«Сколько бы не говорили, что семьи не хотят, чтобы дети обучались на татарском языке, это неправда»

kcuwnbVxG9oТатарская гимназия №2 им. Ш. Марджани при КФУ – единственная в Казани школа, где обучение полностью ведется на татарском языке. Трудно ли находить учителей, которые могут преподавать химию или физику на татарском, можно ли сдавать выпускные экзамены на родном языке и куда поступать, окончив национальную школу – об этом мы поговорили с директором гимназии Рамилем Гайнуллиным в первой части интервью. 

«Образовательный процесс полностью построен на татарском» 

- Гимназия им. Ш. Марджани, наверное, единственная школа, где обучение ведется на татарском языке. Что она представляет собой на сегодняшний день? 

- Я бы не сказал, что наша гимназия единственная ведет обучение на родном, в нашем случае на татарском, языке. В Казани около сорока национальных школ. К сожалению, не во всех из них обучение полностью ведется на родном языке. Но каждая из них делает вклад в развитие национального образования.

С 1 по 9 классы у нас образовательный процесс полностью построен на татарском языке. Физика, химия, биология, алгебра, геометрия, — все предметы преподаются на татарском языке. Все мероприятия, в том числе традиционный фестиваль народных песен, также проводятся на татарском. 

В 10-11 классах мы переходим на билингвальность, так как мы должны делать это по закону. Наши дети постепенно готовятся к сдаче ЕГЭ, а КИМы у нас на русском языке. Но в 9 классе ОГЭ мы сдаем на татарском, и для этого мы заранее заказываем в министерстве образования специальные КИМы.

- То есть, для 9 класса такая возможность есть – сдавать экзамен на родном языке?

- Да. К сожалению, в прошлом году в Республике было только две школы, где сдавали ОГЭ на татарском языке. При этом больше всего КИМов заказывали мы. Никаких сложностей у детей не возникает, средний балл высокий. 

- А вторая школа какая? 

- «Адымнар». Насколько я знаю, экзамен по одному предмету они сдавали на татарском языке. 

Об учителях 

Чем еще уникальна наша школа? Это система, которая создавалась в течение десятилетий. Мы называем наш комплекс «Центром национального образования». Что он включает? Во-первых, детский сад, в котором воспитывается 160 детей. В первый класс они придут к нам. Далее основной объект – гимназия. 

Кроме того, наш Центр национального образования включает детскую музыкальную школу №32 им. Ильгама Шакирова. Насколько я знаю, это единственная музыкальная школа, которая ведет обучение на татарском языке. Также у нас есть Центр национальной борьбы «Көрәш». Его руководитель – Крылов Николай Васильевич — является одним из лучших тренеров Татарстана. Среди его воспитанников есть чемпионы республики, России, есть несколько победителей чемпионатов мира. 

Следующая лаборатория – музейный комплекс. Он включает музей Шигабутдина  Марджани; музей, посвященный ХХ веку; музей, посвященный Баки Урманче и картинную галерею, где мы проводим выставки известных художников. 
В чем наша сильная сторона? Конечно, наше преимущество – это наши учителя. Кадровый вопрос в системе образования всегда стоял на первом плане. И на сегодняшний день находить, привлекать специалистов, которые могут преподавать физику или химию на татарском языке, скажу честно, очень сложно. Я, конечно, всегда хвалюсь, что у нас не бывает вакансий. Мы закрываем их, даже если кто-то переезжает или уходит в декретный отпуск. 

- А где вы их находите? 

— Это наш секрет. Но мы умудряемся привлекать специалистов. На сегодняшний день даже по физике у нас три специалиста, которые могут преподавать в соответствии со всеми нашими требованиями, стандартами. Большая часть учителей работает в школе уже много лет. 

Наша гимназия — единственная в Республике Татарстан школа, где работают два народных учителя. Также есть заслуженные учителя и учителя, которые удостоены госнаград, грантов. 

Хорошо, что у нас в республике для молодых специалистов создаются такие условия. Когда проводим собеседование с молодыми учителями, говорим, что, если они хотят развиваться в сфере образования, в Татарстане созданы хорошие условия. Например, вернули грант «Наш новый учитель», есть различные гранты для учителей, которые ведут обучение на родном языке. Это как раз наш случай, и мы каждый стараемся подавать заявки на этот региональный грант.
Выигрывали грант для юридических лиц, организаций, которые ведут образовательную деятельность на родном языке. Подаем заявки и на общие гранты. Например, в конкурсе «Большая перемена», недавно заняли третье место, в этом году опять участвуем. 

Мы можем гордиться и нашими выпускниками. Среди них — кандидаты наук, писатели, артисты, журналисты, известные спортсмены и т.д. 

Об учениках

- Кто приводит детей? 

- Я очень благодарен татарскому сообществу. Сколько бы не говорили, что семьи не хотят, чтобы дети обучались на татарском языке или на другом родном языке, это неправда. Если посмотреть, сколько желающих попасть в нашу гимназию, их огромное количество. Мы нее можем принять всех только потому, что не позволяет площадь здания, а не из-за того, что не хотим кого-то брать. Мы школа, которая принимает по микрорайонному признаку, то есть по прописке. В первую очередь к нам попадают по прописке, а также те, у кого братья и сестры учатся у нас, воспитанники нашего детского сада. А дальше мы принимаем тех, кто живет в Высокогорском или в Лаишевском районе, на окраинах города, и хотят к нам поступить.

- Даже оттуда готовы ехать? 

- У нас много семей из Высокогорского, из Лаишевского районов. Каждый день они привозят детей к нам. 

Я благодарен родителям, которые приняли нашу концепцию, каждый день работают по развитию и обучению детей, идут с нами для достижения высот, которые ставим в начале учебного года. И Аллага шокер, идем достаточно успешно, если смотреть результаты олимпиад, конференций, фестивалей, конкурсов, ЕГЭ, ОГЭ.

У нас огромный процент детей, которые стремятся получить углубленные академические знания. Многие дети хотят проявлять себя на сцене, изучать актерское, ораторское искусство. Многие участвуют в общегородских кружках, культурных центрах. Например, значительную часть детей в студии «Апуш» составляют наши гимназисты. 

Хочу отметить двух наших ребят: Зульфию Шафигуллину, которая выпустилась в прошлом году, и ученика 10 класса Алмаза Миннибаева. Это дети, которые на региональном и республиканском этапах олимпиад заняли по 5-6 мест за один сезон. Это единственные дети в Республике, которые смогли показать такие результаты в прошлом и позапрошлом году. И они учатся в нашей гимназии. 

Многие говорят, куда пойдет ребенок, обучаясь на родном языке? Получая знания на родном языке, наши дети решают олимпиадные задания лучше сразу по нескольким предметам и достигают больших высот. На родном языке ребенок раскрывается куда лучше. Это уже многократно доказано учеными. 

- И мозг более гибкий. 

- Конечно. И мы же не только родному языку обучаем. У нас феноменально работает кафедра русского языка и русской литературы. На Всероссийской олимпиаде школьников двое детей стали призерами на региональном уровне. Была олимпиада для национальных школ, и на финальный этап прошли 11 детей и все стали призерами и победителями. По литературе в финал прошли 7 детей, и все заняли места.

Наши дети отлично владеют двумя языками – и русским, и татарским. На заключительном этапе Международной олимпиады по татарскому языку и литературе 16 детей стали победителями и призерами. 

В конце 11 класса ученики пишут Единый госэкзамен на русском языке. У нас в Казани есть добрая традиция – директора провожают детей сами. Мы ждем, пока дети выйдут с экзамена. Ни разу не было случая, чтобы ребенок выходил и говорил: «КИМы были на русском языке, а мы учились на татарском, я ничего не понял». Они прекрасно говорят по-русски. 

О подготовке к ЕГЭ 

- А как вы готовите к ЕГЭ? У некоторых родителей как раз может быть страх, что на татарском языке учиться хорошо, но экзамены надо сдавать на русском.

- У тех родителей, которые с нами 10-11 лет, таких опасений уже не возникает. Они доверяют нашим учителям, нам – администрации школ. В 10-11 классах переходим на билингвальность. В 11 классе дети решают задачи уже на русском языке, потому что и законодательство от нас этого требует. 

У нас есть налаженная практика, когда при подготовке к ЕГЭ мы также привлекаем преподавателей из университета. То есть в тандеме работают наш предметник и привлеченный специалист, и это дает результаты. Они делят материал на блоки, либо делят детей на группы. В одних группах занимаются дети, которые нацелены на то, чтобы получить 80 баллов и больше, в других – 70 баллов и больше. 

- То есть, индивидуальный подход.

- Да. Пусть даже сидим не с каждым индивидуально, но дети занимаются в небольших группах. В прошлом году два класса выпускалось, в этом году – один, 30 с лишним детей. 

Самое главное – сложностей не возникает. Хорошо понимают, осваивают материал. Никто не жаловался, что, переходя с татарского на русский, возникали проблемы. 

- В школе дети учатся на татарском, учатся мыслить на родном языке, успешно сдают экзамены. Потом они попадают в вуз. А вузах, насколько я понимаю, практически нет обучения на татарском. Есть какие-то мысли, что делать дальше? Можно ли что-то поменять, чтобы ребенок после родной школы не попадал в вакуум? 

- В начале 2022 года в Москве был форум, где собирали учителей из национальных школ. Мы с коллегами обсуждали актуальные вопросы и как раз размышляли о том, что делать выпускникам школ, где все преподается на родном языке. Было бы неплохо, если бы в нашей республике университеты давали некую льготу детям, которые ЕГЭ или ОГЭ сдают на родном языке или по родному языку, детям, которые побеждали в олимпиадах по татарскому, башкирскому или марийскому языку, успешно участвовали в конференциях. Они могли бы обучаться по таким специальностям, как филология или журналистика. Например, нужны переводчики, которые работают в государственных учреждениях и готовят тексты для выступления на родном языке. 

Эти дети – носители литературного языка. В этих школах родной язык преподается на высоком уровне, ребенок осознанно выбрал эту стихию. И вдруг этот ребенок, как вы сказали, попадает в некий вакуум. Все – на этом у нас пропадает носитель литературного языка, со временем он превращается в носителя бытового языка. 

Но у нас же есть этот пласт. Пока эти дети обучаются в школах, пока они выпускаются, для них нужно создавать условия. Я бы вот это сделал. 

Татарская гимназия №2 им. Ш. Марджани при КФУ – единственная в Казани школа, где обучение полностью ведется на татарском языке. Трудно ли находить учителей, которые могут преподавать химию или физику на татарском, можно ли сдавать выпускные экзамены на родном языке и куда поступать, окончив национальную школу – об этом мы поговорили с директором гимназии Рамилем Гайнуллиным в первой части интервью.

 

«Образовательный процесс полностью построен на татарском»

- Гимназия им. Ш. Марджани, наверное, единственная школа, где обучение ведется на татарском языке. Что она представляет собой на сегодняшний день? 

- Я бы не сказал, что наша гимназия единственная ведет обучение на родном, в нашем случае на татарском, языке. В Казани около сорока национальных школ. К сожалению, не во всех из них обучение полностью ведется на родном языке. Но каждая из них делает вклад в развитие национального образования.

С 1 по 9 классы у нас образовательный процесс полностью построен на татарском языке. Физика, химия, биология, алгебра, геометрия, — все предметы преподаются на татарском языке. Все мероприятия, в том числе традиционный фестиваль народных песен, также проводятся на татарском.

В 10-11 классах мы переходим на билингвальность, так как мы должны делать это по закону. Наши дети постепенно готовятся к сдаче ЕГЭ, а КИМы у нас на русском языке. Но в 9 классе ОГЭ мы сдаем на татарском, и для этого мы заранее заказываем в министерстве образования специальные КИМы.

- То есть, для 9 класса такая возможность есть – сдавать экзамен на родном языке?

- Да. К сожалению, в прошлом году в Республике было только две школы, где сдавали ОГЭ на татарском языке. При этом больше всего КИМов заказывали мы. Никаких сложностей у детей не возникает, средний балл высокий.

- А вторая школа какая? 

- «Адымнар». Насколько я знаю, экзамен по одному предмету они сдавали на татарском языке.

Об учителях

Чем еще уникальна наша школа? Это система, которая создавалась в течение десятилетий. Мы называем наш комплекс «Центром национального образования». Что он включает? Во-первых, детский сад, в котором воспитывается 160 детей. В первый класс они придут к нам. Далее основной объект – гимназия.

Кроме того, наш Центр национального образования включает детскую музыкальную школу №32 им. Ильгама Шакирова. Насколько я знаю, это единственная музыкальная школа, которая ведет обучение на татарском языке. Также у нас есть Центр национальной борьбы «Көрәш». Его руководитель – Крылов Николай Васильевич — является одним из лучших тренеров Татарстана. Среди его воспитанников есть чемпионы республики, России, есть несколько победителей чемпионатов мира.

Следующая лаборатория – музейный комплекс. Он включает музей Шигабутдина  Марджани; музей, посвященный ХХ веку; музей, посвященный Баки Урманче и картинную галерею, где мы проводим выставки известных художников.
В чем наша сильная сторона? Конечно, наше преимущество – это наши учителя. Кадровый вопрос в системе образования всегда стоял на первом плане. И на сегодняшний день находить, привлекать специалистов, которые могут преподавать физику или химию на татарском языке, скажу честно, очень сложно. Я, конечно, всегда хвалюсь, что у нас не бывает вакансий. Мы закрываем их, даже если кто-то переезжает или уходит.

- А где вы их находите? 

— Это наш секрет. Но мы умудряемся привлекать специалистов. На сегодняшний день даже по физике у нас три специалиста, которые могут преподавать в соответствии со всеми нашими требованиями, стандартами. Большая часть учителей работает в школе уже много лет.

Наша гимназия — единственная в Республике Татарстан школа, где работают два народных учителя. Также есть заслуженные учителя и учителя, которые удостоены госнаград, грантов.
Хорошо, что у нас в республике для молодых специалистов создаются такие условия. Когда проводим собеседование с молодыми учителями, говорим, что, если они хотят развиваться в сфере образования, в Татарстане созданы хорошие условия. Например, вернули грант «Наш новый учитель», есть различные гранты для учителей, которые ведут обучение на родном языке. Это как раз наш случай, и мы каждый стараемся подавать заявки на этот региональный грант.
Выигрывали грант для юридических лиц, организаций, которые ведут образовательную деятельность на родном языке. Подаем заявки и на общие гранты. Например, в конкурсе «Большая перемена», недавно заняли третье место, в этом году опять участвуем.

Мы можем гордиться и нашими выпускниками. Среди них — кандидаты наук, писатели, артисты, журналисты, известные спортсмены и т.д.

Об учениках

- Кто приводит детей? 

- Я очень благодарен татарскому сообществу. Сколько бы не говорили, что семьи не хотят, чтобы дети обучались на татарском языке или на другом родном языке, это неправда. Если посмотреть, сколько желающих попасть в нашу гимназию, их огромное количество. Мы нее можем принять всех только потому, что не позволяет площадь здания, а не из-за того, что не хотим кого-то брать. Мы школа, которая принимает по микрорайонному признаку, то есть по прописке. В первую очередь к нам попадают по прописке, а также те, у кого братья и сестры учатся у нас, воспитанники нашего детского сада. А дальше мы принимаем тех, кто живет в Высокогорском или в Лаишевском районе, на окраинах города, и хотят к нам поступить.

- Даже оттуда готовы ехать? 

- У нас много семей из Высокогорского, из Лаишевского районов. Каждый день они привозят детей к нам.

Я благодарен родителям, которые приняли нашу концепцию, каждый день работают по развитию и обучению детей, идут с нами для достижения высот, которые ставим в начале учебного года. И Аллага шокер, идем достаточно успешно, если смотреть результаты олимпиад, конференций, фестивалей, конкурсов, ЕГЭ, ОГЭ.

У нас огромный процент детей, которые стремятся получить углубленные академические знания. Многие дети хотят проявлять себя на сцене, изучать актерское, ораторское искусство. Многие участвуют в общегородских кружках, культурных центрах. Например, значительную часть детей в студии «Апуш» составляют наши гимназисты.

Хочу отметить двух наших ребят: Зульфию Шафигуллину, которая выпустилась в прошлом году, и ученика 10 класса Алмаза Миннибаева. Это дети, которые на региональном и республиканском этапах олимпиад заняли по 5-6 мест за один сезон. Это единственные дети в Республике, которые смогли показать такие результаты в прошлом и позапрошлом году. И они учатся в нашей гимназии.

Многие говорят, куда пойдет ребенок, обучаясь на родном языке? Получая знания на родном языке, наши дети решают олимпиадные задания лучше сразу по нескольким предметам и достигают больших высот. На родном языке ребенок раскрывается куда лучше. Это уже многократно доказано учеными.

- И мозг более гибкий. 

- Конечно. И мы же не только родному языку обучаем. У нас феноменально работает кафедра русского языка и русской литературы. На Всероссийской олимпиаде школьников двое детей стали призерами на региональном уровне. Была олимпиада для национальных школ, и на финальный этап прошли 11 детей и все стали призерами и победителями. По литературе в финал прошли 7 детей, и все заняли места.

Наши дети отлично владеют двумя языками – и русским, и татарским. На заключительном этапе Международной олимпиады по татарскому языку и литературе 16 детей стали победителями и призерами.

В конце 11 класса ученики пишут Единый госэкзамен на русском языке. У нас в Казани есть добрая традиция – директора провожают детей сами. Мы ждем, пока дети выйдут с экзамена. Ни разу не было случая, чтобы ребенок выходил и говорил: «КИМы были на русском языке, а мы учились на татарском, я ничего не понял». Они прекрасно говорят по-русски.

О подготовке к ЕГЭ

- А как вы готовите к ЕГЭ? У некоторых родителей как раз может быть страх, что на татарском языке учиться хорошо, но экзамены надо сдавать на русском.

- У тех родителей, которые с нами 10-11 лет, таких опасений уже не возникает. Они доверяют нашим учителям, нам – администрации школ. В 10-11 классах переходим на билингвальность. В 11 классе дети решают задачи уже на русском языке, потому что и законодательство от нас этого требует.

У нас есть налаженная практика, когда при подготовке к ЕГЭ мы также привлекаем преподавателей из университета. То есть в тандеме работают наш предметник и привлеченный специалист, и это дает результаты. Они делят материал на блоки, либо делят детей на группы. В одних группах занимаются дети, которые нацелены на то, чтобы получить 80 баллов и больше, в других – 70 баллов и больше.

- То есть, индивидуальный подход.

- Да. Пусть даже сидим не с каждым индивидуально, но дети занимаются в небольших группах. В прошлом году два класса выпускалось, в этом году – один, 30 с лишним детей.

Самое главное – сложностей не возникает. Хорошо понимают, осваивают материал. Никто не жаловался, что, переходя с татарского на русский, возникали проблемы.

- В школе дети учатся на татарском, учатся мыслить на родном языке, успешно сдают экзамены. Потом они попадают в вуз. А вузах, насколько я понимаю, практически нет обучения на татарском. Есть какие-то мысли, что делать дальше? Можно ли что-то поменять, чтобы ребенок после родной школы не попадал в вакуум? 
- В начале 2022 года в Москве был форум, где собирали учителей из национальных школ. Мы с коллегами обсуждали актуальные вопросы и как раз размышляли о том, что делать выпускникам школ, где все преподается на родном языке. Было бы неплохо, если бы в нашей республике университеты давали некую льготу детям, которые ЕГЭ или ОГЭ сдают на родном языке или по родному языку, детям, которые побеждали в олимпиадах по татарскому, башкирскому или марийскому языку, успешно участвовали в конференциях. Они могли бы обучаться по таким специальностям, как филология или журналистика. Например, нужны переводчики, которые работают в государственных учреждениях и готовят тексты для выступления на родном языке.

Эти дети – носители литературного языка. В этих школах родной язык преподается на высоком уровне, ребенок осознанно выбрал эту стихию. И вдруг этот ребенок, как вы сказали, попадает в некий вакуум. Все – на этом у нас пропадает носитель литературного языка, со временем он превращается в носителя бытового языка.

Но у нас же есть этот пласт. Пока эти дети обучаются в школах, пока они выпускаются, для них нужно создавать условия. Я бы вот это сделал.

 

 

milliard.tatar

Просмотров: 472

Один комментарий

  1. Я 1956 года рождения. До третьего класса обучались на татарском языке, а с 4 по 8-ой классы перешли на русский, но до восьмого класса преподавали Эдэбият и грамматику на татарском и сдавали экзамены. Я считаю, что этого вполне достаточно. А если все предметы на татарском где можно работать?