Дискотека 90-х: сборник лучшего от Венеры Ганиевой эпохи путча

66edd19d9bca199fМузыка 90-х — это песни с аудиокассет. Поэтому каждый релиз на татарском языке, вышедший на пластинке, да еще и на «Мелодии», ценен сам по себе. Альбом «Туй күлмәге» (по традиции того времени на обложке название идет и в переводе — «Свадебное платье») вышел в 1991-м и, по сути, зафиксировал хитовый багаж Венеры Ганиевой, с которым она шагнула в новую эпоху.

Саунд Усманова

О том, как записывались эти песни, поделился воспоминаниями под одним из видео с «Туй күлмәге» музыкант Сергей Рычков. Видео удалили, а комментарий я успел сохранить:

«Приятно вспомнить, как мы это играли и записывали в радиокомитете. Сделали [песню] в стиле а-ля «Модерн Токинг». Играет Вадик Усманов (клавиши), Анас Бакиров (гитара), я на басу (Сергей Рычков), Олег Федоров (ритм-бокс). Тут [в записи на YouTube] звучит хуже, гулко. На самом деле все звучало исключительно качественно. Очевидно, когда оцифровывали архив, звук изменился. Оригинала нет уже, к сожалению. Мы в те годы очень много писали песен на радио, которые вошли в золотой фонд РТ. Назывались мы так: «Ансамбль под управлением Вадима Усманова».

Усманов — человек, превративший Ильгама Шакирова в солиста ВИА, а потом сделавший звук, наверное, половине звезд филармонии. Сама Венера Ахатовна рассказывала, что вокал она записывала уже не в Казани, а в Москве.

У альбома — четыре композитора. Резеда Ахиярова написала пять песен, Луиза Батыр-Булгари — четыре, две — Вадим Усманов. Одну, закрывающую альбом, сочинил нынешний глава Союза композиторов РТ и РФ Рашид Калимуллин. Авторы текстов — ведущие татарстанские поэты: Наил Касимов, Ренат Харис, Гульшат Зайнашева, Марсель Галиев, Наби Даули, Разиль Валеев, Роберт Миннуллин, а также многолетний ответсекретарь правления Союза писателей Башкирской АССР Шариф Биккул.

Электронный звук, хрустальный вокал

Альбом начинается с заглавного трека с диско-грува и характерного брейка на электронных барабанах (интересно, что оцифровка телеклипа звучит глуше, чем версия с пластинки). После этого группа переходит к более традиционному по мелодии звучанию татарской эстрады с хрустальным голосом Ганеевой.

На что это похоже? Немного на группу «Мираж». Вообще, в сравнениях с русской музыкой нет ничего плохого, поскольку даже в досоветское время татарская эстрада существовала в одном информационном потоке с русскоязычной поп-культурой. Да, в Москве и оркестров было побольше, и звукозаписывающие студии были побогаче, и проблем с инструментами не было. То, что порой какая-то музыкальная мода не сразу перерабатывалась в Казани, можно объяснить тем, что и исполнители, и слушатели уже имели продукт, который им нравился, и они с очень большой охотой переходили на новый звук.

Ведь что такое «Мираж»? Это голос Маргариты Суханкиной, которая, записывая песни для «Миража», одновременно служила солисткой оперы в Большом театре.

Венера Ганиева, начинавшая в ансамбле «Саз» Рифката Гумерова, с 1982 года была солисткой театра оперы и балета. Академическую выучку она перенесла в эстраду без изменений, и, в отличие от опыта других исполнителей, ее голос пришелся впору современным для того времени аранжировкам.

Следом идет «Зәңгәр томан» — одна из самых загадочных по тексту песен из татарской эстрады, в которой чувства возлюбленного героини сравниваются с синим туманом. В интернете больше размещено роликов современной версии, с переборами под гитару. Хотя, конечно, к смыслу поближе трепетные арпеджиато синтезатора и вкрадчивые вставки электрогитары.

На четвертом месте «Шәрек кызы» с неожиданным заходом в среднеазиатскую эстраду: Луиза Батыр-Булгари, не понаслышке знакомая с феноменом (она даже жила в Ташкенте), выводит на западных синтезаторах ориентальные завитушки, а ритм-бокс немного похож на дойру.

Названная в аннотации песня «Утренняя звезда» — это «Чулпан». Написали ее Наби Даули и Вадим Усманов, а нашел в ней себя нового — Ильгам Шакиров. Обыкновенно это значит, что песни никто другой уже не может себе присвоить. Версия Ганиевой не особо известна, однако полностью попадает в настроение, а синтезаторы, заменившие флейту, усиливают мечтательность звучания. Также здесь нет барабанов из оригинала, а звучит вкрадчивый электронный бит. При этом из коды пропала шутка с мелодией Lucy in the Sky With Diamonds.

Такой же трюк на другой стороне она проворачивает с «Ак кәгазь». Ее основной исполнитель — тенор Вадим Ибушев, а Ганиева трактует ее по-иному, делая песню женской и более обнадеживающей.

Степенный саунд постепенно сменяется дискотекой с доминирующим басом. «Сана, кәккүк» любопытна тем, что у нее есть другая версия. Разиль Валеев написал эту песню с Батыр-Булгари для спектакля в Тинчуринском театре «Әйдә барыйк, кызлар карыйк». Потом, по просьбе Хамдуны Тимергалиевой, переделал текст, а новую музыку написал Рашид Абдуллин.

Мы переходим на другую сторонку пластинки, которая начинается с бронебойного хита, где манера Роберта Миннуллина использовать минимум слов превращает текст в пособие для стадионных шлягеров. Адекватной версии этой песни в Сети найти нельзя — есть пение в дуэтах, кавере, даже гимн ТНВ, а просто песни с альбома — нет. Как, впрочем, и многих других композиций.

О пользе моды на винил

Хочется назвать альбом идеальным поп-релизом начала 90-х, но его подводят эксперименты, вроде кантриобразного «Түзем бул, егет». Что эта песня делает между «Яратыгыз» и «Зинһар өчен, кермә төшләремә»? С другой стороны, это уже почти конец альбома: раньше было принято набивать релизы филлерами, проходными треками, а не только масштабными хитами. Хорошо бы добавить в конце альбома вот этот трек!

Этот альбом просто невозможно найти в Сети. Только пластинки, только проигрыватели. Давайте напишем коллективное письмо в «Мелодию» — пусть переиздадут. Говорят, они в подобном заинтересованы.

realnoevremya.ru

Просмотров: 614

Комментирование запрещено