Кто же первым водрузил Знамя Победы над Рейхстагом?

Общий вид поверженного Рейхстага

Общий вид поверженного Рейхстага

ПРАВДИВАЯ ВОЙНА ГАЗИ ЗАГИТОВА

Никто не забыт, ничто не забыто… Как часто мы повторяем эти слова, не задумываясь об их глубинном смысле. Они сегодня превратились в некий штамп. К сожалению, в действительности многие настоящие герои Великой Отечественной если и не забыты совсем, то до сих пор остаются в тени. Один из таких героев — татарский воин Газетдин Загитов, о котором рассказывает на сайте «БИЗНЕС Online» писатель и публицист Ягсуф Шафиков.

«ОНИ В АТАКУ НЕ ХОДИЛИ, РЕЙХСТАГ НЕ БРАЛИ…»

Во всех учебниках, справочниках и энциклопедиях, изданных до 80-х годов прошлого века, пишется, что 30 апреля 1945 года над развалинами гитлеровской цитадели Рейхстага развевалось пробитое пулями и пропахшее пороховым дымом Знамя Победы, водруженное сержантом Михаилом Егоровым и младшим сержантом Мелитоном Кантария. Сейчас, когда опубликованы воспоминания непосредственных участников этих событий, документы и приказы из военных архивов, можно с уверенностью утверждать: да, Егоров и Кантария действительно установили Знамя на крыше Рейхстага. Но не они были первыми.

Мне одним из первых рассказал эту историю в начале 80-х годов в городе Краснодаре знаменитый командир первого батальона прославленного 756-го полка Степан Неустроев. Я в то время работал собкором в «Татар-информе». Неустроев, еще будучи в звании капитана, командовал батальоном, который взял Рейхстаг. Был первым комендантом Советской армии в рейхстаге. В последние годы до смерти герой войны жил в микрорайоне «Юбилейный» города Краснодара. Он мне рассказывал: «Мною была сделана ошибка, что я допустил идти на крышу с Берестом Михаила Егорова и Мелитона Кантарии. Они в атаку не ходили, Рейхстаг не брали, а вся слава батальона досталась им…»

Необходимо отметить, что и сами Егоров и Кантария в своих воспоминаниях, вышедших в печати в 1975 году, признали, что они вовсе не находились в первых рядах штурмующих Рейхстаг, в здание вошли после его захвата, когда над гитлеровской цитаделью развевалось знамя. Напрашивается вопрос: «Если не Михаил Егоров и Мелитон Кантария, кто же был первым?»

Начало недоразумениям положило донесение командира 150-й стрелковой дивизии полковника Василия Шатилова о том, что его войска 30 апреля 1945 года овладели Рейхстагом и в 14:25 водрузили на южной его части Красное Знамя. Как выяснилось позже, доклад этот оказался несколько преждевременным. Часть бойцов дивизии действительно ворвалась в здание Рейхстага, кто-то даже флагом взмахнул из окна. Но немцы их вскоре выбили. Между тем донесение уже ушло «наверх». На основании этого сообщения командующий 1-м Белорусским фронтом Георгий Жуков издал приказ по фронту и доложил лично Иосифу Сталину. Это сообщение попало и в сводки Совинформбюро. Долгожданная новость, переданная по радио вечером 30 апреля 1945 года, облетела весь мир. А вокруг Рейхстага все еще продолжались ожесточенные бои, и никакого знамени над его крышей еще не было. Поздним вечером 30 апреля в Рейхстаг с разных сторон проникло несколько штурмовых групп. Части бойцов удалось пробиться на крышу, и только ночью над Рейхстагом заплескались красные флаги и знамена.

ЗАГИТОВ И МИНИН БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Обратимся к журналу боевых действий 136-й артиллерийской бригады. 1 мая 1945 года в нем записано, что в ночь на 1.05.1945 группа разведчиков бригады во главе со старшим сержантом Гази Загитовым первой водрузила Красное Знамя над Берлином. Тогда же, 1 мая 1945 года, было составлено представление на Газетдина Казыйхановича Загитова к званию Героя Советского Союза. Здесь в графе «Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» говорится буквально следующее:

М.П. Минин, 1 мая 1945 г.
М.П. Минин, 1 мая 1945 года

«При подходе наших войск к центру Берлина — Рейхстагу — товарищ Загитов по личной инициативе изъявил желание принять участие в его штурме и первым водрузить на Рейхстаге Знамя Победы. 26 апреля 1945 года совместно с сержантом Мининым, старшим сержантом Бобровым, старшим сержантом Лисименко Загитов направился на выполнение боевого задания. Следуя впереди наступающей пехоты, Загитов разведал пути подхода к Рейхстагу и тем самым помог продвижению нашей пехоты.

М.П. Минин, 2010 год
М.П. Минин, 2010 год

28 апреля разведчики зашли в тыл к немцам и наскочили на немецкого часового; действуя смело и решительно, они застрелили часового и ворвались в подвал, где захватили в плен 25 немецких солдат. 29 апреля Загитов и его товарищи пробрались в расположение гитлеровцев и ориентировали огонь нашей артиллерии по Рейхстагу. Дом, в котором они находились, был окружен гитлеровцами, но герои не сдавались. Действуя автоматами и гранатами, они истребили в этом бою 40 фашистов и продержали дом до подхода нашей пехоты.

30 апреля Загитов вместе со своими товарищами разведал необозначенный канал, проходивший в 100 метрах от Рейхстага, была также обнаружена проходящая через канал переправа. О результатах разведки они немедленно доложили по радио командиру 79-го корпуса. 30 апреля во время штурма Загитов первым ворвался в Рейхстаг, но в это время получил сквозное ранение в грудь (при ранении пробит партбилет). Раненый старший сержант Загитов и сержант Минин забрались на башню Рейхстага и установили первое победное знамя.

За свою храбрость, мужество и геройство, проявленные во время штурма Рейхстага, товарищ Загитов достоин присвоения звания Героя Советского Союза.

Село Янагуш. У могилы Рейхстага. Г.К. Загитова завдующий сельсикм музеем Галимзян Бикбулатов и авор публикации Ягсуф Шафиков (слева)
Село Янагуш. Заведующий сельским музеем Галимзян Бикбулатов и автор публикации Ягсуф Шафиков (слева) у могилы Г.К. Загитова

Командир РАД 136 АПАРКВ майор Максимов. 1 мая 1945 года, г. Берлин».

«ВОТКНУЛИ ЗНАМЯ В КОРОНУ КАКОЙ-ТО ГОЛОЙ БАБЕ»

Здесь требуется одно уточнение. Загитов был ранен в грудь (сквозное пулевое ранение, пуля прошла всего в одном сантиметре от сердца) не тогда, когда он первым ворвался в Рейхстаг, а уже после того, как было установлено Знамя Победы на крыше Рейхстага. Примерно в полночь Газетдин вновь поднялся на крышу, чтобы проверить, на месте ли Знамя. И тут в темноте его задела шальная пуля. Об этом мне подробно рассказывал непосредственный участник этой группы Михаил Минин из Пскова.

Далее он, сержант войны Минин, повествовал следующее: «30 апреля 1945 года в 21 час 30 минут по берлинскому времени началась артиллерийская подготовка. Минут за пять до окончания артподготовки Г. Загитов, А. Бобров, А. Лисименко и я выпрыгнули из углового оконного проема и сразу устремились к каналу. Газетдин Загитов прекрасно ориентировался на местности в любое время суток. Он безошибочно привел нас к заранее разведанному месту переправы. Когда огонь артиллерии минометов перенесли в глубину Тиргартена (парк вокруг Рейхстага), в 22 часа 00 минут в воздух взметнулась серия зеленых ракет — сигнал начала штурма. К этому времени мы вчетвером уже были на другом берегу канала. Перебегаем по толстой трубе цепочкой друг за другом. Не ожидая подхода основных сил, мы сразу же бросились в направлении парадного входа. Весь этот маршрут Газетдин Загитов еще днем хорошо просмотрел в бинокль с третьего этажа. Бежали стремительно. Справа и слева заговорили уцелевшие огневые точки врага. Однако огонь противника был малоэффективным, так как нас хорошо защищали складированный строительный материал, штабеля кирпича, отвалы земли. Когда приблизились к Рейхстагу, на ходу открыли автоматный огонь по главному входу и, не задерживаясь ни на секунду, сразу же стали подниматься по широкой гранитной лестнице. Единственная массивная двухстворчатая дверь оказалась запертой. Справа и слева от нее дверные проемы были замурованы кирпичом. Возле нас вскоре скопилось до взвода солдат. Пытались подналечь плечом, бить ногами и прикладами, но дверь не поддавалась. У входа образовалась небольшая заминка, во время которой мы с Бобровым успели прикрепить к стене то Красное Знамя, которое вручил нам полковник Писарев. Это было 30 апреля в 22 часа 10 минут. Со взломом двери нельзя было медлить, ибо могли упустить фактор внезапности. Газетдин Загитов предложил принести бревно, которое валялось внизу недалеко от ступенек. Вместе с Лисименко они бегом спустились вниз и вдвоем принесли бревно. После нескольких таранных ударов дверь распахнулась. Во внутрь здания сплошным потоком хлынули советские воины. Впереди всех был Газетдин Загитов, который вместе с бревном так и влетел в вестибюль Рейхстага, когда распахнулась дверь… Вот здесь-то Газетдин Загитов громко произнес команду, ставшую исторической: «Не толпитесь! Заходите по одному!» Воспользовавшись растерянностью врага и успехом, которого добились атакующие в первые минуты боя, командир группы капитан В. Маков дает команду нашей группе, т. е. Загитову, мне, Боброву и Лисименко, пробиться на крышу Рейхстага. Вся наша четверка устремляется наверх. Впереди бежал Газетдин Загитов. Все коридоры, которые выходили на лестницу, мы забрасывали гранатами и «прочесывали» автоматными очередями. После того как «прочесали» чердак и бросили в темноту несколько гранат, Загитов посветил фонариком и сразу обнаружил грузовую лебедку, две массивные пластинчатые цепи которой уходили вверх. Звенья гигантской цепи были такой величины, что в них свободно входила ступня ноги. Один за другим лезем по цепи наверх. Как всегда, впереди Газетдин Загитов, а за ним я со знаменем. Метра через 4 наткнулись на слуховое окно, через которое и выбрались на крышу. Вдруг на фоне огненного зарева разорвавшегося на крыше снаряда Лисименко заметил наш дневной ориентир — «Богиню Победы», как тогда мы называли скульптурную группу. Несмотря на артиллерийский обстрел, решили водрузить знамя именно наверху скульптуры. Здесь же, на крыше, в темноте я написал авторучкой на полотне знамени свое имя и имена Загитова, Боброва и Лисименко, водрузивших первое Красное Знамя Победы на крыше Рейхстага 30 апреля 1945 года в 22 часа 00 минут — 22 часа 40 минут. Чтобы привязать знамя к металлическому древку, Загитов разорвал свой носовой платок на тесемки».

Вот что мне, автору этой публикации, далее рассказал участник тех событий Михаил Петрович Минин, живший в городе Пскове.

Этот рассказ непосредственного участника тех боевых событий не оставляет никаких сомнений в том, что так в действительности обстояло дело. В своем рассказе Михаил Петрович привел и такую забавную деталь. Воины доложили о выполнении задания своему командиру капитану Макову, а тот тут же сообщил об этом по рации командиру корпуса генерал-майору С. Н. Переверткину: «При докладе от избытка чувств капитан Маков кричал в трубку, не стесняясь в выборе слов: «Товарищ генерал, мои парни первыми водрузили Знамя Победы наверху Рейхстага в корону какой-то голой бабе!»

Именно в этот момент Газетдин Загитов вновь поднялся на крышу и получил серьезное ранение. Пуля пробила его партийный билет и колодку медали «За отвагу». Но Загитов не покинул поле боя и до конца оставался с товарищами.

ПОЧЕМУ ЗАГИТОВ И ЕГО ТОВАРИЩИ НЕ ПОЛУЧИЛИ ЗВАНИЯ ГЕРОЯ

Далее Михаил Петрович Минин мне рассказал следующее: «Несколько часов спустя (Рейхстаг к этому времени был фактически полностью взят, только в подвале оставались группы отчаянно сопротивлявшихся немцев) мимо нас по лестнице, которую мы охраняли, проследовали очень высокий лейтенант А. П. Берест, одетый в короткую кожаную куртку, за ним знаменосцы Михаил Егоров и Мелитон Кантария, а следом два сопровождавших их автоматчика. Дальнейшие их действия мне неизвестны, но достоверно знаю, что до пяти часов утра (по московскому времени, а по местному — до трех ночи) 1 мая 1945 года Михаила Егорова и Мелитона Кантарии не было на крыше в районе скульптурной группы и на той лестнице, которую мы контролировали…»

Официальный ответ Института военной истории Министерства обороны Российской Федерации.
Официальный ответ Института военной истории министерства обороны Российской Федерации.
(Чтобы увеличить картинку, нажмите на нее)

Как видно из архивных документов, 1 мая 1945 года командование 136-й артиллерийской бригады подготовило наградные документы на звание Героя Советского Союза на всех пятерых участников штурма Рейхстага. Документ, составленный на Газетдина Загитова, уже цитировался выше. После этого 2, 3 и 6 мая 1945 года командир 79-го стрелкового корпуса, командующий артиллерией 3-й ударной армии и далее по цепочке все вышестоящие начальники письменно подтвердили это ходатайство. Однако ни Газетдин Загитов, ни его боевые товарищи так и не получили звания Героя, их подвиг отметили лишь орденами Красного Знамени. Между тем наградные документы на них сохранились в архиве министерства обороны (фонд 136, опись 212465).

Четверка воинов, первыми водрузивших Знамя Победы над Рехстагом (слева направо: сержант М.П. Минин, старший сержант Г.К. Загитов, А.П., Бобров, А.Ф. Лисименко). У стен гитлеровской цитадели, утро 1 мая 1945 года.
Четверка воинов, первыми водрузивших Знамя Победы над Рехстагом (слева направо: сержант М.П. Минин, старший сержант Г.К. Загитов, А.П., Бобров, А.Ф. Лисименко). У стен гитлеровской цитадели, утро 1 мая 1945 года

Судя по всему, высшее командование назначило знаменосцев — русского и грузина — еще до штурма Рейхстага. Об этом свидетельствует то, что у них было не просто красное полотнище, как у других, а настоящее знамя на длинном древке и в чехле. К тому же их держали в резерве и пустили в Рейхстаг только после захвата здания. То, что к этому времени на крыше Рейхстага уже развевалось несколько красных знамен, установленных штурмовыми группами, мало кого интересовало. Это была победная точка в войне, а ее могли поставить только специально подобранные, многократно проверенные и подходящие по всем статьям люди. Вот так идеологические соображения перевесили правду фактов.

Людская молва приписывает этот выбор лично Сталину. Якобы он приказал, чтобы одним из героев взятия Рейхстага был воин грузинской национальности. На самом же деле, скорее всего, этот момент продумывал либо маршал Жуков, либо кто-нибудь из его окружения. В нашей стране всегда хватало подхалимов. Хотя их по тем временам можно понять: ведь знамя, водруженное над Рейхстагом, символически воплощало в себе суть Великой Победы. Оно как бы впитало в себя кровь многих миллионов советских людей, павших в боях с фашизмом. Однако не следует исключать и такого мотива, как желание угодить верховному главнокомандующему Иосифу Сталину.

Но по мере того, как идеологические и политические мотивы отступали на задний план, все больше честных историков, живых еще участников той войны, журналистов, писателей, людей других профессий высказались за восстановление исторической правды.

Подвиг группы Загитова, Минина, Боброва, Лисименко под командованием капитана Макова признан ныне практически всеми добросовестными историками. Об этом, например, можно прочитать в таких солидных трудах, как «История Второй мировой войны 1939 — 1945», том 10 (воениздат, 1979 г.) «Освободительная миссия Советских Вооруженных сил во Второй мировой войне» (Политиздат, 1974 г.) и ряде других.

Вот выписка из «Военной энциклопедии» (том 3, изд. 1995 г., стр. 292):

«Первыми в 22 часа 30 минут (время московское) 30.04.1945 года водрузили Знамя на крыше Рейхстага (на скульптурной группе «Богиня Победы») артиллеристы-разведчики 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады ст. сержанты Г. К. Загитов, А. П. Бобров, А. Ф. Лисименко и сержант М. П. Минин из состава штурмовой группы 79-го стрелкового корпуса, возглавляемой капитаном В. Н. Маковым… Через 2 — 3 часа на крыше Рейхстага (на скульптуре конного рыцаря кайзера Вильгельма) по приказанию командира 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии полковника Ф. М. Зинченко также установили Красное Знамя (номер 5) разведчики сержант М. А. Егоров и младший сержант М. В. Кантария, которых сопровождал лейтенант А. П. Берест и автоматчики из роты старшего сержанта И. Я. Съянова, 2 мая это знамя перенесли на купол Рейхстага в качестве Знамени Победы».

На основании этих данных общественность Татарстана и Башкортостана (Газетдин Загитов родом из татарского села Мишкинского района Башкортостана) в 1994 году и позже возбуждала ходатайства о присвоении звания Героя Российской Федерации Газетдину Казыйхановичу Загитову и группе его товарищей (посмертно). Эти ходатайства рассматривались в Институте военной истории МО РФ и были единодушно поддержаны. Но в министерстве обороны не захотели вносить коррективы в историю и предпочли оставить все как было.

Приближается 70-я годовщина Великой Победы. По предложению президента РФ награды сегодня получают все, кто был представлен к ним в свое время, но по тем или иным причинам не смог получить их. Думается, именно сейчас самое время вновь поднять этот вопрос и восстановить историческую справедливость. Ничуть не умаляя подвига Михаила Егорова и Мелитона Кантария, надо все же вспомнить и об истинных героях. Это нужно не им, ибо большинства из них уже нет в живых. Это нужно всем нам.

НА РОДИНЕ ГЕРОЯ ВОЙНЫ ЗАГИТОВА

На северо-востоке Республики Башкортостан в Мишкинском районе расположено большое татарское село Янагуш, основанное в 1688 году. В этом селе в 1921 году родился герой войны Газетдин (в наградном листе написано Гизий) Казыйханович Загитов. По национальности татарин. Закончил четыре класса в родной деревне, потом семилетку в соседнем селе.

Два года учился в Бирском медтехникуме. Но не окончил его, так как в 1940 году был призван в армию. Служил в Прибалтике. В Великой Отечественной войне участвовал с первых ее дней. Имел ряд боевых наград за выполнение заданий командования. После войны летом 1945 года приезжал в отпуск в родную деревню. В июле 1946 года демобилизовался и вернулся в Янагуш. Работал простым колхозником. Потом его выбрали председателем сельского совета. Женился на девушке Камиле из соседней деревни.

Газетдин Загитов, 1 мая 1945 года
Газетдин Загитов, 1 мая 1945 года

Позднее работал трактористом и комбайнером в колхозе им. Фрунзе, механиком МТС. 23 августа 1953 года поехал за запчастями в Уфу, попал в автоаварию и погиб. У него остались сын и дочь. У дочери Назии семеро дочерей и несколько внуков. У сына Миннегали двое сыновей.

В селе Янагуш чтят память своего знаменитого земляка, посвятили ему специальные стенды в сельском музее, в средней школе. На могиле героя войны установлен гранитный обелиск с надписью: «Здесь похоронен Загитов Газетдин Казыйханович. 1921 — 1953. Участник штурма Берлина, одним из первых водрузивший Красное Знамя Победы на Рейхстаге. Вечная память Герою».

Ягсуф Шафиков,

Писатель, публицист и общественный деятель города Казани.

«БИЗНЕС Online»

Просмотров: 1395

2 комментариев

  1. Ленинградский подвиг татар

    Почти 17 тысяч татарстанцев погибли в годы Великой Отечественной войны, защищая от врага Ленинград. Каждый второй татарин-ленинградец участвовал в обороне города на Неве во время его блокады, обеспечивал функционирование «Дороги жизни» или был в составе партизанских отрядов на северо-востоке России. Большинству остальных выпало пережить все ужасы голода и холода, пройти жестокие испытания в эвакуации или в фашистском рабстве.

    Многое пересматривается сегодня в истории нашей страны, переоценивается смысл исторических и военных событий прошлого. Эта переоценка коснулась и обороны Ленинграда в 1941-1943 годах. Часто раздаются голоса: а нужно ли было защищать город, оправданы ли большие людские потери, не напрасно ли пролита кровь?

    Фашистское руководство ясно представляло, что уничтожение Ленинграда станет для советских людей сильнейшим моральным ударом, вызовет шок, парализует волю. Ленинград, как и Москва, был символом российской государственности, центром духовности и культуры, хранителем исторической памяти народа. И блокадники, истерзанные нечеловеческими лишениями, осознавали: сдать город равносильно позорной смерти.

    В пятисотстраничном исследовании писателя из Санкт-Петербурга отражены не только вехи истории обороны северной столицы, но и участие татар в советско-финской войне, освобождении оккупированных территорий, взятии Берлина. Предметом гордости для автора являются исторические факты — в самом начале Великой Отечественной войны (защита Брестской крепости) и в ее победоносном завершении (водружение Знамени Победы) среди знаковых фигур, ставших символами упорства, мужества и отваги наших защитников, были представители татарского народа.

    Хрестоматийны прощальные слова, написанные 22 июля 1941 года на стенах Брестской крепости воином-татарином Тимеряном Зинатовым: «Умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!» На устах у многих сегодня подвиг Гази Загитова, водрузившего с бесстрашными сослуживцами Красное знамя над рейхстагом. «Уроженцы Татарии дерутся, как львы», — это фронтовое высказывание Маршала Советского Союза И.Конева.

    Понятно, почему для автора так важно показать войну еще и сквозь призму отдельных судеб. Отсюда решение нелегкой исследовательской задачи — составить полный список татар — Героев Советского Союза и сказать о подвигах каждого из них хотя бы несколько слов.

    С болью в сердце читаются дневниковые записи и воспоминания блокадников, письма с фронта (часть из них стали последними для авторов), рассказы тех, кто попал в плен, кто страдал на оккупированных территориях или во вражеском плену. В книге немало поразительных деталей. Вот, например, выдержки из блокадного дневника татарской Тани Савичевой — шестнадцатилетней Рашиды Саадетдиновой. С ее бытовыми наблюдениями соседствует бесхитростный рассказ о том, как от голода один за другим умирают ее родственники и знакомые. А вот описание типичных похорон в блокадном Ленинграде. Или — эмоциональное свидетельство пожарного Измаила Акбулатова о работе городских огнеборцев, дежуривших на тушении многочисленных возгораний после бомбардировок противника.

    Книга об участии татар в Ленинградской эпопее — первая на эту тему, и создание ее было связано со многими трудностями. Так, до сих пор нет достоверных данных, какое количество татар участвовало в боях на северо-западных фронтах, сколько среди них было награжденных, погибших, пропавших без вести. К тому же большинство участников войны и блокадников ныне уже отошли в мир иной, унеся с собой многие тайны и живые картины трагической годины. Трудность при написании заключалась еще в том, что отдельные разрозненные публикации в СМИ по теме не дают общей картины.

    Этот недостаток во многом компенсируется привлечением уникальных документов Главного архивного
    управления при Кабмине РТ и Института татарской энциклопедии. В результате со своей задачей автор справился успешно — книга читается на одном дыхании. Немаловажно, что она богато иллюстрирована, в ней много схем, рисунков, копий газетных статей и архивных материалов, уникальных фотографий и портретов ветеранов войны. Словом, книга — достойный памятник тем, кто 60 лет назад отстоял от врага нашу свободу и независимость.

    Алексей Изморосин
    Газета «Республика Татарстан»

  2. Командующий Ленинградским фронтом генерал-лейтенант артиллерии Л.А. Говоров сказал о татарах, участвовавших в обороне Ленинграда: «Воины-татары на полях сражений проявляли лучшие качества народа — великую любовь к родине, ненависть к врагу, презрение к смерти во имя победы, мужество и храбрость, выносливость и умение переносить любые трудности и лишения»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>