Нерусские народы Самарского края в годы перестройки (1985-1991 гг.)

img563Взаимодействие партийных, советских органов и национально-культурных организаций Куйбышевской области в деле возрождения культуры и традиций нерусских народов Самарского края в годы перестройки (1985-1991 гг.)

В статье показаны первые шаги взаимодействия органов власти и общественных национально-культурных формирований в деле возрождения национального самосознания народов Куйбышевской области, ставшие возможными в годы перестройки в СССР, проанализирована эффективность, планомерность и масштабность этих перемен, их значение для создания и активизации большого количества НКЦ в постсоветский период.

Как известно, перестройка, объявленная М.С. Горбачевым в 1985 году, предполагала, что под руководством КПСС прогрессивные силы страны будут нацелены на революционный поворот СССР к гуманизму, демократизации и социальной справедливости. Начавшиеся преобразования, которые ученые группируют в три этапа, коренным образом изменили государство. Они же оказали решающее влияние на функционирование самой партии и привели через шесть лет к появлению Указа Президента РСФСР о приостановке деятельности организаций КПСС на территории России.

Реально перестройка затронула Куйбышевскую область только в 1988 году. Первые подвижки начались в связи с подготовкой к XIX Всесоюзной конференции КПСС. При выдвижении ее делегатов произошел сбой, поскольку парторганизации некоторых ВУЗов отказались поддерживать кандидатуры, утвержденные обкомом КПСС. Летом прошли два митинга на площади Куйбышева, явившие горожанам новую силу – общественные политизированные объединения, которые стали называться «неформалами» и повели борьбу с партийными органами.

Строго говоря, таким термином следовало бы именовать весь вал возникших в условиях перестройки самодеятельных организаций. Их численность за это время выросла более чем в два раза: с 1058 до 2212 [1]. Появились и первые национально-культурные центры. Осенью 1989 года их было три в Куйбышеве (армянский, еврейский, татарский) и два в Тольятти (немецкий и татаро-башкирский). Годом позже заявят о себе в областной столице мордовский и польский центры, а в 1991-ом – корейский, немецкий и чувашский [2].

Упомянутое шестилетие дало старт многим процессам в различных сферах и, в том числе, создало благоприятные условия для возрождения национального самосознания, обнажив одновременно проблемы и противоречия в этом вопросе. Весьма объективно ситуация была отражена в докладе Горбачева «О национальной политике партии в современных условиях» на сентябрьском (1989 года) Пленуме ЦК КПСС. Он отметил необоснованную ликвидацию тысячи успешно выполнявших свои функции национальных районов, поселковых и сельских Советов, ошибочное сокращение сферы действия национальных языков, размывание ценностей культуры народов Советского Союза и пр.

Признался генсек и в том, что «Логика перестройки, сама жизнь подвели нас к выводу, что и в национальных отношениях назрела потребность во всеохватывающих глубоких преобразованиях. Скажем откровенно: после апреля 1985 года мы не сразу пришли к осознанию необходимости таких преобразований. Тут, очевидно, сказалось распространенное убеждение, что на этом направлении общественного развития дела у нас обстоят более или менее благополучно» [3].

Анализ архивных документов и опыт работы в обкоме КПСС позволяет автору сделать вывод о том, что названное убеждение было весьма прочно укоренившимся и в Куйбышевской области. Регион гордился мирной жизнью многонационального населения, побратимскими связями и клубами интернациональной дружбы, успешной деятельностью областного научно-методического Центра народного творчества управления культуры, который проводил смотры, праздники и фестивали фольклора, строившиеся на взаимообменах, на показе образцов творчества разных народов, населяющих область.

Эта работа выглядела даже слегка избыточной, поскольку местная власть не ставила под сомнение корректность распространенных постулатов о форсированном слиянии наций, о новой исторической общности под названием «советский народ». Именно этим мне объяснили устойчивое послевоенное снижение всех показателей по преподаванию национальных языков в регионе, когда пришлось готовить статью о торжестве национальной политики в связи с 65-летием
образования СССР для журнала «Блокнот агитатора и политинформатора». И Куйбышев с удовольствием принимал у себя всесоюзные конференции эсперантистов, полагавших, что эсперанто может стать универсальным языком общения всех народов.

Такое же благодушное настроение выявилось и в среде рядовых коммунистов при проведении учеными КГУ исследования в апреле-мае 1990 г. в Новокуйбышевске, Октябрьском и Красноармейском районах. Опрошено было 730 членов КПСС, которые назвали 17 первоочередных проблем страны, и национальные отношения (межнациональные) заняли 12-е место (2%). Первоочередные проблемы области уложились в 15 позиций, а национальные отношения оказались на предпоследнем месте (0,2%) [4].

А вот настроения обычных граждан уже были иными. Например, социологическое исследование по национальным проблемам, организованное в декабре 1989 г. в Клявлинском районе, дало следующие результаты: треть из 575 опрошенных человек полагали, что межнациональные конфликты в других регионах СССР могут повлиять на аналогичные отношения в районе. А каждый второй ничего не знал о работе по интернациональному воспитанию в своем коллективе или оценивал ее как неудовлетворительную [5].

Полагаю, что движению национально-культурного возрождения в области повезло на первопроходцев – представителей татарского НКЦ «Туган тел» («Родной язык»). Именно они выстроили алгоритм взаимоотношений с областной властью, которая, вынужденно втянувшись в противостояние с неформалами и поэтому менявшая взгляды на свою деятельность, с долей недоверия и скептицизма встретила активистов татарского населения, желавших создать общественную организацию.

Но они выбрали правильную тактику: формулирование не ультимативных, а взвешенных требований, не захваливание власти, а стремление к достижению договоренности с ней, умелое подключение к переговорам, выражаясь современным языком, представителей татарской бизнес-элиты. И власть, оценив такой курс, стала помогать обществу «Туган тел». Обкому комсомола поручили «приютить» зарождающийся центр в Доме молодежи. Именно здесь 21 января 1989 г. состоялось организационное собрание татарской общественности, на котором было заявлено о намерении создать Куйбышевский культурный татарский центр «Туган тел». Тут же потом проходили заседания актива центра.

А еще этот НКЦ сразу взял курс на проведение масштабных культурно-массовых мероприятий для татарского населения с регулярным приглашением на них партийных и советских работников. Так, в начале февраля 1989 г. был организован вечер татарской культуры в ДК «Аврора», на который пришло 250 человек, а в конце месяца – «Зимний сабантуй» во Дворце спорта КуАЗ, собравший более трех тысяч куйбышевцев. В мае там же прошел литературно-музыкальный вечер по поэме Х.Г. Аюпова «Конь сердца моего». Праздник «Играй гармонь» порадовал соплеменников 16 апреля во Дворце культуры на пл. Кирова.

Тот год был богат на события в исполнении первопроходцев татарского движения. 24 июня на ипподроме они провели многотысячный «Сабантуй». С тех пор он прочно вошел в жизнь самарских татар, как и «Навруз», «Сэмбелэ», областной детский фестиваль и другие мероприятия.

В сентябре 1989 года благодаря усилиям «Туган тел», партработников Дома политического просвещения обкома КПСС и обществоведов в Куйбышеве состоялась научно-практическая конференция на тему: «История и культура Волжско-Камской Булгарии. Роль и задачи исторической науки в укреплении дружбы народов». Она была посвящена знаменательной дате – 1100-летию принятия ислама на Волге.

Следует отметить и то, что татарские романтики первой волны национального возрождения смогли удержаться от смещения в сторону политизации своей деятельности. Делегация Куйбышевской области из восьми человек присутствовала на учредительном съезде Татарского общественного центра (ТОЦ) в Казани. Но они согласились с ТОЦ только в части стремления сохранить татарскую культуру. Не нашли понимания эмиссары казанского центра и в сельских районах области, где они официально появлялись для решения обычных культпросветзадач, но при этом пытались подбить местную интеллигенцию на ультимативные отношения с властями.

Обком КПСС поддержал «Туган тел» и в вопросе открытия областной газеты на татарском языке. 13 февраля 1990 г. его секретариат принял предложение идеологического и государственно-правового отделов обкома партии, татарского НКЦ «Туган тел» об издании со 2-го квартала национальной газеты «Бердэмлек» («Единство») на татарском языке – печатного органа ОК КПСС, областного совета народных депутатов и НКЦ «Туган тел». Облисполкому было предложено решить вопрос материально-технического обеспечения выпуска газеты тиражом 30 тыс. экз. и выделить для этого соответствующего объема дотации, а управлению делами обкома обеспечить ее выпуск на базе издательства областного партийного комитета. Признавалось целесообразным создание редколлегии из числа работников редакции, а также учредителей, представителей трудовых коллективов, общественных организаций и интеллигенции, Предложения по составу редакции поручалось внести идеологическому отделу обкома [6]. А в августе того же года бюро ОК КПСС решило выделить газете «Бердэмлек» единовременную помощь в сумме 10 тыс. рублей для
укрепления материальной базы [7].

Чуть позже на похожую схему взаимодействия с властями будут стремиться выходить и другие НКЦ области, оценив эффективность действий первопроходцев. А что касается партийных и советских органов, то уже осенью 1989 года Управление культуры облисполкома организует закрепление НКЦ за различными Дворцами культуры для проведения мероприятий: «Родина», 4-го ГПЗ, Клуб имени Революции 1905-го года. Совместными усилиями в Куйбышеве открываются воскресные школы по изучению татарского и армянского языков [8]. А на областном радио в 1990 году появляется радиопередача «Кто мы?», освещающая непростые проблемы взаимодействия разных народов, культур, недавних переселенцев и местного населения.

Власть начинает менять свои подходы и к вопросам религии. Еще осенью второго года перестройки бюро обкома партии рассматривает такой вопрос: «Постановление ЦК КПСС от 18 августа 1986 г. «Об усилении борьбы с влиянием ислама» и принимает решение провести через два года областную научно-практическую конференцию идеологического актива «Актуальные вопросы совершенствования научно-атеистического воспитания трудящихся» [9]. А 17 сентября 1989 года в областном центре проходит митинг с участием представителей обл- и горисполкома, положивший начало строительству Соборной мечети, которая станет одним из крупнейших культовых сооружений не только в России, но и в Европе.

Видимо, это связано с тем, что мусульманская, православная и другие конфессии заняли миротворческую позицию и содействовали сохранению межнационального мира, а также преодолению конфликтов обозначенного периода. Благодаря таким подвижкам в Куйбышевской области произошел рост зарегистрированных обществ мусульман. Менее чем за пять перестроечных лет их численность увеличилась с 16 до 26 или на 62,5% [10].

Однако далеко не все предложения и просьбы национально-культурных центров находили отклик у власти. В связи с этим они направляли письма в обком КПСС, облисполком и формулировали в них не одно-два пожелания, а комплекс идей по возрождению культуры и традиций нерусских народов, требующих оценки специалистов, а порой и дискуссий. Например, председатель оргкомитета Куйбышевского татарского культурного центра «Туган тел» Ш.А. Ахмеров 16 мая 1989 года выслал такое письмо первому секретарю обкома КПСС В.Г. Афонину и председателю исполкома областного Совета народных депутатов В.И. Мосыченко, в котором изложил 17 предложений. Они были дважды обсуждены на совещаниях у заведующего идеологическим отделом обкома партии, которому был отписан входящий документ, с приглашением руководителей областных организаций, причастных к их разрешению.

Но из ответа отдела руководителю обкома становится понятно, что идеологи не готовы обозначить свое отношение ко всем пунктам письма НКЦ. Говорится лишь о том, что в стадии обсуждения находится вопрос издания приложения к «Волжской коммуне» на татарском языке, что с 1 января 1990 года Госкомитет СССР по телевидению и радиовещанию в соответствии с просьбой обкома предоставит возможность своему Куйбышевскому комитету по организации вещания на языках национальных меньшинств, населяющих область.

Последние строчки ответа гласят о том, что предложения центра «Туган тел» будут учтены при разработке областной программы по совершенствованию национальных отношений, но сроки разработки при этом не оговариваются [11].

Четыре месяца спустя Пленум ЦК КПСС поручает обкомам партии разработать конкретные планы деятельности парторганизаций по реализации идей, изложенных в платформе КПСС «Национальная политика партии в современных условиях». Пройдет еще полгода, и, наконец, 20 марта 1990 года бюро обкома утвердит мероприятия Куйбышевского обкома КПСС о развитии межнациональных отношений и усилении интернационального воспитания на 1990-1992 гг. по реализации названной Платформы, принятой на Пленуме ЦК КПСС 20 сентября 1989 г. [12].

Но этот 12-страничный документ был обречен на невыполнение, поскольку многие его мероприятия планировались на 1992 год, а компартия приостановила свою деятельность 23 августа 1991 года. Не дал отдачи даже пункт №3 первого раздела принятого на бюро плана, который не требовал больших затрат и имел самый короткий срок исполнения – I полугодие 1990 г. Им предписывалась рекомендация областному совету народных депутатов рассмотреть вопрос о создании постоянно действующей депутатской комиссии по совершенствованию межнациональных отношений, интернациональному и патриотическому воспитанию.

О необходимости этих комиссий или рабочих групп говорилось в информации областного УКГБ СССР «Об обстановке среди национальных групп населения Куйбышевской области» (май 1989 г.), в материале обкома КПСС «Общественно-политическая и экономическая ситуация в области» (октябрь 1989 г.) и обращении НКЦ «Туган тел» (май 1989 г.) [13]. Тем не менее, в ЦГАСО не отложились материалы о работе таких комиссий Куйбышевских областного и городского советов народных депутатов. А существовавшие в 1990-91 гг. постоянные комиссии по образованию, воспитанию и культуре (в горсовете), по народному образованию, науке, физкультуре и спорту, по культуре, нравственности и СМИ (в облсовете) проблемы развития культуры и традиций нерусских народов региона не рассматривали [14].

В связи с этим есть одно предложение кураторам рассматриваемой проблемы. Многие позиции только что упомянутого документа бюро обкома партии, а также рекомендаций научно-практической конференции по Волжско-Камской Булгарии и письма Ш. Ахмерова, имеющегося в областном архиве, до сих пор остаются нереализованными. Конечно, некоторые из них безнадежно устарели, но другие по-прежнему содержат рациональное зерно. И его можно и нужно использовать при составлении областных программ по развитию национальных отношений.

Чтобы, перефразируя В.О. Ключевского, история не наказывала нас и сегодняшних участников национально-культурного процесса за незнание уроков, позволю себе сделать некоторые выводы по теме выступления. Опыт перестроечных дел показал, что центрам для достижения желаемых сдвигов в деле возрождения культуры и традиций нерусских народов Самарского края необходимо поддавливать на власть. Не выдвигать категоричные требования, не критиканствовать или лебезить, а именно поддавливать. Конечно, власть от этого будет не в восторге, но это позволяет ей быть на коне и не бронзоветь. Формы поддавливания возможны разные: встречи без галстуков, послания, участие в работе групп по вопросам межнациональных отношений при местных органах власти, приглашения на мероприятия центров и пр. При этом активистам НКЦ, не перестающим быть ньюсмейкерами культурной жизни, желательно не забывать, что они включились в процесс долгий и тонкий, и поэтому их триада такова: терпение, настойчивость, переговорческие умения.

Свою триаду целесообразно учитывать и власти: владей ситуацией, не навреди, помоги национально-культурным объединениям. Причем помоги не только в ответ на их обращения, но и проведением своих спланированных мероприятий и акций на базе комплексных планов или программ.

Похожую модель взаимоотношений новые властные органы и национально-культурные центры начали реализовывать с середины 90-х годов, и прошедшие с тех пор десятилетия убеждают в результативности такого курса. Но это уже другая история.

Р. М. ШАКИРОВ, к.и.н.

Литература и источники:
1. Самарский областной государственный архив социально-политической истории ‒ СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 181, с. 157; д. 563, с. 6.
2. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 564, с. 15; Этносы Самарского края. Историко-этнографические очерки. Самара, 2003. С.280-283.
3. Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 19-20 сентября 1989 г. — М.: Политиздат, 1989. С. 14.
4. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 567, с. 5, 33, 35.
5. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 564, с. 70.
6. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 506, с. 6-7.
7. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 477, с. 3.
8. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 564, с. 15.
9. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 192, д. 58, с. 4-5.
10. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 192, д. 58, с. 3; оп. 197, д. 529, с. 3.
11. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 341, с. 69-71.
12. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 469, с. 45-56.
13. СОГАСПИ, ф. 656, оп. 197, д. 334, с. 36-37; д. 564, с. 15.
14. ЦГАСО, ф. 56, оп. 55, дд. 933, 1239; ф. 2558, оп. 18, дд. 1581, 1740,
1741, 1746.

 

Сборник «Национально-духовное возрождение мусульманских народов
конца XIX в. и конца XX в.: перекличка эпох. К 125-летию Самарской
Исторической мечети»: материалы научной конференции.

Просмотров: 625

Один комментарий

  1. Тогда, в XVIII веке — всего-то двести лет назад! — жители Тамбовской, Тульской, Орловской, Рязанской, Брянской, Воронежской, Саратовской и других областей назывались «татарами»… Это же бывшее население Золотой Орды!
    Они же — половцы. Они же — кипчаки… Разве не любопытно, что старинные кладбища в Рязани, Орле или Туле поныне называются татарскими. Все это вызывает резкий протест у того, кто незнаком, например, с книгой А.А. Новосельского «Борьба Московского государства с татарами…»
    Русские кладбища появились здесь только в XVIII веке вместе с русскими поселениями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>