«Может, ногайцы имеют больше прав на этноним «татары», чем казанцы?»

IMG_7814Исламовед и этнограф Ахмет Ярлыкапов о Золотой Орде как части истории России, дочери ногайского бия Сююмбике и конце булгарского проекта

Старший научный сотрудник МГИМО МИД России Ахмет Ярлыкапов известен в РФ и за рубежом как крупный ученый-исламовед, специалист по Кавказу. Будучи по образованию историком, он занимается и изучением прошлого родного, ногайского народа. Неделю назад Ярлыкапов посетил Болгарскую исламскую академию, где прошла большая международная конференция и ученый был в числе основных докладчиков. О теме прошлого татарского и ногайского народов наш гость размышляет в интервью своему коллеге Азату Ахунову.

«СОВРЕМЕННЫЙ ТАТАРСКИЙ ТОЖЕ БЛИЗОК К НОГАЙСКОМУ. ТАК ЖЕ, КАК И БАШКИРСКИЙ»

— Ахмет, сейчас ты больше известен в России как исламовед, специалист по Кавказу. Но изначально ты получил историческое образование, долгие годы занимался и продолжаешь заниматься этнографией родного ногайского народа, которую невозможно изучать в отрыве от истории. Расскажи, что за народ ногайцы? Не все об этом знают.

— Ногайцы — это тюркоязычный народ, который говорит на кыпчакском языке. Вместе с казахским и каракалпакским языками ногайский составляет ногайско-кыпчакскую подгруппу языков. Это три самых близких языка. На самом деле родственных ногайскому языку много. Если отходить от чисто лингвистического подхода, то очень большим является его значение для современного крымско-татарского литературного языка, степные крымские татары — это непосредственно ногаи, они внесли вклад в современный крымско-татарский язык. Очень близки к ногайскому языку кумыкский, карачаево-балкарский, масса контактов была у нас с казанскими татарами. Современный татарский тоже близок к ногайскому. Так же, как и башкирский.

— Прошлое наших татарских предков было тесным образом переплетено с ногайцами, Ногайской Ордой, границы которой доходили чуть ли не до Казани. По сути, нынешние южные и юго-восточные районы Татарстана — это бывшие земли Ногайской Орды. До сих пор сохраняется много отголосков того времени в названиях населенных пунктов, рек, озер, в обычаях и традициях местного населения.

— Сама Ногайская Орда возникла на основе Мангытского юрта, выделившегося во времена Едигея, видного беклярбека (управляющего государственной администрацией — прим. ред.) в Золотой Орде. Ногайская Орда была основным государством ногаев. Но наши предки жили не только в Ногайской Орде, но и в том же Крыму, нанимались на службу к ханам в Казанское, Астраханское ханства, в Большую Орду. Неправильно ограничивать исторический ареал расселения ногаев, он был значительно шире.

Здесь очень важно понимать, что непосредственно сама Ногайская Орда — единственное постордынское образование, в котором правили не ханы, а династия, которая ведет свое происхождение от Едигея. Здесь все-таки была своеобразная логика. Почему ногайцы служили разным ханам? Это была та самая ордынская система, когда хан держал при себе беклярбека и таким образом пытался сохранить эту уже рушившуюся государственную структуру. То есть, когда ханы призывали к себе на службу ногаев, происходило соединение оседлых и кочевых жителей Орды. Кочевники-ногаи, обладавшие мощной конницей, — это основа, военная сила. Чем больше кочевников к себе привлечет хан, тем сильнее его мощь и тем быстрее он решит выгодные для себя политические вопросы.

— Помимо всего прочего, это и усиление мобильности, без конницы невозможно представить себе военные сражения того времени.

— Да, это так. Например, знаменитая ногайская конница была основной военной силой того же крымского хана. Очень много ногайских коней покупали на Руси, десятки, сотни тысяч, огромное количество лошадей. Посольства из Ногайской Орды приезжали не только с дипломатическими вопросами, но и для продажи лошадей.

— С чем это было связано? Я имею в виду развитие коневодства в ногайской степи. Ведь речь идет о миллионных поголовьях. Кто этим занимался, чем они кормились?

— Население Ногайской Орды в период расцвета составляло больше миллиона человек. Чтобы миллион человек могли существовать в кочевых условиях, лошадей должно было быть больше миллиона. Воину необходимо было иметь коня, а еще смену, то есть как минимум две лошади на одного воина приходилось. Даже в более позднее время, когда караногайцы стали полукочевниками, количество скота в несколько раз превышало число людей. Кони также выращивались на продажу.

— Это, наверное, еще и отголосок монгольских традиций, доставшихся от Чингисхана?

— Не только. Да, была такая чингизидская традиция, но и наши предки, кыпчаки-кочевники, сами по себе были известны в то время как хорошие коневоды.

«КОГДА В РУССКИХ ИСТОЧНИКАХ ПОЯВЛЯЕТСЯ НАИМЕНОВАНИЕ «НОГАЙЦЫ», ОНИ УЖЕ БЫЛИ МУСУЛЬМАНАМИ»

— Когда ногайцы приняли ислам? Каким путем он проник к вашим предкам?

 — В то время когда в русских источниках появляется наименование «ногайцы», они уже были мусульманами. Мы говорим о ногайцах, про тех, кто уже в позднюю Орду, при распаде Золотой Орды, составлял степную, кочевую часть населения этого государства. Этническая основа нашего народа — кыпчаки (в основном западная группа кыпчаков), известные в русской истории как половцы. Вот к ним ислам начинает проникать еще в XI веке. Ко времени официального утверждения ислама во время хана Узбека в Золотой Орде значительная часть кыпчакского степного населения была исламизирована. Окончательно мусульманами ногайцы стали в начале XIV века.

— Принятие ислама было политическим шагом?

— Да, это последний политический акт хана Узбека. Принимается волевое решение, что официальной религией государства будет ислам. Хотя переходить в ислам кочевники начали гораздо раньше, и это происходило не по каким-то политическим или военным причинам — некому было насаждать ислам в степи. В принципе, кыпчаки ни от кого не зависели, ни что над ними не довлело. Здесь свою роль сыграли торговые и культурные связи. Ногайцы стали мусульманами-суннитами, ханафитами посредством тесных контактов, в первую очередь торговых, со Средней Азией.

Во многих ногайских преданиях эта духовная связь очень четко проговаривается. Из Бухары пришел ислам, говорят ногайцы. Есть еще поговорка «Дин Оьзбектен калды» в том смысле, что именно во времена Узбек-хана ислам стал нашей официальной религией. Но вот эти воспоминания о Бухаре — свидетельство тесных культурных, торговых связей со Средней Азией. Через торговлю, дервишей и суфизм проникал ислам к нашим предкам. Суфизм вообще сыграл колоссальную роль в исламизации степи, потому что сам дух степняков немного противоречил стандартному пониманию ислама. Ислам — это мечети, медресе. Дервиши, бродячие проповедники сумели привить степнякам эту религию благодаря своему особому подходу. Они по-своему интерпретировали ислам — больше в мистическом ключе, неординарно его проповедовали.

— Сохраняются ли языческие пережитки среди ногайцев? Христианство сыграло какую-то роль? Ведь, насколько мы знаем из истории, в те края заезжали и христианские миссионеры.

—  В современном ногайском исламе практически нет ничего, что можно было бы четко обозначить как языческий пережиток. В принципе, мы говорим о том, что живой ислам очень разнообразный и там есть различные верования, имеющие корни в самых разных традициях. Они уже воспринимаются как чисто исламские. Есть разные обряды, например вызывания дождя. Степняки живут в засушливой степи, летом это огромная проблема. Нужно вызвать дождь. Сохранился очень интересный обычай, который называется у ногайцев «Андир-шопай», — сейчас он даже переродился в детскую игру. Дети ходят, поют песенки про Андир-шопая, их обливают водой, и, соответственно, это обряд вызывания дождя. Андир-шопай — куколка, которую таскали дети. Шопай — северокавказское божество-громовник. Чоппа, Цоппа, у разных народов — осетин, карачаевцев, балкарцев — есть этот персонаж. Андир, согласно предположению ученых, восходит к Индре — индо-иранскому богу-громовнику. В этих обрядах прослеживаются древние пласты. Но назвать это языческим тяжело, потому что подобное не воспринимается уже как язычество, моление божеству, а как детский, какой-то полушутливый обряд.

Про влияние христианства. Было очень много миссионеров. Например, можно упомянуть знаменитую шотландскую миссию Каррас (от названия аула Каррас в районе современного Пятигорска — прим. ред.). Шотландцы прибыли сюда в самом начале XIX века по линии эдинбургского библейского общества. Они занимались сельским хозяйством, развивали ремесла, но главная их задача была обратить в христианство местных язычников и мусульман. Там впервые на ногайский язык перевели некоторые евангельские тексты. Они даже в арабской графике сохранились.

Среди наших предков-кыпчаков было очень много христиан. Но непосредственно в самой ногайской культуре каких-то серьезных свидетельств влияния христианства не сохранилось. Ни одной устойчивой ногайской группы, исповедующей христианство, не было зафиксировано. Но надо сказать, что немало ногайской знати крестилось, перейдя на службу к русскому царю. Они воспринимали усилившуюся Московию в качестве преемника Золотой Орды. Так появились князья Юсуповы, Урусовы и так далее.

— У нас принято считать, что родоначальниками этих дворянских родов были предки казанских татар.

—  На самом деле сами Юсуповы вели свою родословную от Юсупа — ногайского бия (интересно, что, по мифическому родословию едигеидов, возводили ее даже к праведному халифу Абу Бакру). И очень много русских дворян появились из числа ногайских мурз, переходивших на службу к русскому царю.

«НОГАИ КОЧЕВАЛИ ВПЛОТЬ ДО КАЗАНИ — ЭТО ОБЩЕИЗВЕСТНЫЙ ФАКТ»

— Наверное, в этом месте можно задать извечный и спорный вопрос: было татаро-монгольское иго или нет?

— Татаро-монгольского ига, я считаю, не было, возникла очень уникальная ситуация, когда, будучи в орбите ордынского государства, русские княжества имели очень широкую автономию, и, в общем, мало в каком государстве в то время были возможны такие автономные полномочия. Именно благодаря Орде русские княжества сохранились, они не были завоеваны западными соседями, получили шанс на объединение, и, в конце концов, Московское княжество стало преемником Орды и объединило все ордынские территории под своей властью. Это была зависимость, но с широкой степенью автономии, поэтому как-то тяжело называть подобное игом.

— Хорошо, давай вернемся к отношениям между Ногайской Ордой и Казанью. Насколько тесными они были?

— Да, ногайцы имели очень тесные связи с Казанью. Во-первых, это военные связи, потому что ногайская конница служила казанским ханам, усиливала их мощь. Ногаи кочевали вплоть до Казани — это общеизвестный факт. Мы говорим о том, что Орда распалась. На самом деле ногаи не признавали данного распада. Для них это была старая ордынская территория, и они вполне свободно могли кочевать в пределах Казанского ханства, казанские ханы ничего против такого не имели.

Сююмбике — дочь ногайского бия Юсупа — также свидетельство тесных политических связей между этими двумя государствами. Она, конечно же, была знаковой фигурой своего времени, вокруг нее плелось много интриг, происходили разные истории. Это тоже говорит о большом значении, хотя уже нет намеков на прежнюю ордынскую систему, но данная связь — хан и бий — все еще играла значительную роль. Сююмбике — как представитель бия, прапраправнучка беклярбека Едигея. И интриги, окружавшие Сююмбике, — по-моему, как раз воспоминание о данной связке, традиции. Это ордынская традиция, которая сохранилась со времен Золотой Орды. Уже в таком виде неклассическом, но память о политической системе хранится у людей в сознании.

Еще хочу сказать, что часто мы переносим реалии того времени на современность. Сейчас имеются отдельные народы: крымские татары, казанские татары, ногайцы. Но в то время это мыслилось как разнообразное, но все же единое пространство со своими традициями. Ногайцы выделялись резко как носители грозной военной силы. Они кочевники, но прекрасно себя вписывали в постордынскую систему. То есть это говорит о том, что Золотая Орда была гениальным государством, в котором кочевая и оседлая части были очень тесно связаны друг с другом. Ногайцы часто использовали обозначение «татары». Может, ногайцы имеют больше прав на этноним «татары», чем казанцы? Потому что среди ногайцев даже уже в XIX веке, у караногайцев например, были четыре подразделения, и практически в каждом подразделении существовал род «татар». Татарами называют себя ногайские казаки, есть целый пласт таких песен (казак йырлары), они говорят: «Казак казак десек те, орыс казак тувылмыз, орыс тувыл, биз татар» («Несмотря на то что мы казаки, мы не русские казаки — мы татары»).

— И наоборот, в Узбекистане казанских татар называют ногайцами.

— Да, верно. Это тоже воспоминания о том, что кто бы ни шел с севера, то они ногайцы. И казахи всех обозначали точно так же. Сейчас казахи стали различать татар и ногайцев, а до этого не было четкого деления.

— Как этнограф скажи, много ли схожих обычаев у ногайцев и татар?

— Да, у ногайцев и татар есть масса схожих обычаев, обрядов. Казанско-татарский народ в основе — оседлые жители, у ногайцев база — кочевые жители, тем не менее долгое проживание рядом не могло не сказаться. Во-первых, такой обычай, как Сабантуй у казанских татар и Сабантой у ногайцев, — это одна из этих общих основ. Любовь к лошадям, присутствие конины в народной кухне — свидетельства практически долгого проживания рядом. Основа — суннитский ислам ханафитского мазхаба и потребление конины тоже, потому что мы ханафиты. Как мусульмане, татары и ногайцы имеют массу общих обычаев, обрядов и практически одинаковую культуру, тюрко-мусульманскую.

Несмотря на бытовавшие долгое время мифы о том, что кочевники — якобы плохие мусульмане и так далее, я, как человек, долго изучавший этот вопрос, могу сказать, что все компетентные свидетели, кто побывал среди ногаев, видел их жизнь воочию, говорят, что ислам был очень укоренен в ногайской культуре и кочевая жизнь никоим образом не влияла на то, что якобы у ногайцев был слабый ислам. Нет. Ногайцы рисуются как истинные мусульмане, люди, которые исполняют все обязанности, и так далее, и в этом смысле у ногайцев и татар тоже масса общего.

«НУЖНО ТЕМУ ОРДЫ ПОДАВАТЬ КАК ЧАСТЬ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ»

   — Что дала Ногайская Орда России? Вообще, как писать учебники по истории России, как подавать тему Орды?

— Ногайская Орда в истории России играла без преувеличения огромную роль, и это значение до сих пор еще до конца не изучено, потому что в историографии сложилось так, что вообще Золотая Орда и постордынские государства — какая-то боковая ветвь отечественной истории, которая якобы прямого отношения не имеет к истории России, и, соответственно, все силы направлялись на изучение истории Киевской Руси, русских княжеств, Московского государства. Все остальное было какой-то периферией. Этот неверный посыл, подход, к сожалению, до сих пор имеет место быть. Конечно, его необходимо преодолевать, в том числе и усилиями здравомыслящих историков, которые понимают, что история России невозможна без истории Золотой Орды.

В этом году отмечается 750-летие Золотой Орды, и громко претензии на наследие Золотой Орды предъявляет Казахстан. При этом Россия молчит, у которой как раз гораздо больше оснований претендовать на ее историю, нежели у Казахстана. Такого рода моментов много. То же самое не только с Ногайской Ордой, то есть ногаи жили и действовали в самых разных государствах, практически по всему золотоордынскому пространству, и вклад ногаев в нашу общую российскую историю очень велик. И в историю, и в культуру. Я провожу параллели с последними статьями казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева, который говорит о кочевничестве, кочевой истории, что это казахское наследие и так далее, так вот, на самом деле в России есть те же ногайцы. Они тоже были прекрасными всадниками (всадническая культура), много чего дали стране и ногайская лошадь, на которой ездили воины по всему этому пространству, и ногайка — плеть, и таких примеров масса.

Это, к сожалению, ушло в периферию, подобное не учитывается как часть общероссийского наследия, и, соответственно, о ногайцах мало кто знает и мало кто понимает, кто они были, каков их вклад. В тех же городах много ли людей, например в Саратове, знают, что этот город был заложен по инициативе биев — ногайских правителей, что в их краях кочевали ногаи?.. Вот такие проблемы нужно уже поднимать историкам и постепенно отказываться от узкого взгляда на российскую историю и включать в нее в первую очередь золотоордынское наследие и наследие постзолотоордынское в том числе.

Про историю я сказал, хотелось бы по учебникам добавить, что обязательно надо историкам собраться, обсудить эту тему, и нужно историю, тему Орды подавать как часть российской истории. Золотая Орда, постордынские государства — неотъемлемая часть российской истории. Конечно же, в учебниках необходимо отходить от подачи золотоордынского периода как какого-то ига, на самом деле это была непростая страница в истории, но тем не менее необходимо изучать глубже и переоценивать, насколько это было иго, давать оценку после взвешенного обсуждения данного вопроса.

— Можешь назвать несколько имен ученых — может, в прошлом или настоящем, — которые, на твой взгляд, были максимально объективны в освещении данных вопросов?

— Это непросто. Потому что всегда над умами ученых довлели определенные установки: «Орда — хищническое государство, которое оказывало тормозящее влияние на развитие русских княжеств, государства». Это был преобладающий в историографии русского государства постулат. Но все же из позднесоветских работ мне врезалась в память книга Вадима Егорова «Историческая география Золотой Орды». Ведь обычно не было принято говорить об оседлой жизни в Золотой Орде, нам рассказывали о совершенно кочевом государстве. А Егоров между тем рассказал, что раскопки показывают нам совершенно другую жизнь Орды, что это было государство хоть и со значительно большим кочевым населением, но все-таки с развитой оседлой городской жизнью, и в общем такого рода работ в советское время существовало мало. Запомнились труды Виктора Жирмунского, особенно его монография «Тюркский героический эпос», его подход тоже необычный, так как в то время не было принято говорить о том, что у тюркских народов — богатая история. Многие ногайцы, например, именно из работ Жирмунского узнали о своем легендарном прошлом. Очень интересная и нестандартная работа американского исследователя Дэвида Де Виза про исламизацию Золотой Орды, которая пока не переведена на русский язык

«ВОДОРАЗДЕЛ МЕЖДУ БУЛГАРИСТАМИ И ТАТАРИСТАМИ — ОТОРВАННЫЙ ОТ ЖИЗНИ ДИСКУРС»

— Расскажи немного про свой жизненный путь. Как ты пришел в науку?

— Я родом из Ногайского района Республики Дагестан, из села Терекли-Мектеб. Наш аул вырос на месте основанной в XVIII веке в пределах Караногайского приставства ставки Терекли. В пределах этого приставства, входившего в Терскую область, кочевали караногайцы. А в ставке Терекли располагался официальный представитель царской администрации — пристав.

Я закончил Ростовский государственный университет в 1995 году, исторический факультет. Получил базовое образование историка. Конечно же, этнография была моим основным интересом. Этнография, полевая этнография, изучение культур российских народов, непосредственно народов Кавказа и тюркских народов. Сейчас я являюсь старшим научным сотрудником центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России. До этого работал долгое время в Институте этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН. Кандидат исторических наук. В настоящее время занимаюсь антропологией современного ислама в России. Это моя основная тема. Но есть много других научных проблем, которые интересуют меня, некоторые из них: культура народов Кавказа, собственно культура ногайского народа. Такой вот круг интересов.

— Говоря о прошлом наших народов, невозможно не сказать о тех дискуссиях, которые идут в среде татарских ученых. Я имею в виду споры между булгаристами и татаристами.

— Водораздел между булгаристами и татаристами — мне кажется, такой несколько оторванный от жизни дискурс. Это, во-первых. Во-вторых, уже опоздавший спор. В принципе, он должен был состояться еще в начале XX века, когда действительно стоял вопрос о том, какой проект необходимо выбрать. Собственно говоря, победил татарский проект, и он имел массу преимуществ, в том числе и то, что для российских имперских властей все тюркоязычное население империи было татарами, разными татарами — алтайскими, кавказскими, азербайджанскими татарами, дагестанскими, ногайскими. То есть татар имелось много, это имя было на слуху, вот данный проект и победил. Действительно, в Советском Союзе трудно представить себе нацию под названием «мусульмане», но вот состоялась нация под названием «татары». Мне кажется, что булгарский проект, он уже, в общем-то, далеко в прошлом и у него сейчас нет никаких перспектив для того, чтобы быть осуществленным.

— Похожие споры идут и сейчас. Особенно много говорилось в связи с обсуждением Стратегии татарского народа. Ты следил за этими дискуссиями? Как их оцениваешь в целом?

— Что касается Стратегии татарского народа, то я полагаю, что этот документ должен был учитывать колоссальнейшую роль исламской религии в сохранении татарского народа, и как минимум надо отдать должное данному факту. И это, конечно же, надо было отразить в Стратегии, как-то его обозначить.

— Ты часто бываешь в Казани, хотелось бы узнать твое мнение о Татарстане.

— Татарстан я оцениваю исключительно положительно, это динамично развивающийся регион с последовательным подходом к сохранению смысла федерации и со своим мнением, со своим подходом к федеративным отношениям, что вызывает уважение у меня как наблюдателя, как историка, представителя общественных наук. Считаю, Татарстан — очень успешный регион, развивающий не только экономическую составляющую, но и науку, искусство, культуру, и в этом смысле хочется выразить свое восхищение Татарстаном как регионом, татарстанцами и татарами как народом. Хочу пожелать Татарстану сохранения своей самобытной позиции и процветания во благо нашей общей родины.

Азат АХУНОВ.

business-gazeta.ru

Просмотров: 591

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>