубов, обещая им (и выполняя обещанное) всевозможные льготы и создавая благоприятные условия для быта и тренировочного процесса. За очень короткое время практически все «игровики» ВВС вошли в число лучших коллективов в стране. Особенно сильны были хоккейная, баскетбольная и волейбольная команды «летчиков».

Успешной была и ватерпольная дружина ВВС – победитель первенства страны и обладатель Кубка СССР 1951 года. Когда Юничев попал в ее состав, то он начал тренироваться рядом с семью чемпионами Советского Союза, причем трое из них были двукратными обладателями этого звания, а двое – четырехкратными. Вместе с Юнисом появился и дебютант по фамилии Мшвениерадзе, который со временем станет заслуженным мастером спорта, десятикратным чемпионом страны и обладателем двух олимпийских медалей в водном поло. А главное – Петра будут называть Пеле ватерпола и грузинским Петром Первым водного поло.

Одним словом, оснований у поклонников команд «летчиков» предлагать иные расшифровки аббревиатуры «ВВС» было предостаточно. И вариантов тоже имелось много, назовем лишь парочку: «Выдающиеся Великие Спортсмены» и «Великая верность спорту». А болельщики других клубов использовали иные фразы: «Взяли Всех Спортсменов», «Ватага Василия Сталина», выражая так недовольство практикой сына «вождя», используемой ныне повсеместно и именуемой спортивным менеджментом.

Но спортивным, да и другим делам генерала вскоре пришел конец. Как известно, его арестовали через месяц после кончины отца, и спустя квартал перестало существовать любимое детище В.Сталина – спортобщество ВВС МВО. Все команды «летчиков» расформировали, и их игроки перешли в другие клубы. Судя по всему, Юничев не стал поначалу искать новую ватерпольную дружину, а решил сосредоточиться на плавании.

В 1953 году он стал чемпионом СССР в комбинированной эстафете 4х100 метров, но отличиться среди брассистов и взойти на пьедестал ему не удавалось. Отличных пловцов этим стилем тогда в стране имелось много, и конкуренция среди них была очень велика. Упомянутый выше всесоюзный рекорд у Хариса «отобрал» через два месяца ленинградский пловец Рашид Абязов, входивший в 1949-1951 гг. в пятерку сильнейших брассистов мира, а потом еще шесть раз рекордное время улучшали другие спортсмены.

И так продолжалось вплоть до 1956 года, в январе которого, как написал на страницах «Советского спорта» мастер спорта Б.Чернышев, «…перед одной из тренировок команды ватерполистов Московского государственного университета (она называлась «Буревестник» – прим. Р.Ш.) тренер А.Ю. Кистяковский представил нам нового игрока – Хариса Юничева. И хотя вопрос о приходе в коллектив Юничева был заранее согласован с тренерским советом команды, спортсмены встретили новичка довольно настороженно. Дело в том, что команда месяц назад впервые заняла почетное 3-е место на чемпионате СССР, игрокам основного состава были присвоены звания мастеров спорта, все мы были молоды, честолюбивы, и никому из нас не улыбалась перспектива уступить свое место Юничеву. А то, что кому-то придется потесниться, было совершенно очевидно. Иначе какой был смысл Юничеву, одному из сильнейших брассистов страны, переквалифицироваться в ватерполиста? А надо сказать, что в то время вопрос ставился именно так: или плавание, или водное поло. Был принят даже специальный приказ, запрещавший ватерполистам выступать в соревнованиях по плаванию, а пловцам – играть в водное поло.

Короче говоря, с приходом Юничева в команде появились предпосылки для конфликтной ситуации. Однако до очередных соревнований – весеннего турнира сильнейших команд страны – еще было далеко, и все понимали, что за место в основном составе надо бороться на тренировках. Новоиспеченные мастера, что называется, засучили рукава. Юничев тоже трудился не покладая рук. Если в плавании он был впереди многих, то в технике и тактике уступал некоторым игрокам. Юничев быстрыми темпами ликвидировал эти пробелы и, когда подошло время турнира, уже был полноправным членом коллектива. И место в основном составе ему нашлось безболезненно…».

Из-за скудности информации нет возможности в статье оценить сей шаг Хариса. Был ли он сделан в миг неверия в собственные силы брассиста или являлся этапом физической подготовки к новым испытаниям? Но в любом случае явью стал положительный результат от принятого решения. В приведенной выше цитате говорится о грядущем турнире сильнейших ватерпольных команд страны. Дело в том, что в связи с проведением в 1956 году первой Спартакиады народов СССР чемпионат страны по водному поло был отменен, и его «заменил» упомянутый турнир, который прошел в Киеве с 23 марта по 3 апреля.

Снова приведем слова Б.Чернышева, но уже не из газеты, а из его очерка «Команда молодости нашей», размещенного в Интернете: «Наш «Буревестник» занял первое место… Юничев очень помог нам в Киеве, но потом полностью переключился на плавание». Добавим, что девять игроков команды получили звание «мастера спорта СССР», и в их числе был учащийся Московского приборостроительного техникума Харис Юничев.

Надо полагать, что он все же верил в неисчерпанность своих плавательных возможностей. Эту веру поддерживал в нем тренер Фарафонов, ставивший перед Харисом задачу не только попасть в главную сборную страны, но и отобраться на Олимпиаду. Одной «пахоты» для этого было мало. Требовалась другая формула действий – труд плюс творчество. Стараясь именно так подходить к тренировкам, Юничев улучшал свой стиль, перенимая и переиначивая приемы ведущих спортсменов планеты. Он первым среди советских пловцов усовершенствовал манеру плавания мирового рекордсмена в брассе японца М.Фурукавы.

Так Харис «пришел» к своеобразной и очень эффективной для того времени технике плавания брассом. Не нарушая правил ФИНА (Международной федерации плавания), он делал одновременно и симметрично гребок руками не в стороны, а вниз – под себя, как в баттерфляе. После старта мог пронырнуть 35-40 м, что давало ему значительное преимущество над соперниками.

На чемпионате страны, проходившем 6-13 августа 1956 года по программе I Спартакиады народов СССР, Юничев впервые после длительного перерыва поднялся на пьедестал, завоевав серебряную медаль (200 метров брассом), но уступив ровно одну секунду Фариду Досаеву из Львова. Успехом это достижение москвич и его тренер не посчитали. Через два дня Харис устанавливает европейский рекорд на любимой двухсотметровке, сбросив с серебряного результата более шести с половиной секунд. А 4-го сентября улучшает это время еще на секунду, становясь двукратным рекордсменом Старого Света и открыв себе путь в далекий Мельбурн.
В составе советской команды на Олимпиаду-1956 приехало десять пловцов, и герой нашей статьи был самым возрастным среди них. Можно предположить, что основные надежды на медаль были связаны с нашей мужской эстафетой 4х200 метров вольным стилем, владевшей мировым рекордом. Но уступив в заплыве своему лучшему результату более десяти секунд, наша четверка стала только третьей, пропустив вперед американцев и австралийцев. Так 3 декабря советскими спортсменами была добыта первая в истории отечественного спорта олимпийская медаль в командном виде плавания.

Команда «Буревестник» Москва, 1956 год

Команда «Буревестник» Москва, 1956 год.

Команда Сочи на первенстве края, 1953 год. Юничев - второй слева

Команда Сочи на первенстве края, 1953 год. Юничев — второй слева.

Рябцева Т.П. - первый тренер Юничева

Рябцева Т.П. — первый тренер Юничева.

С сочинским тренером В.Протопоповым

С сочинским тренером В.Протопоповым.

Сочинец Юничев на соревнованиях

Сочинец Юничев на соревнованиях.

Сочинец Юничев после финиша

Сочинец Юничев после финиша.

Юничев на водной дорожке

Юничев на водной дорожке.

Юничев на дистанции

Юничев на дистанции.

Юничев после заплыва

Юничев после заплыва.

Юничев Х.Х._1

Юничев Х.Х.

Юничев Х.Х._3

Юничев Х.Х.

Медали ветеранского турнира, 2017 год

Медали ветеранского турнира, 2017 год.

Медаль, врученная Юничеву за рекород Европы, август 1956 года

Медаль, врученная Юничеву за рекород Европы, август 1956 года.

На олимпийском пьедестале, Мельбурн, 1956 год

На олимпийском пьедестале, Мельбурн, 1956 год.

Награждение победителей состязаний ветеранов на призы Х.Юничева, 2017 год

Награждение победителей состязаний ветеранов на призы Х.Юничева, 2017 год.

Призеры открытого турнира памяти Х.Юничева, 2016 год

Призеры открытого турнира памяти Х.Юничева, 2016 год.

Соревнование ветеранов на призы Х.Юничева, 2012 год

Соревнование ветеранов на призы Х.Юничева, 2012 год.

Участники ветеранского турнира по плаванию на призы Х.Юничева, 2011 год

Участники ветеранского турнира по плаванию на призы Х.Юничева, 2011 год.

А четырьмя днями ранее прошли предварительные заплывы у мужчин на 200 метров брассом, в которых участвовали призеры последнего чемпионата СССР на этой дистанции. Ф.Досаев финишировал в своем заплыве третьим и в восьмерку финалистов не попал, заняв в итоге десятую строчку в протоколе соревнований. Х.Юничев в другом заплыве тоже выступил ниже своих возможностей, но показал второй результат и вышел в финал с шестым временем. Лучше их смотрелся на этой стадии Игорь Заседа (Киев), выигравший свой заплыв и отобравшийся в финал с четвертым результатом.

А медали на этой дистанции финалисты разыграли на дорожках нового 50-метрового закрытого бассейна 6-го декабря. Пловцы продемонстрировали так называемый «ныряющий брасс», показываясь над водой для первого вдоха только за 10-15 м до поворота. Лишь на последних метрах произошла развязка напряженного поединка. Золотую медаль завоевал японец М.Фурукава. Его соотечественник М.Йошимура выиграл на финише 0,1 сек. у Юничева и получил серебряную медаль. А Харис первым из советских пловцов был награжден индивидуальной бронзовой олимпийской медалью. Заседа, пропустив вперед еще и рекордсмена Австралии Т.Гаттеркоула, стал пятым и установил новый рекорд Украинской ССР.

По мнению специалистов, так мощно и красиво, как на Зеленом континенте, наш бронзовый призер Игр никогда не плавал. Австралийские зрители, огорченные неудачей своего пловца, тем не менее, отдали должное мастерству советского спортсмена, а С.Херфорд, воспитавший двукратного олимпийского чемпиона в кроле М.Роуза, заметил: «Юничев – пловец экстра-класса. Если русские будут прогрессировать так же стремительно, как этот парень, я не удивлюсь, что недалек тот день, когда они станут выигрывать в бассейне золотые олимпийские медали…».

«Недалекий» день придет только через восемь лет и, олимпийской чемпионкой станет не парень, а севастопольская пловчиха Г.Прозуменщикова. И это тоже будет брасс, и тоже 200 метров. На Олимпиаде 1968 года в Монреале наши брассистки приумножат добрую славу. После финального заплыва на 200 метров три советские спортсменки займут пьедестал почета. На боковых ступенях – М.Юрченя и Л.Русанова, на самой верхней – М.Кошевая. А советский парень впервые получит золотую медаль Игр в бассейне олимпийской Москвы в 1980 году. Это будет С.Фесенко.

Юничева же среди участников Олимпиад больше не увидят. Все-таки он был самым «старым» пловцом в мельбурнской команде Советского Союза. Да и ФИНА, поняв, что интерес у зрителей к соревнованиям брассистов стал остывать, внесла коррективы в правила плавания брассом, запретив с 1957 года «ныряющий» его вариант, в котором был силен наш спортсмен. Теперь после старта пловцам разрешалось в заплывах брассом делать без дыхания не более чем по одному гребку руками и ногами. Все это, видимо, повлияло на решение Хариса Хафисовича завершить вскоре в Москве свою спортивную биографию.

Почему-то о его жизни после ухода из спорта Интернетовский мир, знающий все и вся, никакой информации не дает. Только Юнис эфенди стал «фигурой умолчания» из тройки советских брассистов, стартовавших на XVI Играх в Австралии. К примеру, И.И. Заседа, последний раз состязавшийся на II Спартакиаде народов СССР в 1959 году, состоялся как журналист. В качестве специального корреспондента освещал соревнования Олимпийских игр, чемпионатов мира по футболу и хоккею с шайбой. Он стал автором более тридцати книг, в том числе пяти романов. С его творчеством смогли ознакомиться и зарубежные читатели – книги Игоря Ивановича переведены на японский, венгерский, немецкий и другие языки.

Что касается Ф.А. Досаева, то он тоже «финишировал» как спортсмен на II Спартакиаде. Но осенью 1958-го Фарид Абдуллович уже начал работать спортивным телекомментатором на украинском телевидении. Он первым провел прямой спортивный репортаж, а потом еще несколько десятков лет комментировал различные турниры и соревнования. Досаев был ведущим одного из первых ток-шоу, когда в киевскую студию пришли популярные в то время столичные динамовцы и не менее известные московские актеры. Его инициатива – телемосты Львов-Киев по плаванию и Киев-Москва по художественной гимнастике. Позже в течение 11 лет трудился в Москве, на Центральном телевидении. Затем вернулся на Украину и до начала 2007 года работал на Первом Национальном канале.

В 1989 году три известных украинских пловца И.Заседа, Ф.Досаев и С.Фесенко выступили инициаторами проведения в Киеве первых всесоюзных соревнований среди пловцов-ветеранов. «Тряхнуть стариной» в Открытом чемпионате СССР собрались 205 бывших спортсменов из 49 городов десяти республик страны. И они «тряхнули», установив 13 европейских рекордов!

Юничева на этих состязаниях не было, но два года спустя он, участвуя в ветеранском чемпионате СССР, занял четвертое место на дистанции 50 м брассом, потом стал победителем соревнований на Кубок СССР, а в 1992 году – чемпионом СНГ. Выигрывал Харис Хафисович и чемпионаты Москвы в категории «Мастерс» (так в мире именуется ветеранское плавание), входил в состав членов московского клуба мастеров спортивного плавания «Чайка», организованного в феврале 1991 года на базе одноименного спортивного комплекса. К сожалению, его выступления в соревнованиях пловцов-ветеранов продолжались недолго. Начали сказываться непомерные нагрузки, которые ветеран с честью переносил в молодые годы, готовясь представлять за рубежом нашу страну.

В конце прошлого века по инициативе одного из активнейших сочинских пловцов-ветеранов В.Н. Комарова в родном городе Хариса абый начали проводиться соревнования на первенство Сочи среди пловцов-ветеранов. Стартуя по многолетней традиции в 25-метровом плавательном бассейне ДЮСШ № 2, участники, выступающие на дистанциях брассом, боролись за призы Х.Юничева. В отдельные годы эти призы вручал и сам Харис Хафисович. Он не раз бывал на своей малой родине и еще по-спортивному удивлял, несмотря на солидный возраст. В частности, планировал нырнуть в море, где, как он говорил, «поглыбже», но болезни мешали осуществить планируемое.

Самым представительным стало Открытое первенство черноморского города 2002 года, когда подтвердилось, что о брассисте помнят не только в Москве и Сочи. Тогда было зафиксировано самое большое количество участников, среди которых значились и пловцы-ветераны из Эстонии и Украины.

После перерыва в несколько лет Владимир Комаров, возглавляющий сочинский клуб ветеранов плавания «Катран», с 2007 года проводит специальный турнир категории «Мастерс» на призы Хариса Юничева. И стартуют в нем не только сочинские и кубанские ветераны, переписывающие рекорды края, но и представители иных регионов России, а также Украины. Обилие кубанских рекордов принес очередной открытый турнир на призы Х.Юничева, прошедший в декабре 2017 года.

Более десяти лет в Сочи проводится еще одно ежегодное состязание – открытое первенство города по плаванию памяти Х.Юничева среди 11-17 летних спортсменов, собирающее школьников со всего Краснодарского края. Пятидневный турнир, состоявшийся в конце минувшего года, установил новый рекорд по количеству участников – 570 человек.

В 2010 году, через четыре года после кончины героя этой статьи, в Сочи открылся небольшой музей спортивной славы города, расположенный в самом центре курорта. Сотни местных спортсменов «ковали» эту славу, завоевывая звания чемпионов и призеров Олимпийских игр, первенств мира, Европы, СССР и России. Тематические выставки музея демонстрируют награды сочинцев, личные вещи и спортивное снаряжение, фотографии и документы. А начинается экспозиция со стенда, посвященного первому советскому олимпийскому медалисту в плавании Харису Хафисовичу Юничеву.

Мастера спорта по плаванию и водному поло, отличного спортсмена и большой души человека в Сочи всегда помнили и помнят. Да и не только здесь. Ведь его имя высечено на скрижалях спортивной истории человечества и долго будет примером для тех соотечественников, для которых успехи на голубой водной дорожке являются голубой мечтой.

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары», № 2 (19), март-май 2018 года.

Просмотров: 833

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>