Он пол-Европы прошагал, а полстраны – объездил

М.А. Ахмадуллин

М.А. Ахмадуллин

Почему-то во всех публикациях о Герое Советского Союза М.А. Ахмадуллине «затуманивается» место его рождения. Чаще всего используется такая фраза; «Родился в селе Урсалабаш, ныне Альметьевского района Татарстана». Про «ныне» – все правильно! Но когда будущий отважный воин появился на свет, не существовало ни Альметьевского района, ни Республики Татарстан, ни даже ТАССР. Зная это, некоторые авторы делают Мутыка эфенди уроженцем то Казанской губернии, то Уфимской. Хотя верный ответ лежит, по сути, на поверхности, так как село. Урсалабаш с середины XIX столетия и до конца весны 1920 года входило в Бугульминский уезд Самарской губернии, который потом частью своей вошел в состав только что образованной Татарской АССР. А Мутык Ахмедзянович родился 12 октября 1910 года и почти десятилетие был жителем земли Самарской. 

Что он смог сделать за эти 10 лет? Успел вырасти не единственным ребенком в бедной крестьянской семье, стать учеником сельской начальной школы (в трудовой книжке позже напишут – образование начальное, 5 классов), остаться без умерших в 1918 году отца и мамы, войти иждивенцем в семью старшей сестры.(так спустя годы Мутык написал в автобиографии). Видимо, именно сестра со своей семьей переехала в начале 20-х годов в только что созданную неподалеку от Урсалабаша деревню Салкын Чишма, хотя Альметьевская онпайн энциклопедия в числе первых 20 переселенцев 1923 года называет отца героя нашей статьи и упомянутой сестры.

На ее иждивении парень находился 11 лет, трудясь конюхом, работником по найму и помогая в хозяйстве своей апа. А на 19-ом году жизни он вступил в колхоз «Салкын Чишма», который вскоре послал его учиться на шестимесячные курсы счетоводов. Примечательным в жизни Мутыка стал 1930 год, поскольку он превратился в семейного человека и с августа начал осваивать профессию счетовода в коллективном хозяйстве.

Но через два года его призвали на срочную службу в Красную Армию, после увольнения в запас из которой молодой человек почему-то направился в Среднюю Азию и недолго трудился в одной из машинно-тракторнпй станций. Однако вскоре вернулся в родные края, и в середине октября 1934 года его назначили председателем колхоза «Салкын Чишма». Хозяйство было небольшим, поскольку проживало в деревне чуть более двухсот жителей, из которых работоспособными значились порядка половины.

Прошло два года, и председатель, сложив полномочия, снова отправился в путь по стране. На сей раз он выбрал северо-западное направление, а именно Ленинградскую область, где был бригадиром дорожных работ. Затем наш герой бригадирствовал в родном колхозе, а в 1938 году совершил второй вояж в Среднюю Азию и несколько лет трудится счетоводом в колхозах Таджикской ССР. Оттуда Ахмадуллин направился в другой конец Советского Союза и в начале 1941 года устроился бракером в Ефимовский леспромхоз Ленинградской области. По данным книги «Ленлес: годы становления и развития», условия работы и проживания сезонников в лесу были очень тяжелыми: барак на 40-50 человек, двойные нары, керосиновая лампа.

С апреля 1941 года Мутык был на военных сборах, находясь на которых он узнал о нападении гитлеровской Германии на СССР. Сразу после начала Великой Отечественной войны Ефимовский районный военкомат Ленинградской области призвал его в РККА и направил, судя по записи в военном билете, в 128-й саперный батальон. Эта часть входила в состав 71-й стрелковой дивизии 7-й армии. Северного фронта, созданного на базе управления и войск Ленинградского военного округа. В конце августа армия была передана Карельскому фронту.

М.А. Ахмадуллин (справа) с сослуживцем

М.А. Ахмадуллин (справа) с сослуживцем

М.А. Ахмадуллин (крайний слева) с сослуживцами

М.А. Ахмадуллин (крайний слева) с сослуживцами

Мост через Днепр в районе Аулы, октябрь 1943 года

Мост через Днепр в районе Аулы, октябрь 1943 года

Мост через Дунай, январь 1945 года

Мост через Дунай, январь 1945 года

Cаперы наводят переправу через Дунайский канал, Вена, 1945 год

Cаперы наводят переправу через Дунайский канал, Вена, 1945 год

Саперы на подступах к Вене, 1945 год

Саперы на подступах к Вене, 1945 год

Бойцы на ЗИС-5 со складной лодкой понтонного парка НЛП

Бойцы на ЗИС-5 со складной лодкой понтонного парка НЛП

Саперы ведут разведку минных полей около г. Яссы, август 1944 года

Саперы ведут разведку минных полей около г. Яссы, август 1944 года

М.А. Ахмадуллин выступает в воинской части

М.А. Ахмадуллин выступает в воинской части

Судя по информации сайта «Герои страны», Ахмадуллин сначала был занят на охране объектов Беломорско-Балтийского канала. В батальоне он находился до мая 1942 года, а потом его командировали на трехмесячные курсы младших командиров. С августа, после окончания курсов, Мутыка задействовали в боях на Карельском фронте, но в середине осени направили в Архангельский военный округ, где в Вологодской области формировалась 51-я инженерно-саперная бригада. В ней он стал командиром отделения во второй роте 3-го инженерно-саперного батальона и находился в этой должности и в названной роте до конца войны.

Благодаря публикации В.С. Кованова от 2015 года «Боевой путь Кованова Сергея Владимировича», в которой он обобщил и оформил собранные отцом и его боевыми товарищами материалы о 51-й инженерно-саперной бригаде, а также другим документам мы имеем возможность представить и боевой путь героя нашей статьи в составе бригады.   

В феврале 1943 года ее перевезли в г. Миллерово Ростовской области, а затем она, совершив пеший переход к излучине реки Северский Донец, поступила в оперативное подчинение 6-й армии Юго-Западного фронта и начала участвовать в боевых действиях по сдерживанию немецких частей. Саперы минировали подходы к реке и танкоопасные направления, несли дежурства на мостах и подрывали их при подходе противника. В летний период стабилизации фронта они строили дзоты, наблюдательные пункты, дороги, мосты и инженерные заграждения, проводили минирование переднего края обороны и в ее глубине. Один мост в районе г. Изюм сделали «невидимым» – на 5-10 см ниже поверхности воды.

А при возведении других мостов на Северском Донце были отмечены действия младшего сержанта Ахмадуллина, отделение которого, занятое на ручной забивке свай, выполняло нормы на 200-250%, невзирая на артиллерийский обстрел с немецкой стороны. Причем после испытания сооружений сваи, поставленные подчиненными Мутыка, не дали никакой осадки. За умелое руководство отделением при выполнении заданий, отличные показатели в работе, смелость и решительность нашего героя наградили медалью «За боевые заслуги».

Когда же в августе началось наступление наших войск, бригада обеспечивала их продвижение обезвреживанием минных полей в обороне гитлеровцев. Так, в районе городов Изюм и Чугуев было снято около 25 тысяч противотанковых и противопехотных мин. Кроме того, саперные батальоны помогали 1-й гвардейской армии продвигаться от Северского Донца к левому берегу Днепра в районе Днепропетровск – Днепродзержинск. При перевозке под вражеским огнем через Днепр бойцов, боеприпасов и продовольствия, а обратно – раненых саперы бригады использовали лодки, паромы и плоты.

Одновременно они за четверо суток соорудили мост протяженностью 922 метра через реку в районе населенного пункта Аулы. 25 октября по нему  открыли движение, и в этот день был освобожден г. Днепродзержинск. В ознаменование этого события 51-й инженерно-саперной бригаде присвоили почетное наименование «Днепродзержинская». В освобожденном городе батальоны бригады провели основные работы по его разминированию. Только с одной домны металлургического завода саперы сняли 4 тонны взрывчатки.

С ноября бригада стала действовать в составе 46-й армии. Больших трудов стоило преодоление обороны противника в районе г. Кривой Рог, оборудованной траншеями и окопами в несколько рядов, минными полями и проволочными заграждениями, которые прикрывались артиллерийским, минометным и пулеметным огнем. К тому же действия наступающих войск осложняла осенняя распутица. Саперам бригады была поставлена задача – проделать проходы во вражеских заграждениях и пропустить по ним наших бойцов. Для успешного выполнения этой задачи в подразделениях бригады организовали тренировочные занятия. А в ночь накануне наступления саперы сделали требуемые проходы и после артподготовки заняли места на них, обозначив коридоры для красноармейцев. 22 февраля 1944 года части двух наших армий овладели Кривым Рогом. За участие в его освобождении, а также крупного железнодорожного узла Апостолово 51-я инженерно-саперная Днепродзержинская бригада была награждена орденом Красного Знамени.

В начале марта саперы бригады вместе с войсками 46-й армии перешли в наступление в направлении реки Южный Буг. В ночь с 23-го на 24 марта они обеспечили ее форсирование на трофейных переправочных средствах в районе Белоусовка – Арнаутовка. Здесь было переправлено несколько тысяч пехотинцев с вооружением, боеприпасами, продовольствием, иэто способствовало развитию операции на правом берегу реки.

Что касается сержанта Ахмадуллина, то он вместе с отделением отличился на переправе около села Троицкое, соорудив под вражеским огнем паром из двух трофейных полупонтонов. Когда приток воды затопил причал, затруднив форсирование Южного Буга, Мутык получил команду – приподнять причал. Саперы вошли в реку и быстро справились с заданием, не прервав работу парома. За это Мутык эфенди быд удостоен второй награды – медали «За отвагу».

А через четыре дня началось новое наступление 46-й армии – к Днестру. Выйдя в апреле к реке в районе села Троицкое (не путать с селом у р. Южный Буг), саперы 1-го батальона бригады с помощью местного населения собрали ночью в плавнях 56 рыбацких лодок, а утром начали разведку мест возможных переправ через основное русло. Спустя несколько дней они перевезли сначала пехоту, а потом, соорудив на лодках паромы, – полковую артиллерию для захвата плацдарма.

На его территории саперы построили траншеи, укрытия и ходы сообщений. Для дальнейшего продвижения тяжелой техники на заболоченных местах был уложен настил из деревьев, соорудить который саперам бригады помогли. регулярные части, а также дивизионные и полковые саперы. Передний же край обороны на плацдарме укрепили минными полями и заграждениями из колючей проволоки в несколько рядов. Только саперы 51-й бригады установили там 20 тысяч мин и около 70 фугасов. Противник неоднократно предпринимал весенне-летние попытки сбросить наши войска с плацдарма, но успеха не добивался.

По мере затишья на переднем краю обороны саперы бригады вели инженерные работы и в глубине наших позиций – строили дороги, мосты, наблюдательные и командные пункты. На одной из проток старого русла Днестра бойцы 3-го инженерно-саперного батальона, в котором служил и наш герой, за девять ночей (днем работы не велись из-за маскировки) соорудили подводный мост длиной 84 метра. Чтобы сбить с толку гитлеровцев, неподалеку строился и ложный мост – с шумом, стуком, разбросом стройматериалов. Поэтому ложный мост периодически испытывал на себе «внимание» вражеской артиллерии, а возведение подводного моста части вермахта прозевали.

Вызывало изумление это сооружение и у наших бойцов. Как вспоминал командир 1-го инженерно-саперного батальона 51-й инженерно-саперной бригады майор С.В. Кованов в статье «Через минные заграждения», опубликованной в сборнике «В боях за Молдавию» (книга 5-я), «Мост был готов 15 августа. В 23.00 к мосту прибыл бронетранспортер. Командир бригады полковник П.М. Пузыревскй дал указание командиру бронетранспортера двигаться на противоположную сторону протоки в направлении ориентира — двух зеленых фонарей. Вместо перил — два шнура. Командир бронетранспортера возмутился и сказал, что он не намерен топить машину. Тогда полковник Пузыревский дал команду: «За мной», а сам пошел в воду, ступая по настилу моста. За ним прошел и бронетранспортер».

Возможно, что именно за сооружение этого моста, который через пять дней дал возможность нашим войскам быстро выйти на Пуркарский плацдарм в ходе начавшейся Ясско-Кишиневской операции, сержанта Ахмадуллина наградили орденом Красной Звезды. Ведь известно, что приказ о награждении был подписан 1 сентября 1944 года. К сожалению, на портале министерства обороны РФ «Память народа» наградной лист на сей орден почему-то не демонстрируется, а у интернет-ресурса «Альметьевская энциклопедия» есть другая точка зрения: соплеменник получил орден Красной Звезды за возведение понтонного моста через Днестр.

Вернемся, однако, в конец августа-44. Подразделения 51-й бригады в рамках упомянутой выше операции обеспечивали наступление 46-й армии с Пуркарского плацдарма (1,2 и 3-й батальоны) и через Днестровский лиман (4-й батальон совместно с понтонерами и кораблями Дунайской военной флотилии)..А  в конце августа наши войска при непосредственном участии 51-й инженерно-саперной Днепродзержинской, Краснознаменной бригады изгнали захватчиков из Украины, Молдавии и перешли на территорию Румынии.

Саперы 51-й бригады участвовали в освобождении ряда городов этой страны, несли комендантскую службу на паромной и мостовой переправах через Дунай. В начале сентября после короткого отдыха бригада снова двинулась в путь. Переправившись через Дунай у г. Джуржу на паромах Болгарского и Румынского пароходств, она вошла в состав 2-го Украинского фронта (до этого в течение года находилась в составе 3-го Украинского фронта) и продвигалась по территории Румынии, а затем и Югославии.

Преодолев перевалы Южных Карпат, где саперы бригады восстанавливали разрушенные дороги и мосты, одновременно проводя разминирование, они в первых числах октября вместе с войсками 46-й армии вступили в Венгрию. Это было четвертое государство (после Румынии, Болгарии и Югославии), которое предстояло освободить от фашистов.

Через месяц боев 46-я армия вышла к Дунаю южнее Будапешта. Красноармейцы 51-й саперной бригады начали готовиться к форсированию. Прежде всего, надо было преодолеть восточный рукав реки, что и было осуществлено в ночь на 22 ноября. Переправу через рукав провели на лодках и понтонах без артподготовки, и она стала полной неожиданностью для противника. Затем саперам было приказано построить мост еще через один рукав Дуная – в районе г. Рацкеве. Они возводили его под ожесточенным огнем неприятеля. За четыре дня на район строительства было сброшено до 350 авиабомб. Этот мост позволил провести накопление войск на плацдарме, с которого предстояло форсировать основное русло Дуная. Его ширина из-за прошедших дождей увеличилась до 800 метров, а противоположный правый берег возвышался над рекой метров на 40.

Переправочные средства были заранее собраны и замаскированы бойцами бригады. Вот как, судя по записям в журнале боевых действий 3-го инженерно-саперного батальона, дальше развивались события во второй его роте, в которой, напомним еще раз, нес службу Мутык Ахмедзянович.2 декабря эту роту придали 108-й гвардейской.стрелковой дивизии 37-го стрелкового корпуса 46-й армии. Командованию роты поставили задачу: подготовить гребцов для переправки бойцов указанной дивизии, а при начале форсирования находиться не месте переправы в качестве резерва. Саперы роты подвезли девять мотоботов, а также 30 рыбацких и малонадувных лодок.

4 декабря была произведена разбивка бойцов 2-й роты по переправочным средствам, распределенным по трем переправам. На каждом из них старшим назначили сапера, который отвечал за посадку и высадку бойцов с личным оружием и пулеметами, а также за челночное движение своего плавсредства от берега до берега. Так, за переправой №1 закрепили два бота на веслах, два мотобота и две НЛП (лодка-понтон наплавного легкого парка, способная переправлять до 50 человек). Старшим одной такой лодки-понтона из водоупорной фанеры стал М.А. Ахмадуллин. А поскольку в одиночку ему грести в этой махине было не под силу, в помощь сержанту выделили трех саперов: красноармейцев А.С. Вишневского, А.А. Карасева и А.Д. Парфилова.

За полчаса до начала 5-го декабря саперы 2-й роты холодной и дождливой ночью приступили к переправке стрелков на правый берег в район населенного пункта Эрчи, находящегося в 20 км южнее Будапешта, с целью захвата плацдарма. С переправы №1 первым рейсом ушли мотобот и две лодки НЛП, но неприятельским огнем мотобот и лодка НЛП были разбиты. К берегу приблизилась только лодка-паром Ахмадуллина с 18 бойцами дивизии, встреченная гранатами и перекрестным огнем из трех пулеметов, которые «работали» из первой траншеи в 40-50 метрах от кромки воды.

Это не позволяло Мутыку причалить к берегу, Тогда он, сняв шинель и сапоги, первым бросился в воду и, выбравшись на сушу, устремился к вражеской траншее с криком «Ура!». Следом за сержантом покинули лодку и ворвались в траншею три его сапера, ведя автоматный огонь. А командир стрелкового взвода почему-то промедлил с аналогичным решением и вместе с 15 своими бойцами погиб прямо в лодке. На сушу смогли выбраться только два стрелка с ручным пулеметом. И вот такой десант из шести человек начал очищать первую траншею от солдат противника, действуя решитедьно, умело и дерзко.

Так, тройка рядовых-саперов подобралась к дзоту, уничтожила четырех фашистов около него, а потом, ворвавшись вовнутрь дзота, расправилась с пулеметчиком и захватила ящик с гранатами, которые пригодились при отражении контратаки 12 гитлеровцев. При этом все три Александра были ранены, но продолжали боевые действия.

В это время Ахмадуллин со стрелками пробивался по траншее левее места высадки, но вскоре осколки гранат лишили его поддержки бойцов дивизии. Забрав их станковый пулемет, он с помощью его и гранат продолжил зачистку траншеи от немецких солдат. По ходу движения Мутыку встретилась группка из шести венгерских военнослужащих, двоих из которых он застрелил, а четверых взял в плен. Вскоре наша пехота, пришедшая вторым рейсом на этой переправе, закрепила достижение четырех саперов, которые продержались в течение двух часов на вражеском берегу, и расширила их плацдарм.

До 18.00  5-го декабря вторая рота переправила через Дунай 252 гвардейца 108-й дивизии. А вот данные по 3-му инженерно-саперному батальону в целом на то же время: перевезено за 37 рейсов 327 чел, боеприпасов – 1300 кг, пулеметов и ПТР – 25, пушек – 6, минометов — 7, раненых – 18, пленных – 4 (между прочим, это те самые венгры, которых пленил наш герой). После этого рота занялась ремонтом плавсредств, так как большинство из них пострадало при форсировании. Например, на переправе №1 противник огнем вывел из строя пять переправочных средств из шести (остался один бот).

К исходу 6 декабря переправленные 51-й бригадой бойцы захватили плацдарм шириной в 18 км и на 4 км в глубину. Но затем продвижение застопорилось. Лишь по мере накопления наших войск на правом берегу Дуная через две недели началось новое их наступление. К концу месяца 46-я армия окружила Будапештскую группировку врага, Противник неоднократно пытался деблокировать ее, поэтому саперы бригады провели минирование танкоопасных направлений. А часть ее подразделений строила мост через Дунай выше Будапешта, что улучшило снабжение войск 46-й армии боеприпасами и продовольствием. Мост длиной 225 метров был сооружен за 42 часа.

13 февраля 1945 года войска 2-го и 3-го Украинских фронтов разгромили окруженную группировку и овладели Будапештом. Всех отличившихся при освобождении венгерской столицы бойцов наградили медалью «За взятие Будапешта», в том числе и нашего героя. А 24 марта указом Президиума Верховного Совета СССР ему присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Так оценили действия самарского урсалабашевца при форсировании Дуная. Отмечены были и его саперы: Вишневский стал кавалером ордена Красного Знамени, а Парфилов – ордена Отечественной войны II степени (документ о награждении Карасева найти не удалось).

Тем временем батальоны 51-й бригады вместе с войсками 46-й армии перешли в наступление на венском направлении. Саперы расчищали путь пехоте от завалов из бревен, бетонных блоков и камней, вели разминирование, восстанавливали дороги, мосты, форсировали реки. В очередной раз пришлось обеспечивать преодоление водной глади Дуная, на сей раз – с помощью наведения переправы, что позволило 46-й армии выйти к австрийской столице с севера. Одновременно войска 3-го Украинского фронта наступали на Вену с юга и запада. Начался штурм города, и 13 апреля Вена была очищена от фашистов.

День Победы 51-я инженерно-саперная Днепродзержинская Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова бригада встретила северо-западнее Вены в городке Флоридсдорф. Но на этом война для нее не закончилась, поскольку две дивизии СС не сложили оружие, а стали отходить на запад, чтобы сдаться американцам. Пришлось войскам 46-й армии и подразделениям бригады преследовать противника до чешского города Ческе-Будеёвице. Преследование завершилось лишь вечером 11 мая.

По информации сайта «Герои страны», летом Мутых эфенди удостоился чести. стать участником Парада Победы, прошедшего на Красной площади Москвы 24 июня 1945 года..

А в июле началась демобилизация воинов из РККА и возвращение их на родину. 46-я армия отправилась домой своим ходом, и в ее авангарде двумя колоннами двигались подразделения 51-ой бригады, которые вели разведку, выбирали безопасные маршруты и места стоянок, оперативно приводили в порядок дороги и мосты, а при необходимости занимались разминированием территорий. Бойцы прошли по дорогам Чехословакии и Австрии, Венгрии и Румынии, через Трансильванские Альпы. При развернутых боевых знаменах они перешли государственную границу СССР и в сентябре расположилась в районе Одессы. Здесь 25 сентября 46-ю армию и ее части расформировали, в том числе и 51-ю бригаду, личному составу которой Верховным Главнокомандующим за годы войны было объявлено 15 благодарностей.

В середине осени старший сержант Ахмадуллин вернулся на малую родину и 10 ноября был назначен заместителем председателя исполнительного комитета Альметьевского районного Совета депутатов трудящихся. Председателем исполкома тогда был Х.С. Сабиров – также уроженец Самарской губернии, имя которого с 2006 года носит одна из улиц Альметьевска. Но в 1948 году Мутык Ахмедзянович решил оставить сей пост, так как понял, что для успешной деятельности ему не хватает знаний. Он обратился в обком партии, и просьбу Героя удовлетворили. Ахмадуллин стал работать помощником председателя местной кооперативной артели «Труд».

Вид на село Урсалабаш

Вид на село Урсалабаш

Однако, через два года Мытык эфенди решил, как и в довоенное время, совершить очередной вояж в дальние края и уехал трудиться на Дальний Восток. В течение трех лет он работал на предприятиях Амурской области. Вернувшись в 1953 году в Альметьевск, устроился экспедитором в отдел технического снабжения только что созданного строительного управления № 2 треста «Татнефтепроводстрой». Затем в декабре 1956 года был принят на работу слесарем-инструментальщиком 3-го участка районного энергетического управления «Уруссуэнерго».

Следующим летом «Уруссуэнерго» и «Казэнерго» были объединены в энергетическое управление Татсовнархоза (после его ликвидации – в РЭУ «Татэнерго»). Вскоре электросетевое предприятие «Уруссуэнерго» перебазировалось в Альметьевск и стало именоваться Альметьевским управлением электросетей. С апреля 1958 года М.Ахмадуллин стал в нем старшим товароведом отдела технического снабжения.

Это было последнее место трудовой деятельности нашего героя, привыкшего качественно исполнять не только военные приказы, но  и задания-поручения мирных дней. Так, за 1964-1967 годы в его трудовую книжку были занесены семь поощрений: награждение тремя почетными грамотами, ценным подарком, занесение на Доску Почета и объявление благодарности (запись №4 прочитать уже невозможно).

На следующий день после празднования 22-летия Победы Мутык абый уволился из Альметьевских электрических сетей (так они стали называться с октября 1964 года), но через полтора месяца его снова приняли на ранее занимаемую должность, и на пенсию он ушел в конце мая 1969 года.

Видимо, работать и далее не позволяло здоровье. По словам Л.А. Загретдиновой – правнучки его двоюродной сестры, после декабрьского «купания» под пулями в Дунае у Ахмадуллина было тяжелейшее воспаление легких. А если вспомнить девять ночей в августовской воде Днестра при сооружении упомянутого ранее подводного моста, мартовское приподнимание причала на Южном Буге, ручную забивку свай для мостов на Северском Донце, а также то, что саперы 51-й бригады обеспечили в ходе войны переправу войск через 13 рек, то неудивителен факт затрудненного дыхания Мутыка абый в зимнее время и часто «навещавших» его бронхитов.

18 декабря 1974 года он скончался и похоронен на Альметьевском городском мусульманском кладбище. В память о Герое Советского Союза в его родном Урсалабаше установлен бюст М.А. Ахмадуллина, а единственная улица этого села носит его имя. Бюст Героя можно увидеть и на территории Мемориала Великой Отечественной войны в городском парке Альметьевска, а на одном из домов «нефтяной столицы» РТ, в котором жил Мутык Ахмедзянович, имеется мемориальная доска. Есть в Альметьевске и улица Ахмадуллина. В МОУ «Сулеевская средняя общеобразовательная школа имени Галеева Рината Гимаделисламовича» Альметьевского муниципального района РТ создан уголок, посвященный Мутыку эфенди. Там представлены личные вещи отважного сапера, документы и фотографии. А в Пантеоне Героев парка Победы г.Казани установлена его мемориальная табличка.

???????????????????????????????

С семьей в последние годы жизни

Встреча с родными М.А. Ахмадуллина в Сулеевской средней школе, 2020 год

Встреча с родными М.А. Ахмадуллина в Сулеевской средней школе, 2020 год

Мемориальная доска на доме, в котором жил М.А. Ахмадуллин, Альметьевск

Мемориальная доска на доме, в котором жил М.А. Ахмадуллин, Альметьевск

Могила М.А. Ахмадуллина на городском кладбище Альметьевска

Могила М.А. Ахмадуллина на городском кладбище Альметьевска

Бюст М.А. Ахмадуллина в Альметьевске

Бюст М.А. Ахмадуллина в Альметьевске

Призеры этапа Кубка Победы, посвященного памяти М.А. Ахмадуллина, 2020 год

Призеры этапа Кубка Победы, посвященного памяти М.А. Ахмадуллина, 2020 год

У бюста М.А. Ахмадуллина и памятника погибшим на войне сельчанам, Урсалабаш, 2005 год

У бюста М.А. Ахмадуллина и памятника погибшим на войне сельчанам, Урсалабаш, 2005 год

Стенд в музее Сулеевской средней школы

Стенд в музее Сулеевской средней школы

Отрадно то, что монументалистикой дело сохранения памяти о соплеменнике не ограничивается. Так, в год 75-летия победного окончания Великой Отечественной войны МАУ «Конноспортивная школа» Альметьевского муниципального района провела многоэтапный турнир по конному спорту памяти героев сражений той поры. Этап Кубка Победы, прошедший 1-2 февраля, был посвящен памяти Героя Советского Союза Ахмадуллина Мутыка Ахмедзяновича. Двухдневные соревнования собрали десятки спортсменов, которые разыграли семь комплектов наград.

Тремя днями позже в музее сулеевской школы состоялась встреча учеников с родственниками Мутыка абый: сыном Маратом и его женой Зинфирой, двоюродным братом Б.Хафизовым, двоюродными сестрами С.Ахмадуллиной, Г.Курычбаевой и Р.Якуповой.

А 13 февраля 2021 года на городском ипподроме г. Альметьевска прошла военно-историческая реконструкция «Подвиг сапера», приуроченная к  76-й годовщинеокончания Будапештской стратегической наступательной операции, в ходе которой и совершил подвиг. М.А. Ахмадуллин. Более 160 любителей военной истории из Татарстана и соседних регионов России приняли участие в ней.

Одним словом, и вновь продолжается бой – холостыми патронами, но настоящим стрелковым оружием, на фоне военной техники времен войны и в аутентичной форме одежды. В отчетах об этой реконструкции не указано чем завершалось действо. Рискну дать совет организаторам – предусмотреть исполнение «Солдатской песни» на слова М.Дудина и музыку В. Соловьева-Седого. Есть там строчка про нашего героя – Мы прошли с тобой полсвета. Оттолкнувшись от нее, можно сложить и строфу о Мутыке Ахмедзяновиче: «Он прошагал по пол-Европе, / В делах объездил полстраны. / Вздымал мосты, стрелял в окопе, / Геройской не прося судьбы».

Но благодаря и его совместным с сослуживцами боевым действиям состоялось то событие, о котором однофамилица нашего героя, известная поэтесса Б.А. Ахмадуллина, смогла написать такое четверостишие: «На площади, чья древняя краса / Краснеет без изъяна и пробела, / Исторгнув думу, прянул в небеса / Вздох всей земли и всех людей – Победа!».

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары», № 3(32), 2021 года.

Просмотров: 1094

Комментирование запрещено