Фикрят Табеев: гонитель или реформатор татарской культуры?

Фикрят Табеев и Минтимер Шаймиев

Фикрят Табеев и Минтимер Шаймиев

ОН СЧИТАЛ, ЧТО РУКОВОДИТЕЛИ ВСЕХ УРОВНЕЙ В ТАТАРСТАНЕ, РАТУЯ ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА, СВОИХ ДЕТЕЙ ОБУЧАЮТ В РУССКИХ ШКОЛАХ. ЧАСТЬ 5-Я

«БИЗНЕС Online» представляет биографические очерки предыдущих руководителей республики. Заслуги Фикрята Табеева, первого секретаря обкома КПСС с 1960 по 1979 годы, в экономическом развитии Татарии неоспоримы. Но его отношение к татарской культуре и языку до сих пор вызывает неоднозначную реакцию. 

ОТСТУПАТЬ ТАК ОТСТУПАТЬ?

Как известно, безгрешной может быть только Небесная Канцелярия, если она действительно существует. Да и сам Фикрят Ахмеджанович Табеев любил повторять, что не ошибается только лодырь. Так что его деятельность на посту первого секретаря Татарского обкома КПСС вполне объективно подвергается и критике. Ряд представителей татарской интеллигенции до сих пор высказывает недовольство его правлением. Оно связано с политикой сворачивания реформ в области развития татарского языка, которые начал его предшественник Семен Игнатьев. При нем пленумом Татарского обкома КПСС была принята развернутая программа устранения недостатков в области развития татарского языка и культуры, включавшая организацию групп с обучением на татарском языке в специальных учебных заведениях, восстановление оценки по татарской литературе в аттестате зрелости и многое другое.

По мнению некоторых исследователей, наиболее правдиво и точно обосновал претензии к Табееву в своей книге «Вспоминая прошлое» Камиль Фатыхович Фасеев. В «игнатьевские» годы он работал секретарем Татарского обкома КПСС по идеологии, затем — председателем президиума Верховного Совета ТАССР. Именно Фасеев выступил тогда инициатором реформ в области татарской культуры, науки, образования и языка, получил поддержку у «первого» и ушел в науку сразу же после гонений на своего шефа (Игнатьева в 1960 году сняли с должности первого секретаря Татарского обкома КПСС именно за реформы в области развития татарского языка, усмотрев в них проявление национализма — прим. ред.). В книге воспоминаний Камиля Фасеева, в частности, говорится: «Большой ошибкой Табеева было нежелание понять национальные особенности республики, неумение отличить заботу о национальных особенностях от националистических притязаний. Что касается татарского языка, то он открыто и убежденно пророчествовал о его исчезновении через 15 - 20 лет. В докладе «О задачах партийной пропаганды в современных условиях», с которым выступил на пленуме обкома (октябрь 1960 года), он заявил: «Сейчас, в период развернутого строительства коммунистического общества, многое из того, что считалось присущим той или иной нации, подчеркивало ее экономические и культурные особенности, изживает себя. Раз так, зачем впустую тратить усилия, стараясь остановить этот якобы «прогрессивный» процесс?! Не имеет смысла выпячивать роль и значение татарского языка, а кто это делает — того следует осуждать!»

Камиль Фасеев
Камиль Фасеев

В 1962 году я поднял перед Табеевым и Тутаевым вопрос о создании татарской энциклопедии. Куда там! Только махнули рукой. Дескать, еще союзные республики не имеют своих энциклопедий. И вообще, зачем нужны татарская, чувашская, башкирская, якутская и прочие энциклопедии? Не встретил одобрения подготовленный проект решения об установлении почетных званий «Народный поэт» и «Народный писатель». Отступать так отступать! В октябре 1960 года по предложению Абдразякова (Абдразяков Абдулхак Асвянович, в 1959 - 1966 годах председатель совета министров Татарской АССР — прим. ред.), ссылаясь на нехватку средств, бюро обкома приняло постановление о прекращении присуждения премий имени Тукая…»

ЗЛОПОЛУЧНАЯ ТУМБОЧКА С ЗАМКОМ

«Многие современники весьма скептически оценивают его деятельность на этом посту, — высказывает свое мнение профессор-историк Булат Султанбеков. — Особенно это касается взглядов Табеева на проблемы и перспективы развития литературы, искусства и культуры татарского народа в целом и его деятельности в этой области. О его негативном отношении к литераторам напомнил в уникальной по охвату событий и личностей книге воспоминаний «Пусть место их душам будет в раю» писатель Батулла (Рабит Батулла, Батуллин Роберт Мухлисович, родился в 1938 году, народный писатель Татарстана, драматург, публицист, актер, режиссер, переводчик Корана — прим. ред.). В частности, он привел пример, когда Табеев, возмущенный выступлением известного писателя Нурихана Фаттаха (Фаттахов Нурихан Садрильманович, родился в 1928 году, народный писатель Татарстана, лауреат премии им. Тукая — прим. ред.) с требованием к обкому обращать больше внимания на объективное освещение истории татарского народа, а оно отражало мнение не только литераторов, публично заявил: «У него, очевидно, не все в порядке с головой». И для еще большей убедительности сказанного добавил, что знает его еще по временам, когда они жили в одной комнате общежития, как нехорошего и жадного человека, запиравшего на замок свою тумбочку. Правда, у Фаттаха действительно были веские причины для «озамочивания» тумбочки: из нее систематически стали пропадать продукты. Но ведь он не обвинял в этом именно Табеева, в комнате жили 12 человек. Но запомнилась ему эта злополучная тумбочка с замком. Чем уж она ему так досадила, непонятно».

Государственный советник РТ Минтимер Шаймиев с высоты своего политического опыта и реалий сегодняшнего дня видит ситуацию так.

— С одной стороны, Семен Игнатьев — русский человек, с другой — он много работал в национальных республиках. Вот он и мог на политбюро или на секретариате ЦК КПСС сказать о чем-нибудь злободневном для Татарстана, о том, почему нельзя тормозить решение тех или иных вопросов. Ему было легче это сделать. А Табееву как татарину — тяжелее.

Многие заинтересованные лица объясняют сведение на нет реформаторских усилий Игнатьева и Фасеева тем, что продолжать линию на повышение статуса национального языка в то время для Табеева было просто политическим самоубийством. Что называется, «против лома…» Оспаривание мнения ЦК, а конкретно — самого Михаила Суслова, второго человека в партии, по такому серьезнейшему пункту обвинения, как «национализм» (тем более в глазах — вот она, политическая расправа над бывшим шефом!), совершенно очевидно подталкивало к маневрированию и дипломатии в вышестоящих кабинетах. Но мы видели, что Фикрят Табеев бывало что и «вставал на дыбы» даже перед цековскими товарищами, не исключая возможности поступиться партийной карьерой ради своих убеждений. Вспомните: «Мне всего 32, уйду в родной университет…» Может, он не из карьерных соображений, а действительно не разделял идею развития татарского языка? Или, не отвергая ее в целом, был не согласен лишь с маршрутом, каким предложили двигаться к повышению статуса языка люди, которых Табеев называл своими учителями, — Игнатьев и Фасеев? А были ли вообще в природе «табеевские гонения» в сфере развития татарских языка и культуры?

Казань 70-х

ЯЗЫК МОЙ — ДРУГ МОЙ

Фикрят Ахмеджанович изложил ответы на эти вопросы в книге Ягсуфа Шафикова.

— В наше смутное время много разговоров и о языке, и об обучении детей на родном и русском языках. И в этом сложнейшем вопросе у нас развелось много «знатоков» и «исследователей»…

Да, в разные периоды, при разных руководителях были некоторые отклонения и от общеустановленных ленинских норм развития национальных языков. В частности, некоторое сокращение национальных классов и школ произошло в конце 50-х годов в бытность первого секретаря Татарского обкома КПСС Семена Денисовича Игнатьева. Не вникая в сущность проблемы, он в Москве заявил, что татары не хотят учить своих детей на татарском языке. Позже, конечно, он понял ошибочность своих суждений.

Когда я начал работать первым секретарем обкома КПСС, мы открыли достаточное количество национальных школ. Они были хорошо оснащены и укомплектованы учителями. Помню, я тогда сам ездил открывать билярскую татарскую школу. Тогда обком партии, совет министров республики проделали очень большую работу по развитию сети национальных школ. Однако в силу разных причин они в течение трех лет распались из-за разногласий родителей учащихся. Многие из них начали утверждать: «Окончив татарскую школу, куда дальше мой ребенок пойдет учиться? Владея русским языком, ребенок сможет поступить в любой вуз СССР, а не останется со своим родным языком в пределах Татарстана или пойдет на неквалифицированную работу».

В первые два года мы кое-как укомплектовали национальные школы. На третий год многие из них распались. Родители своих детей перевели в русские школы. В татарских классах оставались два-три ученика.

Позже Верховным Советом СССР был принят закон об образовании, где было написано: «Язык обучения детей определяют родители»… Это сейчас, когда по вине своих родителей выросло целое поколение людей, плохо знающих свой родной язык, некоторые начали вздыхать: «Ой, Аллах, мы не знаем своего языка».

Любое государство при определении языка обучения детей в школах не должно руководствоваться идеологическими соображениями. Это не дело государства. Это дело родителей.

В этом непростом деле надо учитывать и опыт других народов и других стран. Возьмите бывшие английские колонии. Например, Индию. С уходом англичан индийцы не отказались же от английского языка. У них там каждый человек владеет английским. И правительство это поддерживает. Потому что в этой стране все понимают, что английский язык имеет мировое значение. Многие индийцы после получения определенного образования у себя дома учебу продолжают за рубежом. Они осознают, что вся мировая цивилизация построена на английском языке.

Я всецело поддерживаю возрождение татарского языка. Однако здесь очень важно не впасть в крайность. Необходимо учесть, что многие учащиеся после окончания средних учебных заведений стремятся учиться в вузах Москвы, Санкт-Петербурга и других городов России. Не зная общенационального языка, молодежь не сможет продолжить учебу.

Натан Рахлин
Натан Рахлин

Во всем должна быть разумная мера.

Я хочу отметить еще одну деталь в этом очень щепетильном вопросе. Руководители всех уровней в Татарстане, постоянно ратуя за повсеместное возрождение татарского языка, своих детей обучают в русских школах. Они ведь прекрасно понимают, что если дети получат аттестаты зрелости полностью на татарском языке, возможности их дальнейшего образования будут затруднены.

Получается двойная мораль. По моему глубокому убеждению, и здесь все должны быть равными…

КЛЬТУРНЫЙ ФРОНТ РАБОТ ФИКРЯТА ТАБЕЕВА

Что касается «сворачивания культурной жизни», то Табеев считается инициатором создания в 1966 году Государственного симфонического оркестра республики (немногие союзные республики могли себе позволить тогда такую роскошь). Он «пробил» финансирование оркестра из бюджета РСФСР (шутка ли — сотня музыкантов!), лично разыскал и уговорил работать в немФуата Мансурова и Натана Рахлина.

— Казань во все времена для всех татар России и мира была главным центром национальной культуры и просвещения. Это неоспоримый факт. Таким центром она и должна оставаться. На все времена. Это достойное и почетное бремя для Казани, — утверждал Фикрят Табеев.

В годы его правления и по его инициативе в столице республики было начато строительство нового здания Татарского академического драматического театра имени Камала, вошли в строй новые высотные корпуса университета, уникальное здание цирка, Дворца спорта, ДК культуры химиков, плавательного бассейна завода «Казаньоргсинтез», а подобные сооружения даже в масштабах Союза в то время можно было пересчитать поштучно… За несколько дней до его перехода на дипломатическую работу Казань стала миллионным городом, обретя обязательные преференции социалистического мегаполиса — право на метро и ежедневную городскую вечернюю газету. Так началась история казанской подземки и казанской «Вечерки» Андрея Гаврилова.

А демография как показательный критерий общественного благополучия актуальна не только сейчас, когда об этом стало модно говорить, но была таковой и в те годы, когда Фикряту Табееву настало время оглянуться на итоги своего правления республикой. В 1979 году его ждал Афганистан…

Подготовил Михаил Бирин.

«БИЗНЕС Online».

Окончание следует.

Читайте также:

Просмотров: 1356

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>