Рустам Батыр: «Отсылка к Богу в Конституции ударит не только по атеистам, но и по…»

1581741655_picbophotos_86333_2Светскость — это великое достижение нашей страны, которое представители различных конфессий, а также атеисты должны сегодня отстоять

«Предложением включить отсылку к Богу в Основной Закон РФ патриарх всея Руси Кирилл не на шутку всколыхнул российскую общественность», — напоминает известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. Как отнестись к этой идее, ведь подобные упоминания присутствуют в конституциях целого ряда вполне себе передовых западных стран? Автор «БИЗНЕС Online» уверен, что данную инициативу нельзя поддерживать, и объясняет почему.

«ДАННЫЙ ПОСЫЛ НЕ РАЗДЕЛЯЮТ В ТАТАРСТАНЕ»

Предложением включить отсылку к Богу в Основной Закон РФ патриарх всея Руси Кирилл не на шутку всколыхнул российскую общественность, вызвав настоящее вавилоново столпотворение разнообразных мнений, как за, так и против данной идеи. Причем линия разлома прошлась на этот раз не между «ура-патриотами» и либералами, но и внутри самого православного сообщества. Так, протодиакон РПЦ и известный богослов Андрей Кураев назвал желание патриарха политическим обжорством. «В матрицу православия не встроен ген политического аскетизма, — пояснил он смысл своего эпитета. —  Власти всегда хочется еще». Видимо, и сам патриарх прекрасно осознает всю многомерность (читай: неоднозначность) высказанной им инициативы, поэтому и озвучил ее не в виде законченной формулировки, а в качестве призыва «начать дискуссию об этом».

Как водится в таких случаях, интернет отреагировал волной стеба и мемов. Одни в ответ на инициативу предстоятеля РПЦ предложили внести в Конституцию упоминание о Гарри Поттере, так как «его фанов даже больше, чем верующих». Другие воззвали закрепить высокий статус водки и пива, ведь в России тоже немало поклонников подобных горячительных напитков. Нашлись даже защитники салата «Оливье» на Новый год, ибо «это главная скрепа». «Но ведь Бога нет! — спорили с патриархом авторы подобных причудов и сами же себе отвечали. — Свободы слова и демократии тоже нет, но они в Конституции упомянуты». Сыскались и авторы готовых формулировок: «Некоторые считают, что в Конституции должен быть упомянут Бог. Упоминаю: „Бога нет“». «Да, и главное — не забыть добавить в Конституцию, что все россияне после смерти попадут в рай, а все остальные просто сдохнут», — писали другие комментаторы, обыгрывая известное высказывание президента России Владимира Путина.

Среди мусульманских лидеров в поддержку предложения патриарха высказался Талгат хазрат Таджутдин. «Я на тысячу процентов присоединяюсь к Его Святейшеству», — заявил он. При этом муфтий ЦДУМ России добавил, что в Конституции должно быть не только упоминание о Боге, но и о том, что традиционные религии поддерживаются государством «морально и материально». 

Впрочем, данный посыл не разделяют в Татарстане. Так, председатель Госсовета Фарид Мухаметшин, делегированный республикой в рабочую группу по предложениям изменений в Конституцию РФ, высказался на сей счет вполне определенно: «Я поддерживаю тех, кто считает, что не надо вмешиваться и записывать в преамбуле Бога или Аллаха, дотрагиваться до норм преамбулы». 

«БУДУЧИ ПРАВОВЫМ ДОКУМЕНТОМ, ТЕКСТ КОНСТИТУЦИИ ОБЛАДАЕТ, КАК ИЗВЕСТНО, РЕГУЛЯТИВНОЙ ФУНКЦИЕЙ»

Камнем преткновения для упоминания Бога в Конституции РФ является прежде всего светский характер нашего государства. Не будет ли он нарушен? Сторонники этой идеи считают, что нет. В подтверждение они ссылаются на международный опыт — конституции тех стран, которых сложно заподозрить в отходе от современных стандартов в области религиозных свобод, но основные законы которых тем не менее прямо упоминают Бога. Например, Конституция Швейцарии начинается со слов: «Во имя Всемогущего Бога! Швейцарский народ и кантоны, чувствуя ответственность перед Творением…» Греции: «Во имя Святого и Единосущного и неделимой Троицы…» Поминается Бог и в Конституции Германии: «Осознавая свою ответственность перед Богом и человеком…». Среди стран бывшего СССР отсылка к Нему встречается в Основном Законе Украины: «Осознавая ответственность перед Богом, собственной совестью, предшествующими, нынешним и грядущими поколениями…»

Примечательно поминание Бога в Конституции Польши — по сути, это компромисс между носителями разных мировоззрений: «Мы, польская нация — все граждане Республики, как и те, кто верит в Бога как источник истины, справедливости, добра и красоты, а также тех, кто не разделяет эту веру, но уважая эти универсальные ценности, вытекающие из других источников…»

В общем, есть у кого подсмотреть.

Однако соотнесенность понятия Бога со светскостью — лишь одна сторона проблемы. Другой весомой ее частью является тот факт, что Конституция — не манифест и не декларация, а юридический документ, Основной Закон страны, в котором должны быть прописаны исключительно такие понятия, которые имеют общепринятые толкования. «С Богом так не получится, — справедливо замечает президент российского еврейского конгресса Юрий Каннер. — Под этим высоким словом патриарх понимает одно, муфтий — другое, раввин — третье, а буддист, атеист или агностик понимают что-то четвертое, пятое, шестое… Но все они — россияне. И Конституция у них одна на всех. Вряд ли стоит включать в нее элементы, гарантированно обреченные на разное толкование гражданами разных конфессий, национальностей, отношений с религией и верой». 

Будучи правовым документом, текст Конституции обладает, как известно, регулятивной функцией. В подавляющем большинстве стран наличие или отсутствие слов о Боге, как правило, не несет в себе никакой юридической нагрузки, и в судебной практике не применяется. И все же прецеденты случались. Например, в Ирландии, где в Конституции есть и Божественный Господь, и Пресвятая Троица, и Иисус Христос, в 1983 году ирландский юрист Дэвид Норрис пытался через суд добиться отмены закона об уголовной ответственности за гомосексуализм. Один из отклонивших его апелляции судей, объявляя о своем решении, заметил, что люди, принимавшие Конституцию страны, явно руководствовались христианскими убеждениями, согласно которым «содомия» в любых ее проявлениях неприемлема.

Возможно, с российской Конституцией ничего подобного не произойдет. Ею будут скорее размахивать митингующие на площадях, нежели адвокаты и судьи в залах суда, но суть проблемы от этого не меняется. Конституция — это геном законодательства, определяющий его дух и направленность. А упоминание в ней Бога станет определенным символом, маяком, на которое будет сориентировано все российское общество без исключения. Поэтому мы, мусульмане, вслед за еврейским конгрессом вправе задаться вопросом: «А какой же Бог — православный, мусульманский или иудейский — станет по Основному Закону путеводной звездой для нашего многосоставного общества?» На небе-то Бог, конечно же, один. А вот на земле к Нему ведут разные тропинки. И Конституция указывает, какую из этих тропинок следует заботливо вымостить, а какие оставить в забвении и запустении. Все мы прекрасно понимаем, какая именно тропинка в результате реализации предложенной идеи превратится в генеральное шоссе, а какие зарастут сорняком.

«ДЛЯ РЕЛИГИОЗНЫХ МЕНЬШИНСТВ ИЗ ПОДОБНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО НОВШЕСТВА НЕ ВЫЙДЕТ НИЧЕГО ХОРОШЕГО»

Несомненно, что перед лицом современных процессов секуляризации все верующие выступают единым фронтом. Мусульмане, православные и иудеи отстаивают во многом единый набор традиционных ценностей и веру в Бога как таковую. Но все же в ряде вопросов у каждой конфессии есть свои собственные интересы, отличные от интересов собратьев по вере в Единого Бога.

Вспомним пример из недавнего прошлого. По инициативе РПЦ в программу российских школ был введен религиозный модуль. На бумаге все выглядело красиво: православные могут в рамках отведенного часа изучать православие, мусульмане — ислам, дети светских родителей — все мировые религии или основы светской этики. Казалось бы, перед нами рисуется идиллия равноправия.

Поверив в нее, многие мусульманские лидеры горячо поддержали школьную инициативу патриарха. Однако против выступили глава ДУМ РФ Равиль хазрат Гайнутдин и ряд других муфтиев. Почему? Да потому, что с самого начала было понятно, что на практике вся эта идиллия выльется в так называемую христианизацию татар, которые рассеяны по всей стране и потому их дети часто оказываются в школе в мизерном меньшинстве, ради которого никто не будет организовывать отдельный урок по исламу и которое будет отправлено на изучение православия вместе с остальными учениками, что, собственно, сейчас и происходит во многих регионах России. Не одобрил эту инициативу и Татарстан, который, будучи многонациональным, не захотел, чтобы дети делились в школе по религиозному признаку, что может стать миной замедленного действия, заложив почву для возникновения в будущем напряженности между представителями разных религий и народов.

Я не берусь судить, насколько в стратегической перспективе самому православию выгодно его огосударствление через заход в школу, но вполне очевидно, что в данном случае инициатива патриарха не отвечала интересам большинства мусульман России.

То же самое и с последним его предложением по части внесения изменений в Конституцию. Если там все же упомянут Бога, то это будет не наш единый небесный Отец, а Бог, стремящийся воплотить свое царствие на земле. И нет никаких сомнений, что царствие сие будет с православным (причем в версии РПЦ) уклоном. Рано или поздно геном разворачивается в фенотип, а любая Конституция выливается в законодательные инициативы нижнего порядка. Что за инициативы это будут? Запрет на строительство мечетей с минаретами, существующий, например, в Швейцарии (в Конституции которой, напомню, есть отсылка к Богу)? Запрет на платки в школах? Запрет на скоромную пишу в школьных столовых в дни Великого Поста? Водружение крестов в российских городах или на зданиях университетов (напомню, что на крыше Казанского императорского университета такой крест стоял)? Сейчас это трудно предугадать. Но в том, что для религиозных меньшинств из подобного конституционного новшества не выйдет ничего хорошего, можно не сомневаться.

Мы все должны отчетливо понимать, что отсылка к Богу в Конституции ударит не столько или, точнее, не только по атеистам и агностикам, но, боюсь, по мусульманам, иудеям, буддистам и всем внеконфессиональным богоискателям. Светскость — великое достижение нашей страны, которое мы плечом к плечу сегодня должны отстоять.

 

Просмотров: 711

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>