Сорок девять дней, которые потрясли мир

Зиганшин1Шестьдесят лет назад начался героический подвиг Асхата Зиганшина и его товарищей

Это был обычный день боевой вахты января 1960 года. Самоходная баржа «Т-36», как всегда, выполняла свою работу по разгрузке транспорта, который из-за больших габаритов и мелководья не мог подойти к пирсу и поэтому оставался на рейде. А небольшие баржи типа «тридцать шестой» целыми днями курсировали по бухте, доставляя оттуда грузы.

Обычная работа, обычные ветры, которые бывают у островов Курильской гряды очень часто. Но 17 января погода прямо взбесилась: почти двадцатиградусный мороз, сильнейший снегопад, при котором видимость сократилась до 5 метров и, самое тяжелое – страшный ветер порывами до 80 метров в секунду. И маленькие баржи, хотя и были, казалось бы, надежно прикреплены к пирсу, бросало из стороны в сторону, как бумажные кораблики. И каждую минуту они могли перевернуться и пойти ко дну.

Чтобы этого не случилось, баржи «Т-36» и «Т-98» решили в минуту опасности держаться вместе, и старшины Асхат Зиганшин и Петро Троцюк дали команду привязать оба судна к причалу общими якорными тросами. Думали, вместе будет легче пережить непогоду и удержаться на плаву.

На плаву-то удержались, но штормовой ветер с треском порвал толстенные металлические тросы и в одно мгновение баржи унесло от причала. Это стало началом героического и трагического 49-суточного дрейфа четырех советских моряков А. Зиганшина, Ф. Поплавского, А. Крючковского и И. Федотова по бескрайним просторам Тихого океана.

… Асхат Рахимзянович рассказывает о тех событиях спокойно или, как говорят, с толком и расстановкой. Помнит старшина все мелочи, даты, каждое действие членов своей небольшой команды. Ему приходилось это делать, наверное, сотни раз. О славной истории по свежим следам был снят фильм, поставлен спектакль, вышло несколько книг, многие недели и месяцы о героях-моряках взахлеб говорил весь мир. И удивлялся: как можно в таких условиях выжить и не потерять человеческий облик.

Рассказ рассказом, но, пожалуй, ни одна книга и не один фильм не смогут донести всю боль страданий и тяжесть пережитого нашими моряками в те страшные для них дни и ночи.

… Сначала они предприняли попытку «выброситься» на берег – не хватило горючего, а только разбили рацию. (Кстати, второй барже это удалось сделать, их сразу же обнаружили и спасли). Беспрестанно приходилось выкачивать воду из машинного отделения и скалывать лед, потому что обледенение судна могло превратить ее в сплошную скользкую глыбу, которая могла запросто перевернуться и затонуть. Работать с каждым днем было все тяжелее и тяжелее.

Потом заглох мотор, и баржа пошла туда, куда ее несло течение и гнал ветер. Постоянно дежурили на рубке, всматриваясь в горизонт в надежде увидеть хоть какой-то морской транспорт. Но целых 45 суток ни одного теплохода, боевого корабля или самолета увидеть не удалось.

Только 3 марта далеко-далеко показалась верхняя палуба какого-то судна. Но ни размахивание фонарем, ни костер не привлекли его внимания. Через 2 дня они увидели еще два судна. Они также проплыли мимо.

На барже в самом начале был сухой трехсуточный паек, немного питьевой воды. Еду стали растягивать с первых же дней. Она состояла, главным образом, из похлебки с одной картофелиной, которую делили на 4 равные части. Потом вспомнили, что кирзовые сапоги, ремни от рации сделаны из натуральной кожи, их тоже стали варить. Пробовали ловить рыбу, но смывало в океан сетку, срывало самодельный крючок. Бесполезно…

Так продолжалось до 24 февраля. Накануне команда «отметила» День  Советской Армии и Военно-Морского Флота, проглотив последнюю еду и все – до 7 марта, когда на расстоянии 1600 километров от родных берегов их случайно обнаружили патрульные вертолеты американского авианосца «Кирсардж», у моряков не было ни крошки во рту.

«Силы тогда таяли особенно быстро, — вспоминает о дне спасения А. Зиганшин, — все лежали в трюме. Акулы в те часы особенно часто терлись о дно баржи, видно, чувствовали нашу близкую смерть. И вдруг – гул. Выбегаем, нет, лучше сказать, с трудом выползаем наверх. Точно: над нами два вертолета. Покружились и улетели. Неужели, думаем, совсем. Минут через 20 на горизонте появился огромный корабль и встал. Вскоре один вертолет подлетел к нам и спустил над баржей канатную лестницу».

По морскому кодексу, последним корабль должен покинуть капитан. Но в этом случае первым на американский вертолет поднялся старшина Зиганшин. Нет, не для быстрейшего получения помощи, а попросить топлива, еды, чтобы вернуться на Курилы своим ходом. Американцев их вид шокировал: всклоченные волосы, худые плечи, изможденные потемневшие лица, впалые щеки, синие мешки под глазами, обросшие и грязные. «Вы с ума сошли, ребята! Давайте мы вас возьмем с собой, подлечим, а потом отправим домой» — сказали они.

После долгих раздумий наши моряки согласились. На авианосце американцы их вели держа с обоих сторон под мышки. Сначала дали немного куриного бульона.  После бритья и принятия душа все один за одним потеряли сознание. Расслабились…

Хозяева вели себя по всем законам морского братства – первоклассная еда, постоянное наблюдение врачей, самое теплое отношение команды «Кирсарджа». За всем этим следил лично командир авианосца. У каюты, где разместили советских моряков, выставили часовых: чтобы не беспокоили лишними вопросами.

Потом их привезли в Сан-Франциско, и вскоре вместе с представителями советского генконсульства Зиганшин, Поплавский, Крючковский и Федотов через Европу с триумфом, в сопровождении сотен журналистов, в каждом пункте остановки проводя пресс-конференции, вернулись на Родину…

Пятого апреля была устроена грандиозная по меркам района встреча Асхата Зиганшина на стадионе райцентра – он прилетел сюда на вертолете. Невиданное доселе в здешних краях зрелище.

… С тех дней прошло почти 42 года. Но все равно Шентала, где Асхат Зиганшин родился, вырос, учился, начинал работать и в 1958 году уходил в армию, помнит своего отважного земляка. Когда председатель местного татарского общества «Нур» Марат Расулов предложил пригласить героя-моряка, глава администрации района В. Д. Петров горячо поддержал эту идею. Район сделал все: торжественная встреча на железнодорожной станции, прием в районной администрации, посещение училища механизаторов, выпускником которого является Зиганшин, школы, которую он оканчивал в 1956 году, большой праздничный вечер в РДК, торжества в Денискино, где молодой механизатор начинал трудовую жизнь… Принято решение о переименовании одной из улиц райцентра в улицу имени Асхата Зиганшина. Словом, все было организовано на самом высоком уровне. Не было только военного оркестра и почетного эскорта мотоциклистов и лишь потому, что в Шентале их вообще нет. Вот такие почести оказывали здесь Асхату Зиганшину, благодаря которому во всех странах узнали о существовании на свете населенного пункта с названием Шентала.

Особой теплотой о том далеком времени были проникнуты воспоминания на вечере в районном Доме культуры. 50-е годы… Трудное, но счастливое время. Асхат-ага Зиганшин и его ровесники давно уже бабушки и дедушки, многие на пенсии. С какой душевностью они говорили о своих учителях, старой школе, лыжных прогулках. Жива одна из учительниц того «золотого выпуска» шенталинской школы 1956 года Е. П. Омшина. Именно тогда выпускались Ю. Горячев – в недавнем прошлом губернатор Ульяновской области, Ю. Картамышев – многие годы проработавший в МИД СССР, и, конечно А. Зиганшин.

У того военного поколения мальчишек и девчонок не было счастливого детства и золотой юности. Жизнь их каждый день заставляла преодолевать невзгоды, стала школой дружбы и взаимовыручки. Во многом благодаря этому отважная четверка и победила смерть. «Мы никогда не поддавались унынию, — вспоминает Асхат Рахимзянович, — поддерживали друг друга, подбадривали, надеялись и верили, что останемся живы».

Врач местной больницы А. С. Суфиянов рассказал о медицинской стороне случившегося в 1960 году.  Опытный специалист Анвар Салманович считает, что по всем традиционным медико-биологическим и психофизическим нормам моряки должны были погибнуть. При длительном пребывании в стрессовом состоянии ослабевает даже так называемая кортико-адреналовая система – «палочка-выручалочка» каждого из нас. Эта система в экстремальных ситуациях мобилизует человеческий организм и стимулирует деятельность различных органов. Но и ее возможности не безграничны. Плюс чудовищное недоедание и, как следствие, дистрофия тяжелой степени, а также холод и сырость.

Тем не менее, молодые, в общем-то, сильные, готовые ко всем трудностям моряки победили стихию, побили рекорд выживаемости и обессмертили свои имена. Подвиг простых советских моряков в Тихом океане был, пожалуй, самым крупным героико-патриотическим событием нашей истории после 1945 года и до полета Гагарина.

Да, эпоха, в которую происходили эти события, не могла не наложить свой отпечаток. Пока баржу «Т-36» искали, появилась версия, что моряки просто дезертировали. В далекую от Тихого океана райцентр Шенталу из Куйбышева приехали сотрудники КГБ, увезли родителей в райотдел милиции, стали допрашивать. За их домом было установлено наружное наблюдение.

И поисковые работы велись, мягко говоря, не очень усердно. А когда на третьи сутки на поверхности воды было обнаружено что-то вроде обломков судна вовсе решили, что баржа скорее всего пошла ко дну, поиски прекратили, а моряков стали считать пропавшими без вести. Только Хатимя-апа и Рахимзян-абы (давно уже покойные), да один Бог знают, сколько слез было пролито в те зимние ночи по пропавшему, как всем казалось, в океанской пучине сыну.

Даже после того, как американцы подобрали наших ребят и сообщили об этом в генеральное консульство СССР, работник дипломатического представительства первым делом предупредил своих соотечественников, чтобы они не взболтнули чего лишнего перед империалистами. Даже в такой ситуации срабатывали классовый принцип отношения к спасителям соотечественников.

И только 7 марта поздно вечером на Канашскую улицу, где жили Зиганшины, прибежал друг Асхата Саша Вуколов, тайно слушавший «Голос Америки» и сообщил родителям радостную весть: американский корабль обнаружил в широтах, близких к Гавайским островам, четырех советских моряков и их баржу. Скорее всего, это Асхат и его сослуживцы. Сам слушал. Значит жив, значит вернется в отчий дом, решили родители.

Но власти безмолвствовали. И лишь 14-го числа, когда спасенные моряки были доставлены в Сан-Франциско и переданы советским дипломатам, наша пропаганда разразилась одами гордости за Советскую Родину. Телеграммы Н. С. Хрущева, торжественный прием у министра обороны СССР Р. Я. Малиновского, вручение орденов Красной Звезды, встречи на родине, почетное делегатство на ХХ съезде ВЛКСМ и другие почести…

После отдыха в Гурфузе членам отважной четверки предложили на выбор два варианта: или они заканчивают службу на любом из флотов или поступают в Ленинградское мореходное училище. Они выбрали второе.

В 1962 году А. Зиганшин женился (Райса Исхаковна родом из Сызрани ), вырастил двух дочерей – Галию и Альфию, есть два внука. Сам Асхат Рахимзянович уже 38 лет служит на одном из спасательных судов. Живут они под Петербургом, в Стрельне. За эти годы опытный моряк воспитал уже десятки спасателей, которые приходят на помощь отечественным и иностранным судам, терпящим бедствие на Балтике. Водолазы их отряда участвовали в операции по поднятию атомной подводной лодки «Курск».

Из его героических товарищей жив только А. Крючковский, который обосновался сейчас в Киеве. А Филипп Поплавский и Иван Федотов недавно покинули этот мир.

В 60-70 – е годы имена участников 49-суточного дрейфа знала все. Были даже такие случаи – приехавшие в Ломоносов сослуживцы говорили таксисту: «Мне надо к Зиганшину». Ни улицы, ни номера дома они не знали. Тем не менее через несколько минут таксист точно высаживал их у нужного подъезда.

Времена меняются, нынешнему поколению имена героев прошлых лет мало о чем говорят. И нынешний приезд А. Зиганшина на свою родину позволил напомнить всем нам об этой героической и трагической эпопее. В те весенние дни 1960 года ветеран британского флота Джо Хаммонд писал советским морякам:

«Я, видавшая виды старая тихоокеанская акула… До сих пор я был убежден, что человек – ничтожество перед Его величеством Океаном. Вы доказали обратное».

Такими они и вошли в историю – как победившие океан и победившие смерть.

Шамиль ГАЛИМОВ,

2001 год.

.

Просмотров: 701

3 комментариев

  1. Зиганшин буги, зиганшиин рок Зиганшин скушал свой сапог. Он съел гармонь и съел ремень и был он сытым целый день. Так вот воспевали его подвиг в 60-х

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>