«Дети вырастут красивыми!» – история одной многонациональной семьи

2-z65-ea078eda-9675-4c04-bf7b-990e53b4de88Материал подготовлен в рамках государственной программы Самарской области «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов Самарской области».

На первый взгляд, эта пара мало чем отличается от остальных. Им слегка за 30, они живут в популярном среди молодых семей районе Самары и воспитывают дочку и сына. Но в их образе жизни, традициях и даже именах детей соприкасаются православная и мусульманская культура, русские, татарские и другие национальные корни, а на столе есть место и сытному зур-белешу, и пасхальному куличу.

– Живут двое в одном доме, в одном подъезде, она на седьмом этаже, он – на четвертом. А познакомились только у нас в клубе, – восклицала героиня фильма «Москва слезам не верит», вспоминая историю одной счастливой пары. В этом, видимо, и есть происки судьбы: Александр и Гюзель, живя в соседних домах, познакомились на работе в кафе, где она была официанткой, а он – поваром. Ее родители – чистокровные татары. Его мать – наполовину украинка, наполовину русская, предки которой жили в Сибири, отец – чувашин, в котором текла и цыганская кровь.

Миниатюрная красавица сразу приглянулась молодому человеку. Симпатия была взаимной, но конфетно-букетный период нельзя было назвать безоблачным.

– Мои родители родом из татарской деревни, где до сих пор чтут национальные традиции. И хотя они давно перебрались в город и, что называется, обрусели, все равно надеялись, что я выйду замуж за татарина. Даже когда мы с будущим мужем начали общаться, они продолжали сами подыскивать мне жениха. Их беспокоило, что о моем выборе скажут наши родственники и люди там, откуда мы родом, – вспоминает Гюзель.

Но выход нашелся неожиданно – с благословения старшего члена семьи. Дедушка Гюзель одобрил решение внучки, сославшись на то, что ее семья давно живет в городе, где союзы с представителями других народов неизбежно становятся нормой, и ничего страшного в этом нет. Так все преграды остались в прошлом. Однако торопиться с женитьбой пара не стала.

– Сначала мы были слишком молоды, получали образование, а потом перегорели самой идеей свадьбы. Ведь оба работали в ресторанной сфере и порядком насмотрелись на такие праздники. Организовать что-то действительно невероятное и удивительное возможности не было, мы же не дети миллионеров. А свадьбу в стиле фильма «Горько!» мы не хотели, – рассказывает Александр.

В результате пара зарегистрировала отношения только после семи лет знакомства. А еще через год они впервые стали родителями. Об имени для дочери Александр и Гюзель задумались, как только узнали о скором пополнении.

– Будущие бабушки и дедушки не настаивали на чисто русском или чисто татарском имени. К тому же, теща рассказала нам, что есть немало имен, которые в традиции обоих народов звучат практически одинаково. Например, Софья и София – с ударением на «я». Но нам импонировали имена на букву «в» – Вероника, Валерия. Так мы остановились на имени Варвара, у которого есть мусульманский аналог – Варида, – вспоминает Александр.

Выбрать имя для сына, который родился еще через три года, было сложнее: Руслан, Захар, Тимур – все они казались новоиспеченным родителям слишком растиражированными в погоне за оригинальностью. В итоге мальчика назвали арабским именем Камиль.

В вопросе выбора вероисповедания для детей молодые родители оказались абсолютно единодушны.

– В большинстве случаев религию ребенка определяет место его рождения и вероисповедание родителей. Мы верующие люди, но мы далеки от обычаев церкви, постов, может, мы к этому еще не пришли. Ведь действительно, прийти или не прийти к Богу, какую конфессию выбрать, человек может решить только в сознательном возрасте. Пусть и дети выберут сами. Это наше личное убеждение и компромисс, учитывающий наше происхождение, – рассказывают супруги.

Кстати, церемония бракосочетания и скромное торжество в кругу родных пришлось как раз на 31 декабря, и день рождения новой семьи отметили вместе с наступлением нового года. Этот праздник, как и другие знаменательные дни, семья отмечает по традициям светским, родом из детства, появившимся еще в советские времена. Однако о мусульманских и православных обычаях тоже не забывают.

– Когда есть возможность, мы посещаем Сабантуй. Если во время национальных праздников мы оказываемся в деревне, где живут мои родные, то обязательно ходим на народные гулянья. Родители также стараются напоминать о том или ином празднике, напоминают, что в этот день нужно делать. Несмотря на то, что я родилась в мусульманской семье, мы всегда уважали православные традиции: к Пасхе покупали куличи и красили яйца, а на Масленицу пекли блины. Так что мне легко поддерживать эти обычаи, – делится Гюзель.

Пожалуй, именно в кулинарии в этой семье тесно переплелась культура разных этносов. Например, одно из любимых блюд Александра – токмач или суп-лапша, а его супруги – окрошка. Вообще, к гастрономическим изыскам у пары особое отношение в силу профессий. На их взгляд, обмен кулинарными традициями – один из главных признаков дружбы народов.

– Наша кухня до революции полностью состояла из русских и французских блюд. Но в советское время она обогатилась за счет блюд разных народов. До сих пор в меню любой столовой, любого ресторана есть узбекский плов, кавказский шашлык и украинский борщ. Кстати, в татарской и русской кухне очень много общего. Например, национальное блюдо зур-белеш очень похоже на наш курник, – отмечает Александр.

Со временем, рассказывают супруги, в их окружении стало появляться все больше пар, в которых объединяются люди разного этноса и вероисповедания. Интересно узнать мнение каждого из них, в чем же преимущество таких союзов?

– Для очень малочисленных народов это скорее минус. Так им не сохранить свою культуру, свой язык. Но мы – представители народов с большой численностью. И для нас обоих в таком браке есть свои плюсы. В укладе и мусульманских, и православных семей изначально был патриархат. В советское время ситуация изменилась в пользу равноправия. А в последнее время девушки стали даже чересчур эмансипированными. Но все же мусульманское воспитание делает будущую жену более кроткой. Но при этом ей уже не отводится исключительно второстепенная значимость в жизни семьи, – размышляет Александр.

– Все говорят, дети вырастут красивые, – шутит Гюзель.

63.ru

Просмотров: 715

4 комментариев

  1. Думаем, что такое вообще нигде печатать нельзя. Что за популяризация смешанных браков? Это позор, читать противно.

  2. Не знаю какие вырастут дети , красивые или нет, а вот что с рождения их в церковь отнесут крестить , это точно. Знаю я такие браки , ничего хорошего, или разводятся, или чужие до старости. Выйдя замуж за русского, или женившись на русской , забудьте о том кто вы, обо всем, что касается татар.

  3. Оялмыча! Еще татар газетасында пропагандируют. Берда Василя кушмаганнар кызларына на Василису похоже диеп, а Варвара! С уважением отношусь ко всем нациям и религиям, но считаю, что татары должны жениться на татарах! Русские на русских. Такими темпами татар вообще не останется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>