«Я рассказал разработчикам, что видел сон: стою на трибуне, а в руках текст декларации»

bez-buldyrabyzМИНТИМЕР ШАЙМИЕВ НАПИСАЛ ПРОГРАММНУЮ СТАТЬЮ, КАК 25 ЛЕТ НАЗАД В «СПОРАХ ДО ХРИПОТЫ» РОЖДАЛСЯ СУВЕРЕНИТЕТ

Более 700 человек в эти выходные съедутся в Казань, чтобы отпраздновать юбилей переломных событий четвертьвековой давности, когда первый парламент республики, избранный на альтернативной основе, принял декларацию о государственном суверенитете ТАССР. А сегодня главный герой того времени Минтимер Шаймиев вспомнил, как впервые столкнулся с «бессилием коммунистической партии» и что сказал в «лучшем выступлении» за всю свою жизнь.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ВЫЗВАЛИ ВОЗРОЖДЕНИЕ МНОГОСТРАДАЛЬНОГО ЛОЗУНГА «ВСЯ ВЛАСТЬ СОВЕТАМ!»

Так сложилось, что наше поколение политических и общественных деятелей оказалось в гуще событий, связанных с распадом СССР, становлением новой России и Татарстана.

Ощущение судьбоносности тех лет для государства и его граждан приходит позже. А в тот момент ты просто делаешь то, что можешь и должен… Нам выпало быть в числе первопроходцев на пути становления парламентаризма не только в республике, но и в стране в годы перестройки.

Будучи активным участником политических событий, невозможно обойтись без описания хронологии важнейших этапов становления государственности Татарстана. 1985 год, весна, партия берет курс на обновление. В 1988 году состоялась XIX Всесоюзная партийная конференция. Она дала старт политической реформе, открыла дорогу к альтернативным выборам как способу формирования представительной власти. Это был реальный шаг по пути реформирования советского социалистического строя. Были приняты два важных закона о высших органах государственной власти и управления – «Об изменениях и дополнениях Конституции СССР», предусматривавший создание Съезда народных депутатов СССР, и «О выборах народных депутатов СССР». Михаил Горбачев заявил: «Политика партии – экономическая, социальная, национальная – должна проводиться прежде всего через Советы народных депутатов как органы народовластия». Таким образом, перестройка и вызванные ею политические преобразования вызвали возрождение многострадального лозунга «Вся власть Советам!» Теперь он стал главным лозунгом перестройки и означал возвращение Советам власти, узурпированной партийно-хозяйственной номенклатурой. Он быстро стал популярным в демократических кругах взбудораженного общества и использовался новыми политическими лидерами как средство окончательной ликвидации гегемонии КПСС. Советы постепенно переставали быть декоративным элементом в государственном устройстве, выходили на первые роли. Это стало завоеванием перестройки, которая коренным образом поменяла сущность и общественной жизни страны, и ее управляющих властных структур.

НИКТО НЕ ХОТЕЛ ЖИТЬ ПО-СТАРОМУ: НИ НИЗЫ, НИ ВЕРХИ

Возобновились съезды народных депутатов СССР. В народные депутаты СССР я, будучи председателем совета министров Татарской АССР, избирался весной 1989 года на альтернативной основе, от родного, можно сказать, Мензелинского территориального избирательного округа. Первый съезд народных депутатов, который состоялся в мае-июне 1989 года, очень ярко отразил революционные настроения общества. Все рвались к трибуне, зал хлопал, гудел, свистел, заседания съезда транслировались по телевидению в прямом эфире, и множество граждан страны внимательно следили за ними.

pic012.jpg
 

В начале осени 1989 года в связи с избранием Гумера Усманова секретарем ЦК КПСС у нас состоялись первые альтернативные выборы в партийных органах республики, в результате я был избран первым секретарем Татарского обкома КПСС. Это были уже не совсем советские времена. Обстановка в стране раскалялась, в воздухе пахло грозой. Никто не хотел жить по-старому: ни низы, ни верхи. Но как все-таки следует жить дальше, представляли смутно. Появилась оппозиция, десятки общественных движений, потенциальных партий. Жизнь в стране забурлила. Массовые демонстрации, забастовки, бесцензурные публикации в прессе – все то, что подавлялось и запрещалось в течение многих десятилетий, наконец получило право на легальное существование.

Жизнь на бытовом уровне с каждым днем становилась все хуже. Это был переломный момент истории. Неопределенность ситуации из-за постоянного шараханья высших руководителей страны то в одну сторону, то в другую нарастала все больше. На глазах распадались институты власти. Очень важно было на фоне общей дестабилизации в СССР постараться все-таки удержать распространение разрушительных процессов в нашей республике. Мы все больше убеждались и считали, что спасительным выходом должно стать реальное повышение статуса ТАССР с расширением прав и полномочий, поэтому стали говорить с высоких трибун о необходимости выравнивания статуса союзных и автономных республик.

02a9c46f38316d0b.jpg
 

ЭТО БЫЛ ТЯЖЕЛЕЙШИЙ МОМЕНТ,
МЫ ВПЕРВЫЕ УВИДЕЛИ ПОЛИТИЧЕСКОЕ БЕССИЛИЕ КОМПАРТИИ

Вспоминается один характерный для тех лет демократический митинг 18 февраля 1990 года, который состоялся на площади Свободы. Площадь забита народом, все прилегающие улицы – не протолкнешься.

А мы со своей стороны на этот митинг пригласили всех наших первых секретарей райкомов, горкомов и председателей исполкомов. Я ожидал, что партию будут ругать, но чтобы так зло и напористо, конечно, не представлял.

На том митинге мое выступление тонуло среди усилившихся выкриков и гула толпы. Как только я подошел к трибуне, из толпы прямо передо мной вынырнуло несколько лозунгов: «Обком – в отставку!», «Вся власть – Советам!»…

Выступающие обвиняли буквально во всем секретарей обкома партии, членов бюро, других ответственных работников. Это был тяжелейший момент, мы впервые увидели политическое бессилие коммунистической партии – столкнулись с этим воочию, как говорится. Привыкли: партия наша сильна и – «никаких гвоздей»! Но эта сильная партия на том митинге и рта не посмела раскрыть. Все приглашенные партийные деятели – все до единого – стояли под градом обвинений и молчали. Было понятно, что мы никакие не политические борцы. Это был результат долголетнего безраздельного господства КПСС.

Таким образом, политическая ситуация содействовала тому, что предвыборная кампания в законодательные органы прошла на высокой волне демократии. В 1990 году впервые в истории республики выборы в Верховный Совет ТАССР и местные Советы народных депутатов проводились на альтернативной основе. Борьба была острой, конкурентной, в среднем по три кандидата на один мандат. 4 марта проходили выборы народных депутатов Верховного Совета РСФСР. В этот же день выбирали народных депутатов Верховного Совета 12-го созыва и местных Советов ТАССР. Выборы прошли в два тура, второй тур прошел 17 марта. Всего в парламент республики было избрано 250 народных депутатов, в местные Советы – 21 тысяча. В марте 1990 года и я стал народным депутатом ТАССР.

Пока у нас в республике шел второй тур выборов, в Москве 12 марта 1990 года на III Съезде народных депутатов СССР из I главы Конституции СССР убрали 6-ю статью о том, что «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза». Был учрежден пост президента СССР, которым и стал Михаил Горбачев.

87b.jpg
 

ТЕРПЕНИЕ ОТ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ БЫЛО ВОСТРЕБОВАНО В КОЛОССАЛЬНОМ ОБЪЕМЕ

Первая сессия Верховного Совета 12-го созыва, начавшаяся 11 апреля 1990 года, проходила в свете этих событий, и активность депутатов была на самом высоком уровне. Сразу посыпалось множество разных предложений: от обеспечения гласности в освещении сессии до избрания с ходу Президента республики.

Меня выдвинули на должность председателя нового Верховного Совета Республики Татарстан. Альтернативу составляли руководитель Татарского общественного центра Марат Мулюков и писательница Фаузия Байрамова. Для меня это были уже четвертые альтернативные выборы, в которых я участвовал за последний год. В своем выступлении я подчеркнул необходимость ускорения политических и экономических реформ, осуществления передачи реальной власти Советам. Обратил внимание депутатов на большой объем предстоящей законотворческой работы. Депутаты задали мне много вопросов, на которые я постарался ответить четко и честно. После выступления Марата Мулюкова и Фаузии Байрамовой депутаты проголосовали: за меня – 151 голос, за Байрамову – 38, за Мулюкова – 7 голосов.

И я вступил на стезю, очень непростую для себя. Многое пришлось постигать как бы с нуля. Например, приходилось в кратчайшие сроки осваивать технологии парламентаризма, о которых раньше мы имели весьма смутное представление. Оказалось, что это целая наука, а вернее – настоящее искусство.

Острейшие политические дискуссии, а порой и откровенный саботаж определенных депутатов в стенах парламента требовали от председателя немалого терпения. Теперь оно было востребовано в таком колоссальном объеме, что сохранять выдержку и хотя бы видимое спокойствие давалось большим напряжением сил, как умственных, так и физических.

 

СОН ШАЙМИЕВА: «СТОЮ НА ТРИБУНЕ, В РУКАХ ТЕКСТ ДЕКЛАРАЦИИ, НО ЭТО ВСЕГО ОДНА СТРАНИЧКА. ОДНА!.. МОЙ НАМЕК ПОНЯЛИ»

Буквально через пять месяцев бурной деятельности Верховный Совет республики подошел к принятию важнейшего для нас исторического документа – Декларации о государственном суверенитете Татарстана. Произошло это, как известно, 30 августа 1990 года.

Этому предшествовала кропотливая работа жарким летом 1990 года. Чтобы заявления о правах нашей республики обрели наконец цивилизованные формы, мы активно занялись подготовкой текста Декларации. К тому же появился пример: Декларация о государственном суверенитете РСФСР, которую принял Верховный Совет России 12 июня 1990 года в Москве. Российская Федерация таким вот образом заявила о своих правах перед СССР, и мы посчитали, что время пришло и для нас.

Хочу подробнее остановиться на процессе работы над Декларацией для того, чтобы показать меру ответственности, выпавшей на долю нового парламента республики. Это было наше самое первое, самое важное судьбоносное решение. Еще 28 июня на заседании Президиума Верховного Совета нами был сформирован проект повестки второй сессии, запланированной на 27 августа. Народным депутатам предстояло рассмотреть проект Декларации о государственном суверенитете. Над текстом работали месяц, и весьма напряженно. Главная беда – он был слишком большой. Начали вообще с четырех страниц. Так всегда получается, когда недостает концентрации главных мыслей. В конце концов я рассказал разработчикам, что видел сон: стою на трибуне, в руках текст Декларации, но это всего одна страничка. Одна!.. Мой намек поняли.

Проект Декларации рассматривался на заседании президиума Верховного Совета 13 августа. Многие вносили поправки. Потом решили вынести проект на суд населения республики – напечатать в газетах.

После опубликования проекта Декларации в печати началось всенародное обсуждение. Об этом говорили везде. Бурные дебаты шли в трудовых коллективах, общественно-политических организациях, на городских, районных сессиях, на сельских сходах, во дворах и, разумеется, на домашних кухнях.

Конечно, основными идеями документа были провозглашение государственного суверенитета Татарии и преобразование ее в соответствии с волей многонационального народа в Татарскую Советскую Социалистическую Республику (Татарская ССР). Суверенитет Татарской Республики означал верховенство, самостоятельность ее государственной власти в решении вопросов внутренней и внешней жизни вне пределов прав, добровольно передаваемых ею РСФСР и Союзу ССР на основе договора. Было немало споров, сомнений в части будущего названия республики.

2beb76405132c00b.jpg
 

СПОРЫ, ДЕБАТЫ – КАЗАЛОСЬ, ИМ НЕ БУДЕТ КОНЦА.
ОППОЗИЦИЯ ВЕДЬ БЫЛА – МОЩНЕЙШАЯ!..

27 августа началась II сессия Верховного Совета ТАССР, я посчитал своим долгом подробнее ответить на ряд вопросов, которые больше всего волновали людей в ходе дискуссии о суверенитете.

Колоссальное напряжение было в зале все дни II сессии. Мне приходилось множество раз прерывать заседание. Споры, дебаты – казалось, им не будет конца. Оппозиция ведь была – мощнейшая!.. Но это как раз благоприятный фактор – решения, которые все-таки принимались, были хотя и компромиссными в своем большинстве, но зато максимально выверенными, взвешенными. Тогда не семь раз отмеряли, прежде чем резать. Гораздо больше.

Например, никак не могли решить, какой должна быть записана в Декларации субъектность нашей республики, кому мы больше принадлежим – СССР, России? Мнения разделились, неожиданно прозвучало предложение субъектность не указывать вообще: грядут перемены, есть резон подождать. «А вдруг завтра Союза и вовсе не будет?» – пришла кому-то в голову крамольная мысль… Как в воду глядели, что и подтвердило дальнейшее развитие политических событий в стране.

Как будем решать вопрос о статусе государственного языка? Какой делать «главным» – русский, татарский? Опять споры до хрипоты… Компромисс был достигнут не сразу, но решение приняли, на мой взгляд, исключительно верное – оба языка были признаны государственными, как равноправные.

tatar-sovereignty-turkist-org-3.jpg
 

Потом возникало что-то еще и еще… Приходилось вновь и вновь объявлять перерыв, а сам шел в кабинет, где работала согласительная комиссия. Общее решение мы находили всегда. Старались обходиться без крайностей. В конечном итоге это помогло сохранить мир и согласие в нашей многонациональной республике.

Текст Декларации много раз переписывался, беспрерывно правился и уже в самом чистовом варианте еще несколько раз исправлялся.

Наконец где-то уже около двенадцати ночи 30 августа мы приняли Декларацию. Состоялось голосование. Декларация была принята при одном воздержавшемся. Для такого разношерстного по составу парламента это был феноменальный результат. В момент оглашения результатов голосования все мы поднялись со своих мест. Зазвучал марш Сайдашева. Зал взорвался аплодисментами. Несмотря на невообразимый шум, мне все-таки удалось на какое-то мгновение успокоить коллег и сказать несколько заключительных слов – от всей души:

«Товарищи депутаты! Только что мы с вами единодушно приняли Декларацию о суверенитете нашей родной республики. Поздравляя вас, все население республики с принятием Декларации, хочу сказать, что, сделав этот важный исторический шаг в жизни многонационального народа Татарстана, мы взяли на себя ту ответственность, которую никому еще не доводилось испытывать в истории нашей республики.

Если это факт зрелости, то мы должны с ходу стать мудрыми, чтобы через самостоятельность, о которой мы заявили, поднять духовный, материальный уровень жизни населения республики, а главное – сохранить и приумножить дружбу народов, которая веками складывалась на нашей земле. Такова, дорогие товарищи, высокая цена суверенитета…»

Это был чистый экспромт! Со временем, размышляя над этим, все больше убеждаюсь в том, что это было мое лучшее выступление.

Не забыть, как ликовал в ту ночь на площади Свободы наш народ.

Принятие Декларации позволило нам сделать первый важный шаг к повышению статуса республики, самостоятельной социально-экономической политике.

tatar-sovereignty-turkist-org.jpg
 

БОЛЕЕ 70% ПЕРВЫХ СЕКРЕТАРЕЙ РАЙКОМОВ И ГОРКОМОВ ВОЗГЛАВИЛИ СОВЕТЫ, ОСВОБОДИВШИСЬ ОТ ПАРТИЙНЫХ ПОСТОВ

31 августа Верховный Совет принял решение об образовании Конституционной комиссии Татарской ССР из 39 человек. Мне, как председателю Верховного Совета, а в то время еще и первому секретарю обкома КПСС, поручили ее возглавить. Таким образом, наше общество встало на цивилизованный и, как подтвердили дальнейшие события, единственно верный путь развития – путь создания своей государственности на основе верховенства прав человека и соблюдения прав народов.

После принятия Декларации мы точно знали, за что надо браться в первую очередь – за создание законов, адекватных нашей новой ситуации. Поэтому сразу же начали активную работу над проектом Конституции Татарстана.

Перестройка, гласность, Советы – это все становилось понятиями одного порядка, новой политической силой. Осознав положение, мы собрали всех первых секретарей райкомов, горкомов – в то время это была еще сила, личности незаурядные! Сказал им: «Основной лозунг перестройки – «Вся власть Советам!», значит, надо передать реальную власть им. Если мы хотим поддержать всем своим опытом и знаниями перерождающуюся страну – особенно сейчас, в крайне опасный для нее период, то пришло время выбора. Решайте, кто останется на партийной работе – здесь я никому ничего запрещать не могу, а кто желает – может идти в Советы».

Через небольшой промежуток времени более семидесяти процентов наших первых секретарей райкомов и горкомов партии возглавили районные, городские Советы, освободившись от партийных постов. В сентябре 1990 года я также освободился от партийной должности, целиком и полностью погрузился в парламентскую работу.

В дальнейшем Верховный Совет ТССР, наряду с законотворчеством по актуальным вопросам жизнедеятельности республики, особое внимание уделял вопросам регулирования отношений с Союзом ССР и РСФСР. Мы твердо заявили руководству страны о намерении Республики Татарстан подписать Союзный договор самостоятельно, только в качестве субъекта Союза ССР с последующим заключением договора с РСФСР. Эти вопросы горячо обсуждались на III сессии Верховного Совета – 10–14 декабря 1990 года и 3–8 февраля 1991 года.

 

ПОСТЕПЕННО НАЧАЛА СОЗРЕВАТЬ МЫСЛЬ О НЕОБХОДИМОСТИ ВВЕДЕНИЯ ДОЛЖНОСТИ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ

За время председательства в Верховном Совете в новых условиях стало очевидно, что нужно наладить отношения между Верховным Советом и исполнительной властью. Прежде ведь не было необходимости в координировании исполнительной и законодательной ветвей власти – все решала партия. Теперь Татарстан обретал государственность, выходил на путь самостоятельной политической и экономической жизни. Так постепенно начала созревать мысль о необходимости введения должности президента республики. Решающую роль в учреждении должности президента Татарстана сыграло решение Верховного Совета РСФСР о проведении референдума по вопросу об учреждении поста президента Российской Федерации и назначении выборов первого президента РФ. IV сессия Верховного Совета, прошедшая 13–14 мая и продолженная 27 мая, внесла изменения в Конституцию ТССР в связи с учреждением поста президента Республики Татарстан. Народные депутаты приняли закон «О выборах президента Татарской ССР».

12 июня 1991 года меня избрали президентом Республики Татарстан. 4 июля на V внеочередной сессии Верховного Совета я официально вступил в новую должность, приняв присягу. 5 июля Председателем Верховного Совета был избран Фарид Хайруллович Мухаметшин, которому предстояло принимать не менее ответственные решения в непростые для республики и страны годы. За двадцать пять прошедших лет парламент республики – теперь уже Государственный Совет Республики Татарстан – под его руководством доказал свою жизнеспособность и готовность ответить любым вызовам времени.

В заключение должен сказать, что народные депутаты, избранные в марте 1990 года, – это был последний созыв Верховного Совета ТАССР и первый новый, демократический, которому предстояло выполнить историческую миссию – создавать и принимать уникальные, судьбоносные для Татарстана законы и законодательные акты. Развитие татарстанского парламента принципиально отличалось от развития законодательных органов других регионов, потому как мы шли первыми из автономных республик этим неизведанным путем, но шли и создавали новое – свое. Все было впервые и вновь – принятие Декларации о государственном суверенитете, проведение референдума о статусе республики, разработка и принятие Конституции Республики Татарстан, заключение Договора о разграничении полномочий между Республикой Татарстан и Российской Федерацией и многое другое.

Кстати, зелено-бело-красный триколор с продольными полосами – Государственный флаг Республики Татарстан, герб с изображением крылатого барса и гимн республики – важнейшие атрибуты суверенного государства тоже были приняты Верховным Советом 12-го созыва.

Я благодарен всем депутатам того легендарного созыва, людям, волею судеб пришедшим в большую политику и сыгравшим важную роль в принятии исторических решений. Их мнение, позиция были лично для меня важными. И сами они представляли собой лицо и голос нашего многонационального народа, который и вершит историю.

Минтимер ШАЙМИЕВ.
Газета «Республика Татарстан.

Просмотров: 1198

2 комментариев

  1. Нагим, а почему, зачем и для чего на Ваш взгляд «имеет место быть татарофобия»?

  2. В России имеет место быть татарофобия. Эту татарофобию уже несколько веков воспитывают в подрастающих поколениях в том числе через учебники истории. Доказательства татарофобии на поверхности — в федеральных структурах власти фактически нет татар, второго по численности народа в России. Если и есть, то как правило с русскими женами. Таким образом, если хочешь сделать карьеру — женись на русской. Еще лучше — на еврейке. И слушайся жену. Если кто-либо опровергнет доказательствами мое мнение — то я буду рад этому. Я против ксенофобии и расизма в любых его проявлениях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>