Пусть сериал не станет руководством к действию…

Rhv5Ofop2qI

Он должен стать своеобразной прививкой…

Пожалуй, в России (и не только) не осталось ни одного человека, кто если не смотрел, то хотя бы не слышал о сериале «Слово пацана. Кровь на асфальте». Фильм о «брошенных всеми детях» на рубеже 1980 – 1990-х гг. стал хитом.

Давайте разберемся, почему же сериал «Слова пацана» нашел такой живой отклик у российского зрителя? Нужны ли такие фильмы? Запрещать ли его к просмотру подросткам? Как решить проблему подростковой преступности?

Фильм хорошо «зашел в массы». В чем же причина?

Во-первых, несмотря на то, что речь в сюжете фильма идет об «уличной» жизни Казани, события, разворачивающиеся в сериале, хорошо знакомы не только казанцам. Жители всей страны нашли большое сходство со своим опытом. Зрители узнают и ностальгируют, как танцевали на дискотеках, как бегали из двора во двор, решали вопросы между районами.

Во-вторых, сериал, персонажи которого пребывают в общем фоне безысходности (нищета, последствия Афганской войны), хорошо «зашел», получил феноменальную популярность, так как отражает бессознательную действительность, в которой живем мы. А то, что я не могу себе позволить прожить свою беспомощность, отчаяние, я встрою в картинку, которую смотрю. В психологии это называется «проективная идентификация».

В-третьих, «Слово пацана» затрагивает темы, которые до сих пор остро стоят в социуме. За хитами «Ласкового мая», шапками-фернандельками и югославскими стенками в квартирах героев прячутся нешуточные проблемы. Обвинение и порицание жертв насилия, буллинг, безотцовщина, отсутствие внутрисемейной поддержки, доверия между родителями и детьми, инициации остро актуальны и сегодня.

Основная аудитория через сериал проживает травму поколения

Киноработа, которую обвиняют в излишней романтизации бандитизма и иллюстрации насилия, начисто лишена какой-нибудь романтики. Лейтмотив создателей становится еще яснее, когда на экране появляются застывшие кадры с молодыми лицами и титры: убит, погиб, застрелен, пропал без вести… Создатели сериала хорошо поработали и над тем, чтобы показать двойные стандарты, неприглядную сторону пацанского мира. На мой взгляд, этот сериал – зеркало, в котором каждый видит отголоски собственной жизни и жизни страны в целом. Кто-то непосредственно был участником подобных событий, кто-то наблюдал со стороны, но это было в реальности.

Этот сериал – боль, жизнь, погружение в те времена, о которых говорить не принято. Это передел власти, которая вышла из-под контроля «старших товарищей» послевоенных лет, время переломного кризиса страны, общей растерянности и безысходности, утраты всех вертикалей власти и ориентиров ценностей. Воры и пацаны, как известно, в 1990-е годы превратились в силовых предпринимателей и сыграли ключевую роль в установлении рыночной экономики в России. Нельзя искажать историю, даже если она некрасива, иначе не нужно снимать фильмы от слова совсем про любые времена, революции, войны, кризисы стран и людей. Это хорошо, что в нашей стране снимают такие сериалы, которые позволяют думать, спорить и дискутировать.

В 90-х снимали дешевые фильмы о бандитах, милиции, отвлекали от событий в стране иностранными сериалами. Но никто не говорил о детях, каково им было во времена полного беспредела… Поэтому такие сериалы просто необходимы.

Секрет успеха сериала именно в его честности, искренности, сценарии, игре актеров, которые смогли пересказать и прожить правду жизни, в которой была смерть и любовь, впрочем, как и во все времена.

Сериал очень хорошо «ложится» на эмоции подростков.

Можно поставить на сериал гриф «18+», но вот как фактически запретить смотреть кино подросткам, которые все равно найдут способ посмотреть его тайком? Это не представляется возможным, учитывая, что сериал интересует ребенка и его референтную группу. И не просто так он стал популярен среди молодежи, фильм – квинтэссенция всего, что завораживает и притягивает подростков: принадлежность к группе, возможность определять по принципу «свой – чужой», становление личности, любовь и дружба.

Многим сегодняшним тинейджерам, которым очень надоели правила и шаблоны (должен с трех лет ходить на кружки и секции, чуть ли не с 1-го класса думать о ЕГЭ, «не вылезать» с репетиторских занятий) очень хочется настоящих эмоций и жизни, которые показаны в сериале. К тому же им очень интересна жизнь в таких группировках, которые «дают» важные условия для подросткового периода: своя стая; понятные «законы»; свобода; защищенность.

Современные подростки узнают себя в растерянных, чувствующих себя ненужными, ищущих свое место в жизни персонажах. Безотцовщина никуда не делась. А в полных семьях родители вынуждены вкалывать с утра и до ночи, чтобы обеспечить детей всем необходимым.
Раз не осталось возможности оградить школьника от сериала, то и делать презрительное лицо и через губу говорить: «Зачем ты смотришь эту гадость?» — не выход. Взрослеющий человек ищет ответы на вопросы «кто он такой?», «что его и не его?», он учится выстраивать причинно-следственные связи. И тогда сериал может быть «точкой входа в интереснейшую беседу с подростком на равных». «Слово пацана», безусловно, дает огромную почву для бесед на тему «что такое хорошо и что такое плохо». Этим нужно воспользоваться!

И потом… То, что прозрачно для взрослого человека – намеки и художественные образы, может быть буквально воспринято несформированной психикой подростка. Поэтому им не следует смотреть сериал тайком, а только в сопровождении взрослого, который подскажет, что означают в перспективе те или иные действия героев. Важно понимать, что зритель в сериале наблюдает трагедию, а не веселые приключения двух друзей.

Как решить проблему подростковой преступности?

Я хочу подчеркнуть, что агрессивное поведение не возникает вдруг. Формирование агрессивного поведения – это процесс. Агрессия – это крайний способ выражения негативных эмоций. Она происходит тогда, когда человек не может совладать со своими чувствами и выливает их на другого человека. Это реакция, которая имеет накопительный эффект. Например, ребенок видит, что так общаются родители между собой и ведут себя с ним подобным образом. Возможно, ребенок постоянно наблюдает агрессию среди сверстников. То есть для него деструктивное поведение становится допустимым способом взаимодействия. Не сериалы влияют на наших детей, а культура в семье и в стране, и, если родителям, политикам нечего предложить детям, дети могут организовать свою жизнь сами, как показано в этом фильме.

Потребность подростков – быть услышанными, быть принятыми, важными не только со стороны сверстников, но еще и взрослых. Взаимоотношения, основанные на доверии – вот что защищает наших детей от навязанной пропаганды и влияния разных видов искусства.

Пусть в социальном, политическом, экономическом плане современным подросткам сейчас легче, но в эмоциональном, думаю, ничуть. Во все времена подростки хотят быть услышанными, понятыми теми, кто несколько лет назад был их идолами, а сейчас, будучи уже личностями, с бушующими гормонами и правом иметь свое собственное мнение, они хотят лишь одного: чтобы каждый родитель, глядя в глаза, каждый день говорил своему ребенку: «Я тебе верю, я люблю тебя, и я всегда рядом. Ко мне ты можешь обратиться в любой ситуации, и я тебя всегда поддержу».

Действия родителей Айгуль выглядят даже страшнее деяний криминальной группировки

Хочу отдельно вспомнить и трагическую историю Айгуль Ахмеровой…

Сексуальное насилие – это страшно. Это большая травма, глобальная трагедия для человека. Если после травмирующей ситуации человек получает заботу и поддержку, ему, конечно, будет куда проще интегрировать этот опыт таким образом, чтобы он не влиял на качество жизни и не отравлял ее. Всеобщее презрение довело подростка до суицида. Кто знает, если бы в тот момент мама раскрыла объятия и пожалела свою девочку – может быть, это спасло бы Айгуль…
Возможно, кто-то скажет: «Вот сидела бы дома, под крылом мамы с папой, тогда ничего страшного бы не случилось. Сама виновата!» Это типичная позиция тех, кто не может заглянуть за рамки социальных стереотипов.

Из-за реакции окружающих происходит ретравматизация, и именно она наносит наибольший ущерб психике девочки. Отвергнутая родителями и сверстниками, оставшаяся без защиты, она выбрала единственный возможный для нее выход – выход в окно…

Современные родители, конечно же, должны знать, что после такого события девочке требуется максимум поддержки, работа с психологом, длительная реабилитация психического состояния.


В заключение хочу сказать следующее. Взглянув на современность, мы, конечно, можем сказать, что отдалились от рубежа 1980 – 1990-х гг., но не настолько, как бы нам того хотелось. Многие аспекты, к сожалению, остаются актуальными и сегодня. Хотелось бы, чтобы сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте» стал не руководством к действию, а своеобразной прививкой…

Римма НУРЕТДИНОВА, клинический психолог.

«Бердәмлек».

vk.com

Просмотров: 523

Комментирование запрещено