Надежда Кеворкова о платочном скандале: «Татарская общественность правильно реагирует на давление центра»

169baf2439070784Эксперт о непростой ситуации в Мордовии и татарской общине

В Мордовии разгорается очередной скандал с запретом ношения хиджаба в образовательных учреждениях: на сей раз студенткам пединститута им. Евсевьева угрожают отчислением за ношение религиозной одежды. Ситуацию в республике прокомментировала министр образования РФ Ольга Васильева, по мнению которой «хиджабам не место в школе». Также в беседе с корреспондентом «Реального времени» свой взгляд на данную проблему озвучила журналистка, специализирующаяся на вопросах Ближнего Востока, Надежда Кеворкова.

«Лучше было бы, если бы они просто сказали, что все мусульмане должны быть вне закона?»

— Надежда Витальевна, как вы отнеслись к новости о том, что в очередном учебном заведении Мордовии был введен запрет на ношение хиджаба? Студенток местного вуза даже не допускают к экзаменам и занятиям.

— Подобное случалось не только в Мордовии. То же самое произошло и в Москве, в медицинском институте. Девочкам-студенткам запретили посещать занятия, но эту ситуацию разрулили.

Конечно, это серьезно. И дело не в местных самодурах — любой чиновник любого уровня очень четко держит нос по ветру и улавливает общую тенденцию.

— Почему вообще институту понадобилось вводить подобное ограничение? Что это говорит о вузе?

— Мы можем долго разводить руками и возмущаться, но поймите: мы живем уже 20 лет в стране, где было две чеченских войны, где на территории целых республик идут постоянные зачистки, где каждую пятницу проводятся аресты, задержания, снятие отпечатков пальцев в принудительном порядке. Это тенденция, причем не российская, а общемировая. Исламофобия — это важнейший элемент мировой политики. Вот и в Мордовии главный политический тренд проявился — бдительно выявили антисистемный элемент в платочках.

— Кстати, автор поста в «Фейсбуке» утверждает, что девушек обвиняют в том, что они выступают против государства. Как вы относитесь к подобной формулировке?

— Представьте: вы чиновник, вам приказано запугать некую группу, хорошо организованную и грамотную. Обвинить ее в антигосударственном умысле проще простого. Чиновника никто не покарает за охрану государства, так ведь? Целая армия экспертов готовит им аргументы для обоснования их действий, их якобы тревоги, их так называемой деятельности на опережение экстремизма.

Все понимают, что студентки в платках — не заговорщицы.

Лучше было бы, если бы они просто сказали, что все мусульмане должны быть вне закона? И о том, что все мусульмане — это потенциальный ИГИЛ (запрещенная в России организация, — прим. ред.)? Они в двух шагах от того, чтобы начать так говорить.

«Можно говорить долго о Конституции, но разве это единственный момент, в котором она не соблюдается?»

— Для обоснования запрета администрация вуза ссылается на некий внутренний документ, но не прослеживается ли здесь противоречие Конституции?

— Вообще, в чем специфичность данной ситуации: под удар поставлены женщины. Но одно дело, когда вам показывают по телевизору, как 10 здоровых мужчин уложены на асфальт и закадровый голос говорит, что это вербовщики в ИГИЛ. Другое дело студентки в хиджабах, милые и беспомощные, обвиняются в том, что они против государства только потому, что они так одеты. В нашей стране телевизор смотрят женщины, большинство активных людей в этой стране — женщины, и женская солидарность работает, поэтому это очень глупая, непопулярная мера, и они обязательно споткнутся на этом.

— А что в этой ситуации делать студенткам? Некоторые, к примеру, советуют им уйти из этого вуза.

— У каждой девушки есть семья, и она будет поступать так, как ей скажут ее родители или муж. При осознанном понимании ни в коем случае мусульмане не должны уходить из образования. Они должны это образование осваивать. А тенденция такова, что мусульман хотят от образования высшего и хорошего отгородить. Слава Богу, мы живем в эпоху интернета — существует множество форм получения этого образования дистанционно, виртуально, в частных институтах, за границей. Вы можете учиться в лучших вузах мира. Поэтому, я считаю, что это не трагедия, и нужно искать другие формы. Главное, чего эти девушки не должны делать — это прекращать учиться, тем более, если они учатся на таких полезных специальностях, типа медицины, науки или инженерии.

— А как быть школьницам из Белозерья? Там складывается аналогичная ситуация.

— Школа — это, конечно, немного другое. Поскольку это юные души, то для них коллектив своих людей в своем селении — это крайне важно. Мне кажется, что школьницам и учителям Белозерья не стоит вот так вот сразу сдаваться. Это все-таки их село, где они сами учились, где учились их бабушки, так почему они должны по приказу какого-то пришлого директора брать под козырек… Нет, им нужно побороться — это другое.

— Министр образования Ольга Васильева прокомментировала ситуацию в Белозерье, сказав, что «хиджабам не место в школе», также, по ее мнению, «истинно верующие люди не стремятся подчеркнуть атрибутикой свою веру»…

— Министр образования, даже высказывая частное мнение, транслирует общие настроения во власти. Реальность же такова, что в Дагестане и Чечне, в старообрядческих селениях в платках ходят все женщины и всегда — и так было даже в самые лютые советские годы гонений. Борьба с женским платком — дело бесперспективное. И главное, эта борьба помещает РФ рядом не с изящной Францией и просвещенным Западом, как хотелось бы думать многим, а с деспотической Турцией времен Ататюрка и массовых гонений на религию.

Решится ли федеральный центр запретить платки в школах? Не думаю: тогда придется иметь дело с Чечней и Рамзаном Кадыровым, вокруг которого все особы женского пола, начиная с детсадовского возраста, в строгом хиджабе. Не хочет государство, чтобы мусульманки в его школах учились? Тогда мусульмане будут создавать свои школы и вузы, причем виртуальные, никак уже с государством не связанные.

«Антиисламское давление — тенденция мировая»

— Кто может быть инициатором таких активных действий по запрету ношения хиджаба? Власти? Силовики?

— Силовики не могут быть инициаторами ничего — это исполнители, причем очень грубые, которые понимают только приказ и желательно в письменном виде. Смешно говорить о том, что у силовиков может быть своя повестка. Все силовики подчиняются федеральному центру — все инструкции приходят оттуда. Я не большой защитник силовиков, можно было бы заклеймить полицию или ФСБ, но не они все это придумывают…

Что-то мы не видим, чтобы за перегибы на местах в отношении мусульман какие-то силовики получали бы взыскания. А значит, они действуют в согласии с центром и по его повестке.

— Надежда Витальевна, в СМИ звучало предположение, что запрет в Мордовии был введен в целях профилактики экстремизма в преддверии чемпионата мира по футболу 2018 года. Насколько это жизнеспособное объяснение?

— Вот эта страсть экспертного сообщества выдвинуть как можно больше оригинальных версий, объясняющих абсолютно понятную тенденцию, которая имеет место быть не только в Мордовии… К чему множить сущности? Пройдет чемпионат по футболу, и что — ситуация кардинально изменится? Конечно, нет. Это просто увод публичного внимания от серьезной проблемы к поиску каких-то блох в маленькой Мордовии, которую будто бы так корежит из-за грядущего чемпионата мира. Давайте завернем еще, что Мордовия — это республика, где большая часть населения сидит в лагерях, а остальная часть их охраняет и обслуживает тех, кто охраняет. Антиисламское давление — тенденция мировая, она идет против мусульман широким фронтом и повсюду. Борьба с хиджабом — лишь маленькая, но весьма заметная часть этого фронта.

— В нулевых была история с казанскими мусульманками, которые через суд пытались добиться разрешения фотографироваться на документы в хиджабе: на ваш взгляд, почему представители МВД так усиленно давили в суде на то, что так делать совсем не положено, почему не хотели уступать?

— Главное, что татарские активистки победили и создали прецедент. А вообще, надо понимать, что такова природа государства и чиновничества. Оно придумывает правила и хочет заставлять по этим правилам жить людей. Акт принуждения — это главное, и неважно, к чему. Главное — усмирить волю людей, чтобы никто не вякал, а брали под козырек. За веру предписано бороться.

«Победа будет за общиной верующих»

— На ваш взгляд, почему конгресс татар, который, как правило, отмалчивается по таким инфоповодам, все же решил обозначить свое отрицательное отношение к запрету?

— Шаймиев, который по-прежнему является мозговым центром татарского сообщества, очень правильно выстраивает систему сигналов, которые он посылает федеральному центру. Центр не хочет переоформлять договор, не хочет оставлять Татарстану те преференции, которые он завоевал в 90-е и нулевые годы. Поэтому татарская общественность очень правильно реагирует на давление центра. Они сопротивляются давлению, а не покорно его принимают. Они делают все правильно.

Понимаете, очень сложно упрекнуть в чем-то людей, которые заступаются за этих женщин, имеющих полное право ходить в той одежде, которую они считают нужной, имеющих право на вероисповедание, право на обучение. И их права внезапно хотят нарушить под глупыми, надуманными предлогами. Все люди, которые заступаются за этих девочек, находятся на правой стороне и, соответственно, чувствуют себя, что называется, в дамках. А власть в данном случае (местная или федеральная) не права. И она вынуждена будет оправдываться и отступать.

— В то же время, на стороне девочек выступила часть деятелей РПЦ — то есть, у православных похожие взгляды. Однако другая часть духовенства говорит, что надо во имя мира смириться и отказаться от требований религии…

— Это дело совести тех людей, которые такие вещи заявляют. Я не знаю, во имя чего еще они собираются отказываться от религии. Ну пусть они отказываются, но почему они диктуют другим людям, как им поступать? Непросто доказать, что платок на голове женщины угрожает миру в Мордовии.

Христиане первых веков шли на смерть ради своей религии, никогда не отказывались ни от чего. И основоположник христианства сказал: «Не мир я принес, а меч». Наверное, у призывающих отказываться от веры ради мира какая-то другая религия, а не та, которая была у Христа…

— На ваш взгляд, чем закончится эта история?

— Ну тут просто. Либо девочки победят, либо проиграют, но в долгосрочной перспективе, как говорят скучные экономисты, конечно, победа будет за общиной верующих.

«Реальное время».

 

Просмотров: 832

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>