«Иван Грозный был суров к политическим врагам, но к мусульманам относился уважительно»

bophotos-91262-2Рустам Батров о том, что страсти вокруг памятника Сююмбике — итог пропаганды времен Романовых

Легкую бучу вокруг открытия памятника казанской царице Сююмбике в Касимове устроил местный депутат Валерий Камшилов, неожиданно обнаруживший, что монумент способен научить «сепаратизму, русофобии и ненависти к своей стране». Известный мусульманский и общественный деятель, автор «БИЗНЕС Online» Рустам Батров призывает не придавать столь большого значения акциям маргиналов, одновременно указывая, что истоки таких воззрений нужно искать в последние 300 лет жизни Российской империи до 1917 года.

Реального скандала не было

В минувшую пятницу в рамках празднования 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией в Касимове был открыт памятник казанской правительнице Сююмбике, чей жизненный путь завершился, как известно, в Касимовском ханстве. Как водится в таких случаях, СМИ написали накануне о разгоревшемся скандале, который неизменно вызывают почти исторические личности.

Однако, судя по всему, реального скандала не было. Было открытое письмо на националистическом сайте «Русская линия» в адрес Владимира Путина, подписанное местечковыми общественными деятелями, очень сильно походящими на городских сумасшедших, да статья их предводителя Валерия Камшилова о том, что Сююмбике не научит ничему, кроме как «сепаратизму, русофобии и ненависти к своей стране». В местной администрации отреагировали на крикунов и быстро выяснили, что «установка памятника не вызывает в городе негативного отношения, монумент и сквер воспринимаются только положительно». На том и порешили.

Вес этому «скандалу» придавали регалии его главного инициатора — Камшилова. Он, как оказалось, и начальник Главного штаба всех казачьих войск, и казачий генерал-полковник, и председатель Совета Атаманов России, и атаман Мещерского казачьего войска, и заместитель главы Всероссийского Соборного Движения, и член-корреспондент Международной академии информатизации. Кстати, стать в последней академиком можно по вполне сносной цене — всего за 50 у. е. вступительного взноса. Стать начальником Главного штаба всех казачьих войск еще проще. Достаточно для этого зарегистрировать одноименную организацию. Хотя в нашем случае, кажется, обошлось даже без этого.

Камшилов — неизменный участник списков ряженных казачьих генералов. Борцы с дискредитацией казачьего движения проанализировали его могучую грудь, сверкающую от орденов и медалей, и выяснили, что там помимо бутафорско-юбилейных медалей присутствуют награды, вообще не существующие в природе.

Впрочем, наш противник памятника Сююмбике не раз пытался легализоваться в рамках более солидных структур, чем мифические казачество. В 1995 году он пытался избраться в Госдуму, в 1997 и 2005 годах — в Мосгордуму. Все тщетно. В 2003 году выдвигался в мэры Касимова. Но земляки вновь отказали ему в доверии. Удача улыбнулась Камшилову лишь в 2020 году, когда он избрался муниципальным депутатом в родном городе — райцентре с населением менее 30 тыс. человек.

Против памятника выступили маргиналы — хороший признак

Факт того, что против памятника выступили маргиналы, — хороший признак. Он показывает, что в российском обществе в целом уважительно относятся к нашей многогранной истории. То, что Россия — наследница разных культур и традиций, включая и мусульманскую, вызывает раздражение разве что у совсем оголтелых националистов, обитающих на обочине общественной жизни. А значит, дела на межнациональном поле обстоят не так уж и плохо. Собственно, празднование 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией на федеральном уровне — тому лишнее подтверждение.

Поэтому письма и заявления Камшилова и иже с ним надо рассматривать не как голос мейнстрима, а как одинокий вопль из городской канализации, куда мы также можем провалиться, если перестанем уделять должное внимание межрелигиозным отношениям. О чем нам возвещает этот голос? Читаем: «Сын Сююмбике царевич Александр Сафагиреевич похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Его отобрали у матери, он воспитывался с детьми Ивана Грозного, был крещен с именем Александр, участвовал в боевых действиях в русской армии в Ливонии. Погиб за наше общее Отечество! Но ему почему-то татарская община Рязанской области не хочет поставить памятник! Как не хочет поставить памятник Касимовскому царевичу Симеону Бекбулатовичу. А ведь это татарин, ставший русским царем!» И далее: «А у нас в Касимове есть и другие символы татарской женщины. Например, Фатима — последняя жена касимовского хана, которую убили за то, что она хотела принять православие».

Другими словами, по Камшилову, памятники нужно ставить только тем татарам, которые отпали от ислама и перешли в православие. Ну а также историческим персонажам вроде Шах-Али, воевавшим против собственного народа. Это-де и есть герои России, по которым нужно изучать историю и воспитывать национальный дух! Как же все-таки хорошо, что подобные суждения выходят из уст ряженного казачьего псевдогенерала с бутафорскими бирюльками на груди.

Прямое следствие пропаганды, которую насаждала династия Романовых

Подобные суждения — прямое следствие той пропаганды, которую в России насаждала династия Романовых (читай: иностранцев), оказавшихся на русском престоле. Им было выгодно стравливать коренные российские народы между собой по принципу «Разделяй и властвуй!», а потому интерпретировать войну Москвы с Казанью не как дележ золотоордынского наследия, а как войну православия с исламом. В эпоху же Грозного так не считали. Неспроста посол Ивана IV писал падишаху османов в 1570 году: «Мой государь не есть враг мусульманской веры. Слуга его, царь Сеин-Булат, господствует в Касимове, Кайбулла — в Юрьеве, Ибак — в Суржике, князья ногайские —  в Романове. Все они торжественно славят Магомета в своих мечетях». С приходом к власти Романовых о таком помыслить уже было нельзя. Мусульман выдавливают с государственной службы. Вот почему знаменитый род Юсуповых был вынужден креститься, как и другие татарские мурзы, пожелавшие сохранить посты и влияние. Религиозная нетерпимость — отличительная черта правления романовской династии.

Кстати, Симеон Бекбулатович, которого Камшилов предлагает отлить в бронзе, как только перешел в православие, тотчас был лишен Иваном Грозным поста главы Касимовского ханства, иначе это было бы неуважением к мусульманскому населению края. Да, российский государь был суров к своим политическим врагам, но к исламу и мусульманам как таковым он относился вполне уважительно. Как сообщают источники того времени, его нисколько не смущало, например, присутствие в православной церкви приверженцев ислама. Выражавший недовольство подобной практикой митрополит Филипп был даже однажды выгнан царем из храма.

А вот романовская династия, завладевшая троном московских царей в результате Смуты, поспешила дистанцироваться от предшественников. Неслучайно за 300 лет правления Романовы не поставили Рюриковичам ни одного (!) памятника, если не считать скульптурную композицию «Тысячелетие России» (1862 год), в которой среди сонма других исторических персонажей можно разглядеть фигуру Ивана III. Казалось бы, Романовы должны были вознести на знамена прежде всего внука последнего Ивана IV, фактического создателя Российской империи, однако все происходит с точностью до наоборот: стараниями Миллера и других романовских историков Грозный объявляется чуть ли не психически больным человеком.

Частью этой политики было ретроспективное переписывание истории

Романовы вели войну со всеми коренными народами нашей страны. Первым делом они попытались уничтожить русское древлеправославие. Если первый Романов, царь Михаил, после Смуты находившийся еще в шатком положении, не решился на такой шаг, который нельзя было осуществить без кровавых репрессий, то его сын Алексей уже вовсю развернул войну против русского народа, не пожелавшего отказываться от исконных духовных устоев. В качестве тарана был использован патриарх Никон. Его низложение на Большом Московском соборе ничуть не остановило Романовых: они продолжили насаждение новых порядков огнем и мечом (в буквальном смысле), что фактически привело страну к гражданской войне (осада Соловецкого монастыря, восстание Степана Разина, Стрелецкий бунт — все это ее звенья) и расколу на две части, одна из которых надолго ушла в подполье с тем, чтобы взорвать ненавистный режим в 1917 году.

Сын Алексея Петр I пошел еще дальше: он рубил бороды и срывал с русских национальные кафтаны, а затем, вдоволь наглумившись над христианством на 30-летнем Всешутейшем, всепьянейшем и сумасброднейшем соборе, уничтожил русское патриаршество, напрямую подчинив православную церковь Синоду, то есть одному из светских «министерств» государства.

Настоящую религиозную травлю правящий режим устроил и татарам. Чего стоит только Контора новокрещенских дел, при которой состояли особые воинские отряды, приводившие к «святому крещению» плетьми, палками, тюрьмами, угрозами смерти. Эти лжеправославные миссионеры при помощи солдат ловили на улицах татарских детей, насильно крестили их и засаживали в Зилантов монастырь «на воспитание». Особо буйствовал на данном поприще казанский архиерей Лука Конашевич. При нем, как указывал историк Николай Калинин, из 536 мечетей Казанской губернии было сломано 418.

Частью этой политики и было ретроспективное переписывание истории, которое позволяло стравливать коренные народы страны между собой. Поэтому взятие Казани стало интерпретироваться не как передел территории, а как победа православия над исламом. Выражением этой установки стала эпопея Михаила Хераскова «Россиада». Напомню, что основу эпопеи всегда составляет крупное событие национальной истории, после которого страна начинает высший этап своей государственности. В «Россиаде» таковым событием было выбрано взятие Казани, что стало частью насаждаемое идеологии. Романовы долгие годы заставляли гимназистов учить наизусть (!) весьма характерное вступление из эпопеи Хераскова:

Пою от варваров Россию свобожденну,

Попранну власть татар и гордость низложенну,

Движенье древних сил, труды, кроваву брань,

России торжество, разрушенну Казань.

Из круга сих времян спокойных лет начало.

Как светлая заря, в России воссияло.

Идеологемы Романовых, свергнутых многонациональным российским народом в 1917 году, к сожалению, прочно пустили корни. И празднование 1100-летия принятия ислама поможет избавиться от той исторической лжи, которую они нам навязали.

Рустам БАТРОВ.
business-gazeta.ru

Просмотров: 433

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>