Известные краеведы-татары Самарской губернии

Рукописи-Ярмак-ПапкаРазбирая старые арабографические книги, собранные мною лично в ходе поездок по деревням, а иногда и просто принесенные «для мечети» добрыми людьми, я подержал в руках небольшую историческую запись о деревне Теплый Стан. Это была моя первая письменная находка по татарско-мусульманскому краеведению Самарской области.  Затем что-то подобное я нашел о самарской городской общине татар.

Меня, как историка-любителя и краеведа, заинтриговала эта тема: старые рукописные истории, вполне понятно, написанные на татарском языке и арабскими буквами, и я решил, что их авторы и, при наличии, их рукописи достойны отдельного рассказа. И так, кто же эти авторы? Какова их судьба? И что за рукописи?  Я предполагал, что составителями дошедших до нас таких «историй» могли быть только или в основном муллы. Так и вышло: большинство авторов найденных рукописных историй — служители Ислама. Предлагаю читателям собранную мною к настоящему времени информацию.

Ибрахим Хайруллин (1894-1973).  Село Теплый стан

Ибрахим Хайруллин – мулла в четвертом поколении, выходец из известной религиозной династии Салиховых-Камаледдиновых, духовно опекавших целых три прихода мечети села Теплый Стан, родился в семье имама Каменной мечети (Таш мэчет) Хайруллы-хазрата Камаледдинова. Имамами был и его (по отцу) дед — Камаледдин-хазрат и прадед — Мифтахеддин-хазрат. В 1912 году Ибрахим был утвержден самарским Губернским правлением вторым имамом в Каменную мечеть в помощь к своему старшему брату — Исмагиль-хазрату.

В начале 1920-х годов, в рамках классовой борьбы против духовенства, семью Ибрахима Хайруллина раскулачили: у них  забрали все дворовое хозяйство, домашнее имущество и выгнали из дома. По неподтвержденным данным Ибрахим прослужил на своем посту до 1930 года, хотя в официальной ведомости имамов Теплого стана за 1924 год его имя уже не фигурирует. Опасаясь репрессий, как в отношении себя, так и членов семьи, Ибрахим-хазрат с женой и двумя маленькими дочерьми покидает деревню и переправляется в Среднюю Азию, где обосновывается под Ташкентом.

В послевоенные годы переезжает с семьей в Ленинград и устраивается работать на один из городских заводов разнорабочим. С первых дней открытия, в 1956 году, городской мечети Ибрахим при каждой возможности старается её посещать, а с выходом на пенсию становится активным прихожанином. К этому времени в Ленинграде проживало немало выходцев из Теплого Стана. Это были мужчины старшего возраста, и по пятницам, а также в месяце Рамазан почти все посещали единственную городскую мечеть, и, как поговаривали тогда они сами, занимали чуть ли не целый ряд молящихся в мечети. Ибрахим в Ленинграде во второй раз становится хазратом: начитанного, мудрого и зрелого мужчину стали приглашать проводить разного рода религиозные мероприятия на дому — поминки, новоселья, никах (бракосочетание), имянаречение.

В основном он был «домовым» муллой своих земляков-теплостанцев, но не только. Надо не забывать, что выполнял Ибрахим-хазрат эту свою функцию негласно, потому что время было такое, и назывался он, говоря языком тогдашних органов администрации и госбезопасности — «бродячим», «диким» муллой. И подчас выявлении такого по тем временам противоправного действия влекло за собой не только финансовое, но и административное наказание.

«Об истории села Теплый Стан»

Особая заслуга Ибрахим-хазрата — оставленная им рукописная история села Теплый Стан, которая была известна местным жителям и окружной татарской интеллигенции как «Воспоминания Ибрахим-муллы» или «Исторические записки Ибрахим-муллы». Сам же он назвал свои записи «Об истории села Теплый Стан. Известное мне и услышанное мною». «Записки» Ибрахим-хазрата  представляют собой рукопись, написанную синими чернилами на листах старой школьной тетради в линейку ровным убористым почерком, объемом девять страниц, исписанных с обеих сторон. В заключение текста автор пишет, что часть информации была получена из уст уважаемых людей села Теплый Стан — Вали-Мухаммада Кабирова и Хайруллы Гильманова.

«Записки» Ибрахим-хазрата с арабографичного оригинала на кириллицу переписал его близкий знакомый — земляк, один из авторитетных теплостанцев советского Ленинграда, работник торговли Сабиров Мирза, а от него, в свою очередь, — Мардеев Асгать, который сделал «Записки» достоянием населения Теплого Стана.

Немало информации из «Записок» муллы Ибрахима, в основном о первоначальном периоде истории села, о первопоселенцах и о духовной жизни, использовал Абдулла Насыров при написании своей  книги «Течение жизни. Село Теплый Стан (1563-2004)».

Р.S. Летом 2021 г., после долгих поисков, моему близкому знакомому — теплостанцу Гильманову Габдулле (внуку муллы Ахмет-Герея — двоюродного брата Ибрахим-хазрата) удалось найти могилу Ибрахима Хайруллина на Волковском кладбище Санкт-Петербурга. А в сентябре 2022 г. Габдулла абый опять поехал в Питер и установил на найденных им могилах супругов Хайруллиных табличку.

ИбрахимХайрулл-1яСтрРукописи

1-я страница рукописи И.Хайруллина.

ИбрахХайрулл-Могила

Могилы Ибрахима и Минзифы Хайруллиных.

Старая надгробная плита с арабографичной записью на могиле И.Хайруллина

Старая надгробная плита с арабографичной записью на могиле И.Хайруллина

* * *

Хадиулла Батталов  (1881-1919). Город Самара

Һадиулла БатталовУроженец деревни Губан-Кюль (Кубань-Озеро) Ставропольского уезда Самарской губернии Хадиулла Фатхеддинович Батталов основное духовное образование получил в самарском медресе, традиционно называемое «Шихабия» — по имени своего основателя и руководителя — Шихабеддин-хазрата Минюшева. Хадиулла был одним из лучших учеников Минюшева и поэтому сразу по завершению обучения был рекомендован своим учителем на имамство в новообразованном в Самаре (третьем по счету) приходе, куда был впоследствии и утвержден в 1907 году самарским Губернским правлением.            

Третья махалля-приход сначала в течении почти пяти лет находилась в небольшой деревянной избе-молельне во дворе земельного участка, выделенного под строительство мечети, а в  1912 году перешла на первый этаж еще недостроенной двухэтажной каменной мечети, которая находилась в районе сегодняшнего самарского Дворца спорта и цирка. Xадиулла Батталов и Махмуд Баишев — руководители Попечительского совета по строительству новой мечети (первый как председатель, второй  как гражданский авторитет и основной спонсор) приложили много сил в деле постройки мусульманского храма: находили финансовые и материальные средства, координировали весь ход строительства. Хадиулла-хазрат с первых же дней своего имамата активно включился в социально-духовную жизнь местных мусульман. Еще в деревянной мечети он организовал начальную школу, днем — для детей, а вечером — для взрослых. Школа расширилась, когда появилось каменное строение. Стараниями Хадиулла-хазрата была создана прекрасная по тем временам примечетская библиотека, куда выписывались все более менее заметные книги и тогдашняя российская мусульманская периодическая печать.

Батталов был единомышленником и помощником своих учителей и наставников -  Шихабеддин-хазрата и Фатих-хазрата во всех их благих начинаниях и вслед за ними организовал приходское просветительское общество. Особенно много он работал с Фатих-хазратом — еще будучи студентом старших классов медресе «Шихабия» — в деле организации учебного процесса, а затем — по выпуску журнала «Иктисад». У автора этих строк находится «журнал корреспонденций» — сборник копий писем, которые Хадиулла-хазрат писал от имени редактора журнала и отправлял разным людям, среди которых — представители элиты татар России — редакторы всероссийских татарских газет — Исмагиль Гаспринский («Терджуман», Крым, Бакчисарай), Фатих Карими («Вакыт», Оренбург), Абдуррашид Ибрагимов («Ульфат», Санкт-Петербург).

Несмотря на раннюю смерть  (Хадиулла Батталов умер в возрасте 37 лет), он прожил насыщенную жизнь, оставив своё имя в памяти потомков, не только как духовное лицо, но и как просветитель и, в какой-то степени, и краевед.

 

«Записки по истории мусульманских приходов г.Самара».

Среди дошедшего до нас небольшого «творческого» наследия Хадиуллы-хазрата есть небольшой артефакт: его рукописные записи с краткой историей мусульман города Самара, которую я условно назвал «Записки по истории мусульманских приходов г. Самара». Сама рукопись небольшая — всего пять страниц школьной тетради в линейку, мелко исписанных арабской вязью. Хадиулла-хазрат пишет известную ему историю самарской мусульманской общины во взаимосвязи с событиями, связанными с историей Второго прихода мечети, и с деятельностью основного его имама — ахуна Минюшева по организации обучения мусульман города и губернии.  Есть предположение, что «Записки» Хадиуллы-хазрата — это часть чернового варианта работы Фатих-хазрата Муртазина, о чем будет сказано ниже.

ХадиуллыБатталова-1яСтрРукописи

1-я страница рукописи Х.Батталова.

* * *

Гариф Муради (1883–1937). Село Алькино

Гариф Муради — Гариф Муратов, Муратов Мухаммет-Гариф Мухаммат-Харисович, родился в семье местного муллы — Харис-хазрата Муратова, имама Первой мечети (Урта мэчет) села Алькино (Гали авылы) нынешнего Похвистневского района Самарской области. Он получил солидное религиозное образование: закончил полный курс известного Нижне-Чершилинского медресе Бугульминского уезда Самарской губернии (ныне — Лениногорский район Татарстана) и, сдав экзамены в уфимском Духовном управлении, был направлен имамом в Первую алькинскую мечеть, а затем утвержден на эту должность самарским Губернским правлением. Гариф-хазрат является имамом в четвертом поколении. Служил официально до 1922 года, затем известен как учитель в примечетской школе своего прихода, куда по желанию родителей приходили дети после уроков в советской школе.

Впоследствии он проработал на должностях сельхозинструктора, заведующего сельской столовой, инвалидской кооперации и т.д.  Как и все тогдашние духовные лица он был обвинен в контрреволюционной, антигосударственной деятельности и в 1929 году лишен всего дома и хозяйства, через год осужден на 5 лет и выслан в Сибирь.

После возвращения из ссылки он не стал вступать в колхоз, а  занялся частным хозяйством — был так называемым «единоличником», а затем и вовсе переехал в районный центр Похвистнево, в надежде как-нибудь уйти от негласного надзора. В рамках борьбы с «контрреволюционными» элементами в 1937 году он был повторно арестован и заключен сначала в бугурусланскую тюрьму, а затем переведен в Оренбург. 16 сентября тройкой при Управлении НКВД по Оренбургской области по ст. 58-10 (контрреволюционная пропаганда или агитация) Мухаммет-Гариф-хазрат был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян 26 сентября 1937 г. в Оренбурге. Его жена Сарвар-абыстай с семью детьми осталась на улице, очень много пережила, но сумела не только спасти своих детей, но и сделать все, чтобы они получили образование и стали достойными людьми общества.

Мухаммат-Гариф хазрат был эрудированной личностью, писал стихи и, говорят, даже встречался с самим Габдуллой Тукаем. Известно, что он как минимум два раза встречался в Алькино с известным татарским историком, педагогом — муфтием Ризаэддином Фахреддиновым (1859–1936), который специально приезжал, чтоб лично ознакомится с известной деревней и с её духовными лицами, среди которых несомненно надо назвать Кутлуг-Ахмет-хазрата Ихсанова и, конечно же, Г.Муради.

Гариф-хазрат интересовался историей родной деревни и, особенно, своей родословной (шеджере). Он приложил много сил и, опираясь на несколько имеющихся вариантов списка, внес правки и дополнения в написанный в 1790 году базовый вариант родословного древа старинного рода Манашевых, идущего от татарского мурзы-князя Манаша, основателя села Алькино, прямым потомком которых он являлся сам. Из известных четырех текстов родословной Манашевых — текст М.-Г.Муради — наиболее полный и достоверный вариант. Написанный своей рукой окончательный вариант родословной Гариф-хазрат передал муфтию Ризаэддину Фахреддину во время его последнего посещения села Алькино осенью 1927 г.

Шеджере Манашевых имеет общенациональную ценность потому, что выявляет имя одного из представителей тогдашней военной и политической знати, близкого к правителю Казанского ханства человека, получившего от самого хана ярлык на владение землями, имуществом и людьми. Это шеджере имеет и территориальную ценность для нас, самарских татар, в том плане, что является доказательством элитного происхождения одного из татар-первопоселенцев нашего  региона.

Сегодня данная родословная хранится в личном фонде Ризаэддина  Фахреддина в Архиве востоковедов Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН. В научный оборот текст данного древа был введен татарстанским учёным-историком, этнографом и текстологом Марселем Ахметзяновым.

 

Дневник Гарифа Муради

Для нас же Гариф Муратов представляет интерес больше всего как человек оставивший след в местном краеведении. Историю родного села, как и шеджере, он писал скрупулезно и долгое время, с 1925 по 1929 год, в результате чего собрал немалый материал. Автор начинает свою рукопись, написанную в виде дневника, рассказом об истории основания села, о первопоселенце Гали, приводит его родословную, пишет об остальных основателях деревни. Отдельно останавливается на истории построения мечетей и духовной жизни односельчан. Автор подробно рассказывает и об антирелигиозной политике властей. В рукописи можно найти сообщения о духовных лицах некоторых близлежащих деревень Оренбургской области и Республики Татарстан. Будучи свидетелями судьбоносных для страны событий: революции 1917 года, гражданской войны и связанных с ними социально-экономических реформ, Гариф Муради подробно пишет о послереволюционном обустройстве деревни, о ее тогдашней социально-экономической жизни, отдельно останавливаясь на повседневной хозяйственной жизни своей семьи. Кроме тематических сведений в рукописи имеются и некоторые бытовые заставки, скажем текст с зарисовками о зимовке пчелиных ульев, приклеенные газетные вырезки, касающиеся религиозной и общественной жизни послереволюционной деревни.

Рукопись, созданная в 1978 году Муради, — это тетрадь из 63 листов желтого цвета, размером 22,5 х 36 мм., написанная фиолетовыми чернилами. Тетрадь без переплета, средней сохранности, начало и конец утрачены, нет также некоторых листов в середине; у большинства листов половинки оборваны, а отдельные листы  утеряны. Рукопись была обнаружена в 1996 г. в мечети села Старое Ермаково Камышлинского района Самарской области научным сотрудником  Национальной Библиотеки Республики Татарстана (НБ РТ), археографом, текстологом Раиф Мардановым во время археографической экспедиции и с этого времени находится в Казани, в отделе рукописей и редких книг НБ РТ. Текс рукописи Р.Марданов впоследствии опубликовал в своей книге «Гали авылы тарихы» (История села Алькино), изданной в Казани в 2014 г.

ГарифМуради-Рукопись

Одна из страниц рукописи Г.Муради, рассказывающая о хранении зимой пчелиных ульев.  

 

 * * *

фотоАлтынбаевХабибуллаХабибулла Алтынбаев (1897-1988). Село Алькино

Хабибулла Муртазович Алтынбаев родился в с.Алькино в семье местного зажиточного крестьянина и прожил очень насыщенную жизнь: в 18 лет был призван в царскую армию и служил в мусульманском  батальоне под Саратовом, в конце 1917 года, сразу же после Октябрьской революции, вернулся домой. Хабибулла является активным участником и Гражданской войны: сначала воюет в составе армии Колчака, доходит до Омска, где, переболев тифом, демобилизуется и возвращается домой, но скоро призывается уже в  Красную армию, где, недолго повоевав в дивизии Чапаева, после ранения в глаз, комиссуется и снова возвращается в родную деревню. Он — активист колхозного строительства: участвует в создании в 1928 году 1-го колхоза села Алькино «Кызыл Юл». В голодные 30-е годы он с семьей уже в Средней Азии в городе Катта-Курган Самаркандской области. За два тяжелых года, похоронив жену и младших детей, возвращается в 1936 году родные места.

В 1937 году Хабибулла женится вторично и с семьей переезжает в соседнюю деревню Нугайка, чтобы возглавить местный колхоз, которым руководит до  1943 г. Отец 9-х детей (5 — в первом браке и 4 — во втором), авторитетная личность в округе, к старости опять возвращается в родную деревню, где живет до 91 года. 

Хабибулла был очень религиозным и любознательным человеком, с молодости начал интересоваться историей родной деревни, встречался со старожилами и записывал все услышанное. 

 

«Откуда пошла деревня Алькино»

Рукопись Алтынбаева, названная им «Откуда пошла деревня Алькино», является одним из имеющихся двух ценных источников по истории этого села. Переписанная в 1978 году как беловик с прежней рукописи данная работа представляет из себя хорошо сохраненную тетрадь размером 14х21 см., в которой в краткой форме рассказывается история села с ХVII века до 30-ых годов ХХ века. Текст написан на татарском языке арабским шрифтом размашистым почерком, похожим на классический арабский каллиграфический стиль «насх».

Содержание текста можно разделить на несколько тем: вначале Хабибулла на более чем 10 листах рассказывает об истории образования села, затем примерно в таком же объеме пишет о том, через что он сам прошел и что лично увидел. Третьим, в объеме 10 листов, он пишет об ужасах голода 1921 года и об образовании в Алькино сначала артели, а затем колхоза.

Кроме истории села Алькино, в тетради заняли место и переписанные из религиозных книг сведения о вероучении и обрядовой практике.

По словам самого автора, при составлении своей «Истории…» он использовал несколько, написанных ранее другими односельчанами, исторических записок (тетрадей) об Алькино. А основную часть сведений он «записал в 1925 году со слов Мухаммад-Мунира Махдиева и Гарифа Харисова». Гариф Харисов — это никто иной, как известный нам уже Мухаммад-Гариф Муради. Сегодняшнее местонахождение оригинала рукописи неизвестно. Копия, снятая с оригинала в 1996 году, сотрудником Национальной библиотеки Раифом Мардановым во время археографической экспедиции, находится в Отделе рукописей и редких книг Национальной библиотеки РТ. Текст рукописи Х.Алтынбаева также опубликован в книге Р. Марданова «Гали авылы тарихы» на татарском языке («История села Алькино», Казань, 2014).    

Титульная страница рукописи Х.Алтынбаева.

Титульная страница рукописи Х.Алтынбаева.

* * *

Гатиятулла Ахмадуллин (1880 —  1962). Село Старое Ермаково

СтЕрмак-тарихчыГатиятуллаГатиятулла Ахмадуллович Ахмадуллин родился в селе Старое Ермаково Камышлинского района Самарской области в бедной  крестьянской семье. Он смог проучиться в местном мектебе — примечетской начальной школе, лишь 3 года  — нужда заставила уйти батрачить в соседнюю татарскую деревню Балыкла. По достижению 18 лет был призван в царскую армию. Службу проходил в Красном селе, как пишет он сам,  «в батальоне Его величества», в одной из расквартированных там частей Гвардейского корпуса Петербургского гарнизона. Начавшаяся русско-японская война 1904 года помешала его увольнению в запас: он был переведен в обычные войска и отправлен воевать против японцев в Манчжурию. Но и завершение войны в 1905 году не дало ему возможность демобилизоваться: в составе правительственных войск Ахмадуллина отправили на Дальний Восток для усмирения «владивостокских восстаний», где он находился до конца 1907 года, и только затем возвратился в родную деревню. С началом Первой мировой войны он опять призывается на фронт, где попадает в плен и 4 года находится в лагере. За время нахождения в плену, он выучил несколько языков, особенно хорошо — мадьярский (венгерский). После социалистической революции, в 1918 году его, умеющего говорить по-русски и писать на старо-татарском, назначают секретарем новообразованного Староермаковского сельсовета, на должности которого он проработал до 1934 г.

Гатиятулла, подписывавший свои исторические записи на арабо-мусульманский лад «Гатиятулла ибн Ахмадулла» (Гатиятулла сын Ахмадуллы), — личность удивительная, в какой-то степени даже загадочная. Имея лишь начальное образование, он, тем не менее, не прекращал заниматься самообразованием, и поэтому не просто умел читать и писать, но для своей среды был достаточно осведомлен в российской истории, в некоторых религиозных и даже общественно-политических вопросах. Гатиятулла собрал в один сборник имеющиеся на руках семейные родословные жителей своего села. С этого сборника в 1960 г. была снята копия сотрудником Казанского филиала Академии наук СССР Г.К. Якуповой, посетившей Старое Ермаково в ходе диалектологической экспедиции по Камышлинскому району Самарской (тогда Куйбышевской) области. Воспоминания Г.Ахмадуллина, связанные с нахождением на военной службе и в плену, включены в книгу «Әсир дәфтәре» («Тетрадь военнопленного»), составленной С.Гилязетдиновым и К.Хуснуллин и изданным в Казани в 2003 г.  

«История деревни Старое Ермаково»

Особая заслуга Гатиятулла Ахмадуллина – это составленная им рукописная история села Старое Ермаково, при написании которой, по его словам, он использовал исторические сведения из родословных «уважаемых аксакалов» — Хуснутдина сына Шарафутдина и Мухаммад-Зарифа сына Нигматуллы, записи которых датировались 1836 годом, Абдрашита сына Мухаммет-Дамина. Кроме этого, он почерпнул сведения из «истории деревни Старое Ермаково» других местных краеведов — Сагира, сына Кутлуг-Ахмеда, Шарафутдина, сына муллы Габденнасыра, «Зия муллы» — известного татарского поэта Зия Ярмаки.

Рукопись Гатиятуллы Ахмадуллина — это своего рода сборник, где сосредоточены историческое повествование об образовании села Старое Ермаково, об организации приходов и постройке мечетей, рассказ о развитии в деревне и в округе просветительства (организация медресе), дневниковые записи и летопись по годам и другая, различного рода информация, связанная с экономической жизнью колхоза и личных хозяйств. Автор оказался любопытным автором и умелым сборщиком информации: во время работы секретарем местного сельсовета при каждой возможности переписывал все попавшиеся в руки сведения.

Сборник снабжен описанием содержания, где даже указаны номера страниц, вступлением, примечаниями, а также иллюстрирован несколькими подробными цветными картами территории села и таблицами с разного рода сведениями. Летописная часть рукописи охватывает временной промежуток с 1890  по 1957 годы, в котором автор по годам пишет о самых известных событиях в истории родной деревни. Сама рукопись в хорошей сохранности, обёрнута своего рода папкой, сделанной из кожзаменителя и снабжена застежкой. Но надо отметить, текст рукописи больше походит на незаконченный черновой вариант: не соблюдена последовательность, имеются повторы некоторых тем. 

Краеведческие записи Гатиятуллы после его смерти продолжили сначала его дочь Аниса (1920-2012), учительница местной школы, а затем сын Сяубан, проработавший заведующим староермаковской библиотеки. Саубан Гатиятуллович на основе отцовской тетради написал краткую машинописную историю села Старое Ермаково.    На сегодняшний день оригинал рукописи Г.Ахмадуллина находится у имама мечети села Старое Ермаково Габдуллы-хазрата Мухаммад-Карима (Каримов Рамиль), который любезно предоставил ее для ознакомления автору этих строк.

Папка-конверт с рукописью Г.Ахмадуллина и страницы из нее:

Рукописи-Ярмак-ПапкаРукописи-Ярмак-КартаРукописи-Ярмак-Раскрытый

* * *

Лутфулла Сафин. Село Камышла

Сафин Лутфулла является одним их двух-трех камышлинцев, считающихся известными авторами рукописных дневников истории села Камышла. Двумя другими являются его родственник Сафин Ярулла и Идиятов Галиулла. Тяга к краеведению у этих людей наследственное: из текста летописей становится ясно, что записи передавались из поколения в поколение и представитель каждого поколения по возможности дополнял основной текст.   

Так Гумер был первым автором своей  летописи, которая досталась его сыну Бакиру, от него она перешла, в свою очередь, сыну Идияту (внуку Гумера). А оставленный уже им дневник стал достоянием его сына Галиуллы Идиятова.

О Лутфулле Сафине почти ничего неизвестно, кроме того, что он был рабочим колхоза «Яна тормыш» села Камышла. О степени родства Лутфуллы и Яруллы сказать тоже ничего нельзя. Единственная известная нам представительница рода Сафиных, здравствующая внучка Яруллы — Сирена-ханум не знает ни имени отца своего деда Яруллы, ни сведений о его братьях. В тексте  истории говорится, что Лутфулла является внуком некоего Ахмет-Сафы. У нас есть основание предполагать, что автор рукописи является сыном Закира Сафина (полное имя которого Ахмет-Закир Ахмет-Сафин), служившего муэдзином в Третьей мечети села Камышла с 1890 г.  Из текста также известно, что Лутфулла почерпнул (или, скажем, продолжил, собрал в одно логически связанное целое) сведения из записей, оставшихся от его предков-прадедов: Ахмет-Сафы, Ахметджана, Исхака, Хасана, Хусейна, Исайа. 

Оригинал истории Сафина Лутфуллы, написанный на  старотатарском письме, хранился в музее Камышлинской средней школы. Что стало с ним позже? Известно лишь то, что папка с историческими записями, среди которых был и оригинал, исчезла из музея по неясным причинам. Перевод с оригинала, выполненный в 1960 году местным жителем Саниахметовым Хузиахметом, капитаном в отставке, участником гражданской войны, хранился у Абдрафикова Ахметнагима Абдрауфовича. С его разрешения с перевода была сделана ксерокопия летописи и помещена в школьный музей, которая в 1990-е годы, по не понятным причинам, была передана кому- то из г.Бугуруслан и, таким образом, пропала.

«История» Л.Сафина рассказывает все известные авторам события, связанные с Камышлой, иногда внося в текст отрывочные короткие информации о событиях в остальных татарских деревнях сегодняшнего Камышлинского района: Старое и Новое Ермаково, Балыкла, Байтуган, Давлеткулово, Старое и Новое Усманово. Более подробно описывается основание и заселение села Камышла, дореволюционная жизнь местного населения. В отдельные главы выведены описания установления советской власти и борьба за ее сохранение, события периода гражданской войны, создание местных партийных и комсомольских ячеек, коллективизации сельского хозяйства, образование района и т.д.

Единственный сохранившийся на сегодня экземпляр копии-перевода рукописи Л.Сафина на кириллице хранится у сына  Абдрафикова Ахметнагима — Булата Нагимовича, который предоставил нам возможность ознакомится с ее текстом в электронном виде. 

 * * *  

Лукман Магдеев (1874-1937). Село Мочалеевка

Магдеев ЛукманЛукман  Магдеев — мулла в третьем поколении, сын Гимран-хазрата — имама д.Широкий овраг Самарского уезда Самарской губернии (совр. Широкий/ Мулловка Елховского района Самарской области). До 16 лет Лукман обучался в медресе Камалетдин-хазрата (д.Кзылсу, Ново-Урайкино Красноярского района), затем три года в Самарском медресе, по окончании которого был приглашен учителем начального медресе в д. Мочалеевка Бугуруслановского уезда. Начитанного и умного Лукмана в 1907 г. избирают имамом одного из местных мечетей. Не изменил своему духовному призванию он и после большевистской революции. В 1930 году, обвиненный как «член националистической татарской контрреволюционной организации по подготовке к восстанию против Советской власти» (ст. 61 УК РСФСР), Л.Магдеев был осужден на 5 лет и сослан в район г. Котлас, откуда, на счастье, досрочно освобожденный после двух лет, живым вернулся в родную деревню. Однако, в конце 1937 года последовал еще один арест. Его обвинили в контрреволюционной деятельности и 17 февраля 1938 года решением тройки приговорили к расстрелу.

Как в бытность учителем, так и впоследствии на должности имама Лукман-хазрат стал известен как просветитель, ярый сторонник новометодного обучения. Он пользовался большим уважением у местного и окружного татарского населения, которое в благодарность за это называло его «Локман-хальфа» (Лукман-учитель).

Помимо духовной службы Лукман Магдеев увлекался поэзией, составлением родословной (шэджэрэ), много путешествовал по России, посетив, по его собственным словам, 30 губерний. Несмотря на то, что у нас нет на руках собственно краеведческой работы Лукман-хазрата, мы, тем не менее, можем предположить о такой его деятельности. Во-первых, из его автобиографии становится известно то, что он:

- начиная с 1888 года, вел дневник, куда записывал все более менее интересные события;    

- составил биографии самых известных, на его взгляд, духовных лиц  самарской земли — ахуна Шихабеддин Минушева (Самара) и мочалеевского имама, окружного старшего муллы Аббаса Субеева,                                                                                                  

  - составил свою подробную родословную;    

- составил своего рода справочник, базу кратких биографических данных окружного мусульманского духовенства;

  — собрал солидную библиотеку, которую с гордостью называет самой богатой в округе и которая была еще цела в трагическом 1937 году.

К сожалению, ни одна из его работ сегодня не обнаружена. Из чисто краеведческого от Лукман-хазрата сохранились два-три листа, написанных на старотатарском вперемешку с кириллицей о некоторых буднях довоенной колхозной жизни села Старая Мочалеевка. Тексты листов написаны живым языком, с интересными фактами из местной колхозной жизни и подкреплены юмористическими поэтическими строками, по сей вероятности,  принадлежащими самому автору.

* * * 

Фатих Муртазин (1875-1938). Город Самара

Фатих Мортазин зрелыйФатих (Мухаммет-Фатих) Шихабеддинович Муртазин был одним из известных религиозных деятелей мусульман Самарской губернии и всей России. Потомственный имам, уроженец д.Сюндюково Буинского уезда Симбирской  губернии (современный Татарстан), закончил полный курс медресе г.Буинска. С первых дней своего духовного служения, начиная со дня утверждения в 1902 году вторым имамом Самарской мечети, он становится активным помощником Шихабетдин-хазрата в деле организации учебного процесса в Самарском медресе и в налаживании системы новометодного обучения. К тому же он активный участник и городской жизни: руководитель образованного в 1907 году Первого татарского культурно-просветительского общества, член Самарского кредитного общества, Самарского отделения «Всероссийского комитета сохранения народного здравия». Фатих-хазрат является участником и общероссийских мероприятий мусульман:  съезда мусульман (Санкт-Петербург, 1906 г.), первого послереволюционного съезда Центрального Духовного управления мусульман СССР (Уфа, 1926 г.).

Но основное его призвание — выпуск периодической печати, он инициатор и организатор выпуска первого в России журнала по экономике на татарском языке — «Иктисад» («Экономика»), выходившегося в 1908-1913 гг. После революции 1917 г. Ф.Муртазин подвергался преследованиям, был два раза арестован и осужден: с первой ссылки он вернулся досрочно, а вот арест 1937 г. оказался роковым. Его обвинили в «контрреволюционной деятельности и шпионаже», и решением «тройки» приговорили к расстрелу.

К огромному сожалению, о судьбе большой библиотеки и архива Фатих-хазрата Муртазина почти ничего не известно. Сегодня мы располагаем лишь двумя-тремя книгами и блокнотами пятничных проповедей и поэтому и судить о его краеведческой деятельности в полную силу не можем. Но имеются некоторые факты, которые дают  нам основание говорить об этом. Во-первых, имеется статья Ф.Муртазина о ситуации с якобы «продажей» мечети в Самаре, опубликованная в издававшейся в Оренбурге общероссийской татарской газете «Вакыт» (№60 от 12.08.1906). В данной статье Фатих-хазрат подробно пишет о судьбе «первой» мечети Самары, где рассказывает историю образования первого прихода, ход ее развития и причины, привлекшие к выставлению этой «мечети» на продажу. 

Второе, наверное, самое важное — информация известного самарского краеведа Константина Головкина. В своей краеведческой картотеке «Самара в конце XVIII — XX вв.», в разделе «Самарцы — представители власти, национальные и иные группы населения, выдающиеся лица», подраздел под названием «Мусульмане в Самаре» К.Головкин начинает словами : «Из сведений, собранных, записанных и любезно предоставленных мне в рукописи муллой г.Самара М.Ф.Муртазиновым, в декабре 1923 г. видно следующее……». (Г.Г.Галыгина, Э.Л.Дубман, П.С.Кабытов «Классика самарского краеведения. Антология. Вып.3.Головкин К.П. Самара в конце XVIII — нач. XX вв. (краеведческая картотека). Самара, 2007)           

И третье, связанное с «Записями» Хадиуллы Батталова. Учитывая что Х.Батталов со времени учебы в старших классах самарского медресе стал помощником своего учителя — завуча и старшего воспитателя М-Фатиха Муртазина, а впоследствии стал его секретарем, — помогал в выпуске журнала «Иктисад», готовил (переписывал) его выступления на разных мероприятиях, существует предположение о том, что «Записи» Батталова, рассказанные нами выше, являются некой выпиской из черновых работ самого Фатиха Муртазина.

Страница из книги "Классика самарского краеведения. Антология. Вып.3. Головкин К.П. Самара в конце XVIII - нач. XX вв" с информацией о Ф.Муртазине

Страница из книги «Классика самарского краеведения. Антология. Вып.3. Головкин К.П. Самара в конце XVIII — нач. XX вв» с информацией о Ф.Муртазине

ФатихМуртазин-ГоловкинВырезка

* * *

Гариф Сагири (1872-?). Село Новое Мансуркино

Гариф Сагири (Мухаммад-Гариф Ахмедсагирович Сагиров) — один из ярких представителей местной новомансуркинской духовно-просветительской династии Сагировых, имам в четвертом поколении. Закончил полный курс известного медресе д.Тумутук (совр. Азнакаевский район Татарстана). В 1899 г. утвержден имамом Второй соборной мечети д. Новое Мансуркино Бугуруслановского уезда Самарской губернии (совр. Похвистневский район), где с первых дней организовал начальное медресе. Прослужил на своей должности до 1923 года, затем отошел от духовного служения. В 1929 г. вместе с частью односельчан переселился и стал основателем-первопоселенцем поселка Алимовка (Сергиевский район Самарской области), где стал работать простым колхозником, избежав, таким образом, преследований.  

О его некоторой краеведческой деятельности мы узнаем из «Справочника» мусульманского духовенств Лукмана Магдеева, где в разделе «Имамы Ново-Мансуркино» он отмечает, что «информацию о имамах и муэдзинах предоставил имам Гариф-хазрат Сагири».

Косвенным доказательством наличие краеведческой информации у рода Сагировых является и то, что уже в советское время в Ново-Мансуркино знатоком истории села считался Сагиров Касим Закирович (1900 — ?) — сын бывшего муэдзина села Мухаммад-Закира Сагирова, родного брата Мухаммад-Гарифа Сагирова, у которого, посетившие в 1965 г. деревню члены фольклорной экспедиции из Казани, записали рассказ об основании села и о его первопоселенцах.

* * * 

Наджиб Фаттахов (1884 — ?). Село Денискино

Наджиб Фаттахов — персона, о краеведческой деятельности которого мы не располагаем никакой информацией и наше предположение строится лишь на устном предании, которое бытует среди местного населения.                                                                         

Наджиб (Мухаммад-Наджиб) Фаттахов — сын ишана Габдель-фаттаха Каюмова, руководителя известного Нижне-Чершилинского медресе, а заодно и одного из крупных суфийских центров Поволжья  (совр. Лениногорский район РТ). Вторым имамом, помощником, со статусом «имам-мугаллим», что значит учитель начального медресе, Наджиб-хазрат был назначен в Первую соборную мечеть села Денискино в 1913 году. Сразу же после этого он, на деньги своего отца, строит рядом с мечетью медресе, в котором организует новометодное обучение, давшее большие результаты и сделавшее денискинское медресе известным в округе.

О судьбе Наджиб-хазрата ничего не известно, кроме того, что он избежал репрессии, уехав и обосновавшись в Средней Азии.

Довольно обширная и долгая педагогическая деятельность рода Фаттаховых-Каюмовых, содержащих несколько сельских медресе за свой счет и духовно опекавших еще и медресе, находившиеся в приходах, руководимых выпускниками их медресе, дают нам еще одно основание верить в бытующий среди населения Денискино мнение о наличии у Наджиб-хазрата написанной истории про их село.  

 

Заключение

Объем найденных арабографичных исторических документов и просто известных — лишь небольшая часть предполагаемых письменных сведений, поэтому я не претендую на исследованность данной темы. Думается, наших соплеменников, знавших историю своих родных мест, первопоселенцев, основавших нынешние татарские селения Самарской области, событий, происходивших на этих землях, было немало. Из них сегодня известны лишь эти имена. Наверняка, в сохранившихся еще в некоторых семьях узелках со старыми арабографическими книжками есть и записи историко-краеведческого характера. Поэтому свою статью я и озаглавил как «известные (мне) краеведы…». Вполне понятно, что рассмотренные работы не носят никакого научного характера, их авторы не работали в архивах, не проводили специальные исследования, не  относились критически к услышанным сведениям и увиденным письменным источникам. И все же эти рукописи, даже если назвать их «историей» трудно, тем не менее, представляют интерес, так как они единственные известные источники по истории некоторых татарских селений и общин.

Для меня, краеведа-историка, эти «исторические записки» очень важны: ведь так мало известно о тех, кто интересовался местной историей, собирал и записывал ее, и еще меньше того, что осталось от историографического наследия этих людей.

 

P.S. При составлении рассказа о Гарифе Муради и Хабибулле Алтынбаеве использованы сведения из книг Р.Марданова «Гали авылы тарихы» и «Татарская археография» (Вып. 14).

Имам Соборной мечети города Самара Иршат-хазрат САФИН.

Просмотров: 1488

Один комментарий

  1. Афәрин, ИРШАТ ХӘЗРӘТ! САМАРА ӨЛКӘСЕНДӘГЕ ТАТАР АВЫЛЛАРЫНЫҢ , АНДА ИСЛАМ ДИНЕНЕҢ ӘЙДӘП БАРУЧЫ ХӘЗРӘТЛӘРЕНЕҢ ХЕЗМӘТЛӘРЕН, ТОРМЫШ ЮЛЛАРЫН ЧАГЫЛДЫРУЧЫ ОЧЕРКЫГЫЗ ӨЧЕН СЕЗГӘ ЗУР РӘХМӘТЛӘРЕМНЕ ҖИТКЕРӘСЕМ КИЛӘ! МИНЕМЧӘ, СЕЗ ДӘ БУ ХӘЗРӘТЛӘР КЕБЕК, ТАТАР ХАЛКЫНА, САМАРА ТӨБӘГЕНДӘГЕ БАРЧА МӨСЕЛМАН КАРДӘШЛӘРЕБЕЗГӘ ҮЗЕГЕЗНЕҢ ИҖАТЫГЫЗ БЕЛӘН ҮРНӘК БУЛЫП ТОРАСЫЗ! СЕЗГӘ КИЛӘЧӘКТӘ ДӘ ИҖАДИ УҢЫШЛАР, НЫК СӘЛАМӘТЛЕК, ХӘЕРЛЕ ОЗЫН ГОМЕРЛӘР ТЕЛИМ. НУРЗИДӘ ФӘЙЗУЛЛИНА.