Идеологи Башкортостана решили отколоть от казанских татар мишарей и приписать их к башкирам

daFjPxAtzgMLz6yJrHEa-1060x600Эта работа укладывается в схему искусственного конструирования отдельной нации. Журналист Ильнур Ярхамов доказывает, почему данные попытки бесперспективны.

В Башкортостане вышел фильм «Мишари Башкортостана» под авторством идеолога башкиризации татар Северо-запада республики Салавата Хамидуллина.

В целом, эта работу укладывается в схему искусственного конструирования в Башкортостане отдельной нации под названием «мишари», хотя в казанские этнографы и ученые считают мишарей субэтносом татарского народа, а их говор - одним из диалектов татарского языка.

На сегодня в Башкортостане уже создан историко-культурный центр мишарского народа в Балтачевском районе республике, на родине идеолога восстания татар, мишарей и башкир Батырши в XVIII веке (восстание Батырши в 1755-1756 годах).

Сейчас выпущен пропагандистский фильм, который фактически откалывает мишарей Башкортостана (по некоторым подсчётам идеологов башкиризации татар, сегодня из численность около 600 тысяч человек) от татарской нации. Также в фильме есть рассуждения спикеров и выдержки из исторических документов, которые наводят на мысль о слиянии в нечто единое башкир и мишарей. Причем, якобы это слияние произошло аж в далёком XIX веке.  

Автор фильма Салават Хамидуллин использует историю, что якобы мишари участвовали во взятии Казани в 1552 году. Что, якобы, их память об этом событии служит своеобразным идеологическим, этническим и мировоззренческим водоразделом между ними, то есть мишарями, и казанскими татарами.

Цитата

«Став служилым народом, мишари принимали участие во многих военных компаниях Московского царства, в том числе во взятии Казани Иваном Четвёртым (т.е. Грозным)».

Фильм «Мишари Башкортостана». 8:26 – 8:38

Для иллюстрации этого Хамидуллин использует письменный исторический документ.  А именно письмо-прошение депутата Абдуллкадыра Абдуллкаримова к генер-прокурору и графу Александру Самойлову, написанное в 1794 году.

Цитата  

«Мещерятский наш народ… за верныя и беспорочный предков наших российскому скиптру службы как при взятье Казани так и при других многих тогдашнего времяни случаях, жалованны были в разных местах нагорной стороне реки Волги поместными дачами», — пишет Абдуллкадыр Абдулкаримов.  

Также закадровый голос фильма зачитывает причины, почему мишарям в Башкортостане не удалось стать отдельной нацией.

Цитата

«Состояться в качестве отдельной национальности мишарям помешало дисперсное расселение и активная пропаганда проекта конструируемой татарской нации»

Фильм «Мишари Башкортостана», 24:36-24:47

Далее Хамидуллин рассказывает о взаимоотношениях между мишарми и башкирами. Для этого используются примеры и исторические сведения, что якобы они были всегда вместе: вместе поднимали восстания, вместе воевали в зарубежных войнах Российской империи (Отечественная война 1812 года). И вообще, есть даже исторический документы, который якобы утверждает, что башкирский и мишарский народ слились в один единый народ и что вообще это уже состоявший этнографический факт.

Ну что же, разберёмся сначала с письмом Абдулкадира Абдулкаримова. Да, действительно, есть такой исторический документ. Но Хамидуллин показывает нужные лишь лично ему моменты. А именно -  какое-то неприятие что ли Абдулкаримовым Казани и Казанского ханства, его память об участии мишарей во взятии Казани Иваном Грозным.

Из цитаты, приводимой Хамидуллиным, и вовсе складывается впечатление, что некий высокопоставленный и влиятельный мишарский депутата Абдуркаримов XVIII века пишет письмо российскому высокопоставленному администратору. В этом письме мишарина волнует лишь память о взятии Казани.

Но, письмо Абдулкаримова на самом деле-то не об этом (ознакомиться с историческим источником можно здесь) . Автор письма в действительности проводит очень обстоятельный политический, сословно-мировоззренческий водораздел между мишарями и башкирами в XVII-XVIII веках. А упоминание, что якобы мишари вместе с Иваном Грозным брали Казань в 1552 году - единично. Царский депутат Абдулкаримов это упоминает лишь один раз.

Какие же вопросы на самом деле больше всего заботили мишарского депутата? Чему он в своём письме уделил больше внимания? 

Вот как описывает мишарский депутат Абдулкаримов роль мишарей в истории Российской империи.

Цитата

«… нагайские народы, не желая быть в подданстве, частыми возмущениями обезпокоивали верноподданных России, тогда предки наши командированы были по разряду с протчими великороссийскими войсками в их селении сперва для усмирения оных нагайцов и защищения вновь пришедших тогда в подданство башкирцев и огульских орд, а потом против сих самых башкирцов, в 1676 году взбунтовавшихся», - пишет мишарский депутат Абдулкадира Абдулкаримова в 1794 году

Обратите внимание, Абдулкаримов четко прописывает, что в бунте 1676 года мишари проявили лояльность Российскому государству и подавляли восставших башкир. Он мишарей фактически обрисовывает как некую дубину, которая в руках Российской империи укрощает строптивых нагаев и башкир.

Также Абдулкаримов перечисляет, что башкиры нанесли вред мишарям во время своего восстания в 1707 году и в 1735 году.

Цитата

«Во время же втораго башкирскаго бунта, произведеннаго ими в 1707 году под предводительством возмутителей своих Алдара и Кучюма, при чем первою жертвою дерзости их были предков наших жилища, кои они выжегши, скот и протчее имение разграбили, многих из семейств наших с незапным нападением побили, а молодых людей и женской пол попленя, разпродали киргисцам и бухарцам», — пишет Абдулкадир Абдулкаримов.

То есть, перечисляется второе восстание башкир. А мишари всё также крепко держатся за скипетр российской власти. Башкирское восстание 1735 года и вовсе мишарей чуть не разорило. А ведь, как подчёркивает Абдулкаримов, мишари строили Российской империи крепости и редуты по реке Иртыш.

«А по начатии в 1735 году строения города Оренбурга предки наши, быв раскомандированы из селений своих для проведения от сего вновь заводимаго города линии с устроениями крепостей и редутов до реки Иртыша, когда башкирцы открыли третей бунт, называемой Акаевским чрез сына перваго бунтовщика Кучюма причинили нашему мещерятскому народу толикой же вред, как и прежде, и тем привели нас, всеподданнейших, во всекрайнейшее же раззорение с убивством и расточением немалых семейств наших», - отмечает Абдулкаримов.  

То есть, мишарский депутат в своём письме описывает уже третье башкирского восстание, а мишари всё также занимают позицию верности Российской империи. В сухом остатке у автор письма получается: с одной стороны - это единичное упоминание участия во взятии Казанского ханства, а с другой - упоминание трех башкирских восстаний, в подавлении которых участвовали мишари и они же сохраняли верность Российской империи.

И что же просит Абдулкаримов у генерал-прокурора Самойлова? Отдать земли башкир, которые у мишарей пока в аренде. Мишарям земля башкир нужна навечно и без оброка. Он ещё просит у властей земли, которые были конфискованы у восставших башкир, - всё также навечно и без каких-либо отработок в виде оброка.

Мишарям от Российского государства нужна только земля, а для этого все средства хороши, в том числе и вот такая своеобразная историческая память о якобы участии во взятии Казани мишарей.

На самом деле мишарский депутат Абдулкаримов написал это письмо в определенной мере от безысходности. Он описал события, связанные с проявление лояльности мишарей-мещеряков к государству на протяжении последних более 150 лет для автора. Ведь за участие во взятии Казани, по мнению Абдулкаримова, мишари были сполна и, по справедливости, вознаграждены. А вот уже с восстания башкир в 1676 года земельных вознаграждений со стороны Российского государства что-то не видать. Ну или по крайней мере об этом умалчивает сам автор письма Абдулкаримов.

К началу XVIII века служилые татары и мишари в Российской империи были записаны в один служилый список. Они были фактически на одинаковой социальной ступени с башкирами в Российской империи. 

Но у российского государства не было возможности обеспечить земельными угодьями служилых татар и мишарей в Уфимском уезде. Государственных земель едва хватало, чтоб раздать русским дворянам Уфы, о наделении же служилых татар думали в последнюю очередь. Поэтому вроде как одинаковые по своему статусу группы населения, а именно мишари и башкиры в Уфимском уезде оказались не такими уже равноправными друг другу.

Поэтому мишари и служилые татары были вынуждены заключать договора об аренде земли с башкирами. В результате в конце 18 века, то есть именно тогда, когда пишет письмо мишарский депутат Абдулкаримов, общее число арендаторов башкирских земель достигло 26 тысяч человек, из которых 17 тысяч были мишарями и 9 тысяч - служилыми татарами.

Аренда земли у башкирцев для мишарей и служилых татар была непростой. Зависимость мишарей от башкир тяготила первых. Нередко договора предполагали не только выплату оброка, но и выполнение некоторых натуральных повинностей, сближающих служилых татар и мишарей к зависимым от башкир населению. Более того, башкиры землевладельцы порой заставляли мишарей-арендаторов в Уфимской губернии участвовать в так называемых башкирских восстаниях. В общем, башкиры вели себя по отношению к мишарям как аристократия к своим крепостным крестьянам.  

Поэтому русская администрация Уфимской губернии была заинтересована в том, чтобы всё-таки наделить землёй лояльное ей мишарское население края. Так оно отчасти и произойдёт уже в XIX века. Видя, какую роль играли мишари в башкирских восстаниях, российские государи, губернаторы и чиновники всё больше и больше проникались к ним доверием.

Так что слова Абдулкаримова о том, что его предки брали Казань - это на самом деле определенный идеологический финт, который использовался, чтобы в глазах русской администрации Уфимской губернии заручиться поддержкой и уйти от зависимости от башкирских землевладельцев. А для этого нужна была репутация цепного пса русского царизма и чтобы не было ни намёка на участие мишарей в событиях, которые не понравились бы русским правителям. Поэтому это высказывание Абдулкаримова никак не может быть противопоставлением мишарей и казанских татар, как это пытается выставить в своём фильме Салават Хамидуллин.  

Другой исторический документ, которым манипулирует в своём фильме Салават Хамидуллин - это статические данные по Уфимской губернии второй половины XIX века, подготовленные Гурвичем. Закадровый голос Салавата Хамидуллина нам сообщает следующее:

Цитата

«Уфимский статистик и этнограф Николай Гурвич писал: слитие мещеряков с башкирами есть этнографически совершившийся факт, против которого бессильны какие бы то ни было административные или фискальные мотивы разъединения».    

Фильм «Мишари Башкортостана», 22:58-23:13  

Складывается впечатление, что вот, смотрите, есть исторический документ, где некий очень умный представитель администрации Уфимской губернии говорит, что, якобы, объединение башкир и мишарей - это совершившийся этнографический факт.

Мы нашли исторический документ, откуда взял эту цитату Салават Хамидуллин. И вы знаете, это прекрасный документ, который на самом деле фундаментально доказывает сословный характер башкир в XIX веке. Уфимский статистик и этнограф Николай Гурвич пишет не о башкирах как об отдельном народе, а о них как о сословии. Да, ко временам Гурвича во второй половине XVIII века сословие мишарей и сословие башкир по своему образу жизни действительно максимально приблизилось.

На странице книги 37 есть информации в виде таблицы по общей численности населения Уфимской губернии. В столбце «Сословия» есть «башкиры». Компанию им там составляют и купцы, и мещане, и государственные крестьяне, и даже жены и дети военных, состоящих на службе. А это говорит, что башкиры в XIX веке в Российской империи не были только этносом, но считали и как сословием.  

Очень важная для нас страница 17-ая. Здесь Николай Гурвич пишет, что на самом деле в его статистических данных у понятия «башкиры» есть два смысла.

«Во-первых, в смысле административном-сословном. А во-вторых, в смысле этнографическом, генетическом или племенном. В первом случае оно объемлет собою не одно чисто башкирское племя, а несколько, именно: Черемисы, (то есть Марийцы), Мещеряки (то есть Мишари), Вотяки (то есть Удмурты) и бывших Тептярей (последние три племени известны в народе, со времени причисления их к башкирскому сословию, под именем новых башкир); во-втором случае, именно в нашем - этнографическом, племенном вычислении», - отмечает автор.

Далее Николай Гурвич пишет, чтобы понять, где этнос башкиры, а где сословие башкир, надо из сословия башкир вычесть Черемис и Вотяков, то есть марийцев и удмуртов: «Мы отделили Черемис и Вотяков от Башкир как совершенно отдельные племена».

Но башкиры, в составе которых продолжают находится мишари и тептяри, продолжает оставаться сословием.

А теперь вот сама цитата Николая Гурвича, которую приводит Салават Хамидуллин и цитата самого Гурвича. Сравните.

Как видите, Салават Хамидуллин выкинул из цитаты Гурвича, во-первых, слово «этнографический элемент». А под «этнографическим элементом» Николай Гурвич имеет в виду, что и у мишарей, и у башкиры есть право на землевладение, что мишари и башкиры исповедуют ислам. И всё, на этом общие признаки между мишарями и башкирами заканчиваются.

Цитата

«Мещеряки хотя и составляют историко-генетическую особь, но их экономический быт, как старинных уже вотчинников среди башкирских дач, совершенно отождествленный с башкирами культ [то есть ислам] дают полное право этнографически считать их заодно с башкирами»

Уфимский статистик и этнограф Николай Гурвич  

Согласитесь, что как-то маловато признаков для «этнографического единства», земля да вера. И тем менее, мы видим, что дореволюционный этнограф говорит об «историко-генетической особи» у мишарей. То есть, об их особом происхождении и истории.  

Но самое важное изменение, которое сделал Салават Хамидуллин с цитатой Гурвича - убрал его слова «или, пожалуй даже…». Эти слова Гурвич сказал, потому его заявление, что, мол, мишари слились с башкирами - это на самом деле его осторожное предположение. Но Салават Хамидуллин из слов Гурвича сделал прямое и однозначное высказывание.

Почему Гурвич своё заявление о слиянии мишарей и башкир сделал в предположительном тоне?

Ответ тут заключается в том, что уфимская администрация в 1871 году задалась целью всё-таки вычленить из состава сословия башкирцев отдельное число мишарей и тептярей.

«…в 1871 году, когда местная высшая администрация встретила надобность в определении числа мещеряков и тептярей, именно отдельно от тех генетических элементов, из которых они состоят… Тогда, отрешившись от статистической и этнографической критики, мы вынуждены были обратиться к сословно фактическим цифрам Казенной Палаты…», - пишет уфимский статистик и этнограф Николай Гурвич.   

Делаем вывод, что в башкирском сословии, среди башкирцев этнограф Гурвич вычленил, то есть выделил, сам этнос башкир численностью в 287 тысяч 800 человек, 97 тысяч 200 мишарей и 232 тысячи 600 тептярей. То есть, суммарно из 617 тысяч 600 башкирцев, состоящих из мишарей, тептярей, самих этнических башкир меньше половины?

Известно, что мишари и тептяри - это и есть самые настоящие татары, пребывающие в разных сословиях. Для нас интересна ещё одна таблица, которую приводит Гурвич в своём документе. Ему удалось в 1871 году подсчитать население Уфимской губернии не по сословиям, а по национальностям.

Как видите, он подсчитал, что отдельно татар в Уфимской губернии насчитывалось 96 911 человек.

Каково истинное соотношение татар и башкир в Уфимской губернии к 1871 году?

Складывайте: 96 тысяч 911 татар плюс 97 тысяч 200 мещеряков плюс 232 тысяч 600 тептярей. Итог получается - 426 тысяч 711 человек. А этнических башкир всего 287 тысяч 800 человек.  

Получается, соотношение татар и башкир 60% против 40%. Почему так происходит?

Подобную тенденцию, подобное явление с весьма странными изменения цифр в численности башкир заметил в своё время ещё авторитетный башкирский этнолог и историк Раиль Гумерович Кузеев в своей книге «Происхождение башкирского народа». А заметил он, что башкиры - это именно сословие. В это сословие входили и выходили другие народы Поволжья. Входной билет в сословие башкир - размеры земельного надела.

«Можно было бы привести многочисленные факты, показывающие, как богатые типтяри или мишари, увеличивая тем или иным путем свой надел, становились «башкирами». Так, в ирэктинской деревне Мялля-Тамак башкиры делятся на «настоящих», ирэктинский, и тех, которые в 100-150 лет назад «стали башкирами, приобретя земли» (җир алып башкор булып киткәннәр). В тоже время немало башкир, потерявших земли и не получивших наделы (в последнем случае так называемые «новорожденные», то есть родившиеся после ревизского учета и передела земель), становились «типтярями», - пишет Кузеев.

Забавно, но Раиль Гумерович во всё той же своей книге «История происхождения башкирского народа» отмечает, что оказывается в башкиры, а конкретнее в северо-западные башкиры входили казанские татары, то есть казанцы.

«Этнонимов родовых подразделений зарегистрировано 177, в том числе 95 по нижнебельским башкирам и 82 - северным. Названия прежде всего отражают этническую смешанность северо-западных башкир: башкорт төбәге “башкирская тюба”, татар, типтяр, казанские люди, казанцы, мишар, сирмешь, ар, мари, мукшы. В отличие от восточной Башкирии здесь преобладают этнонимы народов Волго-Камья», - перечисляет башкирский историк.  

По факту в двух приведённых нами цитатах Кузеев описал, что вот тут, на северо-западе, значит, есть башкиры. Но что-то татары и марийцы в башкиры входят, и потом выходят. И назвал это красивыми словами «механизм этнического смешения».

Самое важное. Башкирский этнограф Раиль Кузеев явление башкирское сословие увидел и в числовом, в количественном измерении.

«Вместе с икскими племенами численность северо-западных башкир в XVIII веке составляла около 90-100 тысяч человек. В то время численность башкирского населения остальной Башкирии (тут Кузеев скорее всего имеет в виду Башкортостана в современных границах) приблизилась к 200 тысяч человек». В 19 веке соотношение численности западной и восточной Башкирии коренным образом меняется, численность башкир на западе начинает значительно превышать количество восточных башкир. Основная причина этой необычной демографической ситуации в инкорпорации в состав башкир многочисленных групп татар, типтярей, мишарей, в меньшей степени - удмуртов, мари и чувашей», - писал башкирский историк и этнограф.

Раиль Кузеев - это, конечно, очень знаковая и своеобразная фигура между татарами и башкирами. Вы знаете, когда, читаешь его книгу «История происхождения башкирского народа», то задаешься вопросом. Вот говорят же, если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, и есть утка. Вот и у Кузеева башкиры, получается, это общность людей, куда входят благодаря размеру полученной во владении земли, откуда выходят благодаря сокращению площади или лишению земли. Кузеев пишет, что как-то странно резко растёт численность башкир на северо-западе Башкортостана. Но нет, Кузеев в своей книге не называет утку уткой, то есть башкир - сословием.

kazanfirst.ru

Просмотров: 437

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>