Тартария – прообраз Евразийского союза в XXI веке

1791-r.-Bonne-Rigobert-Bonne_Rigobert._Tartarie_Independante.«Что скажет история?» — спрашивал Бернард Шоу. И сам же отвечал на свой вопрос: «История, сэр, солжет, как всегда». В этой связи, я бы хотел высказать несколько соображений на тему существования страны, название которой невозможно встретить ни в одном учебном пособии по отечественной истории. Тартария и ее народы не просто забыты. Историческое полотно подлинных событий «допетровской эпохи» настолько тщательно затерто, что трудно различить даже самые незначительные намеки на реальность.

Кремлевский дар

Как увидеть прошлое без искажений? Рабиндранат Тагор очень точно отметил, что «человек не выявляет себя в истории: он пробивается сквозь нее». Примем это как методологический постулат и попробуем взглянуть на прошлое нашей страны с позиций того, что все подлинное так или иначе пробивается сквозь нагромождение политических спекуляций, преднамеренного замалчивания и целенаправленного искажения реальности.

Есть старое заблуждение, что время все расставит на свои места.

Думаю, что всё на свои места время от времени расставляют люди, способные подняться над политическими соображениями ради исторической истины.

Таким, неожиданным для многих шагом навстречу исторической правде, стал подарок первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву, который на его 80-летие преподнес в Кремле Президент РФ Владимир Путин.

Это была не привычная ваза или коврик с изображением юбиляра.

Это была карта Тартарии!

В СМИ тогда гадали, в чем смысл подарка Путина Шаймиеву? Так, например, эксперты газеты «БИЗНЕС Online» высказывали мнение, что «древняя карта символизирует евразийский поворот: историю страны нельзя выводить только из Киева и Москвы».

Не буду комментировать этот вывод. Скажу только одно: подарок Путина, действительно, был не случайным, и за ним стоит намерение обозначить новый вектор в понимании отечественной истории.

1791-r.-Bonne-Rigobert-Bonne_Rigobert._Tartarie_Independante.

Вице-президент и академик Академии наук РТ Рафаэль Хакимов, вспоминает: «Однажды, несколько лет назад, Путин стоял около этой карты и внимательно ее изучал». Продолжая рассуждение на эту тему, Рафаэль Хакимов задается вполне справедливым вопросом (и это, я надеюсь он озвучил президенту): «если бы у России не было такой предыстории, то как бы возникла империя? Она же не может возникнуть из маленького города. Как вывести историю России из Киева, Новгорода или из Крыма? Это невозможно, империя так не возникает. У империи должна быть основа в виде экономики, бюджета, дорог, квалифицированных руководителей, войск и так далее. А Татария (Тартария — это латинское написание) — это реальная база для того, чтобы возникла Российская империя».

Таким образом, подарок Путина Шаймиеву имеет свою предысторию, которая, несомненно, наполнена гораздо большим количеством весьма интересных и важных подробностей, нежели изложены здесь.

Хочется еще сказать несколько слов о самом подарке.

Карта в золотой оправе (на фото она лежит на столе) представляет собой не только важнейший исторический документ, но является также и образцом художественного творчества.

Голландский картограф Виллем Янсзон Блау, чье картографическое произведение было выбрано в качестве подарка, был, ни больше ни меньше, картографом Голландской Республики, а также официальным картографом «Голландской Ост-Индской компании». Блау создал большую коллекцию карт и вел обширную издательскую деятельность, издав произведения таких ученых, как Рене Декарт, Виллеброрд Снелл, Гергард Иоганн Фосс, Питер Корнелис Хофт и др.

И, хотя данная карта Тартарии не отличается особой точностью, но она дает полное представления о поистине планетарных масштабах страны. На карте, созданной Виллемом Янсзоном Блау, к Тартарии относится территория северо-востока Евразии от Волги и Каспийского моря на Западе до Тихого океана на Востоке.

Думаю, нет смысла, говорить о точности этой карты. В известном смысле, она условна. Главное — подлинность самого существования Тартарии! И здесь очень важно опираться не только на картографию, но, и на мнение научных авторитетов прошлого, чьи свидетельства не подлежат сомнению.

Карта Тартарии голладского картографа Виллема Янсзона Блау, чье произведение Владимир Путин преподнес в дар Минтимеру Шаймиеву на его 80-летье.

Шарль де Монтескье: взгляд со стороны

Формат статьи не позволяет показать всю панораму «авторитетных мнений».

Остановимся лишь на размышлениях выдающегося мыслителя эпохи Просвещения Шарля де Монтескье, который в своих знаменитых «Персидских письмах» писал: «Из всех народов мира…, ни один не превзошел татар славою и величием завоеваний. Этот народ — настоящий повелитель вселенной: все другие как будто созданы, чтобы служить ему. Он в равной мере и основатель и разрушитель империй; во все времена являл он миру свое могущество, во все эпохи был он бичом народов».

Далее Монтескье демонстрирует познания в победоносной истории татар: от непобедимых гуннов до татаро-монгольских завоеваний, от славных дней Чингиз-хана до Султанов Османской империи. В этой исторической чехарде, просматривается, однако, четкая логика доминанты татар, или, если хотите доминанты тюркских народов в пространстве Евразии.

От имени персидского посла в Московии, Монтескье ведет целый рассказ о татарах: «Они властвуют над обширными пространствами, составляющими империю

Великого Могола. Они владыки Персии, они восседают на троне Кира и Гистаспа… Под именем турок они произвели огромные завоевания в Европе, Азии и Африке и господствуют над тремя частями света. А если говорить о временах более отдаленных, то именно от татар произошли некоторые из народов, разгромивших Римскую империю. Что представляют собою завоевания Александра по сравнению с завоеваниями Чингиз-хана?».

Единственным изъяном в истории татар Монтескье считает, что «Этому победоносному народу не хватало только историков, которые бы прославили память о его чудесных подвигах. Сколько бессмертных деяний погребено в забвении! Сколько было татарами основано государств, истории которых мы не знаем! Этот воинственный народ, занятый только своей сегодняшней славой, уверенный в вечной своей непобедимости, нимало не позаботился о том, чтобы увековечить память о своих прошлых завоеваниях».

Поразительно, как мыслитель эпохи Просвещения, создатель многих европейских и, кстати, российских законов, мог так искренне восхищаться татарами, живущими абсолютно в ином измерении истории.

Полагаю, что мы сильно преувеличиваем степень культурных барьеров. Интеграция народов как река, где-то быстрая, где-то медленная, но всегда несущая в себе обмен опытом и знаниями. И поэтому не стоит удивляться тому как искренне восхищался Монтескье тому, что «Когда татарский хан кончает обед, глашатай объявляет, что теперь все государи мира могут, если им угодно, садиться за стол» потому, что он «считает всех земных королей своими рабами».

Who is who?

Теперь важно понять, кем же на самом деле были тартары? Какие народы в прошлом обладали «общеазийским сознанием» (термин, введенный Велимиром Хлебниковым) на территории Евразии в допетровскую эпоху (т.е. до тотальной фальсификации истории).

Марк Туллий Цицерон считал, что «Первая задача истории — воздержаться от лжи, вторая — не утаивать правды, третья — не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности».

Первое, на что, думаю, надо обратить внимание, так это на полиэтническую сущность феномена Тартарии – страны, занимающей практически все пространство Евразии, кроме едва заметного (на ее фоне) географического образования в виде Западной Европы.

Какой этнос на бесконечных просторах Тартарии являлся системообразующим?

На начальном этапе, безусловно, это были тюрки, большую часть которых составляли татары, но по мере интеграции на западе Тартарии, начал формироваться системообразующий тюрко-славянский суперэтнос.

Особенно активно этот процесс пошел при знаменитом хане Батые. Достаточно сказать, что после «завоевания Руси» ханом Батыем, «освобождено было от уплаты дани духовенство, церковное имущество и состоявшее на учете церквей население», а знаменитое ордынское войско, в своем подавляющем большинстве состояло из славянских ратников.

И, думаю, многим, сегодня будет тяжело принять ту истину, что язык (в его различных вариациях) у тюрков и славян был общим. Иначе говоря, знаменитому купцу и путешественнику Афанасию Никитину (XV век) не надо было учить язык для общения в его «Хождении за три моря».

Нередко вещи говорят о своем хозяине больше, чем устные и письменные свидетельства современников. Шлем Александра Невского, который хранится в Оружейной палате Московского Кремля, относится к таким безмолвным свидетелям того, кем был легендарный князь.

Шлем поражает своей редкой красотой и смысловой символикой. По всему периметру шлема идет арабский текст «Обрадуй верных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы» (Коран, 13-й стих 61-ой суры). Кстати говоря, арабские тексты из Корана украшали и шлем Ивана Грозного, и многих других родовитых персон средневековой Руси.

Приемный сын хана Батыя, легендарный Александр Невский не был «белой вороной» среди сородичей. Скорее, наоборот, был частью того тюрко-славянского союза, который и заложил основы государственности России.

Подчеркиваю особо: надо говорить, именно о государствообразующем феномене тюрко-славянского союза, а не о хане Батые персонально, как это делает Геннадий Тюньдешев в своей книге «Великий хан Батый – основатель Российской государственности». Достаточно просмотреть список старорусских имен из брошюры археографа Николая Чечулина, который подряд выписывал имена из старых русских актов, чтобы убедиться в реальном существовании феномена тюрко-славянского этноса.

В списках Чечулина находим следующие старорусские имена: Мансур, Булат, Ахмат, Урюпа, Урзан, Сулейша, Темир, Мурза, Ермак, Кудияр, Казарин, Салтанко, Бахмет, Торх, Мамай. Из привычных имен, встречается Ярослав (в этих выписках не встречается ни одного имени греческого, латинского или еврейского происхождения, как, например, Иван, Александр, Мария и т.п.).

«Цветущая сложность»

Может ли Тартария стать новым брендом развития «евразийства», который заново расставит акценты в истории России, позволит говорить о российской цивилизации как планетарном явлении?

Думаю, что это к этому есть все основания и, прежде всего, потому что именно Тартария – ключевое свидетельство того, что прообраз Евразийский Союз не только существовал, но и успешно развивался на протяжении многих веков задолго до нашего времени!

В свете вероятного признания Тартарии как прообраза Евразийского Союза – некой общности народов, объединенных одной длительной непрерывной историей, видится закономерным, что президент России Владимир Путин с неизменным постоянством обращается к трудам великих русских евразийцев – Льва Гумилёва и Константина Леонтьева, подчеркивая, что Россия всегда развивалась как «цветущая сложность».

Скажу честно, мне импонирует термин Константина Леонтьева, об «изящной антитезе» однополярному миру или миру тотальной глобализации.

«Цветущая сложность» — как принцип развития по Леонтьеву — это многообразие этносов, культур, религий. Безусловно, очень важно, что в своей евразийской доктрине Владимир Путин отходит от безликих политических шаблонов, обращаясь к понятиям с расширенным взглядом на природу вещей. И это, конечно, дает свои плоды в плане наполнения политической доктрины строго научными смыслами.

«Единство в многообразии» – вот важнейший постулат доктрины Владимира Путина, которая выгодно отличается от «унификационных проектов Европы и идеологического однообразия марксизма».

В отличие от многих оптимистов в отношении того, что Тартария появится в наших учебниках, как только о ней скажет первое лицо государства, полагаю, что это процесс длительный.

Владимир Путин – политик взвешенных и хорошо продуманных решений (кто бы там, что из либеральных «мыслителей» не говорил), противник «переписывания истории» в угоду тем или иным обстоятельствам. Он будет искать в современности серьезные основания для переосмысливания прошлого потому что один неверный шаг может привести к нарастанию диссонанса в общественном сознании, усилить пока дремлющий сепаратизм, который, нередко срастается с религиозным экстремизмом. Возможно Владимир Путин не задумывается об «эффекте бабочки» при принятии тех или иных решений, но всегда просчитывает наперед последствия своих действий.

Признание Тартарии как исторической матрицы Российской Федерации может стать основой:

  1. самоопределения России как отдельной самостоятельной цивилизации,
  2. формирования расширенного Евразийского Союза с ведущей ролью в нем Российского государства,
  3. возникновения новой геополитической реальности на Планете.

Культуролог, писатель-публицист, общественный деятель,
сопредседатель Совета кино- телепроизводителей и телевещателей
Евразии при «Ассамблее народов Евразии»,
Член Президиума Евразийской Академии Телевидения
Исмагил ШАНГАРЕЕВ.

Просмотров: 487

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>