«Удмуртский этнос исчезает»: философ Альберт Разин сжег себя у стен парламента

1568127158_pic51703069_102105834266530_113402886259474432_nЗаслуженный деятель науки протестовал против языковой реформы и призывал перенимать опыт Татарстана.

Настоящая трагедия среди бела дня случилась вчера в Ижевске. Акт самосожжения у здания Госсовета Удмуртии за час до начала парламентской сессии совершил ученый, экс-сотрудник местного госуниверситета Альберт Разин. Сначала он раздавал прохожим листовки с призывами остановить вымирание удмуртского языка, потом поджег себя, после чего скончался в больнице. «БИЗНЕС Online» выяснил подробности его биографии, а также узнал о том, как случившееся восприняли защитники родных языков в Татарстане.

«ЕСЛИ ЗАВТРА МОЙ ЯЗЫК ЗАБУДУТ, Я ГОТОВ СЕГОДНЯ УМЕРЕТЬ»

«Учитель и социолог, кандидат философских наук. Человековед и крестьяновед. Толстовец», — такую краткую характеристику дал себе на странице в «Фейсбуке» Альберт Разин, председатель общественного объединения удмуртских ученых «Тодосчи». Утром он, держа в руках плакат «Если завтра мой язык забудут, я готов сегодня умереть», устроил акт самосожжения у здания Госсовета Удмуртии за час до начала парламентской сессии. Пламя потушили, Разина увезли в больницу. Как рассказывал Udm-Info заместитель главврача первой республиканской клинической больницы Олег Швецов, мужчина получил более 90% ожогов тела. Через несколько часов пострадавший скончался, не приходя в сознание. Из-за случившегося в Госсовете Удмуртии решили перенести сессию на 24 сентября, а управление СКР проводит проверку.

К зданию Госсовета Разин пришел не только с плакатом, но и двумя письмами. Одно из них, адресованное депутатам Госсовета Удмуртии, он и его помощники раздавали на улице. «Удмуртский этнос исчезает. В ваших силах спасти его», — такой призыв проходит лейтмотивом через все 8 страниц печатного текста. В письме ученый вспоминает, что, согласно переписи 1929 года, все удмурты владели родным языком, на котором велась не только документация, но и преподавались предметы в школах. «Такова была ленинская национальная политика. Но Сталин отошел от нее и пошел по пути русификации, удмуртский перешел в разряд „кухонных“, „второстепенных“ языков», — пишет он. Далее Разин утверждает, что сейчас эта пагубная политика продолжается, а в результате только треть удмуртов владеют родным языком. Ученый категорически не соглашается (и надеется, что любой здравомыслящий человек его поддержит) с изменениями в законе «Об образовании», которые сделали изучение национальных языков необязательным. С его точки зрения, такой шаг противоречит Конституции РФ. «Этих аргументов уже достаточно, чтобы сказать: стоп! Чтобы не допустить правового нигилизма, произвола», — подчеркивает Разин. 

Что же делать? На этот вопрос Разин также сам отвечает. Например, предлагает вернуть обязательное изучения удмуртского языка в школах и детсадах, а при поступлении в вузы разрешить вместо экзамена по русскому и литературе выбирать изложение на удмуртском языке. Помимо этого, советует перенимать опыт Татарстана и Башкортостана и ввести круглосуточное теле- и радиовещание на удмуртском языке, а также дублировать на нем вывески с названиями улиц. Также среди предложений ученого — прекратить выставлять лапти в качестве удмуртского бренда, поскольку «древние удмурты жили богато, в лаптях не ходили», а заодно возрождать деревню, в Москву направлять лишь треть налогов. К слову, о налогах. В этом пункте Разин приводит в пример Волжскую Булгарию, которой «удмурты платили дань в размере 10 процентов от дохода». Схожее положение было и при Золотой Орде.

Второе письмо Разин адресовал депутатам Госдумы от Удмуртии и председателю Госсовета УР Алексею Прасолову, в котором задается вопросом: «Есть ли у меня Отечество?» В нем он решает просветить парламентариев, кто же такие удмурты и чем они отличились от других этносов. Далее следует блок с претензиями к каждому из депутатов. Например, Игорю Сапко Разин припоминает случай, когда тот в бытность мэром Перми предлагал присоединить к краю Удмуртию, а Прасолова упрекает в том, что не принял и не дал высказаться. В письме ученый предрекает, что все империи обречены на распад, и призывает элиту России и Удмуртии присмотреться к опыту решения национального вопроса в Финляндии, Швейцарии и других странах.

Разин был одним из тех ученых, кто в июне прошлого года обращался к Госсовету Удмуртии, требуя не поддерживать законопроект о добровольном изучении родных языков в школах. «Это прямой путь к исчезновению родного языка, снижению этнического самосознания и ликвидации этнокультуры. Появление данного законопроекта свидетельствует о негативных симптомах в национальной политике нашего государства, о возрождении имперского менталитета», — писали тогда ученые клуба «Тодосчи».

«НАОБОРОТ, У НАС В РЕСПУБЛИКЕ СИТУАЦИЯ СПОКОЙНАЯ»

Альберт Разин родился 12 июня 1940 года, имеет звание заслуженного деятеля науки Удмуртии. Его кандидатская диссертация была посвящена проблеме формирования личности сельского труженика. «Ученый, который занимался изучением человека, был сторонником консервативных методов развития человека через уважение к природе, экологичности, здоровому питанию», — рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» общественник Леонид Гонин. По его словам, Разин одним из первых выступил за проведение национального удмуртского праздника Гербер (то же, что для татар Сабантуй). Кроме того, ученый интересовался сельским хозяйством, изучал развитие общин, особенно его привлекал опыт израильских кибуцев. «Его мечтой было съездить в Израиль и изучить, как функционирует и работает кибуц. Можно сказать, что он был деревенщиком», — отметил Гонин.

Кроме того, он занимался историей удмуртов, считал их потомками древней цивилизации, а к тем, кто имел удмуртское происхождение, относил, например, Габдуллу Тукая: «Речь идет о современном городе Арске, одном из центров княжества древних удмуртов. Часть удмуртов Арского княжества отатарились. Происхождением оттуда выдающийся народный поэт Татарстана Габдулла Тукай. Писал он на татарском языке, но по происхождению — удмурт из рода Тукай. (Кстати, за всю историю не было ни одного татарина по имени Тукай, а среди удмуртов — есть. Примечательно, что на территории Республики Татарстан расположено несколько деревень с названием Тукай, а рядом с Набережными Челнами находится даже Тукаевский район.) Казанские татары сегодня уже признают, что Габдулла Тукай — общая национальная гордость удмуртов и татар».

Также, как пишет Udm-Info, Разин стоял у истоков лаборатории национальных отношений Удмуртского государственного университета, а в 1992 году создавал институт человека, директором которого оставался вплоть до практически полного сокращения штата сотрудников. «Последние годы он был на пенсии, занимался в основном общественной деятельностью. Долгое время занимался научной работой в местном университете, в частности проблематикой религиозного, национального, культурного развития», — рассказал нашему изданию член Общественной палаты РФ, вице-президент «Удмурт Кенеш» Владимир Байметов. «Открытые медиа» со ссылкой на представителя руководства УдГУ сообщили, что Разин долгое время в вузе не появлялся. «Он уже давно не связан с университетом, мы его не видели, с ним очень давно не общаемся», — прокомментировал собеседник.

Также, по словам Гонина, Разин был одним из лидеров национального движения и стоял у истоков создания ассоциации «Удмурт Кенеш», которая зародилась из удмуртского клуба в 1980-е годы. Вице-президент «Удмурт Кенеш» Байметов пообещал случившееся обсудить в ближайшее время: «Альберт Алексеевич был заметной фигурой в движении, свое мнение выскажем». При этом телеграм-канал «Очки Бречалова» утверждает, что «Разин в последние годы стал объектом травли этого же „Удмурт кенеша“, поскольку пытался создать и альтернативу „Кенешу“, и расшевелить сам „Кенеш“».

В то же время Байметов подчеркнул, что акции, подобные той, что совершил Разин, ни в коем случае не могут быть методом решения социальных, политических и экономических проблем.  Он заверил нашего корреспондента, что в Удмуртии ничего негативного в межнациональных отношениях и языковой сфере в последнее время не происходило. «Наоборот, у нас ситуация в республике довольно спокойная. Прошли лицензирование учебники на удмуртском языке для школы. С этого года их издали, они будут в школах на легальных основаниях применяться. Данная проблема постоянно в поле зрения власти на всех уровнях и держится на контроле», — рассказал вице-президент «Удмурт Кенеш». Байметов признался, что не раз дискутировал с Разиным и не со всеми его тезисами был согласен.

Оба наших собеседника — Гонин и Байметов — недоумевают, почему Разин решился на столь радикальный шаг. «В течение последней недели Альберт Алексеевич встречался с людьми, настроен был, насколько я знаю, достаточно позитивно, обсуждал планы на будущее. Поэтому что толкнуло его на этот шаг, достаточно сложно сказать. Мне неизвестно ни о каких обстоятельствах, которые могли его заставить так поступить. Поэтому в чем причина, для меня лично остается загадкой», — заявил Байметов. Например, 4 сентября Разин был на приеме у депутата Госдумы Алексея Загребина. Гонин рассказал, что встреча состоялась в Институте истории языка и литературы. «Он говорил, как съездил с семьей на Аркаим в Челябинскую область, где встретился с учеными. Сказал, что это интересное место, откуда мы могли выйти. Он как ученому и коллеге Зегребину говорил, что надо обратить внимание на Аркаим. Об этом была беседа. Вторая часть разговора касалась березовой рощи в центре города. Он выступал за ее сохранение, чтобы на лоне природы проводить Гербер», — вспоминал общественник.

«В ТОМ, ЧТО ПРОИЗОШЛА ЭТА ТРАГЕДИЯ, ВИНОВНЫ НЕ ТОЛЬКО ДЕПУТАТЫ»

«Я сам по военной специальности командир стрелкового взвода. Нас учили, что когда идет танк, ложишься в блиндаж, пропускаешь танк через себя, а гранату бросаешь сзади. Думаю, он поторопился, — оценил сегодняшний трагический поступок удмуртского ученого известный татарский историк Дамир Исхаков. — Так быстро ни один язык не исчезает, времена в России тоже поменяются, поэтому нужно было подождать. Рано или поздно здесь, я думаю, нормальная жизнь наступит, тогда найдется возможность развития удмуртского языка тоже. Это не тот метод, при помощи которого можно чего-то добиться». Исхаков сказал корреспонденту «БИЗНЕС Online», что никакой реакции на произошедшее ждать не стоит: «Пропустят как эпизод, и все на этом закончится. Революции никакой ждать не стоит».

Эксперты нашей газеты, занятые языковым вопросом, хоть и не были знакомы с Разиным, но знают, что происходит в соседних республиках в этой сфере. «Кстати, слова „И если завтра мой язык исчезнет, то я готов сегодня умереть“ принадлежат Расулу Гамзатову. То, что совершил Разин, можно понять, но невозможно объяснить. Он хотел привлечь внимание к исчезновению не только удмуртского, но и всех нерусских языков. Как мне кажется, если народ спит, то его ничем, даже сжигая себя, не разбудишь. У удмуртов, марийцев, мордвы положение с языком, его статусом даже хуже, чем у нас, в Татарстане. У нас нет-нет, да и руководство говорит обнадеживающие вещи», — считает известный драматург, без пяти минут депутат Госсовета РТ от «Единой России» Ркаил  Зайдулла. Также он напоминает, что в мусульманской традиции самоубийство осуждается, поэтому в нашей республике поступок философа из Ижевска вряд ли найдет поддержку: «Такое действие называют „мордар китү“ („погибнуть без покаяния“), во имя каких бы оно высоких идеалов ни совершалось. Это не наш путь — за судьбу языка, нации нужно бороться, а не накладывать на себя руки. Я не собираюсь его осуждать, видимо, был уже предел, для нас всех это печальный и сильный сигнал. В том, что произошла такая трагедия, виновны не только депутаты, но и все те, у кого есть совесть: самосожжение было обвинением в нашем равнодушии».

«В удмуртских СМИ уже начали появляться сообщения, что мужчина выступил с неадекватными требованиями по удмуртскому языку, мне кажется, прогосударственные СМИ Удмуртии дадут оценку, что он и сам был неадекватным», — уверен еще один историк, заместитель председателя всемирного форума татарской молодежи Айрат Файзрахманов. «Лично я, как человек верующий, на такие вещи смотрю отрицательно. Какое бы ни было тяжелое положение, суицид неприемлем, — продолжает он. — Но я считаю, что человека довели. В Удмуртии действительно, если сравнивать с Татарстаном, положение удмуртского языка находится в очень-очень кризисном состоянии. А власти вообще практически не обращают на него внимания. Я отслеживаю ситуацию: в Ижевске, например, поставили новые остановки, и на удмуртском языке там вообще ничего нет. Приезжаешь в Ижевск, и удмуртскость там не ощущается. Хотя носителей удмуртского языка достаточно много, они очень грамотные, ученые люди. Естественно, это вызывает такой диссонанс в их тонкой душе и приводит к подобным актам. Я опасаюсь того, что данный поступок может перекинуться на другие народы».

Поступок Разина, считает Файзрахманов, еще раз привлечет внимание к сохранению родных языков: Я думаю, удмуртские власти хоть как-то, но будут реагировать. Но отложено реагировать. То есть через полгода, через год на проблемную ситуацию будут больше обращать внимания, но не признают, что в результате данного акта, но на самом деле это повлияет». При этом наш собеседник считает проблемой, что у интеллектуальной удмуртской элиты практически нет взаимодействия с нынешними властями республики: «У нас, в Татарстане, все-таки есть академия наук, где сосредоточена национальная интеллигенция, она частично сосредоточена в КФУ, есть большая творческая интеллигенция. Так или иначе они связаны с властями, и те хоть как-то, но слышат их. А там совсем ничего нет».

САМОСОЖЖЕНИЕ КАК АКТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ

Акт публичного самосожжения начиная со второй половины XX века не раз оказывался в центре общественного внимания, а также становился катализатором серьезных политических катаклизмов.

Одна из самых известных трагических историй случилась в январе 1969 года. Чешский студент Ян Палах вышел на Вацлавскую площадь в Праге, где облил себя бензином и поджег, через три  дня он скончался в больнице. Палах протестовал против оккупации Чехословакии войсками СССР и стран-сателлитов. Он стал национальным героем, похороны чешского студента переросли в настоящую демонстрацию.

А годом ранее было зафиксировано, как принято считать, первое «политическое» самосожжение в СССР. На главную улицу Киева — Крещатик — из подъезда дома выбежал горящий украинский активист Василь Макух, который на украинском языке выкрикивал лозунги: «Пусть живет свободная Украина! Долой оккупантов!» Именно с акта самосожжения литовского студента Ромаса Калантаса в центре Каунаса в 1972 году начались массовые волнения, которые называют «Каунасской весной». Он погиб, выкрикивая: «Свободу Литве!» Литовская диаспора, узнав о судьбе Каланты, провела антисоветские акции в разных уголках мира.

При этом еще в 1963 году внимание к такой форме протеста, как самосожжение, привлек случай буддистского монаха Тхитя Куанг Дыка, который поджег себя на одном из оживленных перекрестков Сайгона, чтобы обратить внимание на притеснения буддистов правительством Южного Вьетнама.

С актов публичного самосожжения фактически началась революция в арабских странах, так называемая Арабская весна. В Тунисе таким способом покончил с собой торговец овощами и фруктами Мохаммеда Буазизи. Его поступок вызвал волну массовых выступлений тунисской молодежи, протестовавшей против политики президента Зин эль-Абидина Бен Али, который не боролся с безработицей, это привело к отставке последнего. После смерти Буазизи в больнице от полученных ранений его примеру последовали молодые люди в других арабских странах — Алжире, Египте, Йемене. Так, 17 января 2011 года египетский студент сжег себя перед зданием парламента в Каире.


business-gazeta

 
 

Просмотров: 583

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>