«Ивана Грозного, Гитлера ругаем. Чингисхана хвалим. А сколько государств он разорил?»

BO_IVF-09220Археолог Фаяз Хузин о том, где на самом деле булгары приняли ислам, о чем спорят татары и чуваши, почему Болгар — это золотоордынский город

Раскопки доктора исторических наук, члена-корреспондента АН РТ Фаяза Хузина в свое время сыграли решающее значение в определении 1000-летнего возраста Казани. Но может ли принести археология Татарстана и новые открытия? Известный востоковед Азат Ахунов специально для «БИЗНЕС Online» поговорил с профессором Хузиным о недооцененном Биляре, взаимоотношениях древних булгар со славянами, дискуссиях булгаристов и татаристов, а также важности китайских источников для нашей истории.

 «ВОЛЖСКУЮ БУЛГАРИЮ ЗАБЫВАТЬ НЕЛЬЗЯ, ДА И НЕВОЗМОЖНО ЗАБЫТЬ»

— Фаяз Шарипович, мы вас знаем как ведущего специалиста по археологии Волжской Булгарии и Казанского ханства. Именно вы сыграли главную роль в деле определения 1000-летнего возраста Казани. Дискуссии по этому вопросу не утихают до сих пор — в первую очередь по поводу чешской монеты, якобы подброшенной в раскоп, чтобы вы расставили все точки над i, но чуть позже. А сейчас хотелось бы услышать от вас —  к кому вы себя относите — к булгаристам или татаристам? Например, в недавнем, вызвавшем большое количество откликов, интервью историк Рашид Кадыров относит вас к группе своих сторонников — булгаристов.

— Знаете, часто путают два понятия: «булгарист» и «булгаровед». Я — булгаровед. И, естественно, пишу в основном о булгарах, о булгарской истории. Булгаристы — это те люди, которые признают единственными предками современных татар исключительно волжских булгар, призывают переименовать Татарстан в Булгаристан или Булгарстан (правда, академик Мирфатых Закиев предлагает другое название республики — Кусанстан, и народа — кусяне).  Я же, как ученый, как археолог, изучаю булгарскую историю в основном домонгольского периода.

Естественно, меня интересует также дальнейшая судьба булгар, а она, как известно, протекала уже в рамках Золотой Орды. В отличие от так называемых татаристов я признаю значительную роль булгар в этногенезе поволжско-приуральских татар. Кстати, теорию о булгарском происхождении татар «сочинили» (так выражается академик Рафаэль Хакимов, говоря о придуманной им «булгарской мифологии») не ученые, а сам народ: «Безнең болгар бабаларыбыз» («Наши булгарские предки»). Да, есть некоторые основания относить меня к числу булгаристов.

— Но в одной из своих книг вы пишете, что в последнее время наблюдаются перекосы в пользу золотоордынской версии происхождения татарского народа. Булгарское прошлое стали забывать…

— Да, сейчас действительно наметился крен в другую сторону — Золотой Орды, татар, пришедших в наши края с монголами. Волжскую Булгарию забывать нельзя, да и невозможно забыть. А по поводу того, что в последнее время постоянно говорят о Золотой Орде, так это понятно — раньше таких широких возможностей изучать историю и археологию этого средневекового государства не было. Хотя говорить о том, что существовал какой-то строгий запрет на изучение Золотой Орды, было бы не совсем правильным. Город Болгар, который начали систематически изучать с 1938 года, — это ведь, по сути, золотоордынский город. В домонгольский период он был очень маленьким — всего 9–12 гектаров. А в золотоордынское время город занимал площадь почти 400 гектаров. 95 процентов находок в  Болгаре относится к золотоордынскому периоду.

Далее. Изучали Старый и Новый Сарай — столицы Золотой Орды (Селитренное, Царевское городища). И все это, замечу, в советское время, если уж мы говорим о запрете. Изучали эпиграфические памятники. Гарун Валеевич Юсупов еще в 1960 году опубликовал в Москве свою знаменитую книгу «Введение в булгаро-татарскую эпиграфику». Это же Золотая Орда! Известный ученый Азгар Гатауллович Мухаммадиев издал несколько книг по золотоордынской и казанско-ханской нумизматике. Миркасыйм Абдулахатович Усманов изучал ханские ярлыки…

Но сейчас действительно времена другие. Золотую Орду можно изучать с бóльшим охватом. Но, повторюсь, это не значит, что надо забывать Волжскую Булгарию. Надо изучать ее.

— Нельзя сказать, что Волжской Булгарией совсем не интересуются. Наоборот, появляются новые версии, трактовки…

— Каких только новых версий не появляется! Вот, например, появилась новая концепция об эпидемии чумы. Физическое уничтожение волжских булгар началось якобы в 1236 году, а во время чумы середины XIV века они полностью исчезли, вымерли.

— А с чем эта дата связана?

— Монголо-татарское нашествие. Во времена этого нашествия якобы погибла бо́льшая часть булгар, что, конечно, далеко от действительности. У меня вопрос по поводу чумы — если она выкосила булгар, то почему не вымерли наши соседи — марийцы, мордва, удмурты? Все они жили в тесном контакте, в одном и том же районе. Они остались, а булгары-мусульмане — народ, между прочим, чистоплотный — погибли. Почему мордва, которая находилась ближе к эпицентру чумы, выжила, а булгары исчезли? Здесь много вопросов. Не слишком ли мы преувеличиваем роль чумы в гибели целого народа?

— Соседи могли жить в лесу, не контактировать с булгарами. Так и сохранились.

— Хорошо, а мордва? Такие же природные условия — лесостепь. В первую очередь должна была погибнуть мордва, потом булгары, потом другие народы. Мировая история свидетельствует: не бывает таких войн или эпидемий, в результате которых этнос полностью исчезает в один миг.

«ЕСЛИ ПРЕДКИ ТАТАР ЖИЛИ ГДЕ-ТО РЯДОМ С МОНГОЛАМИ, ТО И МОНГОЛОИДНОСТЬ У НИХ ДОЛЖНА БЫТЬ ЯРКО ВЫРАЖЕНА»

— Как вы оцениваете тюрко-татарскую версию этногенеза нашего народа?

— Тюрко-татарскую версию, вернее, теорию этногенеза татар, я поддерживаю, ибо она оставляет место и волжским булгарам. Однако есть у нас ученые, считающие себя сторонниками данной теории, но исключающие из списка этнических компонентов татар одного из их ближайших предков — булгар. Мы средневековые татары, вошедшие в китайские летописи еще в VI веке, говорят они. Это время возникновения Тюркского каганата, татары действительно упоминаются как подданные тюрков. Очень часто говорят, что они, то есть татары, были народом продвинутым, цивилизованным, имели свои государства. Заметьте: не одно государство, а несколько! У меня, как у любого археолога, сразу возникает вопрос: где эти государства располагались, какие конкретно территории занимали? Какие ханы правили, их имена? Ответа нет.

Нам могут сказать — татары были кочевниками, границы постоянно менялись: сегодня они здесь, а завтра — там. Хорошо, но раз была государственность, значит, был народ. А народ все-таки оставляет археологические следы. Мы же знаем гуннскую археологическую культуру. Древнетюркскую знаем, монгольскую. Памятники кочевых торков (гузов) и кыпчаков изучаем. Где же татарская археологическая культура? Где следы древних татар? Это очень важный вопрос. А вопросов много. У нас есть семитомная «История татар». Первый том посвящен добулгарскому периоду — это первобытность, раннее Средневековье. Один из авторов тома — крупнейший российский историк, тюрколог Сергей Григорьевич Кляшторный, впервые, можно сказать, заговорил о татарских государствах (хотя и раньше о них писали). Но конкретно об этих государствах в этой книге мы ничего не находим. Даже названий этих шести татарских государств мы не знаем. Татария, Тартария, или как-то по-другому назывались они? Чем занималось население? С кем воевали, с кем дружили? Внутренняя, внешняя политика их правителей, социальный строй?.. Мы ничего не знаем обо всем этом.

— То есть там, в первом томе, вы не нашли ответов на свои вопросы?

— Нет, не нашел. Продолжу свою мысль. Возьмите Кимакский каганат. Пишут, что его чуть ли не татары создали. Почему тогда он называется «Кимакский», а не «Татарский»? Где татары? В этом вопросе надо быть очень и очень осторожным. Мы, кажется, слишком возвышаем Чингисхана. Начали поднимать вопрос о том, что ему надо поставить памятник. Ивана Грозного, Гитлера ругаем, Чингисхана хвалим. А сколько государств он разорил? Отнял государственность волжских булгар, стер с лица земли города, уничтожил население. А мы поднимаем его на высокий пьедестал. Надо знать меру. Конечно, и положительные стороны можем найти в деятельности Чингисхана: законы, внутренняя политика и все остальное. Он был хорошим организатором и военным деятелем, слов нет, но негативного в нем слишком много. Я так думаю.

— Войны — это нормальное явление для Средневековья

— Да, нормальное, если так можно выразиться. История Средневековья — это история войн.

— Вы сами как считаете — что было на самом деле? Татарской государственности не было совсем?

— Татары были, от этого никуда не деться. Потому что сведения о них зафиксированы в письменных источниках. Это всем известно. Монголы победили, включили их в состав своего войска и повели сюда. Но какое было количественное соотношение в армии Чингисхана или Батыя — монгол было больше или татар? Мы говорим, татары — это тюркоязычный народ, но, скорее всего, это было общее название для группы племен. В состав татар входили тюрки, монголы и многие другие этносы. Точного соотношения татар и монгол мы пока не знаем. Этот вопрос пока еще плохо изучен, мы в самом начале пути. Мы постоянно говорим: татары — тюрки, возможно, и Чингисхан — тюрк, но ведь маститые ученые раньше утверждали, что они, то есть татары — народ монголоязычный. Вопрос остается открытым.

— Сейчас популярны ДНК-исследования, они многое могут сказать, по черепу можно определить этническую принадлежность.

— Да, это нельзя не учитывать. Если предки татар жили где-то рядом с монголами, то и монголоидность у них должна быть ярко выражена. Но у современных татар монголоидности почти нет. Но, чтобы точно сказать, надо найти эти древние татарские погребения. Но их нет! Кроме того, мы не можем определить археологические признаки, ничего не знаем про погребальный обряд, материальную культуру.

ЧУВАШИ НАРОД ОЧЕНЬ ПОЗДНИЙ, УПОМИНАЕТСЯ ТОЛЬКО В НАЧАЛЕ XVI ВЕКА. ГДЕ ОНИ РАНЬШЕ БЫЛИ?

— В чем на ваш взгляд суть конфликта между булгаристами и татаристами? Почему они не хотят услышать друг друга?

— Обычно это разделение на две группы начинают с постановления 1944 года (постановление  ЦК ВКП (б) осудившее прославление Золотой Орды и наметившее «булгарский вектор» истории татар. — прим. ред.). Но ведь наши выдающиеся ученые прошлого еще в XVIII–XIX веках, говоря о своих предках, рассказывали о них как о булгарах. Марджани, например, пишет в таком ключе: мы — татары, но и булгарских предков забывать нельзя.

Еще раз подчеркну — я не булгарист. Я признаю современную точку зрения, которая изложена в первом-третьем томах семитомной «Истории татар»: мы  народ многокомпонентный, многокорневой, в нас течет кровь и гуннов, и булгар, и кипчаков, и татар в том числе. А куда деть наших соседей — финно-угров?  Плюс славянские народы. Мы же постоянно с ними общались, они жили, торговали здесь с булгарских времен, в период Золотой Орды, Казанского ханства. Все они перемешались друг с другом, отсюда и многокомпонентность. И этот этнически смешанный народ получил позднее название «татары».

— А вы как считаете, семитомная «История татар» дала ответы на все вопросы или «белые пятна» еще остаются?

— Вопросы еще остаются, но в основном ответ дан. Неясности касаются древних татар, о которых мы с вами уже говорили.

— Как можно решить эту проблему?

— Надо изучать источники, и прежде всего китайские. У нас нет источниковедов, к сожалению, языка мы не знаем, не можем читать источники в оригинале. Опираемся на переводы с китайского, арабского языка, персидского, армянского на русский, с других языков, в том числе  западноевропейских, на русский. А ведь это очень тонкая вещь, решающую роль могут сыграть мелкие детали, которые надо уметь видеть и понимать в оригинале.

— Еще одна сложная проблема. Татаро-булгарский вопрос разделил между собой наших ученых, и с соседями чувашами идет давний спор на эту тему. Чуваши утверждают, что только они имеют право именоваться наследниками булгар, поскольку на древних булгарских надмогильных камнях сохранились чувашские слова.

— Конечно, проблема есть. Но, слава богу, в последние пять-десять лет мы достаточно тесно работаем с чувашскими коллегами, проводим совместные экспедиции, научные семинары. Начался диалог, есть понимание позиции друг друга. Но от фактов не уйдешь. Чуваши народ очень поздний, упоминается только в начале XVI века. Где они раньше были? Где их предки? Они говорят, что чуваши — булгары. А мы говорим: «Извините, булгарскую культуру мы очень хорошо знаем. У них была государственность, которая вами не наследована. Вы не знали государственности, ее вам подарила советская власть».

— Но они могут сказать — а что делать с чувашским языком на булгарских надмогильных камнях?

— Я это могу объяснить только так: чуваши ассимилировались среди булгар, приняли ислам. Когда человек умирал, ему ставили памятник, и туда, в текст эпитафии, который на 95% состоял из арабских слов, попадали отдельные чувашские слова.

К тому же города. Мы народ городской, в общем-то, ведь около 200 укрепленных городищ существовало на территории Волжской Булгарии. А городская культура не прижилась у чуваш, к сожалению. На территории современной Чувашии мы знаем лишь несколько булгарских городов. Не вся территория Чувашии была заселена булгарами, только юго-восточная часть, пограничные с современным Татарстаном районы.

Письменности у чуваш не было до XVIII века, до внедрения христианства. Это надо признать. А татары народ письменный: была своя наука, литература. Возьмите «Кысса-и Йусуф» Кул Гали, к примеру. Потом — религия ислам. Булгары — народ исламизированный. Они никак не могли вернуться обратно к язычеству. Чувашские коллеги, к примеру, говорят: «Чуваши — это сувары, которые не приняли ислам». Я говорю: «Хорошо, давайте вместе с нами копать город Сувар». Ал-Балхи в X веке пишет, что в Суваре стоит Соборная мечеть. Как могли язычники находиться в этом мусульманском городе? Еще они говорят, что булгары жили на территории Чуваши с IX века даже раньше. Хорошо, тогда найдите следы этих древних булгар. Их нет.

А у нас следы ранних булгар VIII–IX веков — это огромный Больше-Тарханский могильник. В Танкеевском могильнике около 5–6 тысяч погребений, из них 1200 уже изучено. Мы говорим им: «Для того чтобы выявить истоки вашей культуры, найдите сначала следы материальной культуры чуваш XVI века, потом идите дальше в глубь веков. И вы увидите, что эти следы поведут вас не к булгарам, а к поволжским финнам». Чуваши, как известно, делятся на две крупные этнотерриториальные группы — анатри и вирьял. Культура вирьял (верховых чувашей) очень близка марийской, анатри испытывали сильное культурное влияние булгаро-татар.

— То есть вы полагаете, что тюркский язык у чуваш — это позднее приобретение?

— Это очень сложный вопрос. У них тюркский язык, но очень древний. Якутский и чувашский языки — архаичные, отличаются от всех тюркских языков. Обратите внимание: татарский, башкирский, казахский, киргизский, узбекский, азербайджанский, турецкий очень похожи. Без переводчика можно понимать друг друга. А чувашский язык отличается от них, татары не понимают его.

В Чувашии нет булгароведов, но традиционно хорошо работают языковеды. Мы им постоянно говорим: вы сами заявляете себя предками булгар, а булгароведа-археолога у вас нет. Один археолог был — Каховский Василий Филиппович — умер в начале 90-х годов. Это тоже показатель — мало булгарских памятников и нет специалиста-археолога по этому периоду.

«Я ПРЕДПОЛАГАЮ, ЧТО-ТО МЕСТО, ГДЕ БУЛГАРЫ ОФИЦИАЛЬНО ПРИНЯЛИ ИСЛАМ И КОТОРОЕ ОПИСАЛ ИБН ФАДЛАН, — ЭТО ИЗМЕРСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ»

 Давайте вернемся к нашим реалиям. Поговорим об истории и археологии Болгара, это тема, которой вы занимаетесь всю жизнь. Судя по вашим выступлениям в СМИ и научным публикациям, вы сомневаетесь в столичности Болгара. Вроде бы тот факт, что Болгар был главным городом Волжской Булгарии, до сих пор считался общепризнанным?

— Проблема столичности Болгара домонгольского времени возникла неслучайно. Археологи там копают почти ежегодно начиная с 1938 года. Но домонгольский слой очень тонкий и почти ничего не дает. Находок мало; жилых, хозяйственных и производственных сооружений тоже мало, и они очень плохо опубликованы, то есть неизвестны даже специалистам. По хорошо знакомым нам материалам трудно представить Болгар столицей в период с X по XII век. Выдающийся советский историк и археолог Алексей Петрович Смирнов, проводивший раскопки Болгара в 1930–1960-е годы, писал, что это было небольшое земледельческое поселение, которое уступало домонгольскому Биляру. Несомненно, по своей экономической значимости Биляр стоял выше Болгара. Он и был, как мы считаем, столицей государства.

А письменные источники что говорят? Болгар — это огромный город. Ал-Гарнати, например, так пишет. Или, по ал-Балхи, Болгар — имя страны и имя города, в котором находится главная мечеть. Но главная мечеть X века обнаружена в Биляре, а не в Болгаре. Кстати, территория Болгара в золотородынский период составляет 380 гектаров, а в X – первой половине XII веков, когда он якобы был столицей, повторю, всего 9–12 гектаров. Перед монгольским нашествием — около 45 гектаров. Очень небольшой город. Биляр древнерусские летописцы называли Великим городом. Может быть, одновременно его называли и Болгаром, как считал в свое время мой учитель Альфред Хасанович Халиков.

— Таким образом, твердо можно сказать, что в домонгольский период Болгар не был столицей?

— Мы-то говорим твердо, но в науке установилась точка зрения о столичности Болгара. Вопрос о домонгольской столице Булгарии довольно сложный. Наш известный археолог Евгений Петрович Казаков с 1961 года изучает Измерское поселение в Спасском районе. Оно примерно в 35–40 километрах от Болгара, но расположено на Каме. Поселение было практически размыто после строительства Куйбышевского водохранилища. Там обнаружено около 400 весовых гирек, 200 монет. Найдены следы ремесленной деятельности — черной и цветной  металлургии, ювелирного дела и т. д.  Обратите внимание: площадь этого поселения — 62 гектара, а домонгольского Болгара, как я уже сказал — от 9 до 12. Есть разница? Это было неординарное поселение. Можно уверенно назвать Измерское поселение важным торговым центром на Великом Волжском пути. Что еще? Каму раньше называли Итиль (точнее, Итиль это Агидел/Белая и дальше часть Камы к югу от устья Белой до впадения в Волгу, далее  Волга до впадения в Каспий). Значит, Измери — это большое торгово-ремесленное поселение на Итиле.  

— И какой вывод можно из всего этого сделать?

— Вывод такой: я предполагаю, что-то место, где булгары официально приняли ислам и которое описал Ибн Фадлан, — это Измерское поселение. Оно так же, как и Болгар, было расположено в 6 километрах от реки, в данном случае Камы/Итили. Там, в Измери, найдено огромное количество артефактов. Женские украшения, предметы быта, оружие — все есть! Самая важная часть находок — это импортные вещи, например европейские монеты, а ведь в Болгаре ничего подобного нет… Нашли недавно две монеты болгарской чеканки — и всё.

— То есть вы хотите сказать, что арабские источники, говоря о Болгаре, имели в виду Измерское поселение?

— Не исключено. Мне кажется, именно так. Что мы знаем из записок Ибн Фадлана? Багдадское посольство встречают в летней ставке булгарского хана Алмуша. Она располагалась, по моей версии, в Измери. Дальше, после официального принятия ислама, они отправляются куда-то в восточном направлении и на два месяца останавливаются у реки Джаушир. Но это не река Яуширма в Чистопольском районе, как некоторые думают. В окрестностях Яуширмы нет никаких булгарских памятников. Это небольшая речка, скорее всего, Малый Черемшан в районе современного Биляра. Как известно, Алмуш обратился к халифу Муктадиру с двумя просьбами: прислать знатоков ислама, а также деньги на строительство крепости и мечети. Не здесь ли, на месте современного Билярского городища, начали строить эту крепость и мечеть? Ведь именно в Биляре были обнаружены останки мечети первой половине X века. Самое интересное — рядом с мечетью находились глинобитные дома с тандырами, а глинобитные дома — элемент восточного домостроительства. Болгар изучен вдоль и поперек. Где мечеть? Мечети нет.

— Речь идет об отсутствии в Болгаре мечети домонгольского периода? Есть же мечеть в Болгаре.

— Да, Соборная мечеть есть — она относительно новая, конца XIII – начала XIV века, построена в золотоордынское время. Возможно, что на этом же месте стояла более ранняя мечеть, но это надо доказать.

— Можно ли сделать вывод, что булгары приняли ислам там, где сейчас находится Измерское поселение? А потом переместились в Биляр?

 — Да, но это пока лишь рабочая гипотеза, над которой надо работать.

«БИЛЯР ВЫДЕЛЯЛСЯ СРЕДИ ДРУГИХ БУЛГАРСКИХ ГОРОДОВ СВОЕЙ МАСШТАБНОСТЬЮ»

— Вы много пишете про Биляр. Говорите, что этому городу уделяется незаслуженно мало внимания…

 Биляр выделялся среди других булгарских городов своей масштабностью. Вопрос о столице Волжской Булгарии был поставлен еще в 30-е годы XIX века. Об этом писал Василий Васильевич Григорьев — известный российский историк-востоковед и академик. Он считал, что Биляр был столицей государства. Другой ученый — Сергей Михайлович Шпилевский — в своем фундаментальном труде «Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казанской губернии» отдал предпочтение Болгару. Мол, Болгар — столица, и с этого все пошло. Хотя скептиков было достаточно среди ученых. В советское время в основном булгарской тематикой занимался Алексей Петрович Смирнов, московский ученый. Он также копал только Болгар, и эта версия о столичности города окончательно за ним закрепилась. Альфред Хасанович Халиков, когда начал копать Биляр в 1967 году, сразу поставил вопрос: «Верна ли теория о первой столице?» Но дискуссия, развернувшаяся на страницах журнала «Советская археология», длилась недолго — каждый остался при своем мнении. До сих пор я, как продолжатель дела Халикова, интересуюсь этим вопросом.

— Может, было давление Москвы, существовали какие-то запреты? Вспомнить неудавшуюся историю с празднованием 800-летия Казани в 1977 году.

— Нет, ничего такого не было. С 800-летием было не так, как думают многие. Это не давление Москвы. В результате раскопок, а также изучения письменных источников Халиков пришел к выводу о домонгольском возрасте Казани. Этот вопрос обсуждался сначала у нас в Казани в ИЯЛИ имени Ибрагимова, в Казанском университете, а потом уже в Москве, в Институте истории АН СССР. В итоге там нашли недостаточными аргументы в пользу 800-летия Казани. В общем, у Халикова в распоряжении было недостаточно материала для доказательства 800-летия. Единственная дата — 1177 год — из «Казанской истории» (вторая половина XVI века), оказалась, как потом выяснилось, поздней вставкой редактора рукописи.

Может быть, действительно, Москва не совсем правомерно лишила нас этой даты. Хотя я сейчас думаю, что правильно сделала, иначе мы не копали бы и не доказали бы 1000-летний возраст. А когда начали работать, я сам чувствовал слабость позиции Халикова, она заключалась в недостатке археологических материалов: копать надо было больше, однако тогда возможности не было. Они копали в 1972–1973 годах, но все это не в Кремле, потом начали работать в Кремле, но это длилось недолго. Надо было проводить широкомасштабные археологические раскопки.

— Что мешало? Местные власти запрещали?

— Да, местные. Как же так, мол, это же Казанский кремль, а мы, археологи, портим вид «визитной карточки». Только спустя 20 лет, в июне 1994 года, Альфред Хасанович смог начать работы в Кремле. Но, к сожалению, успел поработать только месяц, скоропостижно скончался. Время было другое. Суверенитет, демократия. Кремль стал резиденцией президента Татарстана. Отсюда вывели войсковую часть, после них осталась разруха. Надо было приводить в порядок территорию, полуразрушенные здания надо было ремонтировать, вовсю работала строительная техника. Была опасность уничтожения культурного слоя. Тогда Альфред Хасанович буквально грудью встал на пути бульдозеров и экскаваторов и потребовал допустить археологов к раскопкам, как это положено по закону. В итоге мы смогли продолжить исследования.

Кстати, в состав экспедиции включили в качестве экспертов известных специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга. Мы работали вместе, поэтому сейчас спокойны за свои выводы. Я, как начальник экспедиции, активно занимался этим вопросом, все изучал досконально, выступал на международных конференциях. Заключение о 1000-летнем возрасте Казани — это результат коллективной, совместной работы.

УПОМИНАЕТСЯ ВСЕГО ОКОЛО 15 ВОЕННЫХ ПОХОДОВ. ИЗ НИХ 11 СО СТОРОНЫ РУССКИХ И 3–4 — СО СТОРОНЫ БУЛГАР

— Но обывательское мнение живо — якобы чешская монета была специально подброшена…

— Откуда мы ее могли взять? Эта монета до сих пор единственная в мире. Где можно было купить древнюю, самую раннюю чешскую монету? Чехи сами об этом узнали только от нас, для них это было шоком. По этой монете мы созвали симпозиум, который проводили в Праге. По одной монете! Потому что значение ее велико. Она 930 года, мы же датируем Казань 1005 годом. Это очень условная дата, еще раз подчеркиваю. Археология точной даты не дает. В пределах 50 лет это уже точно. Монета, скорее всего, появилась позже. Как появилась? Этот вопрос до сих пор меня волнует. Конечно, торговыми путями. Позже ученые из Карлова университета начали изучать средневековые маршруты — как могла монета из Праги попасть в Казань. Выяснилось, что через Будапешт проходила торговая дорога в Киев, а из Киева в Булгар. Мы два года мучились, не могли определить, что это за монета. Я вообще считал, что это не монета, а торговая пломба. Вопросов было много, а сейчас представляют так, что будто вся дата зиждется на этой монете. Помимо этой монеты у нас других находок полно. Монеты, вообще, редкая вещь в раскопках поселений. Например, Биляр мы не по монете датируем, а по фрагментам керамики, черепкам и т. д.

— А помимо монеты, какие можно назвать артефакты, которые указывают на это время?

— Ранняя булгарская керамика IX–XI веков. Раз она присутствует среди находок, значит, в это время город или поселение уже было. Кроме того, женские украшения, украшения конского ремня — венгерского типа, кстати. Необходимо сказать о социальной функции поселения. Если оно торговое, ремесленное, очень важную роль играют импортные вещи. Посуда иранская, янтарь прибалтийский, вышеупомянутая монета, также был обнаружен обломок дирхема X века. То есть это те находки, которые обычно отсутствуют в сельских поселениях, они указывают на торговый характер поселения. Казань расположена на Великом Волжском пути, значит, здесь был какой-то торговый пункт.

— Казань была одним из городов Волжской Булгарии?

— Да. Это практически северные границы, где нужна была крепость.

— Мы хорошо знаем, что Волжская Булгария имела контакты со Средней Азией. Изначально ислам пришел именно оттуда. Но с какими государствами еще были налажены связи?

— Прежде всего с Ираном. Находят, в том числе и в Казани, фрагменты посуды, изготовленной в иранских городах. И это не фаянс, а самый настоящий фарфор — очень качественная керамика, с золотистой росписью. А в Биляре целая иранская чаша XI века была обнаружена с человеческими лицами по венчику. Это или Рей, или Кашан, потому что в этих двух иранских городах находились центры производства люстровой керамики. Были связи со Скандинавией, Ибн Фадлан описывает встречу со скандинавами-русами на Итиле. Найдено в закамских районах республики четыре-пять каролингских мечей, и даже с латинскими надписями.

— Отдельно надо сказать про отношения с Древней Русью. В учебниках как пишут? Булгары и славяне были врагами, шли постоянные войны.

— Конечно, войны были. Я однажды заинтересовался учебниками школьными — теми, по которым учатся в других регионах России. Что там говорится о булгарах? Это завоеватели, которые постоянно нападали на Русь, сжигали пограничные города и деревни, уничтожали местное население. Потом я обратился к их источникам. Источник — это в первую очередь, конечно, русские летописи. Упоминается всего около 15 военных походов. Из них 11 со стороны русских и 3–4 со стороны булгар, и то как ответная мера. Потом, войны — это ведь чрезвычайное событие. Сообщения о них обязательно попадали  в летописи, а об обычной жизни никто не писал. Между русскими и булгарами шла постоянная торговля, а торговля без дружбы не бывает. В 1229 году в Великом городе (Биляре) убили некоего Авраамия Болгарского. Это событие вошло в летописи. И похоронили его там, «где все русские лежат». Это значит, что в Биляре существовало русское кладбище, что русские там жили постоянно.

 Говорят, что Москва основана на месте булгарского поселения, но само слово «Москва» — уже финно-угорское. Это финно-угорская территория, но булгары там тоже были. В Москве очень много копали, находили много булгарской керамики, кстати. Это же не результат войн, а результат торговли.

— Эта керамика была произведена в Булгарии или импортная, например иранская, привезенная из Булгарии?

— Булгарская. Кстати в Суздале, рядом с городом, обнаружены гончарные горны булгарского типа. Двухъярусные, большие, качественные, у русских такого не было. Это говорит о том, что булгары там жили и работали. Производить на месте выгоднее, посуда — очень хрупкая вещь, по дороге ломается, бьется.

БУКВАЛЬНО НА ДНЯХ ТУРКИ ЗАИНТЕРЕСОВАЛИСЬ БИЛЯРОМ

— И последняя тема. Если кто-то в руководстве республики заинтересуется этим интервью, вас пригласят и спросят: «Что еще можно сделать для археологии Татарстана? Какие направления дальше надо развивать», — что вы ответите?

 Что касается домонгольского времени, то очень хотелось бы продолжить полномасштабное исследование Биляра. Это уникальный памятник, он очень плохо изучен. А нас может ждать много сенсационных открытий!

— То есть можно будет сказать новое слово в археологии Татарстана?

— Обязательно. Археология Биляра в самом начале изучения. И не только сам Биляр — в его окрестностях, в радиусе 10–15 километров, еще много памятников. Это говорит о том, что речь идет о крупнейшем центре урбанизации. В этом году у нас есть планы провести небольшие раскопки. Ради интереса. Раньше, в советские времена, мы копали четыре месяца подряд — с мая по сентябрь, вскрывали примерно 1000 квадратных метров площади. Сейчас мы копаем максимум две-три недели со студентами. Например, заложили небольшой раскоп на 300 квадратных метров, пятый год не можем его закончить. 300 квадратных метров за пять лет! Это просто обидно!

— Это с финансированием связано?

— Да. Студенты проходят практику, им дают 50 рублей в день. Как жить на эти деньги? Это же трудная физическая работа.

— Наверное, должна быть какая-то отдельная программа по Биляру?

— Это было бы идеально. Но мы продолжаем работу, не останавливаемся. Буквально на днях турки заинтересовались Биляром, предлагают провести совместную экспедицию, но надо подать заявку на грант. Турки со своей стороны, мы — со своей. Если найдем финансы, то экспедиция состоится. Хочется увидеть Биляр с его знаменитым «Святым ключом» еще одним крупным туристическим центром в республике.

Фаяз Шарипович Хузин родился в 1951 году. Член-корреспондент АН РТ (2004), доктор исторических наук, профессор. Заслуженный деятель науки РТ, лауреат Государственной премии РТ в области науки и техники. 

Окончил историко-филологический факультет Казанского государственного педагогического института по специальности «история» (1972), аспирантуру ИЯЛИ им. Ибрагимова КФАН СССР (1978).

Кандидатскую диссертацию на тему «Билярское городище: стратиграфия, хронология» защитил в 1987 году в Ленинградском отделении Института археологии АН СССР, докторскую диссертацию на тему «Булгарский город в Х – начале XIII века» – в 2002 году в Удмуртском государственном университете.

Основные направления научной деятельности – археология и история Волжской Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства.

Многолетние раскопки Билярского городища, проведенные на высоком научно-методическом уровне совместно со своим учителем Альфредом Халиковым, открыли новый этап в изучении средневековых городов региона. В научных публикациях Хузина решены дискуссионные проблемы стратиграфии и хронологии памятника, прослежена динамика развития домонгольского города, аргументировано положение о столичности Биляра-Булгара с момента его основания.

В конце 1980–1990-х Хузин возглавлял экспедиции в Сувар, Джукетау и Чаллы, организовал раскопки Кирменского и Елабужского городищ. В трудах ученого разработаны методологические проблемы определения возраста средневековых городов на основе комплекса источников, в первую очередь археологических. Высокую оценку и признание среди отечественных и зарубежных специалистов получили его работы, посвященные археологическому обоснованию времени возникновения Казани. Под руководством Хузина изучены древнейшие укрепления Кремля, мавзолеи казанских ханов, руины мечети «Кул Шариф».

Является автором более 450 научных и научно-популярных работ, в том числе 19 книг и монографий, среди которых «Великий город на Черемшане» (1995), «Волжская Булгария в домонгольское время» (1997), «Булгарский город в X – начале XIII века» (2001), «Ранние булгары и Волжская Булгария. VIII – начало XIII века» (2006), учебники и пособия для студентов вузов, учащихся средних школ.

Под научной редакцией Хузина подготовлено и издано около 25 книг, в том числе фундаментальный труд «Волжская Булгария и Великая степь» – второй том семитомной «Истории татар», изданный в 2006 году.

business-gazeta.ru

Просмотров: 517

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>