«Задача создания в ПФО русского супер-региона кажется мне очень актуальной»

939010760131b87bПолиттехнолог Лев Павлючков — о том, как именно следует укрупнять субъекты РФ и почему Татарстан нужно оставить в одиночестве 

Инициатива Минэкономразвития РФ о создании 14 экономических макрорегионов своевременна, поскольку мы имеем слишком разное качество управления в регионах, — полагает политтехнолог Лев Павлючков. Почему площадкой для этого эксперимента должен стать Приволжский федеральный округ, к какому выбору протестного поведения подвела граждан внутренняя политика Кремля и для чего авторам пенсионной реформы стоило присмотреться к «возрасту трупа» — об этом в интервью эксперта «Реальному времени».

«Было бы большой ошибкой растворить Татарстан в отстающих русских регионах»

— Лев Викторович, почему вновь актуализируется вопрос укрупнения территорий России по экономическим основаниям в «макрорегионы»?

— Я разговаривал лично и с губернатором Ульяновской области Сергеем Морозовым, и с губернатором Самарской области Дмитрием Азаровым о том, что необходимо создавать единую экономическую макротерриторию. Потому что, во-первых, это позволит предложить потенциальным инвесторам совершенно другой ассортимент профильных условий. Будет прекрасная возможность объединения тематик в крупные кластеры. То есть, например, тематика аэрокосмоса потерялась, но она полностью вписывается в ту межрегиональную кластерную систему, которую сегодня могут предложить друг другу Самарская и Ульяновская области. С одной стороны есть 3,5 миллиона жителей, с другой — 1 миллион жителей, при этом они одинаковые субъекты. У Ульяновской области великолепная инвестиционная репутация, опыт привлечения инвесторов, того же Татарстана, Калуги. Самарская область предлагает широкий спектр возможностей в области газовой химии, производства удобрений, добычи полезных ископаемых, машиностроения. В обоих регионах есть автомобильные кластеры, там УАЗ, тут АвтоВАЗ, соответственно есть возможность производства комплектующих. То есть КАМАЗ приходит на площадку УАЗа в Димитровграде, крупные компании, типа МИР, приходят в технопарк Тольятти. Есть возможность сделать площадку Ульяновск  Самара большим производственным кластером авиастроения, автомобилестроения, производства комплектующих, развития металлообработки.

Тем более что сейчас в регионе откровенный перекос — Татарстан производит ВВП в таком же количестве, как все остальные регионы ПФО. Это так же странно, как и то, что Москва производит 39 процентов ВВП страны. Это неправильно, Москва перенаселена, и территория страны не развивается. Возможность создания русского супер-региона ПФО, новой макроэкономической зоны, мне кажется очень актуальной.

— Вы говорите о создании единой макроэкономической зоны, которая получится слиянием Ульяновска и Самары. То есть вы не согласны с моделью, предсказанной в свое время телеграм-каналом «Методичка», в соответствии с которой Татарстан станет лидером некоего укрупненного региона в Поволжье и в обмен на эту роль республика откажется от «выраженной национальной идеологии»?

— Нет, конечно не станет. Чтобы Самара была как Татарстан, в Самару нужно переселить всех татар. Потому что это тюркская качественная природа межличностных отношений, профессиональных отношений, повышенная ответственность внутри социальных групп, которая основывается на семейных, религиозных, клановых принципах. Было бы большой ошибкой растворить Татарстан в отстающих русских регионах ПФО. Не надо этого делать, когда есть возможность создать аналогичный Самарско-Ульяновский макрорегион.

К этому вопросу, кстати, подходили в 2003 году, когда Ульяновская область с бюджетом в 12 миллиардов, а сейчас, хочу вам напомнить, с бюджетом в 57 миллиардов, была самым слабым регионом страны. Вопрос в том, что после Морозова, который вытащил Ульяновскую область со дна, сложно объединять этот регион с Самарой, где Самара — фаворит. Административное деление может быть сохранено, но есть вопрос создания единой экономической зоны.

Я предложил это обоим губернаторам в качестве корпорации межрегионального развития и создания конурбации. Это была бы единственная конурбация в Российской Федерации — Сызрань, Ульяновск, Димитровград, Самара, Тольятти. И в рамках этой конурбации мы бы получили городское население, соответственно — рынок услуг, труда, возможностей, потребительский рынок, где-то на 2,5 миллиона человек. Это было бы круто, вот так надо двигаться. Города, которые находятся буквально в двухстах километрах друг от друга, необходимо связать высокоскоростными современными транспортными сетями, чтобы внутри этих городов было равенство условий жизни. Сегодня народ мигрирует из Тольятти в Самару. Я занимаюсь продажей крупной недвижимости в Самаре, и 15 процентов покупателей — стабильно тольяттинцы, потому что Тольятти умирает. Там негде найти работу, на АвтоВАЗе работали 110 тысяч человек, сейчас 30 тысяч и будет еще меньше. Объединение регионов неизбежно.

— То есть это своевременная инициатива Минэкономразвития РФ?

— Я считаю, да. Первые разговоры об этом появились в 90-е годы, их начал Жириновский. Тогда говорили о создании 33 регионов, сейчас говорят о создании 14 экономических макрорегионов. Это немного разные вещи, но в любом случае это близко. Дело тут в чем? Мы имеем очень разное качество управления регионами. Сейчас мы видим такую вещь: Ульяновская область достигла пика своего развития. Все. Дальше нужны новые ходы. Поэтому в регионах есть и политический кризис, и кадровый, и дальнейшее снижение уровня корпоративного управления.

«Частные бизнес-элиты кончились. И это большая проблема»

— Из ваших слов можно сделать вывод, что именно ПФО должен стать экспериментальной площадкой реформы по укрупнению регионов. Почему?

— Я вам скажу так: есть регион, который полностью повторяет Россию — это Самара. Самарская область — это страна. Вся логика позиционирования Самарской области: сегодня в Самаре, завтра в России. Потому что это регион, в котором представлены все национальности, очень близкая транспортная ситуация, полный спектр — от добычи до производства, от высоких технологий до аграрных. И, в принципе, ПФО очень разнообразен по своей сути — от Кировской области, которая находится на севере России, до южного Саратовского куста. Поэтому было бы целесообразно экспериментировать здесь, хуже уже не сделаешь.

Вот, например, Саратовская область не успевает с чем угодно — там дно. Этот регион пробил дно. Это знает Кириенко, это знают Путин, Медведев — это знают все. Оттуда люди убегают. В районных центрах нет воды неделями, никакой. Если об этом не пишут, это не значит, что этого нет. Там очень плохая ситуация. Было бы логично слить Саратов и Самару, и вместе с Ульяновском, кстати, тоже. Получилось бы сделать фантастически сильный регион — 7 миллионов человек. Вот уже получается какая-то более-менее интересная конструкция. И этой конструкцией придет руководить, условно, Валерий Радаев или Морозов, который 14 лет руководит своим регионом. Но ведь за 14 лет мир ушел далеко вперед. Частные корабли уже бороздят космическое пространство, а человек все еще работает губернатором. Так не должно быть в нашем мире. Если мы хотим догнать Америку или кого-то еще, у нас все должно быть быстрее. Президент, с одной стороны, говорит: давайте устроим «Сириус» (образовательный центр в Сочи, — прим. ред.), где будем собирать одаренных детей, а с другой стороны, переназначает губернаторами людей, которые по 20 лет работают. Где здесь логика, мне непонятно.

— Логично ли сделать вывод, что институт полпредов в связи с этим обретает «второе дыхание», хотя ему уже предрекали закат?

— Я бы так не сказал. Институт полпредов смешон в том плане, что назначенные губернаторы де-факто уже являются полпредами президента. Назначили сейчас полпредом ПФО Игоря Комарова, например, — это говорит о том, что его функции будут отраслевые, направленные на создание макро-кварталов, объединение групп ульяновских, самарских и других компаний в интересах Ростеха. То есть это зона самой высокой концентрации предприятий Ростеха. Политическим менеджером приходит Роман Антонов (недавно появилась информация, что должность одного из заместителей Игоря Комарова займет бывший вице-губернатор Нижегородской области Роман Антонов, — прим. ред.), сильный участник политических процессов. Как он будет работать, какая у него задача — я не знаю и не понимаю. Настолько энергичный человек, что непременно, как в Орле и в Нижнем, столкнется с такими же сильными и настроенными в другую сторону группами влияния в регионах.

— Говоря о крупных предприятиях, хочется отметить, что экономическое укрупнение регионов затронет в первую очередь положение бизнес-элит на этих территориях, с их сложившимися интересами, планами, доступом к заказам и т. д. Как будут решаться эти противоречия?

— К сожалению, частных бизнес-элит в стране практически не осталось. Большие частные компании, какими были ЮКОС или группа компаний СОК, какой, слава Богу, до сих пор является «Альфа-Групп», находятся в конкурентной среде с государством. Во все времена эти люди покупали самых лучших политтехнологов, журналистов, дизайнеров, банкиров. То есть лучшие кадры уходили в частный высококонкурентный бизнес.

А сейчас, например, является ли Владимир Аветисян, бывший глава «Волгопромгаза», который сейчас работает заместителем Чубайса, самарской бизнес-элитой? Нет. Он потерял «Газбанк», и сейчас по поводу этого банка идут уголовные дела. Какая он после этого бизнес-элита? Он бизнес-лузер. Максимум — сотрудник госкорпорации «Роснано», и все. Элит нет. Поэтому это сказки, что какие-то элиты будут против. Элиты кончились, и это большая проблема.

«Президент не в курсе, какая в стране средняя зарплата»

— Верно ли, что митинг в Самаре, организованный в день всероссийской акции протеста против пенсионной реформы 2 сентября движением «Гражданская инициатива» и депутатом Михаилом Матвеевым и собравший, по данным самих протестующих, от 7 до 10 тысяч человек, стал второй по численности акцией протеста в российских регионах после Москвы? Если да, о чем это говорит?

— Да. Я много лет работаю в Самаре. Здесь есть очень интересная особенность — в Самаре могут параллельно проходить процессы разные по значению, но одинаково большие по мощности. То есть, в Самарской области и в Самаре есть лояльность к власти, связанная с мундиалем, с тем, что Азаров — понятный, интересный и ясный для местных жителей кандидат, которого они ждали и которого получили на фоне того, что они устали от Меркушкина. Поэтому высокое одобрение Азарова — действительно ожидаемо. С другой стороны, высокий уровень протеста обусловлен тем, что в Самаре всегда были сильны протестные настроения. Это территория, на которой происходят процессы, влияющие на всю страну. Когда-то я провел избирательную кампанию против мэра Лиманского, которого одновременно поддерживали Путин и Лужков. Они висели на баннерах вместе с Лиманским, и тот проиграл выборы — вот что такое Самара. Я провел в Самаре избирательную компанию партии зеленых, и эта партия прошла в парламент 2007 года. Возможно ли сейчас провести эту партию в парламент? Хотя я бы провел на самом деле, вопрос денег и желания. В Самарской области движение «Декабрь» (общественное движение в Тольятти, — прим. ред.) привело к власти мэра-баптиста (Сергей Андреев, — прим. ред.) от «Гражданской платформы» в день выборов президента в 2012 году. Движение «Декабрь» — кто эти люди, откуда они?

Так что потенциал протеста в Самарской области очень большой. Поэтому я и говорю: Самара — это Россия. То, что произошло в Самаре сегодня, завтра произойдет в России.

— Можно ли после уличных акций 9 сентября сказать, что это некий поворотный момент в поведении граждан и что далее уличная активность будет нарастать?

— Мы еще никогда не были в том положении, в котором оказались сейчас. Мы не можем предполагать, куда приведет эта ситуация, потому что она случилась со всеми нами впервые.

Я думаю, что ситуация сложилась очень опасно, потому что у людей есть два плана протеста, и они это поняли. Внутренняя политика Кремля работает настолько лениво и безобразно, что они заставили людей встать перед выбором: либо протестовать путем участия в митингах и получать дубинкой по голове, либо протестовать тихо, голосуя за любого кандидата, кроме кандидата от партии власти. Люди массово это сделали.

Как этот протест будет развиваться дальше, я не знаю, но я знаю, что те кандидаты, которые вышли на второй тур губернаторских выборов от разных партий, таких как ЛДПР или КПРФ, это люди, которые в случае победы будут не в состоянии выполнять обязанности губернатора. Это спойлеры, которые перестали ими быть, когда случилась пенсионная реформа, представляющая собой огромную ошибку. И апогеем этой ошибки стало выступление президента, которое должно было произойти раньше и четче, либо вообще после выборов, оставляя людям надежду на справедливое решение.

Речь идет о реальном сокращении настоящего показателя — «возраста трупа», который очень сильно засекречивают. Средняя продолжительность жизни — это вранье. Люди это чувствуют, когда провожают в последний путь 40-, 50-, 60-летних. А им говорят: «Мы стали больше жить». И это говорит Скворцова, которая оторвалась от реальных проблем.

Президент не в курсе, какая средняя зарплата в стране. Средняя эффективная зарплата — 20 тысяч рублей. Это нормальные деньги, которые получают люди за пределами МКАД. Они отсидели 8 или 12 часов на работе и получили 20—22 тысячи рублей. В городе Димитровграде люди получают 10—12—15 тысяч рублей, и это их реальная заработная плата, а не средняя, которую получает менеджер компании Ростехнологии, — по миллиону в месяц.

Полный отрыв операторов внутриполитического блока от проблем страны привел к тому, что они встали перед невероятно сложным выбором. А выбор в чем: как признаться президенту, что они его подвели?

«Ульяновский губернатор окружил себя людьми настолько же непрофессиональными, насколько и глупыми»

— Как вы прокомментируете результаты Единого дня голосования в Самарской области?

— Избирательная кампания Азарова — это кампания с достаточно высокой явкой, особенно в сельских районах, что продемонстрировало серьезность административных усилий со стороны его команды. Его кампания была предсказуемо грамотной и техничной. Сам Азаров деликатно обошел все острые углы, не давал никаких обещаний, прошел мимо пенсионной реформы и заслужил очень хороший результат на выборах.

С другой стороны, мы видели откровенный провал в Тольятти, но провал ровно такой же, какой был в соседних городах — Ульяновске, Димитровграде и Сызрани. По всей территории большой агломерации Ульяновской и Самарской областей в городах произошли обвалы. Обвал не произошел в Самаре по причине того, что все города, которые приняли мундиаль, пережили приступ повышенного качества корпоративного управления, реально преобразились и сохранили определенный позитивный настрой граждан, менее протестный и более благодарный по отношению к власти.

В городе Тольятти власти даже не додумались сделать фан-зону. В этом городе нарастают протестные настроения. Сызрань, которая моногородом не является, представляет собой малопромышленный российский центр, жителям которого приходится искать себе работу либо в Сургуте, либо в Москве. Соответственно, идет динамика оттока из этих мест. Поэтому результаты избирательных компаний в таких городах, как Сызрань, Димитровград и Тольятти, получились достаточно протестными и повели за собой обрушение «Единой России».

Самая грустная из тенденций, которые прослеживаются — это то, что в результате таких голосований в городские думы и законодательные собрания пришли неизвестные, слабые и неподготовленные к муниципальной деятельности люди, так что становится страшно за регионы и работу в них.

— А результаты выборов в Ульяновской области? Последуют ли оргвыводы в отношении губернатора области Сергея Морозова?

— Я прогнозировал поражение «Единой России» с 10-процентным отрывом от КПРФ. Вышло 3 процента, то есть результат очень хороший. Единственное, что разочаровало — это поражение большого количества кандидатов в городе Ульяновске. Причина очень простая: губернатор окружил себя людьми настолько же непрофессиональными, насколько и глупыми. У этих людей есть одно хорошее свойство: они всегда будут четко выполнять любые, даже не всегда верные указания вышестоящего лица.

В середине августа была уволена с работы директор школы №72 Людмила Шишкина, которая выдвигалась от КПРФ. Она была снята с выборов судом в результате конфликта с держателем 44 процентов рынка школьного питания в регионе, крупнейшем бюджетополучателем Ульяновской области Ростиславом Эдварсом, который одновременно возглавляет фракцию ЕР в Заксобрании области. К 1 сентября информация о том, как уволили уважаемого и заслуженного педагога, как над ней издевались, распространилась по всей школьной среде региона. Власть своими руками превратила школы — центры лояльности власти — в своих врагов.

Поэтому те, кто не желал пойти на митинг Навального, чтобы получить там по голове, пришли на избирательные участки и просто проголосовали там за кандидатов не от ЕР. Результат голосования: первое место — ЛДПР, помощник слесаря авиационного завода; второе (не падайте в обморок) — представитель «Коммунистов России» и только третье место в округе занял многолетний, действующий, заслуженный депутат-миллиардер, которого приезжали поддержать президент федерации хоккея России Владислав Третьяк, депутаты Государственной думы и все возможные люди, которые есть на свете.

Такая безумная политика, полное пренебрежение интересами людей, говорит о полной неадекватности внутренней политики и, к сожалению, о неадекватной оценке губернатором этого блока.

realnoevremya.ru

Просмотров: 543

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>