Руслан Айсин: «Татарские civitas ставят болезненные вопросы»

bophotos_71881_2

Самой обсуждаемой темой в татарстанской повестке на прошлой неделе стала скандальная отставка 32-летнего Табриса Яруллина, который покинул пост замруководителя исполкома ВКТ и сложил полномочия председателя всемирного форума татарской молодежи. Политолог Руслан Айсин рассматривает данное событие в контексте бурлящего в стране ожидания трансферта власти и новой перестройки. Главный вопрос — кто возьмет ее вожжи?

Ведь если я гореть не буду,

и если ты гореть не будешь,

и если мы гореть не будем,

так кто же здесь рассеет тьму?

Назим Хикмет

ЕСТЬ ЛИ СИЛЫ, ГОТОВЫЕ УДЕРЖАТЬ СТРАНУ ОТ ПОТЕНЦИАЛЬНО СМЕРТЕЛЬНОГО КУВЫРКА В ПРОПАСТЬ?

Последние события в стране и республике дают обильную, как наши нефтяные скважины, пищу для размышления. Рост протестной активности, расслоение элит, борьба кланов, дело Голунова, экологическая политическая повестка и т. д. заставляют управленцев предпринимать какие-то действия. Ситуация остро отдает предперестройкой. Вопрос только в том, кто возьмет вожжи перестройки в руки, иные называют это надоевшим уже за короткое время термином «трансферт власти». Очевидно тут одно: масштабной пересменки элит, перекройки политического полотна не избежать. Ну вот никак. Сама система готова к такому, и многие решения последнего времени следует оценивать в этим самых стратегемах.  

Подъем возраста выхода на политическую пенсию ситуацию не изменит, администраторы слишком устали, им тяжело управлять страной, когда она находится в масштабном кризисе. Политический «Чернобыль» (о мини-сериале только и разговоров в эти недели) окончательно поставит страну перед экзистенциальным выбором. Но есть ли силы, готовые принять данный исторический вызов и удержать страну от потенциально смертельного кувырка в пропасть?

Все акторы политики находятся в каком-то уязвимом положении. Табу на оптимизацию системы управления, которая лишь изредка немного корректировалась в угоду сиюминутным выгодам политического характера, привела к ситуации внутренней эскалации между существующей моделью властвования и вызовами среды. Мы застыли в промежуточном состоянии позднесоветского периода и неопределенного настоящего. Горький опыт травматического прошлого и паралич воли к проектированию образа будущего не позволяют перешагнуть за горизонт обреченности.

СИТУАЦИЯ С ОТСТРАНЕНИЕМ ЛИДЕРА ФОРУМА ТАТАРСКОЙ МОЛОДЕЖИ ЯРУЛЛИНА СТАЛА, УВЫ, КЛАССИЧЕСКОЙ ДЛЯ РЕСПУБЛИКИ

Татарстан тоже не находится в стороне от этих процессов, будучи одним из ключевых звеньев государственной системы, он встроен в общий механизм и также испытывает те же самые фантомные боли. Но в нем есть определенная особенность: РТ выступала стрежнем российского республиканизма. Однако как гомогенный политико-номенклатурный субъект Татарстан сейчас вряд ли можно рассматривать. Здесь есть немало сложностей, стоящих за фасадом красивых лепнин. Но как о факте мы можем говорить о наличии окрепшего за последние годы гражданского панциря республики, его биологической ткани. Речь о молодой и пассионарной генерации интеллектуалов (во французском его значении людей с антимейнстримовой собственной позицией, примером чего служит смелый жест французского писателя Эмиля Золя, публично выступившего по нашумевшему делу офицера Дрейфуса в середине XIX века, обвиненного в шпионаже в пользу Великобритании). Татарские civitas, или в экзистенциально-исконном, древнеримском значении «политические (полисные) граждане», сформировавшиеся в последние годы, смогли сделать то, что оказалось не под силу многоэтажной кафкианско-бюрократической машине: они предлагают образ будущего!

Ситуация с отстранением лидера форума татарской молодежи Табриса Яруллина стала, увы, классической для республики. С такими же трудностями уходил и я с этой должности в 2011–2012 годах, а до меня Ильшат Саетов в 2008-м, яркий и креативный человек, нашедший себя в творческом поле Москвы, который мог бы приносить, с его умением и талантом, немалую пользу Татарстану. Система «встроенных в механизм людей», как я их называю, не понимает принципа civitas, она не всегда готова допускать иной взгляд. Тотальность и монополия на «правильное мнение», потому что начальник так сказал, рождают отсутствие полемичности, и как следствие — застой, расслоение, общее недоверие. Элиты интеллектуальной нет, или она растворена в коридорах власти, которая не хочет открыть форточку новых веяний, мнений, предпочтя застегнуться на все пуговицы по северокорейскому образцу. Система не видит себя снаружи, нет того, кто бы указал ей на некоторые ошибки и предложил вместе решать трудности. Но любой кокон, саркофаг со временем трескаются. Замкнутая система неконкурентоспособна. Главный актив — люди, но не вялые обыватели, а полноценные ответственные граждане. Их комплексная энергия и может запустить двигатель истории в космос. Большие проекты возможны только при наличии энтузиазма политических масс.  

ЧТО МЫ ИЩЕМ? ВЕЧНЫЙ ПРОЦЕСС ПОИСКА ПРЕВРАТИЛСЯ В ФЕТИШ, СТАВШИЙ ТОТЕМНЫМ БИЧОМ 

Civitas — это клей res pubic, что означает «общее дело», откуда пошло понятие «республика». Выразители и складыватели новой республики как общего дела — это то самое поколение «граждански рожденных». Они смогли сформулировать новую модель для Татарстана, «общее дело»: сильная гражданственность, примат интересов региона над частно-корпоративными, федерализм как реальное спасение для России, которая до сих пор ищет для себя «Немецкую идеологию» Карла Маркса. Мы, наконец, должны подумать о человеке. Ведь как ответствовал Фукидид: «Полис — это люди, а не стены». Россия же до сих пор не может определиться со своим эталоном: империя, западная модель властвования, периферийная империя, автаркия, третий путь, политически непонятное евразийство. Что мы ищем? Вечный процесс поиска превратился в фетиш, ставший тотемным бичом.

Новые civitas ставят болезненные, но так необходимые вопросы об отстаивании своих прав для родного языка, культуры, идентичности, национального и гражданского достоинства. Все это является основополагающими принципами равноправного общества, на котором зиждется могущество нашего цивилизационного начала. Из этой многосоставности создается цемент, схватывающий воедино разрозненные части гражданского общества, отторгающий внутренние распри. Как говорил Гераклит: «Народ должен сражаться за попираемый закон как за стены (охраняемого — прим. авт.) города». В нашей стране отстаивать право и призывать к законности означает вызов политический, подтачивающий волюнтаризм эгоистических элит. Надо думать о стране другими категориями, не в дихотомической вилке — либералы vs консерваторы. Проблемы более масштабны и заковыристы. Мнимые ценности внешнего или напыщенная идеологизированная словесность уводят нас от центра проблемы. Мы обязаны выработать методологию такого понимания.

В ПРЕДДВЕРИИ ТРАНСФЕРТА ВЛАСТИ СИСТЕМА НАЧИНАЕТ ТЕРЯТЬ УВЕРЕННОСТЬ, КОНТРОЛЬ И ОЩУЩЕНИЕ КОМФОРТНОГО БУДУЩЕГО

Управленцы пребывают в состоянии растерянности и, я бы даже сказал, гроги. В преддверии трансферта власти система начинает плыть, терять уверенность, контроль и ощущение комфортного будущего. Российское сознание уходит от масштабности, неизменной персонификации власти, которая должна отвечать на ее запросы о величии. Такими конвульсиями уходит модерн и постимперская судорога. Отчетливо вырисовывается линия, тренд на самоуправление, где важна не гигантофилия и имперскость, а элементарные основы качества жизни и уважения к обычному человеку. Они рождают запрос и волю к политической репрезентации своих интересов и в целом соответствуют параметрам общей линии на антиэлитаризм, который захлестнул весь мир. Справедливость и общее дело должны лежать в основе наших цивилизационных построений. Они основа «нового величия», не мнимого, построенного на исторических мифологемах, но подлинного, где каждый civitas — равная часть общего. Равноправие и достоинство.

Публично-правовое пространство России меняется на наших глазах. Это серьезный шаг вперед, в даль общественного оптимизма, на котором строится общая проектная психея. Все, кто входит в поле алхимического opus magnum, — это новые civitas, которым небезразлична судьба страны.

Просмотров: 582

Один комментарий

  1. При всей доброжелательности не могу не сказать лишь одно: сумбурно. Смешалось всё: попытка сделать словам тесно, а мыслям просторно со скатыванием к мыслям по древу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>