«Республика считает нас национальным достоянием»: 100-летний юбилей празднует «Чаян»

53420d3b4eb4647e06293346053fe0e0В январе 1923 года вышел первый номер сатирического журнала «Чаян» – еще не цветной и на арабской вязи, еще без узнаваемого логотипа, но уже дерзкий и острый. Главный редактор «Чаяна» сегодняшнего, жалящего словом матерого «Скорпиона» Рафаэль Халилуллов, рассказал, как журнал видит свою следующую сотню лет.

До конца 20-х годов «Чаян» выходил в арабской графике

В редакции «Чаяна» «летопись» журнала ведется со второго номера 1923 года. По одному экземпляру премьерного выпуска сейчас хранится в фондах Национальной библиотеки РТ, в Госархиве РТ и в Музее Союза журналистов РТ. Весь первый год обложки журнала были одинаковыми: на мосту через Булак изображены передовые персонажи 1920-х: крестьянин, красноармеец, комсомолец, а под мостом – бай, мулла, купец и буржуй, перед которыми стоит скорпион («чаян» по-татарски), стремящийся их ужалить. Уже в 1924 году обложка стала цветной.

«До конца 20-х годов ХХ века журнал выходил в арабской графике. Такие номера и листаются непривычно – слева направо. Потом какое-то время выходил на латинице. Вот, например, номер 1931 года, в нем стало больше текстов. В конце 30-х годов перешли на кириллицу. У нас хранится последний майский номер 1941 года, после чего выпуск «Чаяна» на 10 лет прекратился в связи с войной – не до смеха было», – раскладывая на столе номера журнала прошедшей сотни лет, рассказывает Рафаэль Халилуллов.

«Маленький “Чаян” зарабатывал 3,5 млн в год – на них можно было построить три многоэтажки»

1956 год стал для издания знаковым, акцентирует главный редактор, именно тогда было принято решение, что журнал будет выходить на двух языках – татарском и русском.

«У “Чаяна” расширилась аудитория и значительно прибавился тираж. Обложки журналов были идентичны, рисунки повторялись, но тексты были разные, особенно литературные. Много переводили, особенно с татарского на русский язык», – продолжает рассказ собеседник.

Кстати, привычный многим логотип «Чаяна» появился лишь в середине 60-х годов. Нарисовал его казанский художник Герман Огородников, впоследствии работавший в московском «Крокодиле».

«Я как-то разговаривал с сыном писателя Аяза Гилязова – Искандером. Он утверждал, что этот логотип срисовали с его отца: он был такой вихрастый, в очках… Вот такая версия от известного историка», – рассказывает Рафаэль Исмагилович.

После того как «Чаян» заговорил по-русски, его тираж стал кратно расти. Если самый первый номер журнала вышел в количестве 1500 штук, то номер 1956 года – 18 тысяч, а в 1972 году уже 247 тысяч экземпляров. Журнал стал всесоюзным с множеством подписчиков далеко за пределами ТАССР.

«Пик тиража пришелся на 1987 год – 870 тысяч экземпляров. Это было самое тиражное и самое прибыльное издание в республике. Кстати, здание холдинга “Татмедиа” на Декабристов, 2, где мы сейчас с вами находимся, строился и на чаяновские деньги. Наш журнал в то время зарабатывал до 3,5 млн советских рублей, а тогда девятиэтажная “ленинградка” стоила миллион», – вспоминает собеседник.

«Природа юмора универсальна»

«Чаян» – единственный в мире юмористический журнал на татарском языке. За век чаяновскую школу прошли, наверное, все классики татарской советской литературы, а его страницы украшали работы лучших художников республики. Его родной язык татарский, в то же время он выходит и на русском. Интересно, а восприятие юмора татарами и русскими разное?

«Мой опыт подсказывает, – отвечает Рафаэль Халилуллов, – что законы юмора, как и законы науки, одинаковы для всех народов. Безусловно, есть особенности языка, менталитета, культуры… Есть разные сюжеты и герои юмористического фольклора того или иного народа, но механизмы и мотивы, вызывающие улыбку у человека, приблизительно схожи. В этом универсальная природа юмора. Люди, в общем-то, шутят примерно об одном и том же. Везде не любят чиновников, политиков, налоги… Смеются над жадностью, трусостью, чванством, глупостью, невежеством. Несовершенство человека и несправедливость общества – вот две глобальные темы, над которыми не перестает смеяться человечество».

«Чаян» — достояние республики

Сам Рафаэль Исмагилович пришел в «Чаян» в 1986 году, до этого поработав несколько лет редактором многотиражной газеты. Сначала был корреспондентом, ездил в командировки по письмам читателей, приходившим тогда в редакцию пачками, не случайно фраза «Вот напишу в “Чаян”!» жива в народе до сих пор. Писал заметки, фельетоны, юморески. Будущему главному редактору посчастливилось работать с тогдашними чаяновскими звездами – Борисом БронштейномВадимом ЛуценкоРавилем ХазиевымРобертом СмирновымПетром ШаграемАнатолием Потаповым, поэтом Зульфатом Маликовым и под чутким руководством тогдашнего главного чяаниста Рашида Закиева.

С развалом страны, как у всех, в «Чаяне» многое изменилось: тираж одного из номеров 1998 года составлял уже 26,2 тыс. экземпляров. На форзаце читаю: «Годовая подписная цена равна цене выживания журнала на первое полугодие 1998 года – 28,8 тыс. рублей в каталоге РФ».

«Переход на рыночные отношения уничтожил многие юмористические издания, выходившие на национальных языках. Пострадал даже легендарный “Крокодил” с его миллионными тиражами. Редакция попыталась вписаться в рынок, но вскоре журнал пошел по рукам новых хозяев, желавших заработать на узнаваемом бренде. Украинский сатирический журнал “Перец” закрылся в 2014 году как раз перед очередным майданом. Новой власти сатира и народный юмор оказались не нужны. Допускаю, что и “Чаян” постигла бы такая печальная участь, если бы не поддержка республики. У нас есть понимание того, что “Чаян” – наша история и культура, медиабренд, проверенный временем. Мы работаем в холдинге “Татмедиа”, у нас есть госзаказ, благодаря которому мы живем и встречаем свое столетие. “Чаян” по-прежнему издается на двух языках – татарском и русском. Распространяется по подписке и в розницу – через маркетплейсы, терминалы, магазины и киоски печати, кстати, лидируя по розничной продаже среди других изданий холдинга», – констатирует Рафаэль Халилуллов.

«На карикатуристов нигде не учат»

В юбилейном январском номере этого года собраны карикатуры разных авторов, сотрудничавших с журналом на протяжении многих лет. Каждого из них читателю представили небольшой портретной фотографией около созданного им рисунка. Кроме казанских карикатуристов для «Чаяна» творят мастера веселой графики из Москвы, Питера, Екатеринбурга, Самары, Пскова. Мурманска…

«Многие из них, – рассказывает главный редактор, – сотрудничают с различными интернет-изданиями – карикатура востребована как жанр. И я спрашиваю наших авторов: почему они, несмотря на наши смешные гонорары, охотно поддерживают отношения с “Чаяном”. Оказывается, им важно опубликоваться именно на бумаге. Вот вам и разговоры о скорой кончине бумажных изданий!» 

Немного о творческой кухне. Есть карикатуристы, которые сочетают в себе два счастливых качества – могут прекрасно рисовать и придумывать темы рисунков. Таким был чаяновский классик Эрнест Дышаев. Есть прекрасные карикатуристы, рисующие на уже предложенные темы. А есть люди, не умеющие рисовать, но в голове которых рождаются идеи, которые они подсказывают художникам, а уже те подключают фантазию и мастерство.

«Жаль, что в таком актуальном жанре мало молодежи, – сетует главред. – Ведь на карикатуристов нигде не учат. В художественных училищах на нее смотрят как на несерьезный жанр, который портит вкус и глаз художника. Но свято место пусто не бывает. Немало замечательных карикатуристов выдал в своё время архитектурный факультет тогдашнего КИСИ. Видимо, там таких жестких требований не было и нравы были более свободные. Достаточно вспомнить Фарита ВахитоваРината АбзаловаВиталия ФеоктистоваСлаву БибишеваВалерия ЛугвенёваМарата Насыбуллина…»

«Запретных тем для нас нет, но…»

Когда я листаю журналы прежних лет, порой удивляюсь: какие тогда печатались нетолерантные, с сегодняшней точки зрения, карикатуры и тексты. К примеру, рисунки, бичующие колонизаторов и расистов, не обходились без слова «негр», которого сейчас старательно избегают. Внес свой вклад «Чаян» и в антирелигиозную пропаганду, высмеивая попов и мулл. Конечно, сегодня в нашем многонациональном и многоконфессиональном обществе это немыслимо. Да и закон очерчивает пределы допустимого. Все-таки свобода слова – это не свобода вседозволенности. Печальный пример Charlie Ebdo тому подтверждение…

В то же время запретных тем для нас нет. Я не помню, чтобы кто-то сверху нас одернул, мол, что вы себе позволяете. Писать и рисовать можно обо всем, всё дело в чувстве меры, такте, культуре и таланте журналиста и художника. А сюжет для «Чаяна» можно найти на каждом шагу! Как говорится, наша жизнь вызывает лишь одно чувство – чувство юмора. А наша задача – увидеть смешное и смешно его изложить. А вот это очень сложно. Писать легко и весело о серьезных вещах – это высший журналистский пилотаж, – уверен Рафаэль Халилуллов.

Неужели за критические публикации на «Чаян» ни разу не «наезжали»?

Ну конечно, бывало. Плох тот журналист, который хоть раз не побывал в суде – и не только в роли репортера, но и ответчика. К примеру, в начале нулевых был опубликовал материал о том, как одна известная агрофирма отжимала у сельчан земельные паи. Перепроверив всю информацию, автор ошибся в одной детали – неточно указал форму хозяйствования компании. Агрофирма тут же обратилась в суд с миллионным иском к «Чаяну».

В суде юристы обиженного истца мне признались, что придраться, в общем-то, было не к чему, но такова политика агробаронов – «мочить» всех, кто смеет критиковать их в СМИ. Судья, к счастью, попался разумный, миллиона с нас они не получили, только какую-то условную сумму, – поделился воспоминанием главред «Чаяна». – Или вот сравнительно недавний случай. 1 апреля прошлого года на станции метро «Суконная слобода» открыли выставку работ чаяновских художников разных лет. На них наши вечные персонажи – взяточники, бюрократы, мошенники, пьяницы, хулиганы и другие малопочтенные типы. Выставку посмотрела, наверное, не одна сотня тысяч человек. Но среди них нашелся один бдительный гражданин, который усмотрел в ней дискредитацию власти, подрыв скреп и основ, да еще во время СВО, и накатал «телегу» куда надо… Хорошо, что в органах работают умные люди с чувством юмора и мне не пришлось сушить сухари…

Юбилейный год

Хотя точная дата выхода первого «Чаяна» известна, редакция журнала решила праздновать 100-летие издания в течение всего года. Планируются творческие встречи, выставки, биеннале с участием известных российских карикатуристов, издание альбома карикатур…

«Надо сохранить журнал и в следующие сто лет! – считает главред «Чаяна». –  Ну а в каком виде он будет доходить до читателя – покажет время. Главное, помнить: юмор полезен человеческому организму, а сатира полезна всему обществу. И если в Татарстане есть такой журнал, как “Чаян”, значит, наше общество здорово».

tatar-inform.ru

Просмотров: 546

Комментирование запрещено