Дискотека 90-х: наш ответ Родиону Газманову — Муса Маликов

mПроект «Реального времени»: татарстанская эстрада лихих лет

В начале марта мы закончили публикацию основных материалов сайта «100 татарских песен XX века». Мы рассказывали, что слушали татары до революциипосле нее, во время коллективизациив военные годы, во времена популяризации телевидения и в эпоху оттепели. Про 1970-е мы рассказывали в двух частях, также поступили с песнями из 1980-х. Последняя серия наша была посвящена песням 1990-х, и этот период решили рассмотреть более пристально. Мы говорили о феномене фонограммы, а наша сегодняшняя тема — тин-стар татарской эстрады Муса Маликов, который не стал исполнителем одного хита и сделал в своей карьере ход конем.

В два запел, в семнадцать уехал

Если российскими Маликовыми были руководитель «Самоцветов» Юрий и король твиттера — лицо шампуня Дмитрий, то в Татарстане эту пару занимали Рустам и Муса.

Пластинку «Эссэламегалэйкем! Поют Рустам, Гузель, Муса Маликовы» выпустило в 1992 году производственно-хозяйственное объединение «Мелодия Востока», также в их каталоге такие исполнители, как таджикский мастер игры на рубабае Журабек Набиев и бывший басист ВИА «Ялла», легенда узбекского рока Даврон Гаипов.

Рустаму Галиевичу в этот момент уже 43 года. Уроженец Мензелинского района, он в 1988 году вернулся в Казань из Уфы и стал ведущим солистом-вокалистом музыкально-литературного лектория Татарской филармонии, где работал до 2011 года. Поет и оперные арии, и романсы, и народные песни, мастерски играет на курае, который может сделать даже из лыжной палки. Его супруга Гузель преподает вокал, руководит хором… Однако подлинной звездой семьи стал Муса Маликов, родившийся 16 марта 1983 год

С трех лет он на сцене, через год уже поет с Ильгамом Шакировым, спустя еще год получает диплом всероссийского конкурса татарской песни. Гармонь на обложке неспроста — Муса проявляет себя и как инструменталист. Позже он учится играть на скрипке у будущего руководителя La Primavera Рустема Абязова и в шесть лет играет Вивальди для скрипки с оркестром. В Москве его узнают, когда Маликов получает Гран-при конкурса «Утренняя звезда». В это время он уже пишет и свои песни.

По традиции для истории татарского вундеркинда хочется найти русский аналог. К примеру, Родион Газманов, чей клип «Люси» вышел, когда отцу, Олегу Газманову, было 36, и его собственные успехи были впереди. Но у Родиона сломался голос, он ушел в бизнес, правда, в 2012-м решил вернуться в шоу-бизнес, сочиняя музыку и работая на ТВ, но успехов, сравнимых с детскими, не добился.

У Маликова история цельная. В 9 лет он попадает в город-побратим Казани Брауншвейг на Дни татарской культуры и решает, что надо в этой стране поучиться. В 11-м классе Маликов начинает осваивать немецкий, а потом уезжает в Академию музыки во Франкфурте-на-Майне, где играет уже на саксофоне, после чего переводится на аспирантуру, результат — Международная премия имени Вагнера по классу саксофона.

У Маликовых еще есть младший сын Гайса, который с детства играет в «Театре песни Мусы Маликова» — ныне в его арсенале 13 инструментов. Судя по фотографиям «ВКонтакте», этот выпускник консерватории также перебирается сейчас в Германию.

«Здорово, солнце, негасимое пламя»

Главный хит Маликова называется так же, как и пластинка, «Әссәламегаләйкем». Сайяра Хабибуллина джазовая тема. Предисловие к альбому написал поэт Роберт Миннуллин. В электронных каталогах эту пластинку помечают как «синтипоп», однако песни там разные, к примеру вторым номером идет песня «Җомга», которую легко представить на концертах Ансамбля песни и танца. «Әбиемне яратам» — напоминающая «Эзләдем, бәгърем, сине». Синтезаторов в альбоме немного, к примеру, в песне «Рамазан ае» с семейным хором.

Заглавный трек, также созданный без использования живых инструментов, так же, как и «Рамазан ае», композитора Резеды Ахияровой, одного из ведущих авторов 80-х, и поэта Гусмана Садэ. Аранжировки у них похожи, как и темп — минималистичный бодрый бит, незаметный бас, ритмическое пиано и запоминающаяся резкая мелодия. Все в пределах возможностей рабочих синтезаторных станций.

Если один из треков — гимн патриотически-религиозный, то «Әссәламегаләйкем» — практически манифест татарского языка: «Рассветает, солнце встает, солнце приветствует день: здорово, солнце, негасимое пламя, әссәламәгаләйкүм». То есть не «сәлам», «исәнме», а дореволюционное, наше, родное «әссәламәгаләйкүм». Что называется, да здравствует суверенитет. Интересно, что в каких-то версиях есть еще один куплет, затесавшийся посередине: «О земледелец, пусть буйно растет урожай на полях. Приветствую тебя с хлебом в руках». Но, разумеется, такой смысл не был уместен в патриотике. На второй части пластинки — песни родителей, последняя — «Җырларым сезне җылытсын» с игривой аранжировкой и академическим вокалом.

Маликов и немецко-финский адулт-рок для татар

Эта пластинка — на распутье, в эпоху, когда еще не проявился полностью звук татарской эстрады 90-х. Пластинки, вышедшие на излете эпохи Советов — фиксация достижений 80-х, которыми, однако, живут многие артисты, поскольку сама республика не сразу реагирует на перемены, происходящие в стране.

После переезда в консерваторию Маликов «пропадает» из поля зрения публики, наведываясь в Казань по особым случаям. В 2015 году он предлагает старейшему татарскому рокеру, живущему между Финляндией и Эстонией, Денизу Бедретдину, создать группу, на стыке этно, ритм-н-блюза и эстрады — так появляется проект Super Tatar. Маликов во многом отвечает там за аранжировки, подыгрывая на саксофоне и клавишах. Один из коронных номеров — исполнение старого хита, который теперь звучит соразмерно нынешнему Маликову, уже не из эпохи завоевания суверенитета, а гражданина мира с академической выучкой.

Просмотров: 556

Комментирование запрещено