Верховный суд России приступил к татарскому / «Было видно, что судья колеблется»: как Павел Шмаков бьется за татарский язык в Москве (ВИДЕО)

B1875C9D-97C7-4BB3-A470-3D089FFAD79B_cx2_cy15_cw91_w1023_r1_sСегодня в Верховном суде России началось рассмотрение иска директора казанской школы «СОлНЦе» Павла Шмакова к Министерству образования и науки. Шмаков требует признать недействующими положения Федерального государственного образовательного стандарта о необязательном изучении в школах языков республик.

С раннего утра к зданию Верховного Суда подходили друзья и сторонники Павла Шмакова. Он звонил по телефону, подсказывал, как найти нужный подъезд, спрашивал имена и отчества для пропуска. На его голове, как всегда, красовалась знаменитая татарская тюбетейка.

В тесном фойе в 10 утра было человек 15. До начала заседания «Idel.Реалии» поговорили со Шмаковым о его иске, а также о том, почему именно директор казанской школы «СОлНЦе» стал символом защиты татарского языка, тогда как татарский для него родным не является. Шмаков сказал, что главная причина этого в том, что он «живет в Татарстане, и у него в школе, в классах половина татар и половина русских». «Очень важно, чтобы они дружили, и чтобы никто не унижал друг друга», — подчеркивает директор школы.

Напомним, конфликт вокруг татарского языка возник после того, как летом прошлого года президент России Владимир Путин заявил, что нельзя заставлять человека изучать не родной для него язык. Прокуратура начала проверки в школах и потребовала исключить национальные языки из обязательной программы.

Однако директор казанской школы «СОлНЦе» Павел Шмаков отказался сокращать часы татарского языка, за что был оштрафован. По словам Шмакова, в школе не стали сокращать учителей татарского, а «немного изменили статус» образовательного учреждения:

— Стало много кружков татарского языка, и мы уговорили всех детей туда ходить. Некоторые родители возражали, запрещали поначалу, но так как детям нравилось, в классе было весело и интересно, то вскоре удалось убедить и родителей.

Шмаков подал апелляционные жалобы на решения мирового судьи, но Московский районный суд Казани оставил их без изменения.

От сегодняшнего заседания суда Шмаков и его сторонники ждали, что «Верховный суд, по крайней мере, разъяснит ситуацию с государственными языками, признает их правоту и даст поручение в Министерство просвещения доработать Федеральные государственные образовательные стандарты». «Пока не всем понятно, как быть с государственными языками», — подчеркивает Павел Шмаков.

Ему важно, «чтобы все дети в Татарстане (и русские, и татары) знали русский и татарский языки — два государственных языка». «А еще важнее, чтобы не было ссор, конфликтов из-за этого вопроса: к сожалению, сейчас они есть», — говорит Шмаков.

По его мнению, «прокуратура встает на какую-то крайнюю позицию и позволяет себе допрашивать детей в отсутствие родителей, зачем им нужен татарский язык».

— Приходит майор прокуратуры в звёздочках без улыбки и начинает жестко допрашивать пятиклассников — это ужасно. Разъяснений ждут сотни тысяч людей. Разъяснений ждет Министерство образования Татарстана, директора школ», — недоумевает Павел Шмаков.

Юрист школы «СОлНЦе» Анна Овчинникова рассказывает, что в других школах Татарстана «стараются не вступать в какие-то противоречия с прокуратурой — они стараются выполнять требования, вносить изменения в учебный план». «Это влечет за собой сокращение учителей, переквалификацию учителей. Чтобы у них нагрузка не сокращалась, они преподают какие-то другие предметы», — говорит Овчинникова.

Она уверена: «Шмаков не ставит вопрос об оппозиции, он старается дипломатично вывести эту ситуацию в мирное русло».

— Именно поэтому такое количество судебных обжалований, процессуальных каких-то действий. Это не оппозиция, не борьба с властью, тут нет никакого националистического подтекста, здесь именно защита педагогического состава, потому что педагогический состав школы «СОлНЦе» выбирался достаточно серьёзно. В школе много кружков и дополнительного образования. Дети из школы тоже выходят достаточно высокого уровня подготовки, — констатирует Анна Овчинникова.

Именно поэтому, уточняет она, «некрасиво поддаваться таким требованиям прокуратуры, которая огульно это делает». «Получается, что сейчас это выглядит, как война. На самом деле — это просто защита своих интересов, и интересов учебного заведения», — заявляет Овчинникова.

Поддержать Павла Шмакова в суд пришел и адвокат Руслан Нагиев. Он представляет интересы жителя Набережных Челнов Рамиля Хуснуллина и ранее обращался с аналогичным иском о признании ФГОС незаконными. По его мнению, эти два дела должны были быть объединены в одно, но пока суд отказал им в этом.

Верховный суд России сегодня принял решение отложить рассмотрение иска. Следующее судебное заседание состоится 11 октября.

idelreal.org

* * *

Репортаж из суда: против директора «СОлНЦа» минпросвет выставил 21-летнюю юристку, запутавшуюся в показаниях

Директор школы «СОлНЦе» Павел Шмаков, оштрафованный на 10 тыс. рублей за отказ исключить татарский язык из учебной программы, дошел до Верховного суда РФ. Он требует предусмотреть во ФГОС помимо предмета «Родной язык» обязательную предметную область «Государственный язык республик». Директор возмущен, что русские дети, желающие учить татарский, вынуждены, по сути, лгать — писать заявление, что он для них родной. На заседании, которое длилось 6 часов, побывал корреспондент «БИЗНЕС Online».

ШТРАФ В 10 ТЫС. ДОВЕЛ ДО ВЕРХОВНОГО СУДА

Накануне в Верховном суде РФ началось рассмотрение иска казанского директора школы «СОлНЦе» Павла Шмакова о признании частично недействующими федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС), в которых государственные языки национальных республик не указаны в числе обязательных учебных предметов. Несмотря на то что решение пока не принято, а само заседание продолжится в четверг, сам Павел Анатольевич покидал вчера здание суда в приподнятом настроении, как и его представители: если раньше они думали, что в столь высокой инстанции их не будут долго выслушивать, а весь процесс займет каких-нибудь полчаса, то теперь у казанцев появилась надежда, что их обеспокоенность будет услышана в Москве.

Во всяком случае, такое впечатление оставил судья Юрий Иванченко, который почти 6 часов терпеливо выслушивал обе стороны и явно хотел разобраться в сути проблемы, демонстрируя тем самым, что у него нет заранее готового вердикта по этому щепетильному вопросу. «Было радостно, что вместо получаса нам дали целый день и хорошо, что отложили дело. Неудобно, но хорошо. Это означает, что наше дело не очевидно. Было видно, что судья сомневается и колеблется, что ему надо размышлять и заседание прервано для того, чтобы было принято более обдуманное решение. И мы верим, что, может быть, частично процесс закончится в нашу пользу», — сказал по окончании заседания нашему корреспонденту Шмаков.

Напомним, Шмаков требует признать недействующими пункты 19.3 ФГОС и дополнить образовательные госстандарты формулировками о государственных языках национальных республик, которые должны быть обязательными для обучения и в Татарстане, и в других субъектах Федерации, где, помимо русского, законодательно предусмотрены иные государственные языки. Напомним, во время волны прокурорских проверок в школах Шмаков отказался подчиниться требованию прокуратуры исключить предмет «Татарский язык» из обязательной части программы, за что и был оштрафован на 10 тыс. рублей. После этого Шмаков подал апелляционные жалобы на решения мирового судьи, но Московский районный суд Казани оставил их без изменения. Теперь «казанский диссидент», облаченный в зеленую тюбетейку, дошел до ВС РФ, пытаясь доказать, что требования прокуратуры, основанные исключительно на пробелах во ФГОС, были незаконными. В суде его позицию излагали юрист школы «СОлНЦе» Анна Овчинникова, адвокат Тимур Зарипов и юрист Максим Громов.

Напомним, в этом году Госдума приняла поправки в закон «Об образовании», в соответствии с которыми вводится право «свободного выбора изучаемого родного языка из числа языков народов Российской Федерации, в том числе русского языка как родного языка и государственных языков республик Российской Федерации». В законе четко сказано, что ФГОС должны предусматривать возможность изучения как родных, так и государственных языков республик, эти два понятия не смешиваются. Однако по факту это не так: предмет «Родной язык» во ФГОС остался, а предмета «Государственный язык республик» в нем как не было, так и нет. Еще до принятия закона были лишь разъяснения образовательного ведомства, что школы вправе вводить его изучение, но лишь в вариативной части программы. Новую версию ФГОС, которая должна была появиться после принятия закона, минпросвещения пока так и не разработало, хотя, согласно постановлению Госдумы о принятии законопроекта в первом чтении, должно было сделать это еще до окончательного его утверждения.

В случае если государственные языки республик появятся в обязательной части программы, дискуссионным станет вопрос о том, смогут ли школьники выбрать в этом качестве русский язык или, к примеру, в Татарстане выбор будет безальтернативным — только татарский? Пока единого мнения на этот счет нет. 

«ЯЗЫК СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ГДЕ ВЫ ВООБЩЕ ТАКОЙ ТЕРМИН ВЗЯЛИ?»

Но вернемся к судебному заседанию. В качестве ответчиков выступали представители министерства просвещения, министерства науки и высшего образования, а также минюста. Однако на роль главного действующего лица защиты была выбрана молоденькая юрист-бакалавр Виктория Панькова. Почему именно эту 21-летнюю девушку, даже не имеющую степень магистра, выставили официальным представителем ведомства Ольги Васильевой, вызвало большое недоумение у наблюдателей в зале. Поскольку она не только путалась в понятиях и плавала в формулировках, активно помогая себе жестикуляцией рук, но и с русским языком не всегда справлялась. Временами казалось, что не только присутствующие, но и сама юрист не понимала того, о чем говорила. Не случайно по ходу заседания она несколько раз простодушно признавалась: «Я запуталась». А судья даже был вынужден прервать заседание, чтобы более опытные коллеги просветили госпожу Панькову.

Между тем на ее фоне казанские юристы выглядели еще более убедительно. Они, например, вполне доходчиво объясняли, что оспариваемые положения ФГОС не соответствуют нормам закона об образовании, так как в них нет механизмов, по которым должны в обязательном порядке изучаться оба государственных языка Татарстана. Вместо этого идет приравнивание родного языка и государственного языка республики и в этом есть противоречие и нет определенности. При этом в отзыве министерства просвещения на иск Шмакова говорится о родном языке и ничего не говорится о государственном языке. «„Язык субъекта Российской Федерации“. Где вы вообще такой термин взяли? Вы же должны учитывать законы республик?» — удивлялся, например, юрист Громов.

Кстати, несмотря на то, что по закону не положено выступление в ВС административного истца без высшего образования, судья предложил выслушать и самого Шмакова, чтобы он пояснил коллизии вопроса и то, как нарушаются его права. По его словам, отсутствие в программе предмета «государственный язык республик» ущемляет права русских школьников, которые хотели бы изучать татарский. Ведь у него только один вариант — признать, что татарский для него родной, то есть подписаться под неправдой.

«Во всех школах Татарстана и прежде всего в нашей постоянно создаются конфликтные ситуации, потому что родители, дети, директора, юристы, министерство образования по-разному толкуют ситуацию… — пояснил Шмаков. — Русский ребенок не может написать заявление, что у него родной язык татарский. Возникает вопрос, как преподавать татарский язык в школе… У нас все дети добровольно изучают татарский. Но в министерстве нам сказали, что раз у нас все дети изучают татарский язык, то пусть они все (и русские, и татары) пишут, что их родной язык татарский. Закон об образовании Татарстана говорит одно, а российские ФГОС — другое. Доходило до страшных вещей, когда прокурор приходил в школу и в отсутствие родителей допрашивал детей, зачем им нужен татарский язык. И таких нарушений много в разных школах. Я бы хотел, чтобы Верховный суд разъяснил ситуацию с преподаванием государственных языков в РТ. Потому что с родными языками ситуация понятная. А с государственными непонятная».

«МЫ ОТОЖДЕСТВЛЯЕМ РОДНОЙ ЯЗЫК И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ»

Юрист школы «СОлНЦе» Овчинникова также неоднократно повторяла, что различие между родным и государственным языком существенно. В том числе потому, что, например, для русских учеников в Татарстане татарский язык не может быть родным по определению. Поэтому родной язык и отграничен в законе от государственного, это не тождественные понятия.

Однако госпожа Панькова все время пыталась обойти это различие, пытаясь убедить, что ФГОС в текущей редакции не нуждаются в корректировке и настаивала на том, что они дают возможность изучения родного языка и этого достаточно. А если в госстандартах прописать государственные языки республик, то эти подзаконные акты будут противоречить федеральному законодательству.

— Правильно ли я понимаю, что вы отождествляете понятие государственных языков республик с родным языком по предметным областям? — после нескольких расплывчатых ответов представительницы минпросвещения утончила Овчинникова.

— Мы отождествляем, — сделала важное признание та.

— Почему нельзя сделать еще одну предметную область — государственный язык республик? — в конце концов недоуменно спросил уже и сам судья.

— Мы не можем включить в обязательный перечень предметов язык субъекта, потому что не во всех субъектах есть государственный язык, — ответила Панькова. На этой теме представитель минпросвещения окончательно запуталась, и судья выделил ей 30-минутный перерыв для более детального изучения нюансов. Впрочем, и после наставлений более опытных коллег риторика Паньковой не очень изменилась. Она как мантру повторила, что не во всех регионах есть государственные языки. И не изменила своей точки зрения даже после того, как ей несколько раз предложили вполне логичный выход их этого положения. А именно ввести уточнение о том, что госязык как обязательный предмет обучения вводится в тех регионах, где законодательством предусмотрен государственный язык.


«ТО, ЧТО ИНТРИГА ОСТАЕТСЯ ДО КОНЦА ПРОЦЕССА, УЖЕ ГОВОРИТ О НЕТРИВИАЛЬНОСТИ ДАННОГО СПОРА»

«В министерстве просвещения, наверное, специально взяли неквалифицированного человека, чтобы потом можно было было списать на нее вынесенное решение, — с улыбкой поделился своим соображением с „БИЗНЕС Online“ директор Шмаков по завершении заседания. — Было видно, что у министерства просвещения не хватает аргументов. Было видно, что они ищут возможность ответить так, чтобы все было хорошо, но у них не получается. В то же время приятно, что было много людей, которые нас поддерживали. Были самые разные люди из Москвы, Казани, был даже наш выпускник, который учится в Москве в МГУ. И я бы хотел отметить, что в середине процесса судья мне дал слово и очень внимательно меня слушал. Его заинтересовало, в чем нарушаются права».

«Мы говорим о том, что есть неурегулированные вопросы, и просим дополнить существующие ФГОС на территории республик. Госстандарты тоже должны быть написаны корректно. Но мы столкнулись с тем, что на наши вопросы не прозвучало конкретных ответов, — поддержала своего директора Овчинникова. — И все же процесс был интересный, и то, что интрига остается до конца процесса, уже говорит о нетривиальности данного спора».

«Процесс был сложный. Предполагалось изначально, что все будет иначе. Но Верховный суд подошел вдумчиво, выслушал доводы сторон и судья попытался разобраться и задумался. Кстати, если бы в данном случае была возможность мирового соглашения, то мне почему-то кажется, что ответчики пошли бы на его подписание. Мне кажется, что как люди они солидарны с нами, но как чиновники вынуждены отстаивать другую позицию», — добавил Зарипов.

А Шмаков также признался, что из кулуарных бесед в перерывах он понял, что данный процесс ускорит работу министерства просвещения над новыми ФГОС. «А значит, эффект будет», — почти хором заключили Шмаков и его юристы.

«БИЗНЕС Online».

Просмотров: 371

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>