Ильдар Гильмутдинов: «Где мужик в школе?! Нет его – мы все ушли в депутаты или министры!»

фBEL_6806_resizeФорум в Москве по нацязыкам: ноль новостей от профильных ведомств, призывы поддерживать «рок-группы и команды КВН» и ввести ЕГЭ

«Язык — это не только образование, но и культура, семья. Где это все? Где мотивация?!» — восклицал на форуме по языковой политике председатель комитета по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов, сокрушаясь, что все деньги уходят на «танцы и фестивали». О том, как глава ФАДН Игорь Баринов «возлагал большие надежды» на фонд сохранения родных языков, к созданию которого только собирается приступить, — в материале «БИЗНЕС Online».

«РУССКИЙ ЯЗЫК ПОЗВОЛЯЕТ РЕШАТЬ ЗАДАЧИ ПОЛИТИЧЕСКОГО, ЭКОНОМИЧЕСКОГО, КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ»

Как человек никогда не устанет смотреть на огонь, воду и как работают другие, так чиновники и эксперты не прекратят обсуждать тему языков, особенно когда все самые важные решения в этом вопросе уже приняты. Так, накануне языковая политика в России вновь стала центральной темой на форуме-диалоге, организованном федеральным агентством по делам национальностей (ФАДН).

«Сегодня у нас проживают представители 193 национальностей, более сотни народов являются коренными. В нашей стране говорят более чем на 500 языках и диалектах. Среди них 7 языков-миллионеров. В то же время существуют десятки миноритарных языков, которые требуют бережного к ним отношения, так как находятся под угрозой исчезновения», — говорил глава ФАДН Игорь Баринов, открывая пленарное заседание. Особую роль среди всех языков страны он, естественно, отводил русскому — как «инструменту этнической консолидации», который объединяет «не только российское общество, но и весь русский мир». «Именно русский язык является сегодня той духовной базой, которая позволяет нашим соотечественникам не терять культурные связи с Россией. Играя роль связующего механизма между народами России, русский язык позволяет решать задачи политического, экономического, культурного развития», — объявил Баринов.

Впрочем, по его словам, без участия и поддержки государства языкам многих народов страны просто не выжить. И в этом благом деле, по мнению Баринова, Россия занимает лидирующие позиции. «Языковые вопросы в центре внимания общества и государства, оно приносит свои результаты», — многозначительно добавил глава ФАДН. Но идеальную картину портят на местах, отбрасывая языковой вопрос далеко не на первое место. «Мне непонятна позиция некоторых руководителей наших субъектов (не хочу сегодня их называть и стыдить), которые в ответ на приглашение к взаимодействию, в том числе к участию в сегодняшнем мероприятии, обсуждении насущных вопросов, пишут в официальных ответах, что представители власти и общественности региона не примут участия, потому что не считают указанную проблематику актуальной для себя», — расстраивался Баринов.

Тем не менее зал в Торгово-промышленной палате РФ, расположенной буквально в ста метрах от Красной площади, был заполнен до отказа. Справедливости ради заметим, что ни один глава региона на мероприятие не явился. Участниками форума являлись несколько сенаторов, депутатов, а по большей части — научные работники из разных институтов, университетов и центров по всей стране, а также учителя.

«У НАС В СООТВЕТСТВИИ С УКАЗОМ ПРЕЗИДЕНТА ЕСТЬ ТРИ МЕСЯЦА НА ТО, ЧТОБЫ МЫ ВНЕСЛИ СВОИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО УСТАВУ САМОГО ФОНДА»

Глава ФАДН рассказывал, как часы, отводимые на русский язык, беспощадно урезали не только в национальных республиках, но и в обычных областях. «Например, Самарская область снижала количество часов изучения русского языка в пользу иностранных. Конечно, это недопустимо», — негодовал Баринов. Сам же он радовался тому, что одобренные летом спорные поправки в закон «Об образовании» теперь «предусматривают изучение русского языка не только как государственного, но и родного».

Отдельно глава ФАДН упомянул и про указ Владимира Путина о создании фонда сохранения и изучения языков народов РФ, который в течение трех месяцев должны учредить минпросвещения и ФАДН. «Мы возлагаем на него большие надежды», — туманно заметил Баринов. В кулуарах форума он признался журналистам, что, скорее всего, фонд не сможет решить всех проблем сохранения языков. «Задача была привлечь к этой проблеме внимание и выработать дорожную карту, алгоритм языковой политики в нашей стране, систему, которая бы позволила переломить негативно складывающуюся ситуацию. Сейчас реальные проблемы с учебниками, подготовкой преподавателей. Эти первоочередные задачи и призван решать фонд сохранения языков», — отметил Баринов.

По сути, примерно о том же говорила на форуме замминистра просвещения России Татьяна Синюгина, указывая, что «есть острая потребность и необходимость» в авторских коллективах, которые могли бы писать учебники. Правда, стоит отметить, что на сегодня в федеральном реестре учебников их 103 по 7 языкам. «Своего включения в перечень ждут еще 124 учебника по 11 языкам. Этот процесс будет завершен в ближайшее время», — пообещала Синюгина.

Что касается фонда, то до сих пор, кроме общих положений указа, подписанного в конце октября президентом страны, о нем ничего конкретного не известно. От прямых ответов до сих пор уходят и чиновники — например, не называют конкретных сумм, которые федеральный бюджет готов потратить на вновь создаваемую структуру. «Фонд возглавит попечительский совет. Только принято решение и подписан указ о его создании. Все пока на стадии обсуждения. Я надеюсь, что в ближайшее время с руководством минпросвещения создадим рабочую группу, которая будет решать все вопросы с финансированием. Предстоит достаточно сложная дискуссия с минфином, с попечительским советом. Но мы не собираемся откладывать в долгий ящик, и буквально на днях эта работа будет начата», — заявил корреспонденту «БИЗНЕС Online» Баринов.

Между тем в министерстве просвещения РФ, кажется, с учреждением фонда не спешат. «У нас в соответствии с указом президента есть три месяца на то, чтобы мы с коллегами сформировали и внесли свои предложения по уставу самого фонда, по попечительскому совету, — добавила Синюгина, отвечая на вопрос нашего корреспондента. — Конечно, для нас важно пройти не только эти организационные мероприятия, но и с очень четким пониманием содержательной работы, которую фонд будет вести». В свою очередь Баринов пообещал, что в попечительский совет войдут представители регионов, науки, парламента. «Тогда работа фонда как раз будет сбалансированной и профессиональной», — отметил довольный глава ФАДН.

«ГДЕ ЭТО ВСЕ? ГДЕ МОТИВАЦИЯ? КАК МОТИВИРОВАТЬ? ЧТО ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ВЛАСТИ В РЕГИОНАХ?»

В минпросвещения тем временем продолжают писать концепцию по родным языкам — то, что в последнее время при каждом удобном случае требует председатель комитета Госдумы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов. Вчерашний форум не стал исключением. «Мы уже говорили о необходимости принятия концепции изучения родных языков. Надо быстрее с этим вопросом двигаться, а то у нас много разговоров. Надо, чтобы мы увидели конкретный проект, чтобы обсудить с регионами», — напомнил депутат. На это Синюгина спокойно отвечала, что рабочая группа уже создана и работает. «Мы понимаем, что она будет кардинальным образом отличаться — и содержательно, и структурно — от всех принятых концепций по предметам, потому что вопрос очень специфичен, очень многоярусен, многонаправлен. Поэтому для нас важно учесть все нюансы и сделать все для его дальнейшего развития во ФГОС и примерных образовательных программах», — объявила замминистра.

В свою очередь Гильмутдинов продолжал сыпать вопросы к самому себе и залу: «Язык — это не только образование, но и культура, семья. Где это все? Где мотивация? Как мотивировать? Что должны делать власти в регионах?» Кстати, о регионах. К ним у депутата были свои претензии: мол, деньги, выделяемые из центра, тратят на «фестивали и танцы». «Надо уйти от этого!» — призывал он. Интересно, не всемирный ли конгресс татар, который часто критикуют за «сабантуйную дипломатию», он имел в виду?

По его мнению, федеральный центр мог бы помочь регионам финансово по включению учебников в реестр. «На федеральном уровне в рамках бюджета предусмотреть финансирование экспертизы и издания учебников. Какие суммы нужны? Не могут регионы самостоятельно это осилить. Не осилим одним фондом все эти учебники. А как можно учить в школе без учебников?» — недоумевал он. В конце концов Ильдар Ирекович просил хотя бы те учебники, которые переведены с русского языка, сразу включать в реестр. «Давайте их узаконим. Есть нарушение — завтра опять придет прокуратура. Почему мы этого не делаем? Что мешает? Это же переводы с русского языка», — предложил он.

И вновь Гильмутдинов требовал стандартов и программ по госязыкам. «Не дав стандарт и программу по государственному языку республик (а они существуют, они законодательно закреплены), мы создаем некий правовой вакуум. Давайте уже решать проблему, чтобы всем было понятно, где место в системе образования этим языкам. Это не родной язык, а другой предмет, он существует де-факто, давайте де-юре дадим право его выбора в обязательной части», — обратился он к минпросвещения. Впрочем, в этот день Синюгина предпочла на эту тему не рассуждать. Напомним, после парламентских слушаний замминистра рассказывала корреспонденту «БИЗНЕС Online», что в ее ведомстве просто еще не решили, писать ли отдельную концепцию по родным языкам или же объединить ее с государственными языками республик.

«ПООЩРЯТЬ СОЗДАНИЕ, НАПРИМЕР, РОК-ГРУПП, САЙТОВ, КОМАНД КВН… НЕВАЖНО, ЧТО ОНИ ТАМ ГОВОРЯТ, ПОЮТ И ПИШУТ»

Между тем Гильмутдинов уже фонтанировал идеями развития языков народов России. Вот он призывал работать с дошколятами («у нас нет воспитателей по работе с двуязычными»), а потом предлагал облегчить жизнь педагогам, которых «забюрократили». «Нужно вернуть сильных педагогов в систему образования!» — воскликнул он. Он имел в виду сильных педагогов во всех смыслах слова. «Мужчин вернуть! Мужчин почти не осталось в школе. А то у нас ребенка дома воспитывают мама и бабушка, а в школе учителя — сплошь женщины. Где мужик в школе? Нет его — мы все ушли в депутаты или министры», — эмоционально призывал он так, как будто завтра же готов начать с себя. И, надо сказать, сорвал аплодисменты в зале.

Вновь Гильмутдинов предлагал мотивировать родителей и учеников выбирать родные языки для изучения, предлагая им дополнительные 10–15 баллов при поступлении в вузы или же устанавливая квалификационные требования при приеме на госслужбу. «Регионы! Не ждите указаний из минпросвещения или какого-то другого ведомства, как изучать родной язык! Сами формируйте дорожную карту, учебные программы, а уж потом федеральный центр придет вам на помощь», — провозгласил депутат.

К слову, в минпросвещения РФ, не поддерживая радикальных инициатив, признают, что сейчас мотивации учить родные языки мало. «Мы понимаем, что решение не лежит только в плоскости системы образования. Мы каждый раз говорим о том, что в каждом субъекте должны быть созданы условия, которые будут действительно позволять использовать навыки по изучению родного языка, которые были получены в системе образования. Должны быть условия и среда, которые сделают эти процессы востребованными, когда мы побуждаем детей пользоваться теми навыками, которые они приобрели в школе», — считает Синюгина.

При этом не все остались довольны эмоциональным выступлением Гильмутдинова. Например, после обеда, во время сессии, посвященной языкам народов РФ, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Михаил Марусенко усмотрел в словах депутата целых два нарушения международных обязательств и требований для России. «Он сказал, что некоторые несознательные родители не хотят, чтобы их дети обучались на родном языке, что надо их к этому склонять. Это нарушение права выбора языка, оно является индивидуальным языковым правом, которое зафиксировано во всех международных документах. А второе нарушение, им же допущенное, когда он сказал, что если ребенок изучал какой-то язык, но переехал в другой регион, то нужно ему обеспечить возможность продолжения изучения. Это тоже нарушение международного правила. Везде пишется, что где позволяет численность. У нас во всех законах написано, что государство обязано обеспечить изучение языка при наличии условий. Это нереально обеспечить!» — развел руками Марусенко.

«ПООЩРЯТЬ СОЗДАНИЕ, НАПРИМЕР, РОК-ГРУПП, САЙТОВ, КОМАНД КВН…»

На форуме предлагали совершенно разные рецепты спасения национальных языков. Так, директор Института лингвистических исследований РАН Евгений Головко просил «больше свободы преподавателям». «Одним преподаванием в школе добиться успехов невозможно. Я бы призывал дать чуть-чуть больше свободы в тех формах, которые возможны в преподавании языков разных регионов. Поощрять создание, например, рок-групп, сайтов, команд КВН… Не важно, что они там говорят, поют и пишут. А главное — говорят, поют и пишут», — отметил он.

Следом замдиректора Института языкознания РАН Андрей Шлуинский предлагал развивать практику «языковых гнезд», которая зародилась в Новой Зеландии, а также опробовалась в Финляндии. «Носители языка просто общаются с детьми в детских садах и общинах. У нас такое тоже начало появляться. Например, в Ненецком округе. Необходимо создавать подобное и в других регионах. Но мешает бюрократизация процесса. Носители языка — в основном бабушки и дедушки, а от них ожидают документооборота и отчетности. Не надо их отождествлять со школьным образованием. От носителей требуется только разговорная практика», — пояснил он.

Депутат народного собрания Дагестана Гамидулах Магомедов справедливо заметил, что интерес у ребенка будет вызывать только тот предмет, по которому ему предстоит в итоге сдавать ЕГЭ. «Поэтому предложение — родные языки также должны испытывать по ЕГЭ. Мы же выбираем иностранный язык. В сельской местности у нас ученики абсолютно не владеют русским языком. А их аттестуют, как и московского школьника, по одним и тем же КИМам на ЕГЭ. Это несправедливо. Предложение — дифференцировать русскую и национальную школу», — считает он.

Наконец, пожалуй, самый обстоятельный анализ ситуации с изучением родных языков представила заведующая лабораторией развития бурятского языка и литературы Бурятского республиканского института образовательной политики Баирма Церендоржиева. По ее словам, на сегодня в системе общего образования (5–9-й классы) предлагается пять вариантов учебного плана, но лишь в двух содержится предмет «родной язык». «В варианте 4 он обозначен в объеме трех часов, вариант 5 — больше, пяти-шести часов, но он предназначен для школ с родным языком обучения. В Бурятии нет ни одной образовательной организации, которая дает образование на родном языке, это ликвидировали еще в 60–70-е годы. Остается один вариант — 4», — пояснила она.

Однако, указывает Церендоржиева, оба варианта с родным языком возможны лишь в условиях шестидневной учебной недели, которую родители выбирают крайне неохотно. «В этом кроется, что родной язык уходит во внеурочную деятельность. Конкурировать с углубленной подготовкой к отдельным предметам родной язык не может. Поэтому вывод: в системе школьного языкового образования наиболее слабые позиции имеют родные языки народов РФ, даже по сравнению с иностранными языками… Отсутствует гарантированное государством изучение родного языка учащимися общеобразовательных организаций в национальных республиках», — пояснила она. Поэтому, по мнению Церендоржиевой, есть только один вариант решения проблемы — «разработать и утвердить отдельные учебные планы для национальных республик РФ, где они имеют статус госязыка субъекта РФ». «В этом случае было бы возможно упорядочение преподавания госязыков субъектов в части обязательных часов, выделяемых на изучение родного языка», — отметила она.

business-gazeta.ru

Просмотров: 552

Один комментарий

  1. Мужик в школе должен быть один — учитель по труду! Остальные должны трудится в поле или на заводе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>