Чувствилище своей страны

И.М. Халиуллов на склоне лет

И.М. Халиуллов на склоне лет

Такое определение художникам дал Максим Горький, а в ауре его родного города, видимо, было нечто, способствовавшее восприятию приведенной формулировки. Упомянем хотя бы художественный и исторический музей, который открылся летом 1896 года в Дмитриевской (Дмитровской) башне Нижегородского кремля. И герой нашей статьи, проживший более десяти лет на родине великого писателя, уловил эти флюиды и решил встать в ряды чувствилищ, посылающих свет в глубины человеческих сердец. Сразу скажем, что с выбором дела всей жизни И.М. Халиуллов не ошибся. Уроженец самарской земли стал заслуженным деятелем искусств ТАССР, а президент Республики Татарстан М.Шаймиев написал Исмагилу Минтагировичу в послании по случаю 75-летия мастера кисти следующие слова: «Ваши картины принадлежат к лучшим произведениям татарской тематической живописи».

В Нижнем Новгороде Исмагил очутился в начале 30-х годов, поскольку его отец с артелью земляков-самарцев подрядился работать на рытье котлована под строительство местного автозавода – крупнейшего по тем временам в стране. 2 мая 1930 года на пустынном левом берегу Оки рядом с деревней Монастыркой состоялся многолюдный митинг, посвященный началу возведения объекта и закладке первого камня в фундамент кузнечного корпуса. После этого на всей 20-километровой площадке Автостроя закипела работа. Почти все земляные работы выполнялись вручную, а Минтагир ага и его односельчане вывозили выкопанную землю на телегах, запряженных лошадьми.

На строительстве ГАЗа

На строительстве ГАЗа

По воспоминаниям очевидцев, строительство автозавода и соцгорода велось настолько напряженно, что рабочие и строители находились на объектах круглыми сутками. У многих от долгого стояния опухали ноги. Особенно напряженным выдался 1931 год, когда из-за нехватки рабочих рук темпы созидания стали снижаться. То ли по причине тяжелых условий труда и быта, то ли по иной причине, но Минтагир абый решил обитать в Нижнем с членами своей семьи, и они вскоре тоже отправились в незнакомый город с малой родины будущего художника.

А появился он на свет 28 августа 1929 года в деревне Татарские Выселки Ставропольского района Средневолжской области, образованной годом ранее, в конце весны, на безе Самарской, Оренбургской, Пензенской, Ульяновской и части Саратовской губерний. Татарским Выселкам на тот момент было более 150 лет, и поначалу в ревизских сказках деревня фигурировала под названием Бритовка (бытовое прозвище проживавших в ней татар, которые брили головы). В 1954 году произошло слияние Светло-Озерского, Русско-Выселкского и Татарско-Выселкского сельсоветов в единый Выселкский. Поэтому ныне место рождения нашего героя называется так: село Выселки Ставропольского района Самарской области.

Судя по публикациям, в Нижний Новгород, который с октября 1933 года стал Горьким, переехали Исмагил и его мама. Хотя известно, что в семье Минтагира Халилулловича и Шакири Минсафовны Халилулловых родилось семь детей, но, к сожалению, выжил только один ребенок. Кроме того в семье воспитывалась приемная дочь – русская девочка Валя Шувалова, которая до войны вышла замуж и, вероятно, в переезде не участвовала.

После того, как Нижегородский автомобильный завод (НАЗ) имени Молотова вступил в строй 1 января 1932 года (с 1933 года – ГАЗ), глава семейства Халиуловых продолжил трудовую деятельность в этом городе. Поэтому в школу Исмагил пошел в Горьком. По собственным словам, он очень любил читать и представлять события, описанные в книгах, и их героев. Видимо, у впечатлительного подростка образное восприятие прочитанного не просто легко всплывало, но и волновало его, обогащая палитру восприятий мира.

Главный сборочный конвейер ГАЗа после бомбежки, 1943 год

Главный сборочный конвейер ГАЗа после бомбежки, 1943 год

На это же «работали» и частые посещения упомянутого художественного музея, который в те годы располагался уже не в кремлевской башне, а в доме бывшего городского головы Д.В. Сироткина. За более чем 140-летний период существования этого учреждения культуры в нем сосредоточилось немалое количество полотен мастеров живописи, в которые вглядывался наш будущий мастер кисти.

С  началом Великой Отечественной войны его отца призвали на фронт. А Исмагил с мамой, оставшись в Горьком, обитали в бараке рабочего поселка на окраине, переживая голод, холод и атаки немецкой авиации. За время войны вражеские самолеты совершили 43 налета на этот город, из них 26 – ночью. Бомбардировки Горького стали самыми крупными ударами Люфтваффе по тыловым районам СССР.

Здание Нижегородского художественного музея, которое посещал Исмагил

Здание Нижегородского художественного музея, которое посещал Исмагил

Но, несмотря на все трудности, любознательный тинэйджер старательно учился, продолжал много читать и посещать художественный музей, а также местный театр, где выступали эвакуированные из Москвы артисты. Мир культуры продолжал завоевывать высоты в его душе, и вскоре в Горьком у Исмагила созрело желание связать свою жизнь с искусством.

А дальше процитируем статью его сына Рафаэля об отце: «После войны, вернувшись в Тат-Выселки, он твердо решил “учиться на художника”. Это решение, мягко говоря, не вызвало восторга у родных. В селе художество считалось баловством, а не серьезной мужской профессией. Но все же препятствовать Исмагилу не стали. Чтобы получить на руки паспорт, а тогда они хранились под замком в сельсовете, он пошел на хитрость. Заявил, что хочет выучиться на монтера и вернуться работать в родное село. Документ был получен. Вопрос, куда ехать, перед будущим художником не стоял. Конечно в Горький!»

Так в 1947 году наш герой снова отправился в город «вызревания своей мечты», сев на пароход в Ставрополе (ныне – Тольятти). Но в пути он познакомился со студентом Казанского университета, который посоветовал ему укоротить удаление от родных мест и попробовать поступить в художественное училище в Казани. Исмагил прислушался к совету и сошел с судна в столице ТАССР. Найдя в незнакомом городе искомое училище, он сдал документы, а потом выдержал нелегкие вступительные экзамены и огромный конкурс. Способного деревенско-городского паренька заметил и поддержал новоиспеченный директор училища, казанский художник, фронтовик-орденоносец В.И. Куделькин.

В.И.Куделькин (сидит справа) с однополчанами

В.И.Куделькин (сидит справа) с однополчанами

Бывший командир взвода бригады правительственной связи собрал добротную команду увлеченно работавших педагогов. Процессом художественной подготовки учащихся занимались лучшие художники Казани. Била ключом и общественная жизнь. На новогодние праздники, устраиваемые Куделькиным в училище, приглашались интересные люди. На этих вечерах приветствовались маскарады и розыгрыши. а сам Виктор Иванович, обладавший даром комического подражания, доводил выступлениями публику до слез. Один из ведущих художников-портретистов Татарстана, он умел непринужденно проводить занятия. Учащиеся, выезжавшие с директором на пленэр, вспоминали, как легко чувствовали себя с этим руководителем. Ведь он мог с необидным юмором указать на недостатки в их работах, подметить что-то смешное в этюдах.

Понятно, что в такой обстановке пять училищных лет пролетали незаметно и с большой пользой. Исмагил не только старательно «грыз гранит науки», но и занимался конькобежным спортом. Проявил он себя и на общественном поприще – был секретарем комсомольской организации художественного училища. А его дипломная композиция «Первый арест В.И. Ленина» удостоилась отличной оценки. В эти годы будущего художника опечалило лишь одно событие – уход из жизни отца, скончавшегося в 1950 году от последствий фронтовых ран.

Исмагил (слева) с приятелем в молодости

Исмагил (слева) с приятелем в молодости

С семьей своего дяди, 1948 год. Исмагил - справа в среднем ряду

С семьей своего дяди, 1948 год. Исмагил — справа в среднем ряду

После окончания учебного заведения в 1952 году наш герой начал работать в Татарском отделении Всесоюзного кооперативного товарищества художников («Всекохудожник»). Через год организация сменила название на Татарское отделение Художественного фонда РСФСР. Она служила материально-производственной базой Союза художников ТАССР, имея мастерские в городах республики. Также фонд исполнял заказы на художественно-оформительские работы, станковую живопись и скульптуру, монументально-декоративное и декоративно-прикладное искусство, тиражированную графику, дизайн интерьеров. Через пять лет И.Халиуллов возглавил художественный совет Татарского худфонда и исполнял эти полномочия до 1975 года.

«Крестьяне у больного Тукая»

«Крестьяне у больного Тукая»

Что касается его творчества, то важное место в нем заняли картины историко-революционного и бытового жанров, базировавшиеся чаще всего на татарском материале. Первой работой молодого художника, привлекшей внимание зрителей и коллег, было небольшое полотно «Крестьяне у больного Тукая» (1954). На кровати в сумрачном, бедно обставленном номере гостиницы «Булгар» полулежит поэт, а рядом сидят несколько крестьян. По воспоминаниям современников, к Тукаю за несколько дней до его кончины пришли земляки и долго с ним разговаривали. Этот эпизод и лег в основу произведения Ибрагима, пронизанного болью от предчувствия ранней смерти поэта.

При обсуждении картины возникли споры: нужно ли показывать национального поэта в трагическую минуту его жизни, не принижает ли обстановка убогого быта его светлый образ, почему среди посетителей нет его революционно настроенных единомышленников?

Но зритель принял картину, и она стала часто демонстрироваться на выставках, а ее репродукции можно было увидеть в альбомах и книгах о Тукае, а также на почтовой открытке. Долгие годы картина украшала стены старого помещения Союза писателей ТАССР. Но после переезда мастеров пера в другой особняк она исчезла, и автор переживал за судьбу своего тукаевского «первенца». К счастью, полотно нашлось. Некоторое время оно хранилось в экспозиции музея Тукая, а потом появилось в Национальном музее Республики Татарстан.

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова_2

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова_3

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова_4

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова_5

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова_6

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова_7

Картины И.М. Халиуллова

Картины И.М. Халиуллова_8

Картины И.М. Халиуллова

Среди других картин названных выше жанров специалисты выделяют следующие: «На сенокосе» (1957), «Первенец» (1960), «Отряд ушел» (1962), «Родные мои» (1964), «Хозяева земли» (1969), «Тарас Шевченко в Казани» (1970), «Хусаин Ямашев среди друзей» (1974), «Комсомольская свадьба» (1979), «Калина красная (памяти В.Шукшина)» (1979), «Именем революции» (1982), «Обоз» (1982), «Год 1920» (1989).

«Родные мои»

«Родные мои»

Особо популярным у зрителей стало полотно «Родные мои», на котором художник с любовью изобразил свою мать. Правда, его старший сын высказывается осторожнее, полагая, что «в героине этой работы узнаются черты нашей бабушки». О пожилом сельчанине, который сидит рядом с ней, в некоторых публикациях говорят только как о старике, умудренном опытом пережитого –эдаком среднестатистическом татарском бабае. Думается, ближе к истине те из журналистов, кто полагает, что Халилуллов создал собирательный образ матери и отца – тружеников первой половины XX века, которые вот такими видятся благодарному представителю другого поколения. Мама художника в период написания картины была еще жива, она ушла в мир иной через семь лет.

«Хозяева земли»

«Хозяева земли»

Теме преемственности поколений посвящена и работа «Хозяева земли», первоначально задуманная Исмагилом эфенди в связи с историей первой тракторной бригады в Татарской АССР. Но она, по мнению знатоков, превратилась в монументальное произведение – и эпическое, и лирическое.

Взгляните на это полотно, уважаемый читатель, глазами одного из искусствоведов: «Художник пошел по пути широких образных обобщений. Изображены три поколения: дед, отец и сын. Поэтическая символика во всем приходит здесь на смену жанровой описательности, бытовизму. Выразителен пейзаж в этой картине: пасмурное небо, пашня и зеленеющее всходами озимых поле, виднеющаяся вдали деревушка с одиноким минаретом татарской мечети. В красках природы гармония, мягкость, тонкая перекличка зеленоватых, пепельно-серых, сиреневых и голубых тонов; живописно передано то состояние раннего утра, которое в общем образном строе картины обретает определенный символический смысл. Сюжетная завязка, действие выражены мало, но внутренняя значительность героев, сопоставленных как бы лицом к лицу со зрителем, словно смотрящих на нас из своей тревожной исторической дали, очень велика». Добавим к этой длинной цитате лишь то, что мальчишку в буденновке, изображенного на картине, наш герой писал со своего сына Рафаэля.

Уже в ранней его работе о Тукае проявились черты халилулловского стиля, названного критиками «суровым реализмом», которому были присущи сдержанно-сумрачная цветовая гамма, реалистическая манера и жесткая правда сюжета. Этот стиль он развивал в своих лучших картинах.

Отметим, что между работой над большими полотнами на историко-революционную тему, принесшими ему известность, И.Халилуллов писал пейзажи Поволжья и Нечерноземья, Сибири и Прибалтики: «Река Кама» (1953), «Пейзаж Татарии» (1959), «Балтика» (1962), «Холодный день» (1978), «Дубровка» (1979). Причем, есть мнение, что в своих небольших этюдах и пейзажах он раскрылся более всего, так как не был зажат сюжетом и смог показать все грани своего мастерства. В итоге им написаны десятки выразительных, где-то авангардных и смелых этюдов.

Супруга Исмагила Минтагировича вспоминала, как на Академической даче, куда слетались художественные «сливки» всей страны, от героя статьи буквально не отходил один москвич-авангардист. Она однажды застала его за нюханием мазков на пейзаже Халиуллова. «Хочу понять, как он это делает», – смущенно признался столичный гость. Ну что тут скажешь?! В этой ситуации вполне бы пригодилась фраза британского художника-портретиста XVIII-XIX веков Джона Опи. Его однажды спросили: «С чем вы смешиваете свои краски?». Ответ маэстро был таков: «Я смешиваю их с моими мозгами, сэр».

Помимо пейзажей наш земляк с удовольствием писал портреты людей разных национальностей и натюрморты. Он являлся автором ряда таких работ: «Старик» (1956), «Портрет матери» (1970), «Натюрморт с ватрушками» (1968), «Грибы» (1969) и др.

Ему всегда было что предложить вниманию любителей живописи. Поэтому маэстро из Татарских Выселок являлся участником республиканских вернисажей, начиная с 1952 года. Его полотна демонстрировались и вне Татарии: на выставках изобразительного искусства ТАССР к декадам татарского искусства и литературы в Москве (1957, 1980), «Советская Татария» (Ленинград, 1972), «Большая Волга» (Куйбышев, 1964; Ульяновск, 1969; Казань, 1980), «Советская Россия» (Москва, 1960). Картины Халиуллова экспонировались также в Алма-Ате, Баку, Уфе. Познакомиться с работами мастера смогли и жители ГДР, посетив выставки советского искусства, прошедшие на немецкой земле в 1978-1979 годах.

Еще при жизни имя этого живописца, члена правления Союза художников ТАССР вошло в энциклопедии и справочники, статьи и антологии изобразительного искусства Татарстана второй половины ХХ века. В год своего 50-летия он стал заслуженным деятелем искусств Татарской АССР. Известный советский, российский, польский искусствовед и горячий поборник татар во всем мире С.М. Червонная так писала о творчестве Исмагила Халилуллова: «В его живописи есть изумительные, ценнейшие находки, открытия, свидетельствующие о живом и богатом таланте, о тонкой интуиции художника, умеющего найти тактичное, убедительное, порой неожиданное живописное решение».

Одним словом, И.М. Халилуллов занял заметное место в череде художников, которые прославили искусство Татарстана. Героя статьи с учетом его реализованных живописных интересов можно назвать не только чувствилищем республики и страны, но и голосом своей эпохи. Возможно, ему об этом говорили, но он от таких оценок не «бронзовел», оставаясь душой компании и балагуром, который любил юмор, умел делать комплименты и всегда быть добрым и искренним. А свои работы он часто дарил в детские фонды.

С женой и первым сыном, 1956 год

С женой и первым сыном, 1956 год

Радости нашему земляку приносила не только творческая жизнь, но и семейная. Перейти в разряд мужей Исмагилу помог союз молодежи. На районной отчетно-выборной комсомольской конференции Молотовского района Казани он познакомился с красавицей Данией. Девушка работала бухгалтером на швейной фабрике «Динамо», выпускавшей спортивную одежду. После танцев Исмагил проводил Данию до дома, но назначить свидание постеснялся. К счастью, «вмешалась» судьба, которая через некоторое время уже навсегда свела их.

Фабрика «Динамо»

Фабрика «Динамо»

Супруга умела брать на себя все домашние хлопоты, создавая художнику благотворную обстановку для творчества. Тем не менее, он вносил лепту в решение бытовых вопросов. Например, летом наш герой каждый день в три утра выплывал на лодке к середине Волги и рыбачил. К общему подъему заядлый рыбак возвращался чаще всего с богатым уловом лещей. А после обеда он вновь уходил на реку, чтобы и на ужин была свежая рыба.

Воспитывая своих детей, Исмагил эфенди не настаивал на формировании династии художников Халиулловых. Поэтому он не натаскивал их на ремесло, не хлопотал, пользуясь именем, о пристраивании отпрысков в профессию. Живописец полагал: если суждено кому-то быть художником, то он им обязательно станет. И сыновья ныне одобряют такую позицию отца. А династия все равно сложилась, только другая – журналистская.

Сын Рафаэль - главный редактор журнала «Чаян»

Сын Рафаэль — главный редактор журнала «Чаян»

Сын Шамиль - руководитель видеостудии в ИА «Татар-информ»

Сын Шамиль — руководитель видеостудии в ИА «Татар-информ»

Сыновья и внук - журналисты

Сыновья и внук — журналисты

Начало ей положил упомянутый уже первенец Исмагила эфенди и Дании ханум по имени Рафаэль, который отметит грядущей осенью свое 70-летие. Посмотрев в детстве фильм «Журналист», он решил стать газетчиком. Но вскоре в класс пришла новая учительница истории, и паренек воспылал страстью к науке о прошлом. После окончания средней школы он трудился на заводе, служил в армии на Дальнем Востоке. Потом окончил истфак Казанского педагогического университета и работал научным сотрудником Госмузея РТ. Здесь его в 1981 году  увидел сосед по даче, журналист Р.Шарафутдинов и «увел» в корреспонденты многотиражной газеты «Трибуна строителя».

Через пять лет Рафаэля, ставшего редактором этого СМИ, пригласили на работу в журнал «Чаян» («Скорпион»). Пройдя здесь по всем должностным ступенькам, он с 2010 года является главным редактором этого еженедельного журнала юмора и сатиры, выходящего на русском и татарском языках. А в середине прошедшего десятилетия Р.И. Халилуллов выпустил свою книгу юмористической проза «Весы под знаком Скорпиона».

Заслуженному работнику культуры Республики Татарстан и лауреату журналистских премий, награжденному почетным знаком Союза журналистов России «За заслуги», минувший год запомнился обилием мероприятий, связанных со 100-летием «Чаяна». Первый номер этого единственного в мире юмористического журнала на татарском языке вышел в январе 1923 года. Рафаэль эфенди считает, что юмор полезен человеческому организму, а сатира – всему обществу. При этом он не сторонник ни натужных шуток телесмехунов ниже пояса, ни такой фразы наших дней: «Не думайте, что журналистика должна воспитывать и окультуривать людей, просвещать их. Нет! Современный журналист должен приносить доход своему хозяину». Вытекающую из этих слов вседозволенность во имя «капания» денег главный редактор «Чаяна» категорически не приемлет.

Его младший брат Шамиль стартовал в профессию по аналогичной схеме: школа, армия, учеба в вузе. Только в качестве альма-матер у него был Всесоюзный государственный институт кинематографии. В Казани второй сын Исмагила ага работал на телеканале «Эфир», а в 2002 году стоял у истоков создания телекомпании «Хөррият» («Свобода»). Через три года он стал руководителем видеостудии в Информационном агентстве «Татар-информ» или, по собственному определению, – «видеолетописцем». Его хобби – юмористические миниатюры, афоризмы и шаржи. Ш.И. Халилуллов был победителем республиканского конкурса «Хрустальное перо» в номинации «Взгляд через объектив» как лучший телеоператор. А еще у него есть медаль «За отвагу на пожаре», которую Шамилю вручили после спасения старушки из горящей квартиры в высотном доме.

Третьим в журналистской команде Халилулловых значится сын Рафаэля Артур – спортивный редактор ИА«Татар-информ». Он, с детства обожавший спорт и страстно болевший за казанские команды, полагает, что состоялся в профессии благодаря этому. А отец с дядей в становление продолжателя династии не вмешивались, памятуя о «кадровой политике» своего отца. После окончания факультета журналистики КГУ Артур работал в городских, республиканских и федеральных СМИ, освещая мир спорта. По мнению победителя ряда творческих конкурсов, журналистика является для него чем-то вроде ключа к личному счастью. А дорога к успеху базируется только на честности и достоверности информации. Запускать непроверенные сведения ради сенсации и высокого рейтинга для этого редактора ИА неприемлемо.

Именно Артур сделал достоянием гласности еще одно умение-увлечение Исмагила бабая – быть прекрасным рассказчиком, на ходу придумывавшим сказки и истории, в которых всегда имелись героическая и комедийная роли. Эти роли живописец распределял между внуками Артуром и Тимуром следующим образом: героем становился слушающий внук, а отсутствовавшему при сказании доставался комедийный образ. Но со временем мальчишки обнаружили хитрость деда с перестановкой ролей и попросили его рассказать одну из любимых историй им двоим одновременно. Как выпутывался из ситуации герой статьи – история умалчивает.

Наверное, он что-то придумал еще, поскольку знал жизнь и любил творчество, а также был восприимчив к интересам молодежи. Так, под влиянием сыновей Исмагил абый стал поклонником групп «Битлз» и «АББА». А вот цветные телевизоры терпеть не мог, считая, что неестественно насыщенные цвета вредны для зрения живописца.

Художник часто вспоминал свою малую родину – Татарские Выселки. «Мы – бритовские!» – с гордостью говорил он. Исмагил Минтагирович Халиуллов умер 15 марта 2009 года в Казани, не дожив пяти с половиной месяцев до своего 80-летия. Он отдал искусству и творчеству всю свою жизнь, оставив множество картин, а главное – доброе имя, вписанное в историю татарской живописи, которое и поныне на слуху.

На персональной выставке произведений И.М. Халилуллова, 2019 год

На персональной выставке произведений И.М. Халилуллова, 2019 год

На персональной выставке произведений И.М. Халилуллова, 2019 год

На персональной выставке произведений И.М. Халилуллова, 2019 год

В первый посмертный юбилей нашего земляка (речь о 80-летии) в газете «Казанские ведомости» появился материал о нем под названием «Суровый реализм «неровного» мастера». А 28 августа 2019 года – в день 90-летия живописца – в Национальной художественной галерее Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан (казанский Кремль, музейный комплекс «Хәзинә» («Достояние»)) открылась персональная выставка произведений И.М. Халилуллова.

Его картина «Хозяева земли» была представлена и на виртуальной выставке«100 лет СССР». Работы мастера кисти можно увидеть также в виртуальном Русском музее, в музее А.М. Горького в Казани, картинной галерее г. Альметьевска и других местах.

В год его 90-летия статью о живописце опубликовала газета «Ставрополь-на-Волге» Ставропольского района Самарской области, а пользователи Интернета из сел этого муниципалитета разместили на всеобщее обозрение информацию о нем, препроводив ее фразой: «И хоть нет сейчас с нами нашего земляка, но мы должны знать о нем!»

«Стена Памяти» в Выселках, 2020 год

«Стена Памяти» в Выселках, 2020 год

Мемориальный комплекс в Выселках

Мемориальный комплекс в Выселках

Не забывают самарцы и про отца художника. К 75-летию Великой Победы у обелиска воинам-односельчанам в Выселках появилась мраморная плита, которая установлена в память о ветеранах войны, ушедших из жизни в мирное время. Но информации о них не хватает. В марте 2021 года Выселкская библиотека вывесила в «мировой паутине» такое сообщение: «Уважаемые жители с.п. Выселки! Для продолжения проекта «Стена Памяти»… нужны фотографии фронтовиков-победителей, которых мы, к сожалению, еще не разместили на Стене Памяти. Откликнитесь, пожалуйста, у кого есть фотографии. Принесите фотографию (ее отсканируем и сразу же вернем) в администрацию с.п. Выселки, по адресу: с. Выселки, ул. Победы, д. 62. Справки по телефону 8-(848-2) 23-67-36».

Далее приводится список участников войны. чьих снимков нет. В нем 92 фамилии, и под №36 значится Халилуллов Минтагир Халилуллович. Может быть эти строчки попадут на глаза казанским Халиулловым…Тогда для них сообщаем и-мейл администрации с.п. Выселки: selskoepv@mail.ru

А закончим мы статью словами известного французского скульптора Огюста Родена, которые, с одной стороны, сказаны практически про Исмагила эфенди (первые два предложения), а, с другой, – адресованы нам (третье и четвертое предложения), не пишущим картины и занимающимся иными делами. Итак, цитата: «Художник подает великий пример. Он страстно любит свою профессию: самая высшая награда для него – радость творчества. К сожалению, в наше время многие презирают, ненавидят свою работу. Но мир будет счастлив только тогда, когда у каждого человека будет душа художника, иначе говоря, когда каждый будет находить радость в своем труде». Пусть же будет счастлив мир!

Рашид ШАКИРОВ.

 Журнал «Самарские татары», № 4(41), 2023 года.

 

 

Просмотров: 594

Комментирование запрещено