«Могу пожелать фестивалю двигаться назад, в 2010–2013 годы»: кто ответит за татарское кино

БезымянныйФестиваль мусульманского кино может уйти в дорогой онлайн-формат, а эксперты говорят о том, почему его спасет только «Ивлеева с Тимати»

Организаторы казанского международного фестиваля мусульманского кино рассчитывают полноценно провести его в сентябре, но одновременно готовят запасной план и разрабатывают площадку для онлайн-показов. О том, почему онлайн-фестиваль может влететь в копеечку, как на форуме отметят 100-летие ТАССР, что за страна согласилась помочь татарскому фильму «Алмачуар» и кому из режиссеров фест нанес репутационный ущерб, — в материале «БИЗНЕС Online».

ОНЛАЙН МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ ДОРОЖЕ, ЧЕМ ОФЛАЙН

Кажется, многие стали забывать, что в столице Татарстана традиционно проходит казанский международный фестиваль мусульманского кино (КМФМК), который, между прочим, в этом году отметит свое 15-летие. Напомним, что в 2019-м форум, проходящий обычно в начале сентября, состоялся как раз в конце апреля, будучи приуроченным к экономическому саммиту «Россия — исламский мир». В 2020-м КМФМК вновь возвращается на прежнее место в календаре, устраивая почти полуторагодичный перерыв. А тут еще из-за пандемии и угрозы распространения коронавируса едва ли не все культурные мероприятия перешли в онлайн-формат.

Впрочем, пока оргкомитет принял решение не отменять и не переносить мероприятие. «Мы надеемся, что к указанному сроку все ограничения будут сняты и фестиваль пройдет в обычном формате», — отметила вчера на пресс-конференции в агентстве «Татар-информ» гендиректор «Татаркино» и исполнительный директор КМФМК Миляуша Айтуганова. При этом она не исключает, что часть мероприятий, а в худшем случае и весь фест придется все-таки провести в сети. По словам Айтугановой, в Казани изучили опыт онлайн-фестивалей и даже пошли немного дальше — в «Татаркино» уже разрабатывается платформа, на которой можно будет не только смотреть непосредственно сами фильмы, но и общаться с актерами, главными героями картин и режиссерами. «Условия, в которые сегодня поставлен мир, дают возможность для совершенствования и изменения форматов. Есть фестивали, например, которые работают только в онлайне: фильмы транслируются на сайте феста, церемония открытия, закрытия… Мне кажется, такой формат позволит даже больше привлечь внимание актеров и режиссеров, которые никогда бы не приехали в Казань. Можно будет с ними пообщаться и задать вопросы», — сказала глава «Татаркино».

По ее словам, площадкой для онлайн-общения мог бы стать кинотеатр «Мир». «О других кинотеатрах говорить пока рано, потому что все закрыто и пока непонятно, что будет в ближайшие 9 месяцев», — пояснила Айтуганова такой выбор. Может быть, и жюри придется работать в онлайн-формате, но все это «вариант В». Однако проведение казанского кинофестиваля в сети позволило бы также показать на церемонии фильм-открытие, как это принято на всех престижных форумах. «Поскольку у нас всегда были великолепные церемонии на площадке театров, мы фильм-открытие не демонстрировали. А здесь есть возможность сделать очень компактную церемонию, вызвать на связь известных людей и показать картину», — добавила она. Но, как призналась исполнительный директор кинофестиваля, проведение КМФМК в режиме онлайн может оказаться дороже, чем в офлайн-формате — за показ премьерных фильмов нужно оплачивать авторские права, а раньше эта оплата компенсировалась оплатой проезда создателей ленты, проживания и участие в мероприятии: «Это сейчас в проработке — сколько они будут просить, насколько мы сможем…»

Громких российских премьер на казанском фесте ждать не стоит: «В прошлом году мы совпали с московским фестивалем, многие премьеры уехали туда, а потом отправились к нам. В 2020-м опять совпало — сразу после нас состоится московский кинофестиваль, думаю, что российские кинематографы придержат свои фильмы для него. Но поскольку в текущем году мы объявили, что станем принимать картины 2019 года, то зарубежные премьеры, безусловно, будут», — подчеркнула гендиректор «Татаркино». 

«ЕСТЬ ЖЕЛАНИЕ СДЕЛАТЬ ПОДБОРКУ ИЗ ФИЛЬМОВ, КОТОРЫЕ СНИМАЛИСЬ В КАЗАНИ»

Что касается содержания фестиваля, то на сегодня поступило около 500 заявок из 52 стран мира. В этом году сделали акцент на усилении экспертного мнения о конкурсной программе, потому очень тщательно подходят и к выбору претендентов в члены жюри. Имена претендентов Айтуганова пока называть не стала. Отборочная комиссия тоже немного видоизменилась — в нее вошла Нина Кочеляева, директор Нового института культурологии, научный сотрудник ВГИК. По словам директора КМФМК, Кочеляева — очень опытный подборщик и программист, многие фестивали находятся под ее кураторством.

Сам фестиваль будет посвящен 100-летию ТАССР и 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. «Мы планируем сделать большую архивную подборку и показать фильмы, которые созданы в последние годы, — все, что есть у нас в фонде. Хотим продемонстрировать как ранние картины 1920–1930-х годов с их неподражаемой стилистикой, так и зрелые работы — фильмы о знаковых событиях, известных деятелях искусства Советской Татарии. Кроме того, есть желание сделать подборку из лент, которые снимались в Казани и содержат сцены с узнаваемыми городскими достопримечательностями. Или, может быть, в Татарстане», — рассказала Айтуганова.

Кроме того, на фестивале ожидается обширная внеконкурсная программа — Дни иранского и киргизского кино. По словам исполнительного директора, Неделя иранского кино должна была пройти в столице РТ еще весной этого года, но отменилась из-за пандемии. В рамках спецпроекта «Казанские премьеры» презентуют картины татарстанских кинематографистов, над которыми они работают в данный момент, или только что созданные фильмы. Нас ждет и ретроспектива нескольких российских режиссеров, отмечающих свои круглые даты. «В этом году 100-летие Сергея Бондарчука. Владимир Меньшов отмечает 75-летие, состоится юбилей Прошкина. Это все наши бывшие председатели жюри, потому мы бы очень хотели, чтобы они побывали на фестивале и представили свои ретроспективы», — отметила гендиректор «Татаркино».

Помимо этого, как рассказала Айтуганова, в рамках мероприятия покажут программу «Фестивали-партнеры представляют…». «На сегодня у КМФМК имеется 15 партнеров, на нашем фесте они представят самые лучшие фильмы», — подчеркнула она.

«МНОГИЕ КАРТИНЫ В МИРЕ ОСТАНОВИЛИ СВОЕ ПРОИЗВОДСТВО»

Изменился и регламент мероприятия — в этом году вместо 10 полнометражных художественных фильмов к конкурсу будет допущено 12. Кроме того, кинофестиваль отказался от номинации «Короткометражный документальный фильм», будет представлено лишь 20 художественных короткометражек и 10 короткометражных документалок в номинации «Национальное кино», то есть в национальном конкурсе короткий документальный метр сохранился. Что касается полнометражных национальных картин в конкурсной программе, то их в этом году не планируется. «Ни у кого еще не будет готов фильм для того, чтобы подать на конкурс. Но, может быть, есть те, кого я не знаю», — сказала Айтуганова.

«Что касается ситуации сегодня, то приостановлено все российское производство. Продолжается только постпродакшен, — отметила она. — Я отслеживаю, как работают российские фильмы: те, кто не успел организовать съемочный процесс, заморозили проекты. На эту тему минкульт РФ принимает много решений относительно того, как поддержать, потому что у всех есть контракты, все должны сдать в срок. В мире тоже многие картины остановили свое производство. И я думаю, что 2020 год окажется сложным в плане формирования программ на многих фестивалях, потому что сейчас будет резкое уменьшение количества лент, производимых в мире. Но те фильмы, которые уже дошли до постпродакшена, очень сильно „выстрелят“. Плюсы и минусы ситуации [с коронавирусом]: с одной стороны, будет уменьшение картин, может быть, это и к лучшему, потому что имелось много откровенно второсортного киноматериала».

В рамках программы «Казанские премьеры» состоится премьера полнометражной ленты «Сумбуль» по одноименному роману Зифы Кадыровой, снятой в конце 2019 года кинематографистами Татарстана и Узбекистана. Продолжается работа над фильмом «Сафа и Сажида». «Турция активно работает по этому проекту. Я думаю, в 2021 году данная лента уже будет в производстве», — отметила Айтуганова. Режиссер Ильдар Ягафаров презентует свою новую ленту «Исәнме сез?!» («Живы ли вы?!»), трейлер которой вышел на этой неделе. Казахстан выразил готовность поучаствовать в производстве художественного фильма Ильшата Рахимбая «Алмачуар». «В Казахстане мы очень хорошо представили эту картину и прошли в питчинге экспертную комиссию. Второе заседание состоится в офлайне. Дай бог. Если они не секвестируют этот бюджет и не перенаправят на другие цели. Но то, что данная картина поддержана Казахстаном, — это стопроцентно. У нас в РТ она тоже вошла в программу по сохранению татарской идентичности, там суммы небольшие, тем не менее республика уже имеет отдельную строчку на этот фильм. Если в текущем году ситуация наладится, то мы начнем съемки», — рассказала о своей продюсерской работе Айтуганова.

Отвечая на вопросы журналистов, она ответила и о перспективах строительства в Татарстане собственной киностудии. «На заседании инвестиционного совета республики под председательством президента Рустама Минниханова рассмотрен вопрос о возведении киностудии, был положительный результат, имелась поддержка. Одним из основных партнеров выступал Сбербанк. Как продвигаются переговоры московской фирмы („Киноданц“ — прим. ред.) с финансовым учреждением, я пока сказать не могу. Но то, что данный проект поддержан в РТ, — это точно», — пояснила директор «Татаркино».

«В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ УЧАСТИЕ В НЕМ НАНЕСЛО МНЕ ОПРЕДЕЛЕННЫЙ РЕПУТАЦИОННЫЙ УЩЕРБ»

Эксперты «БИЗНЕС Online» дали оценку казанскому фестивалю мусульманского кино и оценили его перспективы.

Алексей Барыкин — режиссер и продюсер:

— Я всегда очень любил этот фестиваль, в разные годы участвовал в нем — как режиссер, продюсер, отборщик и член жюри. Многие мои ученики получили здесь призы. Но сейчас у меня неоднозначное отношение к КМФМК. В последние годы участие в нем нанесло мне определенный репутационный ущерб. Было бы лучше, если бы я не участвовал.

Попытаюсь объяснить. Все мои последние фильмы оказались задействованы и побеждали в фестивалях топового уровня: «Водяная», например, была на московском международном фестивале, «Окне в Европу» и «Киношоке», не говоря уже о десятках европейских и азиатских фестивалей: Германия, Турция, Индия, Китай и так далее. Фильм «Осанна» с Александром Михайловым, Мерзликиным и Лиепой победил на «России», «Золотом витязе», номинировался на «Золотой орел».

Но как-то так сложилось, что на фестивале мусульманского кино их статус оказался настолько низким, насколько возможно: они не участвовали в конкурсе, включались во второстепенные программы, их объединяли в одном показе с любительскими учебными этюдами и короткометражками, к тому же полностью отсутствовали в информационном пространстве. Это очень контрастировало с другими татарстанскими фильмами, которые ежедневно рекламировались и продвигались. В общем, возникла информационная картина, что мои фильмы — это как бы второсортная подложка для других, заранее намеченных татарстанских картин. После ММКФ, Выборга, «Киношока» и «Золотого орла» подобное произвело неприятное впечатление.

Может быть, так получилось по стечению обстоятельств, но я принял решение отныне с крайней осторожностью выставлять свои фильмы на фестиваль мусульманского кино, чтобы не нанести вред своим же работам. Так что в целом я от мероприятия ничего не жду. На вопрос, куда двигаться фесту, могу пожелать ему двигаться назад, примерно в 2010–2013 годы.

Что касается онлайн-формы проведения КМФМК, понимаю, что подобное — вынужденная мера, но это шаг в сторону умирания. Онлайн-фестиваль на 90 процентов менее интересен для зрителей, чем обычный. Единственное, что может сделать онлайн-проект успешным, — абсолютно уникальный и очень привлекательный контент, крутые и громкие премьеры. Надеюсь, фестиваль справится с этой задачей, иначе поможет только Ивлеева с Тимати.


Рамиль Гарифуллин — психолог, заслуженный работник культуры РТ, режиссер:

— Для меня фестиваль мусульманского кино — возможность тем режиссерам, у которых нет другой возможности, представить свои работы. В частности, я сам кинематографист, у меня есть два художественных фильма: первый называется «Режиссер мозга», я получил прокатное удостоверение минкульта РФ, в 2015 году состоялась премьера в кинотеатре «Мир» в рамках мусульманского кинофестиваля. Мне было очень приятно, что я участвовал, для меня это важно. Фестиваль — возможность представить свои работы творческим людям. И у нас очень много талантливых начинающих кинорежиссеров — подрастающее поколение наших татарстанских республиканских кинорежиссеров. Потому для меня важно, что данная площадка есть. Это возможность представить свой фильм миру в силу того, что на других кинофестивалях подобное сделать сложно.

А что касается самого мусульманского кинофестиваля, часто его называют просто казанским. Очень часто он уже не соответствует концепции мусульманского кинофестиваля как такового. Но я рад, что мероприятие живет, что каждый год проводится, я его ощущаю как праздник, который у меня в детстве был связан с демонстрацией в честь 1 Мая. Самое главное для меня — это посмотреть мировые работы, увидеть, что в Казань приезжают люди международного уровня. В любом случае в наше сложное время должно быть такое кино, которое сохраняет духовное основание. В эпоху постмодернизма и извращения всяких сущностей должно быть подобное кино.

business-gazeta.ru

Просмотров: 617

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>