«В Татарстане нам снимать удобно: книжка татарская, про татар, все ею гордятся…» (ВИДЕО)

155469«Зулейха» в Лаишево: Чулпан Хаматова в образе, Гузель Яхина с родителями, Ильсур Метшин в комендатуре спецпоселения Семрук

«Это для вас она не Ангара, а для нас Ангара», — рассказывали накануне «БИЗНЕС Online» на берегах Камы создатели телевизионного фильма «Зулейха открывает глаза» по одноименному роману Гузель Яхиной. В построенных гигантских декорациях спецпоселения Семрук в Лаишевском районе прошел первый день съемок. О том, как съемки почтил визитом мэр Казани и каким образом киношники собираются снимать Октябрьскую революцию в Казанском кремле, — в репортаже.

«КИНО — ИСКУССТВО ОБМАНА. МЫ СОЗДАЕМ ИЛЛЮЗИЮ»

«А ты знаешь, что здесь делают?» — подошел накануне Ильсур Метшин к одной из девочек в Лаишевском лесу. «Нет, не знаю», — ответила кроха. «Скоро узнаешь», — сказал мэр Казани и прошел вперед, осматривать съемочную площадку многосерийного фильма «Зулейха открывает глаза». Буквально вчера в Лаишево стартовали съемки нашумевшего романа Гузель Яхиной, об организации которых «БИЗНЕС Online» рассказывал еще весной. И Метшин приехал в сибирское спецпоселение «Семрук» — это гигантские декорации, переносящие нас в эпоху гулаговских лагерей 30-х годов прошлого столетия.

«Чулпан, уже в образе?» — приветствовал на площадке мэр Чулпан Хаматову, которая играет главную героиню картины, создаваемой для телеканала «Россия». В этот момент киношная Зулейха сидела на дощатой скамье у обрыва Камы и о чем-то секретничала с Яхиной, они познакомились после выхода того самого романа и, кажется, крепко подружились. Как только к ним подошел Метшин и сотоварищи, именитые деятели искусства мигом отвлеклись от своих разговоров. Обладатель звания «почетный гражданин Казани» Хаматова даже одарила городского главу поцелуем в щеку, а тот поздравил ее с началом съемок. «Пусть все сложится так, как вы мечтали», — обратился Метшин к Яхиной, и сразу же напросился на небольшую экскурсию по «Семруку». В качестве экскурсовода выступил исполнительный продюсер кинокомпании «Русское» Илья Папернов, который сразу повел делегацию в импровизированную комендатуру лагеря.

155469

Отстроенное спецпоселение в Лаишево представляет собой небольшую деревню из 22 деревянных объектов: домов, вышек, мостков, дебаркадера и прочего. Большую часть зданий-декораций к фильму собрали из свежих деревянных досок, но при этом часть из них были темного цвета. «Узнала что-то для себя новое. Например, что дома разного оттенка… Я подумала сначала, что эти дома будут сниматься в разные временные периоды. Но оказалось, что нет, это действительно делается специально, чтобы находясь в одном кадре, дома образовывали более глубокий кадр, более глубокий план», — рассказала Яхина нашему изданию. На съемочную площадку она приехала рано утром вместе с родителями, чтобы показать им, каким творение их теперь уже знаменитой дочери выйдет на телевизионные экраны.

По словам Папернова, только треть зданий включает в себя аутентичный интерьер, все остальное – просто внешние деревянные коробки. Порой зайдешь в барак «Семрука», а там только стены, да оконные проемы, без пола, дверей и стен как таковых. Впрочем, отличить барак от обычного склада довольно сложно, если нет соответствующих табличек, выполненных в строго советском стиле. Если заглянешь в печь, то увидишь, что внутри она совершенно пуста – постучишь, так стук сразу эхом отдается как по пустой банке. Вроде стоят огромные ворота, а за ними ничего, сплошной лес. Если заглянуть в столовую, то можно наткнуться на полнейший реквизитный беспорядок. Там есть скамейки, столы, какая-то утварь. Но все это перемешано вместе с деревянными койками, советскими старинными чемоданами, современной видеотехникой.

Хотя съемки и начались, лагерь еще продолжают доводить до ума. Об этом же свидетельствовали два работника, заботливо прибивавшие деревянную  дверь к одному из совершенно пустых зданий, другие же сотрудники уже во время съемок доклеивали распечатанные копии советских агитплакатов. Все они, кстати, датировались уже послевоенным 1946 годом: «Слава нашему великому народу, народу-победителю!», «Наше дело правое. Мы победили» и прочее. Это выглядело несколько странным на фоне «Семрука», который по задумке автора романа должен был перенести в эпоху 30-х годов. Впрочем, как верно заметили собеседники «БИЗНЕС Online», это все «магия кино».

«Кино — искусство обмана. Мы создаем иллюзию, а не что-то документальное», — пояснил Папернов. Создательница «Зулейхи», как оказалось, и сама была не против многих исторических нестыковок. «Кино живет по своим законам. И здесь вовсе не обязательно то, что мы видим на съемочной площадке должно соответствовать задумке автора. Важно – как это будет показано в фильме и как это будет жить на экране. То пространство, которое у нас с вами за спиной – это кинопространство. Оно должно жить в кадре, а не в реальности. Это не поселок, это пространство кино», — отметила Яхина.

«КАК ПОЛУЧИЛОСЬ УЖ ПРИСТРОИТЬСЯ К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ – ТАК И ПРИСТРОИЛИСЬ»

На создание лаишевского Семрука потратили три месяца, которым предшествовала долгая и кропотливая проектная работа. Место в Лаишевском районе, которое должно было заменить сибирский берег Ангары, присмотрели еще в марте, когда тут лежал снег. Выбранная площадка, по словам продюсера, идеально подходила по визуальным характеристикам. Особенно создателей фильма привлек ломанный рельеф. Проводили топографическую съемку, брали пробы грунта, делали эхолокацию дна Камы, которая стала Ангарой, чтобы могли причалить катера для съемок.

«Это для вас она не Ангара, а для нас Ангара», — рассказала нашему корреспонденту художник-постановщик проекта Мария Турская. По ее словам, площадку для Семрука искали буквально по Google-картам. Натурсъемки реальной Ангары создатели фильма «Зулейха открывает глаза» не делали, хватило фотографий из интернета, по которым и примеряли будущее место съемок. Настоящая Ангара отпала сразу – там нет подходящей инфраструктуры. Рассматривали еще Двину, но это было невыносимо — «добирались по 6 часов на машине». И вот выбор прозаично пал на Татарстан, потому что тут удобно. «Поступило распоряжение, что мы все-таки поедем и посмотрим, нет ли в Татарстане площадки. В Татарстане нам снимать удобно: книжка татарская, про татар, все ею гордятся. Мы тоже очень гордимся», — пояснила Турская. Выбирали между Сорочьими Горами и Лаишево. Остановились на последнем: «Производственно удобнее». 

«У нас же художественная правда. Я подумала и поразмыслила, в 20-30 годах еще не было сталинского ампира, не было довлеющего колоннообразного грузного душного стиля, — продолжила свой рассказ Турская. – А фонтан 20-х годов нэпманский, когда был Малевич, Кандинский, когда искусство бушевало и сверкало всеми красками, когда много чего нового появилось, и на весь мир мы были известными, и все было очень круто – это все закончилось, передавили горло. Но именно на этом полуслове люди сюда и попали. Они остались в том времени. В конструктивизме, на переломном этапе. И я решила, что конструктивизм будет как раз самым уместным. Чтобы бараки были не совсем бараками, чтобы они не были скучными, чтобы дома имели какую-то чудинку, потому что их строили непрофессиональные плотники. И как-то все строили для себя. И рельеф тут еще такой гористый, неровный, сложный. И мы поэтому вынуждены были к этому подстраиваться. Поэтому у нас дома на уровнях, выступах, с башенками. Как получилось уж пристроиться к действительности – так и пристроились. В результате получился такой деревянный конструктивизм».

«А Я ДУМАЛА, ЧТО БУДЕТ ИЗ БРЕВЕН, ЧЕСТНО ГОВОРЯ…»

«Я хочу сказать о визуализации. Когда книжку читал, то именно так себе и представлял это все», — сразу же заявил Метшин, зайдя в комендатуру «Семрука». Это одно из немногих зданий, куда занесли мебель: мощный типичный антикварный рабочий стол какого-нибудь «энкавэдэшника», шкаф для часов, портреты Сталина и Ленина.

- Мы еще сюрприз подготовили. Из всех окон, вот эти виды, — показал Папернов мэру Казани на Каму, проглядывающую сквозь небольшие окошка.

- Ангара, да? – полюбопытствовал Метшин.

- Да, да! И мы никому не скажем, что это на самом деле.

- Они же приехали на совершенно необжитую местность, — продолжил Метшин. – Когда я читал, то думал, из каких досок… И примерно так себе все и представлял.

- А я думала, что будет из бревен, честно говоря. Доски нужно же напилить, а у них не было лесопилки… — заметила Яхина.

Тут мэр посмотрел в глубину «Семрука» и сказал, что хотел бы увидеть Игнатова и Юзуфа – других важных героев романа Яхиной. Оказалось, что любимые персонажи Метшина как раз в этот момент были на съемочной площадке.

«Мотор! Тишина!» — скомандовал режиссер, и Метшин со свитой стали осторожно на цыпочках пробираться к главному зданию «Семрука» — клубу. В это время как раз снимали сцену, когда Юсуф спускался с вышки. Его играет казанский ученик 6-й школы, сын актеров Тинчуринского театра. Гости немного постояли, боясь ступать вперед, пока не было сказано: «Стоп! Снято!» После чего проследовали в клуб.

Этому зданию художник-постановщик уделила особое внимание. Именно здесь по книге герой Иконников рисует свою «сикстинскую капеллу». По этой причине клуб должен был быть изначально с одной загадкой, которую раскрыли корреспонденту «БИЗНЕС Online». Внешне здание напоминает трехголового деревянного дракона, с тремя квадратными выступами. Идею позаимствовали у архитектора Мельникова, который в 20-е годы создавал дом культуры имени Русакова в Сокольниках. Здание в стиле древнегреческого амфитеатра с наклонным потолком и использованием квадратных выступов в качестве зала на съемках картины позволяет охватить всю красоту и широту образов Иконникова. Ничто не помешает зрителю разглядеть роспись, которую, правда дорисуют потом на компьютере.

Метшин же тем временем уговорил Хаматову приехать на «Аксенов фест», который открывается завтра. У актрисы как раз на съемках будет выходной…

«Когда дочитывал роман… Думаю, я не единственный, кто представлял Чулпан в главной роли, — поделился Метшин с „БИЗНЕС Online“. – Мало быть просто талантливым артистом. Очень важно, что она знает быт, традиции нашего народа. Я думаю, что мы увидим ее талантливую игру, перевоплощение. Она пережила это в детстве. Она знает, что такое бабушка, абике, знает традиции нашего народа. Я думаю, что это единственно возможный выбор. Дай Бог реализовать этот проект. Мы всегда хотели бы поддерживать нашу Чулпан Хаматову во всех ее начинаниях. Мы ею гордимся, очень любим, очень внимательно следим за ее творчеством».

После этого Метшин в компании исполнительного продюсера Папернова и главы управления культуры исполкома города Азата Абзалова отправились снова в комендатуру. Темы приватного разговора осталась за кулисами, но, кажется, речь шла о поддержке властями Казани кинематографистов – на выходе участники обменялись номерами. «Ильсур Раисович, мы с Гузель одноклассниками оказались!» — на прощание прокричал Абзалов Метшину, уезжающему со съемочной площадки. Но тот далеко не уехал. Вышел, взял автограф у Хаматовой и запечатлел этот момент на фоне Ангары. Ой, Камы…

«ОДНА ИЗ ИНТЕРЕСНЫХ ЛОКАЦИЙ – ЭТО КАЗАНСКИЙ КРЕМЛЬ. ОСНОВНОЙ ЭКШН БУДЕТ СНИМАТЬСЯ ИМЕННО ТАМ»

Яхина отметила в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online», что вряд ли еще вернется в лаишевский «Семрук». «Я никогда не хотела контролировать процесс съемок, это вредно», — пояснила автор книги «Зулейха открывает глаза». По ее словам, она целиком и полностью доверяет профессионализму отобранных актеров: Хаматовой в роли Зулейхи, Сергею Маковецкому в роли Лейбе, Александру Сирину в роли Константина Арнольдовича, Роману Мадянову в роли Зиновия Кузнеца и другим.

По словам Абзалова, Лаишевский район – далеко не единственная площадка, где в республике будут снимать «Зулейху». Многие съемки запланированы и в Казани, как исторические, так и интерьерные. Сейчас речь идет об улице Кремлевской, рядом с университетом. «Будем заниматься диверсией. Нам нужно будет снимать на Кремлевской улице. Ее для этого будут несколько дней не чистить от снега, чтобы создать ощущение, как было тогда», — пояснил Папернов. Задействуют и Казанский Кремль, где отснимут сцены пересыльной тюрьмы, присутственные места, подвальные кадры, зимнюю сцену прибытия обоза. Подобрали также для съемок место около КХТИ на Карла Маркса и в библиотеке Лобачевского. Музей Арбузова станет кабинетом Лейбе, где будет сниматься звезда Вахтанговского театра Маковецкий. А встреча Зулейхи с медведем на охоте во время выхода в тайгу произойдет на Голубых озерах в Щербаковке. «Одна из интересных локаций – это Казанский Кремль и сцена около университета. Это сцена Октябрьского переворота. Там будут и баррикады, и стрельба… То есть основной экшн будет сниматься именно там», — рассказал Абзалов.

По словам Папернова съемки в «Семруке» продлятся до 26 октября, после чего съемочная группа ненадолго переедет в Пермь, там уже прошла часть съемочного периода, и вернется в Казань уже зимой, когда выпадет снег. В целом, вся «Зулейха открывает глаза» будет отснята преимущественно в Татарстане и Перми, не считая эпизода в Архангельске, где запечателены кадры со сплавом.

«Сейчас сложно говорить о каких-то дальнейших проектах. Сначала надо закончить этот. А дальше мы, конечно, будем рассматривать возможность вот это все сохранить, чтобы применять в дальнейшем кинопроизводстве. Надо понимать при этом, что это не капитальные строения. Они всегда требуют доработки. Если вы обратили внимание, то там есть фальшдома, когда есть только стенка, которая изображает дом. Посмотрим, как будут развиваться события. Если они также будут дальше развиваться, то мы еще не один кинопроект реализуем в Казани и Татарстане», — пообещал напоследок «БИЗНЕС Online» начальник управления культуры Казани.

«БИЗНЕС Online».

Просмотров: 358

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>